LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

не только приверженцам какой-либо группы
или партии. Благодаря основным ценностям и
была найдена подходящая идейно-


67

теоретическая платформа, позволявшая при
соответствующей интерпретации придать
консерватизму новые теоретические опоры,
представить его ответственным за все обще-
ство и превратиться из "технократического"
в нормативно-этический.
Во главу ценностной концепции
консервативные политики ставят "свободу" и
выступают против ее приравнивания к каким-
либо другим ценностям. Она имеет заметное
преимущество в ценностной системе и вообще
является высшей ценностью. Свобода
представляется вечным, всеобщим,
вырастающим из человеческой сущности
естественным правом, которое присуще всем
людям без исключения. При этом наблюдается
большая абстрактность, если даже не пустота
применяемого понятия "свобода". Свобода
отождествляется с образом Запада, является
его символом, хотя при этом не определяются
социальные, политические, юридические и
другие параметры реального положения людей,
характеризующие различные степени свободы.
Выдвинув в качестве центральной
политической ценности "свободу",
консерваторы имеют совершенно разные мнения
по поводу того, в чем, собственно, состоит
"свобода". Например, так называемые "старые
либералы" (Х.Шельски, Г.Люббе, Б.Хеннис)
условия свободы усматривают прежде всего в
частной сфере, не подлежащей контролю со
стороны государства и общества, т.е.
понимают их в смысле старой немецкой
"буржуазной свободы" ХIХ в. Представители
социал-биологического направления (Г.-
К.Кальтенбруннер, А.Молер) видят свободу в
указании на субисторическое и
трансисторическое в человеке, которое не


68

подлежит историческому преобразованию и не
находится в распоряжении общества.
Выдвижение "свободы" в качестве главной
ценности приобретало порой опасные черты,
как это было в том случае, когда, например,
утверждалось, что "свобода" важнее, чем
мир.
Если "свобода" в рамках консервативной
идеологии предполагает принципиальную
независимость личности, то "солидарность" в
отличие от этого должна обосновывать обяза-
тельную соотнесенность человека с другими
людьми. Однако "солидарность" еще в большей
степени, чем "свобода" означает явную
спекуляцию на ценностных представлениях,
истоки которых лежат в основе совершенно
противоположной традиции. Согласно
реальному историческому содержанию,
"солидарность" под именем "братства" была
ведущей идеей Французской революции и в
этом качестве встречала негативную реакцию
со стороны консерваторов того времени.
Активизация этой ценности, ее возвышение
являлось прямым ответом на духовно-
политический кризис современного западно-
германского общества.
Определение понятия "справедливость" и ее
обоснование представляют для консерватизма,
несомненно, труднейшую проблему, так как
ведут к отвлечению от материальных
детерминант жизни в обществе. Представлять
многообразие существующих в обществе
противоречий, особенно таких, как
противоречие между богатством и бедностью,
силой и бессилием и т.д. как "справедливые"
действительно нелегко. Не случайно
"справедливость" занимает последнее место в
иерархии "основных ценностей".


69

В целом же, наделяя ценности атрибутом
высшего блага, но не раскрывая предпосылок
и условий их реализации, идеологи помогают
стабилизировать и укреплять господствующие
структуры власти. В своей абстрактности,
неопределенности и размытости такие
ценности либо маскируют, либо приукрашивают
действительность, а в конечном счете
затрудняют понимание действительности и
существующих отношений власти.


2. Власть и информация

Информация всегда являлась одним из
ключевых ресурсов для успешной реализации
властных функций. Поскольку носители власти
в тех или иных формах навязывают свою волю
подвластным (управляемым), вступают во
взаимодействия, в том числе конфликтные, с
противостоящими силами, то особое значение
приобретает наличие именно такой
информации, которая позволяет наметить
адекватные и реалистичные цели, выбрать
оптимальные стратегию и тактику их
достижения. И наоборот, отсутствие
необходимой информации, ее неадекватность,
как, впрочем, и неспособность власти
осознать значимость и ценность доступной
адекватной информации, неумение извлечь из
нее соответствующие выводы нередко были
одной из основных причин ошибок и провалов
власти в политике, государственном
управлении, военных действиях и т.д. В
межгосударственных отношениях особые
преимущества получает та сторона, которая
имеет доступ к информации, рассматриваемой
в качестве секретной для противников (а


70

нередко и для союзников) и относящейся к
различным сторонам жизни государства,
механизмам выработки важнейших политических
решений, его военному потенциалу и пр.
Отсюда важное значение специальных служб,
задача которых - максимальный доступ к
секретной информации других государств и
защита собственной секретной информации.
Конечно, само понятие секретности вполне
конкретно и обусловлено множеством
факторов, включая и характер политической
власти. В частности, можно говорить о том,
что отсутствие или слабость демократических
институтов прямо связаны с расширением
сферы секретности во внутригосударственной
жизни, поскольку информационная открытость
общества расширяет возможности критики,
упрочивает позиции оппозиционных сил и т.д.
До относительно недавнего времени
характер существенной для жизни общества
информации был относительно невелик и ее
основной объем был сосредоточен именно в
структурах государственной власти. Но уже
после 2-й мировой войны произошел
качественный скачок в возможностях
преобразования, обработки и хранения
информации, связанный с быстрым развитием
компьютерной техники. Появление и
исключительно быстрое развитие компьютерной
техники и современных средств передачи
данных не является случайным. Они отразили
назревшую общественную потребность
управления растущими объемами и потоками
информации, эффективного ее использования
для решения многообразных задач.
Воздействие современных информационных
технологий на политические и идеологические
процессы, на механизмы реализации власти


71

порождает новые проблемы, которые весьма
многообразны и недостаточно изучены.
Рассмотрим некоторые из них.


Проблемы глобального информационного обмена

До недавнего времени потоки информации
замыкались в основном в границах
национальных государств и лишь относительно
небольшие объемы информации, контролируемые
соответствующими структурами власти,
пересекали эти границы. Развитие
современных средств коммуникации, прежде
всего телекоммуникации, вызвало в последние
годы быстрый рост трансграничных потоков
информации. Это было связано, в частности,
с появлением глобальных спутниковых
организаций, начало которым положила
"Интелсат" (1964 г.), владеющая системами
спутниковой связи и эксплуатирующая их.
Деятельность "Интелсат" регулируется
специальным соглашением стран-участниц,
окончательный вариант которого был принят в
1973 г. Помимо экономических целей
преследовались и политико-идеологические,
так как речь шла о распространении
информационных потоков по всему миру.
Созданная по американской инициативе и
работающая на американском оборудовании
"Интелсат" рассматривалась американскими
федеральными службами как естественное
средство укрепления американских позиций в
мире. Однако стремление осуществлять
контроль за деятельностью "Интелсата" не
всегда в полной мере реализовывалось.
Поэтому с середины 80-х годов американская
политика в отношении систем спутниковой


72

связи начинает меняться. Приоритетным
направлением становится формирование
конкурентного рынка международных
спутниковых систем, который явился бы
эффективным средством против монополизма,
более быстрого роста качества и снижения
стоимости предоставляемых услуг. Такой
выбор был вполне понятен, поскольку
базировался на предположении, что
технологическое превосходство и
преимущество в количестве производимой
информации позволит естественным путем, без
административного давления занять в них
ведущее место. Информационный обмен, в
котором все большее место занимают радио,
телевизионные программы и потоки данных,
становится все интенсивнее. Ключевые
позиции в таком обмене занимают страны,
лидирующие как в производстве информации,
так и в производстве соответствующего
оборудования. Расширяется сеть спутникового
и кабельного телевидения, устанавливается
все больше индивидуальных параболических
антенн, обеспечивающих прием очень широкого
круга программ, в том числе жителями
удаленных от крупных центров небольших по-
селков и изолированных домовладений.
Привычной, в том числе для нашего
телезрителя, стала такая форма
телевизионного общения, как прямые
телемосты.
Определенная информационная политика,
проводимая с использованием самых
современных технических средств, может
эффективно стандартизировать массовое
сознание, ориентировать его на конкретный
набор политико-идеологических и иных
ценностей, в том числе далеких от


73

конкретных национальных интересов и
традиций. Поэтому в понятии суверенитета
все более важное место занимает его
информационный компонент. Не случайным
является все более пристальное внимание как
в научных, так и общественно-политических
кругах к проблеме "информационного
империализма" или "информационного коло-
ниализма", опасность которых вполне
реальна, причем не только в отношении
стран, слабо развитых в технологическом
плане, но и применительно ко многим
развитым странам, не обладающим мощными
средствами информации.
В этих условиях усложняется и приобретает
новые аспекты задача поддержки и защиты
собственных культурных и моральных
ценностей, передачи их новым поколениям
наряду с максимально полной и достоверной
информацией о важнейших событиях,
проблемах, тенденциях развития в других
странах. Решение этой задачи достижимо при
условии проведения реалистичной и
современной информационной политики, в
отношении которой позиции структур власти,
экспертов, общественного мнения нередко
варьируют от обоснования необходимости
полной информационной открытости до
жесткого государственного контроля.
В то же время следует полностью осознать
тот факт, что в ситуации быстрого
распространения современных информационных
технологий административные способы защиты
тех или иных ценностей становятся все менее
эффективными, а нередко вообще
невозможными. Поэтому сегодня международное
сообщество постепенно вырабатывает основные
принципы регулирования информационно-


74

культурного обмена. Уже сформулированы и
согласованы общие, признаваемые
большинством стран, принципы, включающие, в
частности, запрет на разглашение сведений,
представляющих военную и государственную
тайну, порочащих честь и достоинство
граждан, хотя многое определяется
национальным законодательством. Конечно,
конкретная трактовка и законодательное
оформление этих принципов еще содержат
немало спорных моментов, связанных с
различиями в истории, культуре, менталитете
различных народов. Подход к решению этих
проблем основан на широко распространенном
убеждении, что форма и содержание радио- и
особенно телевизионных программ
представляет важный компонент национального
суверенитета. Более того, он определяет
информационный суверенитет государства,
который государственная власть обязана ох-
ранять. Однако общая тенденция такова, что
в связи с развитием спутникового вещания и
становлением системы глобального те-
левидения, интерпретация понятия
"информационный суверенитет" будет
становиться все более "мягкой" за счет
признания прав граждан на свободу выбора
программ.
Все большее место в трансграничных
потоках информации занимают потоки данных
для компьютерных систем. К ним относятся, в
частности: оперативные сообщения,
необходимые для принятия решений или
выполнения административных функций
филиалами транснациональных корпораций;
финансовые данные, представляющие собой
сведения о кредитах, задолженностях,
платежах и т.п.; данные о личности, включая


75

сведения о кредитоспособности, здоровье,
квалификации и т.д., разнообразные научно-
технические данные, метео- и экологическая
информация, библиографические данные.
Основная часть трансграничного потока
данных приходится на США, страны Западной
Европы и Японию, при этом лидирующее место
прочно удерживают США. Россия в этом плане,
как и многие другие страны, представлена
пока слабо. Многие технологически менее
развитые страны вынуждены хранить,
обрабатывать и получать жизненно важную для
себя информацию в иностранных банках данных
и компьютерных сетях. Неожиданное
прекращение потока информации из-за
технических или политических причин может
приводить к существенному иностранному
воздействию на страну - потребителя
информации. Иными словами, возникает новый
тип информационно-технологической
зависимости. В то же время различные меры
по зищите национального информационного
суверенитета, оправданные с точки зрения
соответствующих государственых структур,
нередко снижают эффективность фун-
кционирования и рост целых отраслей
промышленности, банковского дела, торговли,
особенно существенно зависящих от совре-
менных информационных технологий.
Национальному суверенитету угрожают и
информационные потоки, обслуживающие
деятельность транснациональных корпораций.
В частности, ряд исследований
свидетельствует о том, что государства уже
в значительной мере не контролируют меж-
дународный поток платежей и кредитов,
распределяемых через специальные
коммуникационные сети. Вообще само


76

появление и все более широкое
распространение в последние годы
"электронных денег" следует признать одним
из важнейших технологических результатов
процесса информатизации общества.
О.Тоффлер, например, описывая в своей
последней крупной работе особенности их
функционирования, приходит к выводу о том,
что это не просто очередное технологическое
новшество. В условиях, когда "электронные
деньги" свободно пересекают национальные
границы, все более трудной оказывается
задача проведения последовательной
финансовой политики тем или иным
национальным правительством. Поскольку

<< Пред. стр.

страница 8
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign