LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


сказать, обладает некоторыми
сверхъестественными, сверхчеловеческими
или, по крайней мере, выходящими за рамки
повседневности силами и чертами характера,
несвойственными простым смертным; в таком
человеке видят посланника бога, или пример
для подражания, а следовательно, относятся
к нему как к "начальнику" (фюреру)"28.
Впоследствии этот термин приобрел более
широкое значение, чем то, которое придавал
ему автор. Во всяком случае, у Вебера
понятие харизмы было морально нейтральным и
не содержало никаких элементов оценочного
характера. Харизматический лидер понимался
у него вовсе не как "святой" или как
предмет всеобщего обожания. Это был всего
лишь человек, который мог вызвать энтузиазм
в народных массах. При этом сам он мог
оставаться существом "материально"
незаинтересованным, приверженным идее.
Несмотря на позднейшие вариации в
трактовке харизматического лидера, это
понятие признается важным для политико-
философского анализа, поскольку оно
помогает более полно осмыслить и определить
такую форму власти, в которой большую роль
играет аффективный момент. Понятие харизмы,
другими словами, способствует более
глубокому проникновению в сущность
персоналистской стороны власти, а значит,
помогает открыть некоторые новые черты
политического лидера.
Понятие харизмы у Вебера - это понятие
главным образом социологическое,
предполагающее скорее раскрытие механизмов
____________________
28 Weber M. Theory of Social and Economic
Organization. N.Y., 1947. P. 358.


125

формирования отношения народных масс к
такому лидеру, нежели исследование
харизматических свойств, исходя из самого
характера политического деятеля.
Собственно, Вебера не слишком занимали
вопросы, касающиеся "персонализации"
власти. Его не интересовало, как, при каких
обстоятельствах лидеры приходят к власти, и
почему они уходят, насколько заметен тот
след, который они оставляют в политической
жизни, и т.п. личностные характеристики.
Иначе говоря, исследование Вебера - это
исследование "среды вокруг лидера"29.
Объективистская перспектива исследования
харизмы и отношения харизматического героя
и народных масс получила дальнейшее
развитие в ХХ веке в работах Р.Тёкера,
Д.Каца, Р.Хаммеля и других30. В трудах этих
авторов ставятся такие интересные задачи,
как поиск признаков "прехаризматического"
состояния общества. Возникают вопросы о
том, какой должна быть степень
дисфункциональности социальной системы,
чтобы она вступила в "прехаризматическую"
стадию развития. Насколько всеобщими и
____________________
29 Blondel J. Political leadership.
L., 1987. P. 57.
30 Tucher R.G. The Dictator and
Totalitarism // World Politics. 1965.
Vоl. 17. № 4. P. 555-583; Katz D.
Patterns of Leadership // Knutson J.N.
Handbook of Political Psycology. San
Franscisco. 1973. P. 203-233.; Hummel R.
A case for a Biosocial Model of
Charisma // 8-th Congress of the
International Political Science.
Munich, 1970.


126

обязательными являются случаи появления на
политической сцене харизматического лидера
после затяжного и масштабного общественного
кризиса?
Современные исследования в этой области
показывают, что харизматические лидеры
всегда выступают в качестве "спасителей" и
символизируют чаяния народа. Личность и
программа такого лидера всегда
соответствуют тому, чего от него ждет
народ, и ожидания эти выступают более в
психологической форме, нежели рациональной.
Таков был Гитлер, фигура которого явилась
ответом на две самые болезненные точки в
жизни немецкого народа - безработицу и
унижение, которые постигли Германию после
поражения в войне. Схожей была роль де
Голля, который также как Гитлер немцам
вернул французам чувство уверенности в себе
в 1944 году. Независимо от качеств лидера и
конкретных ситуаций, во всех исследованиях
такого рода подчеркивается один главный
момент - наличие чувства фрустрации у
народа. При этом отмечается, что
харизматическое отношение к
действительности в конечном счете является
ответом на социальную дезорганизацию мира,
когда уровень изменения социальной среды
начинает превосходить возможности адаптации
к ней людских масс.
Новый поворот в исследовании личности
политического человека дали работы Гарольда
Лассуэлла, которого американская
политология считает одним из классиков
современной теории политики. Его труды в
наибольшей степени способствовали выявлению
существования политического человека как



127

особого и основополагающего политического
факта.
Подход Лассуэлла к анализу личности, ее
сущности и мотиваций участия в политической
деятельности, разработанный в 30-40-е годы
ХХ столетия, был определен как
"реалистический", а точнее - бихевиорально-
функционалистский.
Лассуэлл резюмирует свою теорию
политического человека в следующую формулу:
p/d/r=P. Это означает, что личные и, глав-
ным образом, примитивные устремления
индивида, набор которых весьма ограничен, и
в структуре которых сознательные и
бессознательные мотивы неразрывно
переплетаются, (р) переносятся на
общественно значимые объекты (d) и
рационализируются в терминах общего
интереса (r), чтобы в конечном счете
получился политический человек (Р)31.
Другими словами, американский исследователь
констатирует тот факт, что политический
человек оправдывает свои амбиции и свое
стремление к власти, идентифицируя себя с
благородной причиной, например, величием
страны или триумфом партии.
По сравнению с господствовавшими до
начала ХХ века принципами традиционного
политологического анализа, акцентировавшими
значимость социальных институтов как
детерминант поведения отдельных людей и
социальных групп, заслугой бихевиоралистов,
в том числе Лассуэлла, была концентрация
внимания на сфере поведения индивидов как

____________________
31 Lasswell H.D. Psychopathology and
Politics. N.Y., 1960. P. 75-76.


128

точки отсчета в образовании социальных
структур и межличностных взаимодействий.
Чрезмерная сосредоточенность на
психоаналитических постулатах анализа
приводила к тому, что политический человек
все же продолжал отождествляться с
невротической личностью. Это делало
невозможным объяснение природы и поведения
всех политиков на всех уровнях. К тому же
психологические исследования политиков,
проведенные в странах Запада в 50-х годах
подтвердили гипотезу об их психологической
уравновешенности. При этом оказалось, что
они не только в той же степени стабильны в
психическом отношении, как и их сограждане,
но часто даже оказываются намного более
устойчивыми, чем средний член общества32.
Однако надо признать, что биографии
многих политических государственных
деятелей подтверждают представление о том,
что власть и стремление к ней часто
выступают в качестве компенсации чувства
фрустрации у индивида. Последняя может
иметь различную природу, будь то болезнь,
препятствия физического или духовного
плана, однако все они способствуют развитию
волевого характера личности и тех черт,
которые совершенно необходимы для
достижения власти. Изучение многочисленных
биографий государственных деятелей
позволило М.Гравицу и Ж.Лека утверждать в
"Трактате о политической науке", что высших
ступеней власти достигают люди, одаренные
выдающимися качествами, сильными
____________________
32 Grawitz M., Leca J. L'Homme
politique // Traite de science politique.
P., 1985. T. 3. P. 39-41.


129

побудительными стимулами и потребностями, а
также сложными чертами личности.
Несомненной заслугой Лассуэлла является
то, что несмотря на наследие фрейдизма, ему
удалось отойти от притягательности
абстрактной схематизации, которой грешит
классический психоанализ, и продвинуться на
пути выявления так называемой "базовой
личности". Тем самым он вплотную подошел к
постановке проблемы о природе политического
человека. По Лассуэллу, для "политической
личности" характерно влечение к власти как
к первичной ценности, а также стремление
ввести санкции или повлиять на других,
испытывая страх от своей собственной
пассивности и от возможности самой
оказаться в положении подчиненности и
зависимости.
Так, ощущение малозначительности своей
личности человек политики преодолевает,
создавая впечатление своей уникальности.
Стремясь опровергнуть обвинения в
аморальности своего поведения, он нередко
прокламирует высшую добродетель как
основание и цель своих действий. Чувство
обладания высшей силой, которое возникает
как следствие пребывания у власти, часто
компенсирует ощущение личной слабости,
присущее некоторым людям, стремящимся
достичь должностных высот. Жажда власти
помогает иным политикам избавиться от
чувства собственной посредственности,
особенно в тех случаях, когда они
доказывают себе и другим свою политическую
дееспособность, проявляя чудеса
изворотливости и ловкости в политических
интригах. Наконец, случается, что
политическая деятельность позволяет такому


130

человеку изжить чувство интеллектуальной
неполноценности, создавая видимость
интеллектуального превосходства над своими
подчиненными и окружением.
Лассуэлл различал "политическую личность"
вообще, под которой он подразумевал любого
индивида, включенного в политический
процесс, т.е. другими словами, "человека
массы", и "политический тип", который
представал у него как особая совокупность
личностных характеристик индивида с ярко
выраженным стремлением к политической
активности, и главным образом, к обладанию
властью. "Политический тип" личности, таким
образом, выступал как концентрированное
выражение сущностных особенностей
"политического человека" вообще.
Политический лидер являлся как бы
квинтэссенцией "политического человека" и
главной движущей силой политического
процесса.
Помимо власти как главной
инструментальной ценности Лассуэлл
предлагал в качестве сопутствующих
характеристик "политического типа" ценности
"уважения", "привязанности",
"нравственности", "достатка",
"профессионализма", "просвещенности". По
мнению американского ученого, стремление к
их достижению лежит в основе всех возможных
форм социального и политического поведения.
Лассуэлл предлагал также типологизацию
лидерства, опираясь на разнообразие форм, в
которых протекает политическая де-
ятельность. Он разделял общественных
деятелей на "агитаторов" и
"администраторов". Для агитаторов
характерен перенос личных мотивов на


131

предельно отдаленные объекты, принятие
ограниченного числа принципов и стремление
обратить окружающих в свою веру.
"Администраторам" свойствен перенос личных
мотивов на объекты непосредственного
окружения - коллектив или группу33.
Зная причины политической активности
обычного человека, политическому лидеру
легко удается манипулировать психикой и
поведением масс, считал американский
исследователь. Выдвигая проект оздоровления
общества - "социальной или политической
психиатрии", Лассуэлл на протяжении многих
лет вплоть до конца 60-х годов основные
надежды возлагал на "воспитание
гражданственности" мерами массовой
пропаганды, предлагая фактически один из
способов развития массового "политического
человека". Одним из главных средств
достижения этой цели он считал
манипулирование психикой и апелляцию к
бессознательному.
Преувеличенное внимание Лассуэлла к
"компенсационной" трактовке сущности
политического человека оставляло в тени си-
туацию, в которой действует индивид, - ту
объективную основу, социально-политическую
среду, которая неотделима от властных
влечений политических людей.
Этот пробел в изучении homo politicus
заполнил американский психоаналитик Эрик
Эриксон, открывший в мировой науке эру
"психоисторических" исследований и
разработавший психоисторическую методологию
социального познания. Суть социального
____________________
33 Lasswell H.D. Power and Personality.
P. 78-152.


132

действия выдающейся личности по Эриксону
состоит в том, что она умеет удачно
разрешить свои личные конфликты через
одновременное разрешение культурно-
исторических коллизий эпохи.
Мировоззренческие поиски творческой
личности наиболее адекватно включаются в
новую идеологическую парадигму эпохи,
выразителем которой эта личность становится
в глазах своих сограждан.
В отличие от классического фрейдизма,
который интересовался бессознательными
аспектами психики гения, психоисторию
занимает вопрос о причинах исторического
успеха или, напротив, провала новой
политической идеологии, выдвигаемой лидером
в "переломные эпохи" истории и
соответственно успешности или провала
возглавляемого им движения масс. В проти-
воположность тезису психоанализа об
антагонизме личности и общества Эриксон
подчеркивал биосоциальную природу и адап-
тивный характер поведения индивида,
центральным интегративным качеством
которого выступает психосоциальная идентич-
ность.
"Идентичность" представляет собой
постоянное стремление индивида к сохранению
психологической самотождественности "я",
которая тем не менее не есть некое
замкнутое, оторванное от реальности и
застывшее состояние, а является
одновременно процессом самокоррекции
личности в зависимости от изменений
социокультурных условий.
Конкретизируя это понятие, американский
психоаналитик определяет его как чувство
органической принадлежности индивида к его


133

исторической эпохе и типу межличностного
взаимодействия, свойственному этой эпохе.
Историческая идентичность личности
предполагает, таким образом, гармонию
присущих ей идей, образов и поступков с
доминирующим в данную эпоху социально-
психологическим образом человека, принятие
им социального бытия как своего34.
В переломные моменты истории, когда на
смену одному миропорядку приходит другой с
новыми общезначимыми ценностями и
социальными установками, в состоянии
кризиса оказываются не только отдельные
личности, но и целые сообщества. В такие
эпохи "кризиса коллективной идентичности"
большая часть сообщества испытывает
бессознательное ощущение "сжатия"
привычного "образа мира", смутное
предчувствие грядущих перемен в
умонастроениях и социальных представлениях.
В эти периоды особая роль принадлежит

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign