LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

принимать во внимание не каждое действие в
отдельности, а совокупность их.
Ронг утверждает, что властные отношения
как социальные отношения особого рода
асимметричны, поскольку обладатель власти
осуществляет больший контроль над
поведением объекта власти, а не наоборот.
Однако взаимность влияния - как опреде-
ляющий критерий самого социального
отношения - никогда не должна полностью
исчезнуть из сферы внимания исследователя
за исключением, может быть, форм
физического насилия. В противоположность
Блау, утверждавшему, что "взаимозависимость
и взаимное влияние равных сил указывают на
отсутствие власти"19, а также Герту и
Миллсу, полагавшим, что "когда все равны,
то нет политики, ибо политика требует
подчиненных и начальника"20, Ронг
акцентирует внимание на "корнях" власти -
социальном взаимодействии как ее
генетической форме. Не отрицая того, что
____________________
19 Blau P. Exchange and Power in Social
Life. N.Y., 1964. P. 118.
20 Gerth H., Mills C.W. Characters and
Social Structure. N.Y., 1959. P. 193.


39

асимметрия существует в каждом индивидуаль-
ном эпизоде действия, он подчеркивает факт
постоянного обмена ролями между обладателем
власти и ее объектом. Один контролирует
другого в одних ситуациях, другой - в
других. Например, профсоюз контролирует
найм рабочей силы, а наниматель диктует
время и место работы. Если трактовать
властные отношения исключительно как
иерархические и односторонние, подчеркивает
Ронг, мы упускаем из виду целый класс
отношений между людьми или группами, в
которых контроль одного вида или группы над
другими в одной сфере уравновешивается
контролем другого в иной сфере. Разделение
сфер между сторонами часто является
результатом переговорного процесса, который
может повлечь за собой открытую борьбу за
власть (например, забастовка против
нанимателя, тяжба в коммерческой
конкуренции, война между государствами и
т.п.). Таким образом, интегральной власти,
при которой принятие решений и инициатива к
действию монополизированы только одной
стороной, противополагается интеркурсивная
власть, характеризующаяся балансом от-
ношений власти и разделением сфер влияния
между сторонами. Интеркурсивная власть
существует там, где власти одной из сторон
противостоит власть другой, где налицо
процедуры переговоров и совместного
принятия решений.
В современных государствах, согласно
Ронгу, функционирование интегральной власти
может быть ограничено разными мерами,
например, периодической проверкой действий
власть предержащих, пересмотром их
властвующего статуса или их перемещением и


40

заменой, установлением границ компетенции.
Если подобные меры действительно реально
осуществляются, а не являются обычными
выхлопными клапанами подобно конституциям
во многих современных государствах, то
должны возникать источники власти,
независимые от интегральной власти. Другими
словами, в обществе должны существовать
центры, реально противостоящие интегральной
власти, ограничивающие ее. В результате
стирается абсолютное различие между
интеркурсивной и интегральной властью.
Ронг указывает четыре главных способа
сопротивления интегральной власти. Объекты
власти могут: 1) бороться за установление
противостоящей власти, чтобы
трансформировать интегральную власть в
систему интеркурсивной власти;
2) ограничить экстенсивность (число
субъектов власти), всеобщность (число сфер
влияния) и интенсивность (радиусы воздей-
ствия внутри отдельных сфер влияния)
власти; 3) разрушить интегральную власть
целиком, выйти из сферы ее действия;
4) попытаться заменить ее своей
интегральной властью.
Если иметь в виду интегральную власть
современных государств, то первые три
альтернативы, согласно Ронгу, в общем со-
ответствуют усилиям по учреждению
демократического конституционного правления
или же ликвидации всякого правления,
анархии. Четвертая альтернатива
соответствует различным формам
политического смещения властвующих, таким
как путчи, революции или законодательно
урегулированная конкуренция и избирательное
соперничество.


41

Механизмами утверждения противостоящей
власти являются инициатива, референдум,
привлечение к суду и т.п. Однако в
современных государствах, констатирует
Ронг, интегральная власть не может быть
полностью трансформирована в интеркурсивную
из-за существования юридических механизмов
самосохранения интегральной власти. В
противоположность Герту и Миллсу, как,
впрочем, и многим другим политологам и
политическим философам, Ронг считает, что
политика - это не только сфера борьбы за
власть. Она включает также и борьбу за ее
ограничение, сопротивление ей, бегство от
власти21.
Попытка Ронга выделить и
систематизировать способы сопротивления
интегральной власти безусловно заслуживает
внимания, как и общедемократический пафос
его рассуждений. Однако основа его
рассуждений - констатация плюрализма вла-
стей в современном обществе - учитывает
только одну из тенденций общественного
развития, оставляя в стороне другую - тен-
денцию к поляризации и усилению
государственной власти, характерную для
целого ряда развитых западных стран во
главе с США.
Реляционный подход, таким образом,
охватывает множество концепций, которые
имеют некоторые общие черты. Все они
принадлежат к теории социального действия,
в основе которого лежит рациональная
____________________
21 Wrong D.H. Some Problems in Defining
Social Power // American Journal of
Sociology. N.Y., 1968. Vol. 73. № 6.
P. 681.


42

мотивация: рационально действующие актеры,
обладая специфическими преимуществами
(ресурсами), будучи помещенными в
организационную сеть принуждений и
возможностей их избежать, стремятся по мере
сил достичь своих целей. Заметим, что
авторы этих концепций базируются только на
одном типе социального действия,
заимствованного из классификации Вебера, а
именно: рационально-целевом, оставляя без
внимания не менее продуктивные с точки
зрения типологии власти - ценностно-
рациональное, эффективное и традиционное
действия. Эти концепции своим рационализмом
выгодно отличаются от теолого-нормативного
подхода, приверженцы которого ставили в
центр внимания государство и право,
трактуемые как самостоятельные абстрактные
сущности, оторванные от общественной
действительности. Политика в этом случае
истолковывалась как реализация "всеобщего
блага", а власть как внесоциальная всеобщая
моральная сила, исполненная сознания своей
высокой роли, обязанностей и
ответственности. Преимущество этих
концепций по сравнению с субъективно-
психологическими объяснениями несомненно.
Оно заключается в переносе акцента на
социально-политические факторы власти, на
поиски ее оснований в особенностях
социального положения субъекта власти, в
закономерностях политической деятельности и
т.п.
Вместе с тем концепции обмена не являются
адекватным выражением социальной природы
власти, а лишь одной из попыток выйти за
пределы психологизма. Утилитаристский
характер теорий обмена придает трактовке


43

властных отношений вульгарно-экономический
оттенок, не объясняя сам механизм обмена,
не вскрывая ни его истоков, ни движущих сил
и основ - экономических, социальных,
политических, определяющих сам характер
обмена и его специфику. Кроме того,
реляционистские определения власти упускают
из виду власть, которая возникает на базе
сознательного сокрытия некоторых важных
аспектов принятия решений, когда, например,
властвующие индивиды ограничивают
обсуждение решений только теми областями,
которые не могут поставить под угрозу их
собственные интересы и ценности. Факторов,
заставляющих людей вступать в отношения
господства и подчинения, в действительности
великое множество. Например, в
производственной группе - это и
производственная квалификация, и стаж
работы, дающий опыт, и личные качества и
т.п. В семье - это возраст, семейная роль и
др. В политической организации - социальное
положение, опыт, авторитет, личные качества
и т.п.


З. Власть и влияние

Чтобы разобраться в хитросплетениях
политической жизни, необходимо обратиться и
к такому ключевому вопросу как соотношение
власти и влияния. Это соотношение отражает
важнейшие характеристики политического
взаимодействия и при этом оказывается
наиболее запутанным. Одни авторы полагают,
что термины "власть" и "влияние"
практически являются синонимами в
политической науке, другие рассматривают


44

влияние как категорию более узкую и
подчиненную по отношению к понятию власти,
третьи же считают, что значимость этого
соотношения совершенно обратная, четвертые
без лишних слов исключают вопрос о влиянии
из проблемы власти.
Проблема соотношения власти и влияния,
однако, помимо чисто теоретического
интереса, представляет собой и совершенно
прагматическую, практическую перспективу
исследования. Речь идет о реализации
власти, о механизмах ее социального вопло-
щения. В такой проекции проблема
соотношения власти и влияния становится,
бесспорно, центральной. Более того, в
условиях развития социально-политического
процесса демократизации возникает проблема
качественного перехода от понятий и ситуа-
ций принудительного властвования к
относительно добровольному принятию решения
индивидом, основанному на убеждении извне
или самоубеждении.
Близкой к этой и весьма существенной
становится проблема различения влияния и
манипуляции, проблема воздействия на
личность в условиях ликвидации внешнего,
откровенно принудительного воздействия и
использования "мягких", косвенных форм
принуждения со стороны властных структур в
обществах с развитыми парламентскими
системами.
Что же такое политическое влияние? В
самом общем виде влияние можно определить
как такой фактор, который при прочих равных
условиях может изменить поведение индивида
в желаемом направлении. Главное сущностное
различие в понимании влияния и власти
состоит в том, что в понятии влияния


45

подчеркивается момент неопределенности в
отношении вероятности желаемых последствий
в случае, когда один субъект осуществляет
влияние на другого, в отличие от власти,
которая предполагает намного большую
степень вероятности в достижении желаемых
эффектов.
Однако такая характеристика различий
власти и влияния носит самый общий
характер. Существуют и другие черты, кото-
рые позволяют яснее увидеть различие между
этими двумя категориями. Власть и влияние
отличаются с точки зрения самого
социального действия. Для власти характерна
асимметричность человеческих отношений;
влияние же можно рассматривать как
тенденцию к установлению симметричности в
отношениях взаимодействующих сторон.
Влияние - это по возможности максимально
уравновешенный, двухсторонний процесс
отношений людей. Переход от власти к
влиянию, таким образом, означает стремление
устранить ту асимметрию взаимоотношений,
которая в наибольшей степени присуща
властному типу отношений. Самым ярким и
крайним выражением власти в этом смысле
является власть тирана, диктатора -
человека, который по общепринятому
пониманию присвоил себе все средства
власти. Недаром одним из главных требований
существования тирании является
необходимость независимости, отдаленности и
отделенности таких людей власти от масс.
Чем ближе стоят они к массам, тем больше
опасность того, что из боязни потерять свою
власть, они начнут подчиняться массам в
большей степени, чем массы подчиняются им.



46

Там, где уменьшается односторонность
отношений между людьми и увеличивается их
двусторонность, происходит переход от
власти к влиянию. Императивный характер
тенденции выравнивания асимметричной
природы власти сказывается и в социальных
системах, которые в определенной степени
искусственно пытаются "задержать" этот
процесс - имеются в виду системы с жесткими
административно-командными функциями
власти. В таких системах характер
"перераспределения" власти принимает
болезненный, искаженный вид. Увещевания,
подкуп - вот наиболее распространенные
средства приобрести свою "долю власти" в
таких социальных системах.
Различие между властью и влиянием можно
проследить и с точки зрения
психологического восприятия воздействия.
Это различие проявляется главным образом на
уровне принятия решений. Когда речь идет о
власти, область принятия решений выносится
за пределы индивида. Решение принимается не
им, а начальником. Суть властного
воздействия состоит в том, что реализация
принятого начальником решения, его
исполнение должно быть осуществлено
подчиненным. Возникает ощущение несвободы,
зависимости. Когда речь идет о влиянии,
индивиду предлагается ряд аргументов, из
которых он делает выбор и на его основе
принимает решение. Главными последствиями
этого являются: во-первых, возрастание
чувства ответственности со стороны
социального субъекта, во-вторых, слияние
областей принятия решения и самого
социального действия, что ведет к повышению
действенности принимаемых решений.


47

Различие между властью и влиянием
необходимо проводить и с точки зрения мер
воздействия. Власть может использовать для
устранения любого сопротивления имеющиеся в
ее распоряжении либо негативное принуждение
- репрессивные механизмы, основанные на
угрозе наказания, либо позитивное
принуждение, основанное на перспективе
значительного вознаграждения, различных
выгод. Влияние подразумевает
самовоздействие, самоконтроль, сопряженный
с самовознаграждением или несением убытков,
поскольку конечный инстанцией принятия
решений в этом случае становится сам
индивид.
Говоря о различиях между властью и
влиянием, можно отметить их различие и с
точки зрения внешней функции, и с точки
зрения институциональной структуры
общества. Власть характеризуется тем, что
она иерархична, предполагает обязательное
разделение по уровням властвования. Это
относится к любой ветви власти. Влияние же
есть выражение тенденции к выравниванию
пирамидальности строения властных отношений
в обществе, и здесь оно имеет
непосредственную связь с тенденцией
общества к демократизации. Различные
политические партии, союзы и объединения
граждан как раз и выполняют эту функцию.
Предпосылками усиления значения влияния в
обществе явилось само развитие механизма
демократической структуры власти. Известно,

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign