LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Формирование представлений о природе Земли, непосредственно окружающей человека, привело к созданию учения о биосфере. Это учение вырабатывалось трудами многих естествоиспытателей.
Термин "биосфера" впервые употребил Ж.Б. Ламарк, а австрийский ученый Э. Зюсс в последней четверти XIX века придал ему геологический смысл. Под биосферой он понимал сферу обитания живых организмов, или сферу, занятую жизнью. Особый вклад в разработку учения о биосфере внес выдающийся отечественный естествоиспытатель и мыслитель В. И. Вернадский (1863-1945).
В 1926 г. Вернадским была написана книга, которая так и называлась "Биосфера". Поскольку понятие биосфера получило широкое распространение и употребляется в самом разнообразном контексте, приведем ее определение, данное самим В. И. Вернадским: "Земная оболочка, биосфера, обнимающая весь земной шар, имеет резко обособленные размеры; в значительной мере она обусловливается существованием в ней живого вещества - им заселена. Между ее косной безжизненной частью, ее косными природными телами и живыми веществами, ее населяющими, идет непрерывный материальный и энергетический обмен, материально выражающийся в движении атомов, вызванном живым веществом. Этот обмен в ходе времени выражается закономерно меняющимся, непрерывно стремящимся к устойчивости равновесием. Оно проникает всю биосферу, и этот биогенный ток атомов в значительной степени ее создает. Так неотделимо и неразрывно биосфера на всем протяжении геологического времени связана с живым заселяющим ее веществом- биосфера является той единственной земной оболочкой, в которую непрерывно проникает космическая энергия, космические излучения, и прежде всего лучеиспускание Солнца, поддерживающее динамическое равновесие, организованность..."*
* Вернадский В. И. Размышления натуралиста. Научная мысль как планетное явление. М., 1977, С. 15.

Современные представления о биосфере отражают уровень познания ближайшего окружения человечества как чрезвычайно сложного природного образования. По мнению ученых, это понятие наиболее полно выражает глубинную сущность природы Земли в ее определенном пространстве. Наиболее специфична характеристика этой природы - жизнь.
Ясных представлений о верхнем и нижнем пределах биосферы пока не имеется. С помощью геофизических ракет микроорганизмы были обнаружены в пробах воздуха, взятых на высотах от 48 до 85 км. Принято устойчивой верхней границей считать высоту в 20 км над поверхностью Земли. Нижний предел устойчивости жизни находится на глубинах до 4-5 км. В указанных параметрах происходит непосредственное воздействие живого вещества на все природные процессы.
Учение о биосфере существенно отличается от сугубо биологических представлений тем, что живые организмы рассматриваются как нечто целое и единое, как живое вещество. По своей массе доля живого вещества в биосфере ничтожно мала, но по эффекту - огромна. Полагают, что все атомы таблицы Менделеева в своей истории (геологическое время) прошли через состояние живого вещества. Именно присутствие живого вещества в биосфере заставляет говорить об уникальности Земли не только в Солнечной системе, но и во Вселенной.
Точный вес и объем биосферы на сегодняшний день установить очень трудно. Однако имеющиеся научные результаты позволяют считать, что приблизительный вес биосферы составит 0,05% от веса Земли, а ее объем - 0,04% от объема Земли.
В биосфере выделяют три области: континентальную, океаническую и переходную. Континентальная область занимает 149 млн. км2 (29,2%), в том числе сухопутная часть - 133 млн. км2 и ледовая - 16 млн. км2. Океаническая область составляет 333 млн. км2 (65,3%). Переходная - 28 млн. км2 (5,5 %). Биомасса Земли оценивается значением 2,423Х1012 тонн.
Землю населяют 2-3 млн. видов организмов, около 500000 видов растений. Поскольку класс насекомых достигает 1 млн. видов, то переживаемое ныне время иногда называют эпохой геологического господства насекомых.
Таковы в общих чертах характеристики природы, в которой протекает жизнь и деятельность человека. Развитие природы приобрело принципиально новое направление в результате возникновения общества. Само общество, формируясь на основе биосферы, становится особой частью природы и относительно ей противостоит.

3. Человек как часть природы

С первых шагов своей осознанной истории люди задумывались над тем, каковы природные истоки самого человека и сообщества людей, какова его связь с природой (более широко - космосом), каким должно быть его отношение к природе? Все эти вопросы не получали однозначного ответа. По мере накопления знаний о самом себе, об окружающей его природе, своем месте в этой природной системе человек менял взгляды на характер своих отношения с природой. Обращение к истории позволяет проследить ход изменения этих взглядов в самом широком диапазоне: от провозглашения идей о неразрывной связи и единстве человека с природой до возведения человека на недосягаемый ни для каких других живых существ постамент, с которого он, якобы, может неограниченно распоряжаться природой по собственной воле и разумению. Однако подобные представления сравнительно быстро развенчивались самим естественным ходом истории.
Реальные отношения человека с природой свидетельствуют о том, что как бы ни стремился человек возвыситься над природой, пренебречь природными условиями своей жизни, объективно он подчиняется этим условиям и зависит от них. Возможно, в отдельных случаях сложившаяся ситуация ограничивает его замыслы, заставляет отказываться от намеченных планов, но, невзирая ни на какие сиюминутные сложности, человек должен прийти к сознательному уяснению неустранимости этого факта.
Характер сложившихся природно-человеческих отношений традиционно составляет предмет внимания философии, которая выясняет наиболее общие принципы структуры природы и организации самого человека, используя при этом возможности онтологического описания и гносеологического объяснения.
По мере накопления практического опыта, формирования зачатков познания складывалось в разной степени приближающееся к реальному представление о взаимоотношениях человека и природы.
Философия древних греков значительно продвигается в осознании феномена человеческого мира и природы как целостности. В отличие от космоса (Вселенная в целом) античные философы называют обжитой человеком мир ойкуменой. Вместе с тем единство человеческого мира ограничивалось географическими представлениями, оно еще далеко от исторического осознания. Позже, в эллинистический период, этот недостаток преодолевается и уже для стоиков идея мира видится в едином историческом целом. Справедливо мнение, что именно эллинизм сформулировал идею ойкуменической истории.
Римская философия и история, начиная с древнегреческого историка Полибия (207-126 до н. э.), ограничивают человека в его возможностях, отдавая все большее значение судьбе, которая господствует в жизни человека и предопределяет ее. В целом уже греко-римской философии была свойственна тенденция к гуманизму, который основывался на идее человека как разумного в своей основе животного. Понимание человека как части природы выдвинуло требования беспрепятственного удовлетворения его "земных" потребностей, что в дальнейшем стало главным пунктом более развитых форм гуманистической идеологии.
Как и многие другие сферы духовной и социально-политической жизни, проблема взаимоотношения человека и природы испытала сильное влияние христианства, которое критически пересмотрело, во-первых, оптимистическое представление о человеческой природе, и, во-вторых, идею субстанциональной метафизической философии о вечных сущностях, лежащих в основе исторического развития.
Нет возможности даже коротко остановиться на наиболее характерных соответствующих примерах из области средневековой философии, философии эпохи Возрождения. Заметим только, что практически ни один мыслитель, оставивший заметный след в философии, не обходил стороной вопрос о соотношении природы и человека. Восторженное обожествление природы сменяется поэтическим преклонением перед человеком. Затем, по мнению итальянского мыслителя Вико (1668-1744), поэзия, по мере развития человеческого разума, снова заменяется прозой, поскольку самая утонченная поэзия - поэзия варваров или героических эпох, поэзия Гомера и Данте - перестает удовлетворять практические интересы людей.
Особое место проблеме человека в его взаимосвязи с природой принадлежит деятелям Просвещения. Достаточно назвать имена таких мыслителей, как Локк, Вольтер, Руссо, Гольбах, Гельвеций, Гердер, Гете, Новиков, Радищев и других, чтобы по достоинству оценить их непреходящий по своему значению вклад в разработку этого вопроса.
В отдельных случаях перед нами предстают концепции, в которых акцент все больше и больше делается на раскрытии внутренней природы самого человека. Так, в концепции французского философа-просветителя Шарля Монтескье (1689-1755) человек рассматривается как часть природы, а многозначность его жизни объясняется условиями внешней среды. Всякое социальное развитие, по его мнению, есть не более, чем реакция единой и неизменной сущности - человеческой природы - на различные внешние раздражители. В истории науки Монтескье фигурирует как один из основоположников географической школы в социологии. Он не ограничивался изучением влияния окружающей среды только на индивида, а утверждал, что географическая среда и прежде всего климат оказывают решающее воздействие на весь жизненный уклад людей, в том числе и на такие его проявления, как формы государственной власти и законодательства. Подобная максимализация ведет к ошибочным представлениям о характере взаимоотношений человека и цивилизации, основу которых составляет одностороннее преувеличение, как имело место в данном случае, географических факторов.
Разработка проблемы взаимоотношения человека и природы достигла нового уровня в немецкой классической философии.
На тесную связь человеческой жизни с окружающим его миром природы указывал один из идеологов немецкого Просвещения И. Г. Гердер (1744-1803) - автор "Идеи к философии истории человечества", испытавший значительное влияние Монтескье, Дидро, Лессинга и посвятивший свою жизнь пропаганде идеалов Просвещения. Мир для него предстает в виде единого непрерывно развивающегося целого, закономерно преодолевающего необходимые ступени. История общества тесно связана с историей природы. Высказанные им положения резко противоречат идеям Ж.Ж. Руссо (1712-1778), согласно которым, история человечества представляет собой цепь заблуждений и находится в непримиримом противоречии с природой.
Как известно, И. Кант (1724-1804) положительно встретил выход упомянутой книги Гердера, но от него не могли ускользнуть критические стрелы, направленные автором в его сторону. В силу этого, Кант подверг ответной критике те положения Гердера, которые преувеличивали отношение человека с природой, противопоставляя их социальным отношениям и, в особенности, государственному укладу. Кант полагает, что только непрерывно растущая деятельность и культура, показателями которой служит упорядоченная в соответствии с правовыми понятиями государственная конституция, могут лежать в основе взаимосвязи человека и природы. Реальную жизнь нельзя подменить призрачной картиной счастья, идеалом которого выступают блаженные острова Таити, где люди жили столетиями, не устанавливая контактов с цивилизованным миром. Кант неоднократно обращается к этому примеру. Рисуя подобную панораму, Кант естественно, задается вопросом: а есть ли там вообще необходимость в людях, не могут ли их заменить счастливые овцы и бараны?
В своем труде "Назначение человека" виднейший представитель немецкого классического идеализма Иоганн Фихте (1762-1814) подчеркивал, что "природа представляет собой одно целое, все части которого связаны между собой".* Человек же, по его мнению, есть особое проявление всех сил природы в их соединении. Такой человек идет по жизни, предоставленный самому себе и природе, созерцает и познает себя в этом высшем и совершеннейшем ее творении, которое держит его в неумолимой власти строгой необходимости. Этот непреложный факт наполняет Фихте отвращением и ужасом. Вместе с тем он лелеет надежду на время, когда "природа должна постепенно вступить в такое положение, чтобы можно было с уверенностью предугадать ее закономерный ход и чтобы ее сила встала в определенное отношение к человеческой власти, которой предназначено господствовать над силой природы" Фихте полагает, что сами человеческие творения, независимо от воли своих творцов, уже одним фактом своего существования должны, в свою очередь, влиять на природу и сыграть в ней роль нового деятельного принципа.
* Фихте И. Г. Сочинения в двух томах. Т. II Спб. 1993, С. 79.

Однако в итоге Фихте приходит к парадоксальному и полному пессимизма выводу. "Но не природа, - заявляет он, - а сама свобода создает большинство самых ужасных беспорядков в человеческой жизни: злейший враг человека - человек".
Можем ли мы согласиться с таким трагически очерченным финалом? Имеется ли перспектива найти выход из этого, казалось бы, заколдованного круга?
Сегодня мы пока еще далеки от возможности выносить категоричные суждения о путях создания оптимальных взаимоотношений человека с природой. Научная философия, обозначив методологические направления в решении этого вопроса, исходит из необходимости всестороннего познания всех факторов природного бытия и социального развития. Ее собственные методы в данной связи ограничены ее предметом.
Конкретный анализ природных процессов, становления человека должен осуществляться всеми естественными и общественными науками. Их же результаты определяются соответствующими возможностями и зависят как от методологической оснащенности, экспериментального и теоретического уровня исследований, наличия специалистов, материального обеспечения, так и от социального заказа, который стимулирует темпы научного поиска.
Следует принять во внимание и объективные трудности научного познания: не всегда результат, ожидаемый в практической сфере, может быть быстро получен в науке. Вот почему приходится ограничиваться промежуточными неполными данными, предлагаемыми специалистами, исследующими связи человека и природы. Вот почему во все предшествующие времена и в наши дни столь важную роль играет философский анализ этих вопросов.
Начало естественнонаучного переосмысления природы было положено французским философом Р. Декартом. Его выводы заставили человека вновь задуматься о своей роли, о своем месте и предназначении в мире, который, по мнению Декарта, имеет строго предопределенную структуру. До сих пор завораживающее воздействие на людей, пытающихся соотнести природу в целом и человека как часть ее, оказывает охвативший другого французского мыслителя - Б. Паскаля (1623-1662) ужас перед необъятными пространствами, совершенно безразличными, по его мнению, к человеку и его судьбе. Изменилось восприятие космоса, характерное для античности и средневековья; человек перестал чувствовать себя органической частью его иерархической организации. Он оказался как бы один на один с природой, что заставило его искать свои внутренние истоки в ней самой. Он зримо почувствовал, что ритм его жизни все более рассогласовывается с ритмом жизни природы.
Философам XVIII столетия и их предшественникам было неведомо, а если и ведомо, то до конца не осознано, что представления о связи человека с природой обусловлены историческим развитием самой человеческой природы. Конечно, отдельные философы высказывали относительно этого принципа верные положения, получившие подтверждение в ходе развития науки и социальной практики. Например, такой мыслитель, как английский философ Фрэнсис Бэкон (1561-1626) утверждал, что углубление знаний о природе повлечет усиление нашей власти над ней. Но, с другой стороны, если следовать терминологии субъективного идеалиста Дж. Беркли, то придется признать, что промысл божий, а не человеческая мысль делает природу тем, что она есть и что в ходе нашего познания мы не создаем чего-либо нового, а лишь воспроизводим мысли Бога в нас самих.
В этих и подобных концепциях обнаруживаются слабости и изъяны философии, представители которой, исходя из постоянства и неизменности человеческой природы, закрыли для себя возможность понять ее собственную историю, ибо истинное понимание предполагает признание изменчивости, а не постоянства человеческой природы. Для философии и поныне характерны две крайние концепции взаимоотношения человека и природы: с одной стороны, идея случайности человека в мире и, с другой - телеологическая трактовка человека как цели развития природы.
Попытка преодолеть как тенденцию к абсолютному противопоставлению человека и природы, так и линию на их отождествление, проявляющуюся в биологизаторском истолковании сущности человека и антропоморфизации природы, была предпринята в марксистской философии.
Природное существо - человек формировался по законам природы, многообразие которой предопределяет чувственную жизнь человека. Природа существует не только вне человека, но и в самом человеке: через него она ощущает, познает самое себя.
Исторически развивающееся единство человека и природы выражается в итоге в материальном производстве. И в этой сфере следует искать прежде всего ответ на те трудности, которые испытывает общество в своих взаимоотношениях с природой. Здесь желательно избежать двух крайностей: с одной стороны, возложить всю ответственность на человека, ограниченного в своих возможностях отрегулировать отношения с природой оптимальным образом; и, с другой, - предъявлять к природе необоснованные претензии и упреки в невозможности получить от нее все необходимое человечеству.
Действительно, попытки поставить человека в центр мироздания и тем самым антропологический фактор возвести в примат исследования не новы.
Но при этом важно проблему взаимоотношения человека и природы рассматривать как естественную, то есть историческую. Следует во всей полноте учитывать комплексный характер этой проблемы, который для ее решения требует привлечения многих наук - естественных и общественных. Лишь комплексный, междисциплинарный научный подход к ней обеспечит эффективность исследований в этой области. Перед человечеством стоит множество жизненно важных вопросов: от необходимости избежать экологических последствий, возникающих вследствие несовершенства технологий, истребления ресурсов, до современного состояния биосферы, решения глобальных проблем.

4. От биосферы - к ноосфере

Философы эпохи Просвещения и материалисты XVII-XVIII вв. рассматривали человека как органическую часть природы, как существо, действующее по естественным законам. Идея высшей разумности природы получает свое обоснование в диалектике Гегеля. Человек лишь обнаруживает эту разумность и таким путем узнает о себе и своем жизненном назначении. Иными словами, постигая разумность действительности, он познает тем самым цель и смысл собственной жизни.
Гегель "угадал" в диалектике саморазвивающейся идеи диалектику природы и общества, но он не мог дать верного решения проблемы, поскольку не отразил подлинного содержания и противоречий действительности.
В действительности освоение природы имеет место в ходе коллективной деятельности людей, которые создают "вторую природу" - культуру. Через культуру воспроизводится единство природного и человеческого, и только в нем природа становится условием человеческой жизнедеятельности.
Человеческая сущность природы раскрывается только для общественного человека, ибо лишь в сфере социальных отношений природа выступает для человека звеном, соединяющем человека с человеком, полагает себя в качестве основы человеческого бытия.
На заре истории имел место один объективный фактор потенциального исторического единства людей. Таким фактором являлась принципиальная общность природных предпосылок истории, обусловленная единством физико-географических условий Земли и биологической организации человека. Людьми двигала единая естественная потребность существования, породившая в итоге всю культуру, все разнообразие общественных отношений. Пока что движущей силой современной планетной эволюции выступает социально организованный человек. Но уже сегодня эта эволюция направлена не только внутрь (биогеосферу), но и во вне - в космос.
Мировая история от первобытнообщинного строя до зарождения капитализма развивалась в целом в нескольких малосвязанных друг с другом центрах - китайском, индийском, египетском, греко-римском, американском.
Общение между народами принимает устойчивые и постоянные формы в ходе становления и развития капитализма. На смену относительной замкнутости и изоляции пришла всесторонняя зависимость народов. Во многом эта зависимость определяется их единством с природой. Это проявляется как в использовании материальных ресурсов Земли (среды обитания), так и многосторонним давлением на биосферу (антропогенный фактор).
Эволюция биосферы с появлением человека утратила свое естественное направление. Вмешательство человека в развитие Земли, а теперь уже и космоса приводит к изменениям подчас необратимого характера. Важным показателем необратимой эволюции биосферы в настоящее время В. И. Вернадский считал переход биосферы в стадию ноосферы.
Термин ноосфера (сфера разума) впервые был введен в научный обиход французскими философами Э. Леруа и П. Тейяром де Шарденом. Вернадский же под ноосферой подразумевал комплексную геологическую оболочку (биосферу), преобразованную научной мыслью. То есть это такая стадия развития биосферы, в которой разумная деятельность человека становится геологическим по масштабам фактором. Жизнедеятельность людей приобретает планетарное значение.
Ноосфера предполагает включение в биологическую эволюцию Земли множества идеальных явлений: знаний, сведений, мыслей, образов и т. п. Человеческая деятельность не может осуществляться в отрыве от иных биосферных процессов. В стадии ноосферы требуется переосмысление человеческой деятельности в рамках единого целого биосферы. Это повлечет существенные изменения в области интеллектуальной, научно-технической и духовной жизни общества. Масштабы и последствия подобных изменений трудно предвидеть в настоящее время.
В. И. Вернадский исходил из определенных предпосылок, подводящих к стадии ноосферы. Согласно его учению о ноосфере, в ее основе лежат следующие факторы: 1) распределение человека - единственного биологического вида, обладающего разумом, - по всей планете, победа этого вида в конкуренции с другими биологическими видами; 2) развитие средств связи и обмена, интегрирующих людей в единое целое; 3) открытие новых источников энергии (атомной, солнечной, термоядерной и др.), придающих деятельности человека масштаб геологических преобразований; 4) массовая демократизация государственного устройства, допускающая к управлению обществом широкие массы населения; 5) взрыв научного творчества в XX столетии, в своих последствиях также имеющий геологический масштаб.
Сложность структуры ноосферы определяется двумя особенностями. Во-первых, ноосфера вобрала в себя все предшествующие ей идеальные явления. Во-вторых, ноосфера как, впрочем, и человечество лишена пока подлинного единства - она противоречива, отражая все противоречия, присущие обществу.
И все же ноосфера - это новая стадия в истории планеты, вступив в которую, люди уже не смогут без соответствующих поправок пользоваться для сравнения ее историческим прошлым.
В своем движении к ноосфере человечество должно исключить войны, невозможные без самоистребления при обладании мощными источниками энергии. В итоге ноосфера должна обеспечить автотрофность человечества, то есть освободить его от необходимости получать энергию от растительного и животного мира Земли. Это позволит разорвать границы земной эволюции и перенести ее ход в Космос.

5. Экология и глобальные проблемы современности

В этой связи следует сказать о факторе, порожденном усиливающимся подчас непредсказуемо быстрыми темпами влиянием человека на природу как в масштабе региональных пространств, так и биосферы в целом. Речь идет о возрастающей роли человеческого фактора. Взаимодействие человека с окружающей природой давно переросло формы разумного потребления, не наносящего ей ущерба. Наука при этом не всегда оказывалась подготовленной к анализу сложных процессов преобразующей природу деятельности человека. Не всегда рекомендации, предлагаемые учеными, соответствуют социальным потребностям, а главное - возможностям, которыми на сегодняшний день располагает общество. К тому же и сами рекомендации основываются на промежуточных, далеких от широких теоретических обобщений сведениях, еще не в полной мере отражающих фундаментальные закономерности, научные принципы познания эволюции живой природы.
Возрастающее воздействие индустриализации на природу поставило ряд проблем, обращенных непосредственно к человеку, разработка которых требует социально-биологического подхода. И в его реализации, пожалуй, наиболее полно проявляется единство философии, наук о природе и практики. Вписываясь в широкий спектр отношений, охватывающих социально-природные связи, проблема взаимоотношения общества и природы является и теоретической и практической.
Вопреки стихийно сложившемуся и широко распространенному обыденному представлению, актуальность философских размышлений и исследований в контексте многосложно переплетенных взаимоотношений человека и природы сегодня, на склоне XX столетия, определяется не только, а возможно, и не столько, наличием и обострением экологической опасности как таковой.
Философско-мировоззренческий смысл, задаваемый этим проблемным полем, связан прежде всего с тем, что в ходе решения составляющих его вопросов осуществляется духовно-теоретическое (по меньшей мере) самоопределение человека в мире, повышается уровень его самосознания. Разумеется, живая и действенная философия не может игнорировать изменений в общественной практике и жизнедеятельности, которые оказывают существенное воздействие на саму перспективу развития общества, на судьбы земной цивилизации. В этой связи экологические трудности современной эпохи сами по себе - сугубо важный вопрос и предмет конкретных научно-практических мер и решений. Что же лежит в основе процесса, столь глубоко затрагивающего основы жизни каждого индивида, ставящего под угрозу условия существования земли, как космобио-сферного комплекса? Ведь даже границы экологического бедствия, достигшие глобальных масштабов, еще не выступают в качестве причин, превращающих экологическую ситуацию в объект философско-теоретического, мировоззренческого интереса. Для плодотворного и корректного философского обсуждения отношений человека (общества) и природы в переживаемых ныне условиях требуется, помимо прочего, профессионально-адекватная теоретизация и концептуальная реконструкция самого явления - объекта, каким выступает экологическая опасность.
Комплекс экологических проблем, характеризующих современное состояние промышленно-технологического (а шире - антропогенного) воздействия на среду обитания, для философской теории играет роль своеобразного симптома. Речь идет о том, что самый способ деятельно-практического бытия человека в мире, порождающий эти проблемы, а также соответствующие ему формы сознания, приблизились к конечным границам наличных возможностей, перестали (если воспользоваться гегелевской конструкцией) быть разумными, а потому и действительными. Этот же симптом - свидетельство настоятельной потребности в переходе цивилизации на новую ступень и новые пути развития, достижение которых возможно лишь на совершенно иных принципах отношений человека-деятеля и природы. Именно такая перспектива и лежит в основе непосредственного интереса философии, а ее исследование и осмысление сулят важные выводы и результаты. И именно в этом смысле экологическая проблематика образует как бы момент, модификацию общефилософской темы "человек - природа", формирует предмет анализа, требующий привлечения средств философии. Данному положению не противоречит то обстоятельство, что сам факт становления корпуса новых экологических наук (социальная, глобальная, космическая, медицинская экология), в свою очередь, стал предметом устойчивого философско-методологического интереса. Экологическая ситуация, получив соответствующее отражение в научном познании, в виде особого знания, особой проблемной постановки, формирует тем самым объект философии как методологии науки. Следует заметить, что, несмотря на глубокую внутреннюю связь между мировоззрением и методологией, последние остаются несводимыми друг к другу сторонами философского познания.
Известно, что огромное место в жизни человека занимает собственно материальная деятельность. В ходе смены поколений она всегда опирается на предшествующий практический опыт, который во многом определяется связью с природой. Здесь проблема человека и природы предстает как в ее самом общем виде, так и включает в себя множество аспектов и проявлений. Основной смысл ее сводится к тому, чтобы понять, каким образом человек реализует на практике свое отношение к природе, частью которой является и он сам, насколько умело, руководствуясь результатами науки, использует ее возможности, не наносит ей вреда, не истребляет, а приумножает ее ресурсы.
На процесс материально-практического взаимодействия человека и природы существенное воздействие оказывают особенности современного этапа социального развития, который недавно связывали с научно-технической революцией. Общая суть явления, которое раскрывается с помощью понятия научно-технического развития, определяется глубокими, фактически перманентными, качественными изменениями производительных сил общества. В работах философов и обществоведов можно отметить две в целом взаимодополняющие позиции, согласно которым основные черты и направления, отражающие стратегическую линию этих изменений, касаются, во-первых, автоматизации производства (а в перспективе и экспериментально-исследовательской научной деятельности), а, во-вторых, - космизации научного познания (которое, в свою очередь, через экспериментально-производственную деятельность перерастает в космизацию промышленного производства).
Переход общественной практики на новую качественную ступень, подтверждением чему является ее глобализация, требует - и в этом суть философского подхода к данной проблеме - переориентации сознания, ценностных установок, санкционирующих, регулирующих и оправдывающих практическую деятельность человека во всех ее формах. Выход общества на стадию индустриального развития (XVIII-XIX вв.) уже вынудил выразить в крайней логической форме те принципы деятельности, которые вызрели в ходе неолитической революции. Природа, внешний мир предстают тут как неисчерпаемые, безразличные к своей судьбе резервуары необходимых человеку средств и ресурсов существования. "Природа не храм, но мастерская", - такова образная максима сознания, установка, сформированная развитием цивилизации - итога неолитической революции.
Активно-инициативное, действенное вмешательство в преднайденный человеком мир, потребительски-присваивающее отношение к нему, восприятие его как противостоящего, пассивно-сопротивляющегося, косного и инертного препятствия-средства для удовлетворения нужд и достижения целей-таков в какой-то мере абстрактный, но воспроизводящий существенные качества абрис человеческой преобразующей деятельности, основные черты которой присущи ей и по сей день. Конечно, в соответствии с его возможностями человек творчески преобразует доступную ему природу, создает, по необходимости, новую, очеловеченную среду. Но итог этой деятельности, к сожалению, пока не приближается к идеалу его подлинного единства с природой. Образ матери-природы, пронизывающий всю духовную культуру человечества, являет скорее ситуацию потребного будущего, нежели отражает реально достигнутое. Природа-то - мать, да человек ведет себя по отношению к ней как пасынок.
Однако было бы неверно и односторонне рассматривать сложившуюся ситуацию только сквозь призму эмоционально-этических оценок хорошего и дурного, добра и зла. Сегодня необходимо более глубокое видение реальности в свете диалектики сущего и должного, разумного и действительного, фактического и потребного. В этом состоит важная особенность прежде всего философского мышления, отличного, например, от естественнонаучного мышления как такового тем, что действительность рассматривается не просто в форме объекта, с субъективно, под знаком ценностных, активно-деятельностных установок человеческого разума. Именно такой угол зрения, подобная особенность философского исследования-прогноза побуждает философов обсуждать проблему формирования и разработки философской программы, подводящей к осмыслению (в мировоззренческом и гносеолого-методологическом ключе) сущности, форм и перспектив тех фундаментальных сдвигов в социально-практической ситуации, которые обозначились в развитии цивилизации.
Узловой пункт данной программ составляет социально-философская концепция преодоления и снятия утилитарно-потребительского типа природопользования типом деятельности, который условно можно назвать конструктивной регуляцией природы. Идею "регуляции" применительно к проблеме взаимодействия общества и природы впервые выдвинул русский мыслитель Н. Ф. Федоров - основоположник философского направления, получившего впоследствии название русского космизма. Известно, что учение Вернадского о ноосфере, имеющее прямое отношение к обсуждаемой проблеме, при всей его глубине и оригинальности, восходит именно к идеям Федорова. Руководствуясь мотивами религиозно-этических исканий, философия русского космизма в лице Федорова поставила проблему, историческое значение и жизненная актуальность которой в полной мере осознаются в наши дни. Основные ее положения связаны с поиском и обоснованием смысла и роли тех форм взаимодействия человека и природы, которые должны отвечать сущности и назначению человека, его первооснове - глубинной "родственности" объективному миру во всей его необъятной сложности и во многом таинственной пока целостности.

Контрольные вопросы

1. Природа как проявление бытия и среда обитания.
2. Понятие "биосфера" и "ноосфера".
3. Человек как часть природы. Взаимодействие человека и природы.
4. Экологическая ситуация в современном мире.




ГЛАВА VI. ЖИЗНЬ КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА

1. Жизнь - специфическое природное явление

Жизнь - одна из форм бытия и одна из высших форм движения. Однако при всей очевидности, казалось бы, и наглядности феномена жизни познание сущности жизни, ее критериев, закономерностей развития - дело чрезвычайно сложное. Показателем этой сложности служит факт, что до сих пор отсутствует определение жизни, которое удовлетворяло бы научным требованиям. Современная наука во взгляде на жизнь исходит из представлений о качественном отличии живого от неживого, о наличии общих свойств у растительного и животного мира, включая человека. Естественнонаучное познание жизни осуществляется по многим направлениям. Практически в него вовлечены все науки. И все же основная тяжесть выпадает на биологию - науку о жизни.
Познание жизни - первоочередная в числе задач, к решению которых человек приступил с момента своего осознанного существования. И это понятно, ибо жизнь для него - первейшая ценность; она породила самого человека и ее биологические механизмы в совокупности с социальными факторами составляют суть человеческой природы.
Жизнь - это естественный природный процесс, что предопределяет его познание средствами и методами науки, используемой для изучения всех природных явлений. Вместе с тем жизнь обладает специфическими свойствами, которые делают ее принципиально отличной от всех иных проявлений материального порядка, то есть речь идет о качественном своеобразии жизни.
Жизнь на Земле представлена громадным разнообразием форм, которым присуща возрастающая сложность строения и функций. Всем живым организмам свойственны два признака: целостность и самовоспроизведение. В ходе индивидуального изменения (онтогенеза) организмы приспосабливаются к внешним условиям, а смена поколений приобретает эволюционно-исторический характер (филогенез). Организмы выработали способность к относительной независимости от внешней среды (автономность). Одно из главных свойств всякого живого организма - обмен веществ. Наряду с ним существенными признаками жизни являются раздражимость, рост, размножение, изменчивость, наследственность. Всякий живой организм как бы стремится к главному - воспроизведению себе подобных.
Сущность жизни есть функция определенной материальной организации. Познание жизни выявило сложную структурно-функциональную природу биологических организмов. Долгое время в науке применялось понятие жизни, предложенное Ф. Энгельсом: "Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химических составных частей этих тел".
По мере совершенствования методов и средств познания живых структур уточнялись представления о природе белка, характере обменных процессов в живом организме и взаимодействии его с окружающей средой. К познанию жизни подключились физика и химия, что позволило выделить молекулярный уровень биологической организации. Активно внедряются представления о физико-химической природе жизни, что якобы предопределяет возможность ее познания исключительно средствами физики и химии.
И пока ученые не выработали единого определения жизни, воспользуемся таким понятием: жизнь - это частичная, непрерывная, прогрессирующая и взаимодействующая со средой самореализация потенциальных возможностей электронных состояний атомов.
Философский интерес к проблеме жизни продиктован следующими обстоятельствами: во-первых, философским объяснением природы самого человека, что требует привлечения естественнонаучных представлений о жизни; во-вторых, необходимостью использования методологических принципов в ходе научного познания жизни; в-третьих, уяснением закономерностей структурно-функциональной организации живого, что способствует верному ответу на один из актуальнейших философских, мировоззренческих вопросов - в чем смысл жизни человека?
Важным результатом философского и естественнонаучного познания жизни является вывод о единстве жизни на Земле.

2. Два взгляда на происхождение жизни и ее развитие

Происхождение жизни - один из самых таинственных вопросов, исчерпывающий ответ на который вряд ли когда-нибудь будет получен. Множество гипотез и даже теорий о возникновении жизни, объясняющих различные стороны этого явления, неспособны пока что преодолеть существенное обстоятельство - экспериментально подтвердить факт появления жизни. Мы не знаем и, возможно, не узнаем никогда условий, в которых зародились структуры, обладающие свойствами живого. Вероятно, их воспроизведение в лабораториях - дело будущего, но повторение его в масштабах планеты - совершенно невероятно.
Возникновение жизни на Земле, по оценкам ученых, имело место 3-4 млрд. лет назад. В результате сложных космических и земных преобразований зародились простейшие формы жизни, которые положили начало почти миллиону видов животных и около 400 тыс. видов растений, конечное число которых неизвестно и сегодня. Проблема происхождения жизни на Земле - сложнейшая задача современной науки, интерес к которой никогда не ослабевал в связи с попытками человека проникнуть в собственную природу и историю. Решающая роль в прояснении тайны происхождения жизни отводится теоретическому познанию, изучению истории становления представлений о жизни и их философскому осмыслению. История взглядов на происхождение жизни уходит в далекое прошлое. Первые идеи возникновения жизни ограничивались рамками мифологических представлений. В мифах рождались легенды о возникновении одушевленных форм из неодушевленных. Охота и собирательство укрепляли связь людей с живой природой, углубляли понимание ее отличия от неживой.
Мифологическое сознание ограничивало познание: человек даже не осознавал факта своего рождения и происхождения. Наивные представления о мире как данности, явленной в целостной и гармоничной жизни, затемняли проблему ее возникновения. Все, мол, просто и естественно: возникновение, рождение жизни - факт сам собой разумеющийся и не требующий объяснений.
Лишь по мере становления культуры, совершенствования средств познания, кристаллизации самосознания формируются два основополагающих взгляда на происхождение и развитие жизни. Это - креационизм и эволюционизм.
Креационизм -концепция, объясняющая происхождение многообразия форм органического мира как акт божественного творения. Название учения происходит от латинского слова creatio, creations - "создание", "сотворение". Креационизм исходит из того, что, несмотря на присущее человеку стремление разрешить вопрос о происхождении мира, он сам по себе не может добиться этого без помощи Бога, которому мир обязан своим существованием.
Корни креационизма уходят в эпоху глубокой античности. До сих пор известен древневавилонский миф о герое-боге Мардуке, который, обладая колоссальной силой, разорвал надвое чудовище Тиамат и создал из его спины небо, а из живота - землю.
Исходя из имеющихся представлений о структуре живых организмов, основным компонентом которых является вода, в известной мере можно объяснить почему в поисках субстанций жизни упор всегда делался и на воду. На первых порах идея сотворения выглядела довольно просто: некто создает нечто и всегда из чего-то. Творец, созидатель (демиург) - это искусный мастер, копирующий некую модель.
На новый уровень креационисткие представления выходят уже в библейские времена. Главная идея библейского ответа на вопрос о происхождении жизни, как частного случая сотворения мира, в том, что Бог создал мир из ничего - не из готовой материи и не из собственного своего существа. Всему сущему предшествовала безначальная вечность, в которой творил один Господь. Именно им было положено новое начало, бытие - мир видимый и невидимый.
В соответствии с Библией, начало жизни на Земле связано с пятым днем творения, когда появились рыбы и водяные твари, птицы и воздушные творения. На следующий день на земле являются разного рода животные, обитающие на суше. Не ясно было только - для кого все это? И на седьмой день Бог сотворил человека "по образу Нашему, и по подобию Нашему".
Креационистские представления о происхождении жизни и ее развитии господствовали в науке до возникновения эволюционного учения. Они являлись не только догмами официальной религии, их придерживалось подавляющее большинство естествоиспытателей. Отправляясь от факта многообразия форм органического мира, сторонники креационизма рассматривали это многообразие как результат Божественного творения. Они защищали идею неизменности видов и отрицали эволюцию.
Основу эволюционного подхода к проблеме возникновения жизни составляет идея развития, которая как методологический принцип познания живой природы начала оформляться в период XVII- XVIII веков. Однако первые попытки носили характер стихийных, гениальных догадок. Наука еще не располагала достаточным естественнонаучным материалом, метафизический взгляд на природу не позволял подойти к исследованию подлинных источников развития.
Проблема развития - важнейшая проблема философии. С решением ее на разных этапах связано преодоление кризисных состояний в становлении естествознания, что способствовало выходу науки о природе на новые уровни и открывало новые перспективы перед естествоиспытателями. Как известно, вопросы развития разрабатывались не только материалистами, идеалистическая философия также пыталась дать их решение со своих позиций. Естественно, что проблема развития является .важной и для самой биологии. Более того, эта проблема, как свидетельствует история науки о жизни, выступает центром формирования основных положений и представлений современной биологии.
Концепция развития не может существовать только в рамках чистой философии. Философские конструкции должны подкрепляться знанием подлинных явлений, источников и причин их развития. Впервые концепция развития (в особенности органического) была сформулирована древнегреческими философами. А. Ф. Лосев подчеркивает, что именно в философии Аристотеля появляется диалектический результат живого развития жизни.* Дальнейшая философская разработка этой идеи во многом зависела от решения целого ряда естественнонаучных проблем, которое, в свою очередь, требовало эффективной методологической основы.
* Лосев А. Ф. Античная философия истории. М., 1977. С. 21.

Такая диалектическая взаимосвязь - методологии и результатов конкретных наук - принципиальное качество научного познания. История становления эволюционного учения подтверждает, какую важную роль в этом процессе играют философские взгляды естествоиспытателей. Так, в свое время широкое распространение в биологии получила аристотелевская идея градации органического мира, завершением которой явилась натурфилософская концепция "лестницы существ". Ее сторонники представляли живую природу в виде восходящей "лестницы", ступеньками которой выступают отдельные формы органического мира, располагающиеся в порядке повышения их сложности.
Эти взгляды дальнейшее воплощение получили в принципе непрерывности Г. В. Лейбница и его учении о всеобщей связи сущего. Лейбниц приходит к выводу о родстве всех живых существ и о их единстве с неорганической природой. "Идея "вездесущия" жизни, - подчеркивал В. И. Вернадский, - проникала философию Лейбница и едва ли можно сомневаться в том, что через нее она многообразным путем все время сохранялась и жила в той среде, в которой творила научная работа человечества".*
* Вернадский В. И. Живое вещество. М.,, 1978, С. 30.

Воззрения швейцарского философа и естествоиспытателя Ш. Бонне (1720-1793) испытали влияние Лейбница. По мнению Бонне, органический мир в целом можно сравнить с организмом, в котором все элементы связаны между собой настолько тесно, что невозможно допустить отсутствие какого-либо из них. Хотя "лестница существ" у Бонне, в которую он включал также и сверхъестественные существа - ангелов и т. п., отражала несогласие с искусственной классификацией Линнея, она была далеко от того, чтобы рассматривать внешнее сходство видов как результат единства их исторического происхождения. Концепция Бонне в своей основе не содержала идеи развития, так как основывалась на преформистских представлениях, согласно которым эволюция - это развертывание вечно существующих зародышей, исключающее новообразования. Взгляды Бонне оказали сильное влияние на формирование естественнонаучных представлений французских материалистов.
Так, в произведениях французского энциклопедиста Ж. Б. Робине (1735-1820) "лестница существ" получает в основе своей материалистическое объяснение. Полагая материю одушевленной, Робине всем телам природы приписывал функции живого. В основе материи лежит, по его мнению, живая молекула, наделенная внутренней активностью. Единство жизни Робине объяснял с помощью закона непрерывности, якобы действующего в "лестнице существ".
Французский материалист Ж. О. Ламеттри (1709-1751) высказал идею о возникновении живых форм из органических зародышей под влиянием внешней среды. Единство растительного и животного царства он усматривал в сходстве составляющих их элементов. Ламеттри в какой-то степени подходил к идее эволюции, но делал это с крайне механистических позиций, полагая, что различие между животным, растительным миром и человеком - чисто количественного порядка.
Более развернутый характер эволюционные идеи приобрели в учении Д. Дидро (1713-1784), который прямо ставил вопрос о качественной изменчивости органического мира. Предвосхищая некоторые положения эволюционного учения, Дидро считал, что человек как биологический вид имеет свою историю становления, равно как и другие живые существа.
Важную роль в разработке идеи развития и становления эволюционного учения сыграли труды выдающегося французского естествоиспытателя XVIII в. Ж. Л. Бюффона (1707-1788), автора знаменитой многотомной "Естественной истории". Бюффон резко критиковал классификацию Линнея, построенную на идее неизменяемости видов. Он выступил против абсолютизации разрывов между видами и исходил из представления о постепенности переходов от одного вида к другому. В своей критике искусственной системы Линнея Бюффон впал в крайность. Он вообще стал отрицать возможность какой бы то ни было классификации, полагая, что виды - не реально существующие в природе единицы, а искусственные, надуманные категории.
Одним из первых философов, сделавших попытку применить современное ему естествознание для объяснения строения и развития мира, был И. Кант. Неоднократные его ссылки на сочинения Бюффона, Бонне позволяют сделать вывод, что Кант был знаком с новейшей литературой по вопросам познания жизни. Значительное влияние на него оказали труды Лейбница и Лессинга. Признание эволюции живого и растительного мира явилось для Канта логическим завершением его космогонической гипотезы. Идея развития рассматривалась им как всеобщий принцип, применимый к познанию всех явлений, имеющих место на Земле. Фактический научный материал, которым располагала в то время биология, не мог дать Канту убедительных доказательств правильности его концепции. Тем не менее выводы, к которым он пришел, рассматривая живую природу, способствовали проникновению идеи эволюции в умы биологов. Кант предугадал сущность материалистического объяснения природы наследственного материала, совершенно верно подметив независимость его от внешних причин.
Во времена Канта господствовала идея неизменяемости и постоянства видов. Несомненно, знакомый с имеющимися точками зрения на эту проблему Кант не мог без должного обоснования говорить о возникновении новых видов. В то же время он не мог отрицать и тех изменений в органическом мире, которые нельзя было не заметить, изучая историю природы. Следствием этого явилась постановка Кантом вопроса о видоизменении и создании новых видов. Он выступает против идеи неизменности видов, против неизменности человека. Не принимая механистического толкования встречающихся в живой природе многочисленных фактов самого разнообразного сочетания признаков, он считал, что "случай или всеобщие механические законы не в состоянии породить такие сочетания".*
* Кант И. Соч., Т. 2, М., 1964, С. 452.

Возможность доказательства общности происхождения "великого множества" видов живых организмов, населяющих Землю, Кант видел в создании естественной истории как самостоятельной науки. Высказываясь в защиту исторического подхода, Кант горячо выступает против идеи множества локальных актов творения.
В этот же период немецкий естествоиспытатель К. Ф. Вольф (1734-1794) опубликовал свою диссертацию "Теория зарождения", в которой опроверг учение о преформации и научно обосновал теорию эпигенеза.
Смелую попытку распространить идеи развития на человеческую историю предпринял ученик Канта И. Г. Гердер. В его теории органических сил идея развития приобретает всеобщий характер. Из области поэзии, языка, мышления Гердер переносит ее на всю природу. В труде "О переселении душ" он излагает взгляды на развитие животного мира, которые затем в его основном труде "Идеи к философии истории человечества" выражаются в форме всеобщего закона природы.
Большой вклад в развитие эволюционных представлений внесли Эр. Дарвин, К. Ф. Кильмейер и в особенности французский натуралист Ж. Б. Ламарк (1744-1829).
В 1809 г. Ламарк опубликовал "Философию зоологии", которая содержала его основные возражения против метафизической идеи вечности и неизменности видов. Впервые в истории науки в этом труде была последовательно изложена идея о постепенном развитии всех организмов из простейших форм жизни, сделана первая попытка объяснить это развитие действием естественных сил, влияющих на организацию растений и животных. Согласно Ламарку, развитие органического мира осуществляется путем естественной "градации", как постепенный переход от простейших форм биологической организации к усложняющимся и совершенствующимся. Движущей силой такого развития выступает "постоянное стремление природы" к усложнению строения организмов. Это - первый принцип эволюции. Здесь не учитывается влияние условий существования. Наоборот, в постоянной, неизменной среде градация должна обнаруживаться в чистом виде. Но в реальной природе не существует таких условий. Поэтому организмы под действием самых разнообразных фактов вынуждены изменять свои привычки, что влечет за собой изменение строения, нарушающее правильность "градации". Это - второй принцип исторического развития организмов. Заметим, что в дальнейшем в аргументах ламаркистов он занял главное место.
Идеей эволюции Ламарк нанес ощутимый удар телеологии (учение о наличии в природе, обществе объективных, внечеловеческих целей). Некоторые противоречия, присущие ламаркизму, послужили впоследствии поводом для дискредитации со стороны антиэволюционистов самой идеи эволюции. Они также явились одной из причин того, что многие материалистически мыслящие естествоиспытатели не приняли идей Ламарка.
Особенно ожесточенные нападки на теорию Ламарка были предприняты французским биологом Ж. Кювье (1769-1832), игравшим исключительную роль в науке в первой половине XIX в. Исследования Кювье способствовали внедрению сравнительного метода в анатомию и палеонтологию. Широкое распространение получили сформулированные им принципы приспособленности организма к условиям среды и взаимозависимости отдельных частей и органов внутри организма. В его работах креационизм приобрел свою наиболее завершенную форму. Защищая идею неизменности видов, внутри которых возможны лишь отдельные изменения в рамках индивидуальных различий, Кювье отстаивает телеологические принципы, сущность которых сводится к следующему: всякое "организованное существо" образует целое, представляющее единую замкнутую систему, взаимодействие и соответствие частей которой подчинено одной конечной цели.
Против воззрений Кювье резко выступил Э. Ж. Сент-Илер. Выражая несогласие с положением о четырех типах животных, выдвинутым Кювье, Сент-Илер развил идею о единстве плана строения животных. Эта идея не удержалась в науке. Но ее обоснование привело к концепции трансформации живых форм, то есть укрепило идею развития органической природы. Вместе с тем, хотя Сент-Илер отбросил телеологические положения, содержащиеся в концепции эволюции Ламарка, он придал ей более механистический характер.
Разработка эволюционной идеи была продолжена И. В. Гете, русскими учеными И. Е. Дядьковским (1784-1841) и особенно К. Ф. Рулье (1814-1858), которые подчеркивали определяющую роль внешних условий в существовании живых организмов. Наряду с развитием эволюционного учения в этом направлении шел процесс разработки идей, придававших первостепенное, а иногда и решающее значение внутренним факторам. Существенную роль здесь сыграл Карл Бэр. Ему принадлежит заслуга установления связи между онтогенезом и филогенезом, подтвердившей идею исторического единства органических форм.
Накопленный длительным развитием биологической науки фактический и теоретический материал требовал своего объяснения в рамках общей концепции, диалектически отражающей противоречивые процессы развития в живой природе. Такое объяснение было дано Ч. Дарвином, который вскрыл и объяснил источники и движущие силы этой эволюции. В основу теории эволюции им были положены следующие материальные факторы: наследственность, изменчивость и естественный отбор. Его учение о естественном отборе стало ключевым в решении многих проблем эволюции органического мира. В 1859 г. был выпущен главный труд всей жизни Ч. Дарвина - "Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь". Первое издание книги в количестве 1250 экземпляров было распродано за один день. С тех пор вышли тысячи экземпляров труда Дарвина.
В чем же состоял революционный переворот в естествознании и мировоззрении, совершенный Ч. Дарвиным?

3. Естественнонаучные представления о жизни и ее эволюции

Дарвин вскрыл движущие силы эволюции живой природы. Он попытался понять и объяснить действительную природу внутренних противоречий органического мира. Его теория не только объясняет характер этих противоречий, но и указывает пути, по которым они разрешаются в мире животных и растений.
Значительное место во всех трудах Дарвина, и в частности, в "Происхождении видов", занимают доказательства самого факта органической эволюции.
Сейчас общепризнанно, что в основе всего живого лежат сходные химические соединения группы белков, среди которых особое положение имеют нуклеопротеиды. Это - соединения белковых тел и нуклеиновых кислот. Нуклеопротеиды составляют основной компонент клеточного ядра растений и животных. Исследования в области молекулярной биологии показали, что нуклеиновые кислоты ответственны за многие важные процессы жизнедеятельности организмов. При этом особую роль играют макромолекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) и рибонуклеиновой кислоты (РНК). Молекула ДНК во взаимодействии с другими субстанциями клетки определяет синтез белка и ферментов, регулирующих обмен веществ в организме. Белки и нуклеопротеиды (в особенности ДНК и РНК) являются обязательной составной частью всех биологических организмов. Следовательно, с точки зрения химической эволюции они лежат в основе жизни всех известных на Земле биологических форм.
Помимо этого между неживой и живой природой существует извечная, непрерывная связь. "Между косным и живым веществом есть - непрерывная, никогда не прекращающаяся связь, которая может быть выражена как непрерывный биогенный ток атомов из живого вещества в косное вещество биосферы, и обратно. Этот биогенный ток атомов вызывается живым веществом. Он выражается в непрекращающемся никогда дыхании, питании, размножении и т. п.".*
* Вернадский В. И. Размышление натуралиста. Научная мысль как планетное
явление. М., 1977, С. 16.

На единство живой природы указывает и дифференцированность тела животных и растении. Таким образом, единство мира организмов проявляется как в их химическом составе, так и в строении, и функционировании. Этот факт не мог ускользнуть от внимания естествоиспытателей. Идея сходства живых организмов привела Ж. Кювье к учению о типах животного царства. В дальнейшем она получила разработку в трудах К. Бэра, Э. Геккеля, А. О. Ковалевского, И. И. Мечникова, которые доказывали, что сходство животных не может быть объяснено иначе, как общностью их происхождения.
На единство органического мира указывает и существование так называемых промежуточных форм, к которым относятся животные и растения, занимающие переходное, промежуточное положение между крупными таксонами.
В органическом мире нет жестких границ между его подразделениями. В то же время границы между видами всегда реальны. Дарвин уделяет большое место проблеме вида и видообразования. Не случайно в заглавие его труда вынесены слова "происхождение видов". Как важнейшая единица систематизации вид занимает центральное место в эволюционной теории. Задачей эволюционной теории является объяснение механизма возникновения жизни и изменения реальных видов животных и растений, населяющих Землю.
Доказательством эволюции служит и сходство органов животных, выражающееся в их положении, соотношении в общем плане строения и в развитии из сходного зачатка зародыша. Сходные органы называются гомологичными органами. Эволюционная теория объясняет сходство органов общностью происхождения сравниваемых форм, тогда как сторонники креационистских концепций истолковывали это сходство как волю творца, создававшего группы животных по определенному плану.
Подтверждением идеи эволюции является отражение истории развития организмов на их строении и на процессах зародышевого развития, а также географическое распространение организмов.
Особое место в разработке и углублении эволюционных представлений занимает генетика. Представления о неизменности генов начинают преодолеваться в 20-30-е годы XX в. в связи с возникновением популяционной, эволюционной генетики. Выяснение структуры популяций позволило по-новому посмотреть на эволюционные процессы, разыгрывающиеся на популяционном уровне. Генетика дала возможность проследить основные этапы эволюционного процесса от появления нового признака в популяции до возникновения нового вида. Она принесла в исследование внутривидового, микроэволюционного уровня точные экспериментальные методы.
Элементарная единица наследственности - ген, представляющий собой участок молекулы ДНК, который определяет развитие элементарных признаков особи. Элементарная эволюционная единица должна отвечать следующим требованиям: конечности деления; способности наследственного изменения в смене биологических поколений; реальности и конкретности существования в естественных условиях. Такой единицей эволюции считается популяция - элементарная единица эволюционного процесса, а наследственное изменение популяции представляет собой элементарное эволюционное явление. Оно отражает изменение генотипической структуры популяции. Ген подвержен мутациям - наследственным изменениям отдельных особей. Мутация - дискретное изменение кода наследственной информации особи. Различают генные, хромосомные, геномные, а также внеядерные типы мутаций.
Процесс возникновения мутаций поддерживает очень высокую степень генетической разнородности природных популяций. Но, выполняя роль "поставщика" элементарного материала, сам мутационный процесс не направляет ход эволюционных изменений, он обладает вероятностным, статистическим характером.
Закономерности эволюции находят свое выражение в жизни отдельного индивида, но движущие силы эволюции содержатся внутри системы индивидов, в данном случае популяции. Разрешение противоречий популяции служит основой всей эволюции и при этом определяет преобразование организма как составной части популяции. Отношения между организмами в популяции носят сложный характер. Их изучение затрудняется тем, что помимо внутрипопуляционных взаимодействий организмы испытывают влияние со стороны других популяций, других видов и еще шире - условий окружающей среды.

4. Философия и биология

Формирование биологии как новейшей отрасли современного научного познания осуществлялось в тесной связи с методологическими разработками.
Осознание органической связи между философией и биологией предполагает неизбежное обращение и к истории научного познания. И тогда обнаруживается, что философия и биология в раскрытии сущности жизни, органической целесообразности, закономерностей исторического развития живых организмов исходят из некоторой совокупности общих принципов - мировоззрения. В зависимости от того, какую мировоззренческую линию разделяет тот или иной исследователь, определяется направленность его научных поисков. Мы знаем, однако, что "золотой век" философии как "царицы наук" - это период младенчества естественнонаучной мысли. Нераздельность в прошлом философии с тем, что мы сегодня называем теоретической биологией, объясняется неразвитостью последней, несовершенством и отсутствием строгой направленности экспериментальных исследований, составляющих ныне ее фундамент и предпосылку.
Значение биологии определяется не только ее самоценностью. Она, может быть, в большей степени, чем другие научные дисциплины, подтверждает единство и взаимосвязь объективной реальности, будучи связана сама с другими науками и жизнью общества. Биология, как никакая другая наука, оказала революционное влияние на формирование и развитие научного видения мира. Достаточно напомнить, что именно создание клеточной теории и дарвиновской теории эволюции сыграло важную роль в формировании адекватных взглядов на мир и место человека в этом мире.
В настоящее время существенно изменился характер отношений между философией и биологией. Биологи испытали в прошлом немало трудностей вследствие возможности со стороны философии влиять не только на ход научных исследований, но и на человеческие судьбы.
История науки дает много примеров, как неправильные методологические установки в процессе биологического исследования приводили к неверным теоретическим выводам. Поэтому для современной философии весьма важно обращение к вопросам, составляющим предмет изучения процессов развития естествоиспытателями, внимание к этим исследованиям с учетом требований методологии, используемой учеными с целью повышения эффективности специальных исследований.
Остается еще немало трудностей в решении такого общефилософского вопроса, как уточнение понятия развития, выявление его существенных характеристик, самой формулировки термина. Особенно остро эти трудности ощущаются в ходе продолжающихся исследований развития применительно к миру живой природы. Несмотря на то, что эволюционная идея является исходной и базисной для многих теоретических концепций современной биологии, попытки дать четкие дефиниции понятий "развитие", "эволюция", "рост" и т. п. не всегда оказываются приемлемыми для универсального использования в различных областях биологического знания, а так же в науках, исследующих социальные процессы.
Отправным пунктом позитивного решения отмеченных вопросов выступает положение, согласно которому философская категория "развитие" является всеобъемлющим понятием, включающим в себя представления о росте и эволюции организмов, закономерностях их дифференцировки и интеграции на новых уровнях. Однако наличие различных исходных моментов в едином процессе жизни приводит к неадекватному использованию понятий "развитие" и "эволюция", подчас делает затруднительным теоретические обобщения. Сказанное подтверждает необходимость дальнейшего углубления мировоззренческих принципов в методологической плоскости.
Большой круг методологических проблем связан с распространением в науке о жизни физико-химических методов исследования, а также проникновением идей кибернетики и теории информации в область изучения органической эволюции. Дело в том, что использование методов точных наук в познании жизни создавало подчас опасность механистического толкования процессов развития и эволюции, ущербного взгляда на саму жизнь, приводило к случаям гипертрофированной абсолютизации тех или иных сторон и особенностей развития, что ограничивало возможности подлинно диалектического рассмотрения процессов эволюции, затушевывало их противоречивую сущность.
В новейшей истории биологии отмечено немало эпизодов, конфликтных ситуаций, отразивших неизбежность привлечения в биологию средств анализа, присущих точному естествознанию. Проблемы редукционизма, одно из проявлений которого выразилось в сведении закономерностей жизни к законам физики и химии, до сих пор актуальны для современной науки и философии. Особенно наглядно это заметно в решении проблемы целесообразности, когда исследователи, заявляющие о своем отрицательном отношении к телеологии, тем не менее в силу противоречивости их философского мировоззрения приходят к односторонним и, можно сказать, механистическим выводам по поводу направленности развития.
Особое место занимает проблема разработки тех аспектов научной методологии, которые содействуют преодолению эмпиризма в биологических исследованиях и активизируют поиски теоретических концепций и обобщений биологии в целом. Задача повышения уровня теоретических обобщений не снимается с повестки дня. Речь идет о дальнейшей разработке принципов, составляющих гносеологические предпосылки и основания современной науки о жизни.
Уходящее столетие для наук о жизни примечательно стремлением осуществить широкие теоретические построения, способные отразить динамику и ход эволюции живых систем различного уровня. Неоднократно естествоиспытатели предпринимали попытки построить теоретические модели, способные не только к констатации свершившегося, но и к прогнозу эволюционных последствий. Необходимость этого продиктована тем, чтобы не только на словах, но и на деле теория подтверждала свои эвристические возможности. Имеется множество примеров, показывающих, как в результате предпринимаемых усилий биология переходит в область точных наук. Они же подтверждают, что методологический анализ не должен рассматриваться лишь как подсобное средство формирования теоретической биологии.
Размытость и зыбкость концептуальных построений в биологии, тяготеющих к воплощению эволюционной идеи в конкретном материале, - следствие объективного, исторически обусловленного процесса формирования науки, призванной в своей логической структуре отразить историю как становления этой науки, так и историю объекта исследования. Наряду с этим, в качестве причин, сдерживающих темпы повышения теоретического уровня биологии, приводятся аргументы об уникальной природе живого, чрезвычайной сложности и многообразии биологических объектов. Такое объяснение - в общем-то вполне справедливое - настолько укоренилось в науке, что тезис о специфичности, сложности и многообразии живого нередко играет роль своеобразного тормоза на пути познания процессов жизнедеятельности. Хотя именно уяснение чрезвычайной сложности биологического объекта должно было бы способствовать более целеустремленному и настойчивому решению методологических проблем теоретической биологии. Вот почему необходимость специальной разработки теоретического аспекта науки о живой природе все более остро встает перед исследователями самых различных ее направлений.
Возможность создания фундаментальной теории жизни издавна волновала умы многих ученых. Напомним, к примеру, попытки компаративистов* XIX в. открыть общие законы эволюции. В различные периоды развития науки обстоятельства складывались таким образом, что казалось, будто бы условия для создания такой теории уже созрели, но уже первые шаги, конкретные усилия ее формулирования разрушали эту иллюзию и подтверждали их преждевременность.
* Компаративизм - сравнительно-исторический метод, применяемый в различных науках.

Новая надежда описать процессы органической эволюции с помощью терминов и законов физики и химии была подкреплена интенсификацией физико-химических исследований живой природы, появлением существенных результатов на уровне познания молекулы.
Действительно, с помощью физико-химических методов исследования в биологии были сделаны очень важные открытия. Однако достигнутые успехи породили и сомнения: а каковы же возможности, пределы физики и химии в познании живого? Иными словами встал вопрос, какие методы должно считать предпочтительными для получения достоверного биологического знания? В итоге стремление достичь всеобъемлющего обоснования жизни только на основе физики и химии породило опасность сведения жизни к физико-химическим процессам. Подобные попытки в их абсолютной форме были подвергнуты аргументированной критике как в философской, так и в специальной литературе. Тем не менее признание высокого теоретического уровня, присущего, например, физической науке, в явной и неявной форме принимается как один из основных доводов в пользу тезиса, что именно на базе физического подхода к изучению природы живого могут быть сконструированы адекватные и эффективные теоретические биологические концепции.
Стремление построить теоретическую биологию по образу и подобию теоретической физики с новой силой вспыхнуло в 70-е годы текущего столетия. Последняя привлекает биологов своим формальным аппаратом, наличием строгих правил выполнения различных операций, возможностью выведения законов с помощью точно определяемых символов, подтверждаемых экспериментально.
Пока понятие теоретической биологии не отражает того содержания, которое присуще сложившимся представлениям о теоретической науке. Вместе с тем следует учитывать, что оно не во всем выражает и современное состояние биологии, поскольку во всех ее областях сделаны уже крупные обобщения и имеются результаты теоретического осмысления экспериментальных исследований.
Сегодня биологи продолжают рассматривать эволюционную концепцию как результат синтеза различных областей биологического знания. Высказывается мнение, что дарвиновская теория эволюции - результат как бы первого синтеза. Второй синтез - объединение генетики и дарвинизма, вследствие чего родилась синтетическая теория эволюции. Как полагают ученые, биология находится на пути к третьему синтезу, ведущую роль в котором призвана сыграть молекулярная биология.

5. Биология и социальная жизнь

Если ограничиться рамками уходящего столетия, обнаружится, что прежде всего критика с морально-нравственных позиций нанесла ощутимые уколы физике. Обсуждение ответственности и долга ученых, этических оснований науки, высказывание сомнений в монопольном праве науки на истину придали ей иную окраску, ранее не свойственную облику точной науки, составляющей фундамент современного естествознания. Нельзя сказать, что подобных сомнений не было в прошлом. Они имели место, пожалуй, на всех этапах развития научной мысли. Но раньше они касались, главным образом, методологии, мировоззренческих принципов, социальных критериев. И хотя сегодня эти вопросы не снимаются с повестки дня, все чаще досаждают тревожные ноты, звучат новые их вариации. Вновь и вновь в центр дискуссий выносится обсуждение подготовленности общества, а стало быть и науки, начать новый приступ природы, составляющей непосредственное окружение, а нередко и самое суть человека.
Направленность биологии на обоснование закономерного характера происхождения человека, выявление исторических условий его существования, ее вклад в развитие агрокультуры, а в наши дни и биотехнологии - все это отражало заинтересованность науки и ученых в будущем человечества, заботу о Homo Sapiens. Общество нуждалось в естественнонаучном объяснении жизни. Несмотря на многократные ранее предпринимавшиеся попытки вульгаризации смысла социальных человеческих отношений, все же удавалось защитить развитие общества от необоснованных притязаний социал-биологизма. Наука, подкрепленная практикой, многое сделала для познания социальной природы человека, объяснения его уникальности в эволюционном ряду живого. Биология дала ключ к раскрытию естественной основы человеческой жизни, в меру своих возможностей обосновала незыблемость ее исторических истоков.
Но сегодня именно от биологии вновь исходит - реальная в практическом отношении - опасность посягательства на саму природу человека, способы его воспроизводства. Вот почему биология - наука о жизни - предстает в перекрестье социально-философских проблем, от разрешения которых во многом будет зависеть не только ее собственное совершенствование, но и дальнейшее воздействие предлагаемых ею рекомендаций на общество. Эти проблемы обнаружились никак не сегодня. Научно-технический прогресс их обнажил, заставил говорить о связанных с ними теневых сторонах во весь голос.
Еще не утратили будоражащую остроту утверждения, что XX век пройдет под знаком биологии, что сулимые ею открытия потеснят физику - общепризнанного лидера научного познания - с пьедестала, на котором она, по крепнущему убеждению, утвердилась прочно и незыблемо. Однако столь очевидные надежды не оправдались, вернее, ожидание оказалось удовлетворенным не в полной мере.
Нельзя сказать, что биология безосновательно, лишь в угоду моде претендовала на смену интеллектуального вожака, посягая на ведущую роль физики. Причины подобной переориентации складывались по мере выдвижения на первый план вопросов постижения сокровенных механизмов жизни, под влиянием потребности выявить естественно-природные предпосылки ее эволюции, соотнести их с воздействием социальной среды на становление самого человека. Достижение поставленных задач предполагало возможность, в итоге, добиться большей эффективности в познании характера проявлений духовной жизни. Надежда проникнуть в тайники органической эволюции, "примерить" ее общие закономерности на формах индивидуальной жизни способствовала активизации эволюционных исследований. Общество весьма убедительно ощутило мощь и преобразующую энергию результатов и открытий, связанных с познанием жизни на всех уровнях ее организации. И если преждевременно говорить о биологии как о лидере науки XX столетия, то не следует недооценивать и тот факт, что современная биология - детище своего века и что именно в уходящем столетии завершилось формирование ее теоретического ядра, обозначились и осуществились грандиозные открытия, радикально изменившие представление о живом и прежде всего о наследственности и эволюции.
Наиболее существенным признаком, свидетельствующим о чрезвычайно мощном научном и практическом потенциале биологии, не достаточно осознанным как в научной среде, так и в сферах социального планирования, материального производства, выступает все расширяющееся воздействие биологии на общество. Только практика, реальные жизненные потребности лежат в основе большинства научных трансформаций биологии, возникновения ее новых отраслей и дисциплин. Дифференциация науки о жизни на множество предметных областей не только фундаментального, но и прикладного характера - прямое следствие возросших социальных запросов.
Естественно, что при столь широком проникновении науки о жизни в ткань социального организма собственный процесс развития биологии, определяемый спецификой мыслительной деятельности, нуждался в подробном анализе. Одно из его направлений оказалось тесно связано с философией.
В наши дни все активнее перемещается центр традиционно сложившихся биологических исследований. Вызов современного общества биологии состоит в требовании полнее учесть злободневные запросы человека, дать более обоснованные ответы на вопросы о его природе, возможностях и перспективах развития в условиях интенсивного преобразования среды обитания. Темпы и масштабы такого преобразования столь возросли, что подчас наряду с изменениями в характере привычных человеку, зволюционно сложившихся природных связей происходит их прямое разрушение и уничтожение. Уязвление природы обнажает беззащитность человека. "Молох" технократизма, исковеркав моральное достоинство человека, нанеся ущерб его здоровью, посягает на его природу. Поскольку понятие природы человека, несмотря на многочисленные усилия придать ему научную корректность, остается все же достаточно расплывчатым, поясним, что в данном случае подразумевается биологическая природа человека как результат органической эволюции.
Социальные сдвиги, происходящие в нашей стране, еще не в полной мере затронули сформировавшуюся атмосферу угнетения человека. И хотя в центр обновления общества ставятся жизненные запросы человека, отношение к нему как к личности не получило закрепления в практике. Естественно стремление глубже понять и объяснить условия его жизни и деятельности с научных позиций. Вот почему внимание к биологии как к научной дисциплине, оказывающей влияние в первую очередь на сферу материального производства, переключается в сторону выявления ее возможностей, связанных непосредственно с человеком, его индивидуальностью.
В чем же то наиболее существенное в результатах биологических исследований, что определяет лицо науки о жизни, какие направления образуют ее передний фронт, что составляет основу философских проблем биологии, формирующих ее социальную значимость и гуманитарный характер? Ответы на поставленные вопросы предполагают довольно трудную задачу: из множества достижений биологии отобрать те, что способствуют ее превращению в непосредственную производительную силу, воздействуют на образ мышления и мировоззрение, трансформируют отношение к человеку, его возможностям. Тем самым в рамках методологических исследований биологического знания, путем выявления объективных предпосылок и закономерностей его становления, повышается значимость социально-мировоззренческих и нравственных аспектов современной биологии.
Характер и суть биологии сегодня выражают те линии ее интенсивного развития, успехи в разработке которых составляют фундаментальный вклад науки о жизни в производство, технологию и культуру. Немало неясностей порождает употребление словосочетания "биологическая революция". XX век вообще богат на слово революция, эпитет революционный. Примета, свойственная столетию, не обошла и биологию. Применительно к науке о жизни это понятие отражает прежде всего новые представления о человеке как сложном единстве биологического и социального. Оно опирается на результаты осмысления единосущности материального космоса и энтропийных сил в мире физико-химического взаимодействия на различных уровнях биологической организации. Молекулярная биология, биофизика и биохимия далеко продвинулись в раскрытии основ функционирования и развития биологических систем. Однако методы физико-химии не смогли исчерпать многообразие мира живой природы.
Принципиально новым фактором для современной биологии выступает мир человеческой культуры. Ведь большинство естественных дисциплин до сих пор не учитывают его в своих предметах. Мало проявляется забота о судьбе фундаментальных открытий, нередко совсем не учитываются их социальные последствия. Общество тоже еще не научилось регулировать прикладную сферу науки, хотя влияние социума на биологию начинает сегодня отчетливее прослеживаться, когда речь заходит о сохранении природы, о здоровье человека, о комплексе наук, исследующих болезнь и способы ее излечения. В свою очередь, все острее ощущают потребность в выводах биологии общественные и гуманитарные науки.
Последствия биологической революции прежде всего начали сказываться на создании новых технологий, в организации интенсивных способов ведения хозяйства, в попытках ограничить распространение экологического кризиса.
70-е годы нынешнего столетия отмечены заметной разработкой теорий и концепций, рожденных на волне научно-технической революции, отражающих влияние молекулярно-биологического редукционизма, идей кибернетики на понимание и объяснение процессов жизнедеятельности. Молекулярно-генетические представления о строении и функционировании живых организмов способствовали формированию учения об уровнях организации живой природы, позволили рассматривать организмы, их объединения как сложные системы, находящиеся в состоянии устойчивого динамического равновесия, способные нивелировать возникающие флуктуации и возбуждения. В ходе раскрытия закономерностей жизни и взаимодействия реальных сообществ растений и животных -популяций получил подтверждение принцип самоорганизации. Идеи кибернетики, казалось, прочно вошли практически во все разделы биологии. Однако кибернетический бум завершился без особого вклада в биологию. Остались лишь отдельные успехи. Так, реализация кибернетического подхода, например, к познанию эволюции позволила полнее раскрыть и объяснить многие ее свойства и закономерности.
Наша эпоха, эпоха компьютеров и математического программирования прорисовывает новые образы науки и даже сулит сказочные возможности на пути распознавания тайн живого. Вот почему последующая интенсификация биологических исследований тесно связывается с информатикой.
Несмотря на безусловное повышение теоретического уровня самой науки, надежды на вклад достижений биологии в реальную жизнь, в условиях труда, воспитания и вообще - существования человека оправдались далеко не в полной мере. В значительной степени сложившаяся ситуация определяется косностью бытующих представлений о развитии и эволюции. Перспектива грядущего, как следствия неизбежного влияния результатов научного освоения мира, еще не полностью осознана обществом, которое не готово во всеоружии научного осмысления реальности встретить свое будущее. Все это происходит на фоне пропагандистских усилий запечатлеть в общественном сознании знак научно-технического прогресса.
Существенная часть преобразований, которые привносятся биологией, связана с распространением биотехнологии. Реализация заложенных в ней идей предвещает поистине революционные изменения в различных сферах производства, пищевой промышленности, медицине. Но понятие биологической революции гораздо шире представлений, ограничивающих возможности биологии рамками новых технологий.
Особенности переживаемого нами времени в том, что мы быстро привыкаем к необычному, легко и как-то незаметно для себя перестаем замечать новаторскую и преобразующую роль открытий, трансформирующих как бы само собой не только атмосферу научного благодушия, но и кардинально перестраивающих обыденную жизнь людей. Так, мы привыкли к тому, что три буквы - ДНК прочно заняли место в текстах, повседневно нас сопровождающих. Сегодня, наверное, для всякого образованного человека не представляет особой трудности их расшифровка: дезоксирибонуклеиновая кислота. И большинство даже не задумывается, а многие и не подозревают, что речь идет о знаменательной вехе на пути проникновения в глубины жизни - открытии ДНК Д. Уотсоном и Ф. Криком в 1953 г. Свершенное ими иногда сравнивают с Большим взрывом, якобы положившим начало нашей Вселенной. Установление факта наличия молекул ДНК привело к осознанию единой генетической природы всего живого, позволило углубить представления человека о собственной эволюции, раздвинуло масштабы использования биологии в практических сферах деятельности.
Явление биологической революции сопровождается - и по мере его проникновения в жизнь это будет ощущаться все сильнее - глубокими изменениями в медицине, сельском хозяйстве и науках экологического цикла. Эпохальные открытия в генетике и иммунологии позволили по-новому подойти к объяснению природы Homo Sapiens. Именно достижения в этой области освещают дорогу в третье тысячелетие. Главный результат, к которому подошла биология - превращение в точную науку, для которой использование компьютера - необходимейшее условие. Современная отечественная промышленность с ее отсталым, антиприродным производством будет обречена, если не сможет своевременно - времени же остается все меньше и меньше - ассимилировать результаты биологических исследований.
Одна из основных причин наблюдаемого преображения науки о жизни кроется в энергичном развитии молекулярной биологии и, в особенности, рождении на ее основе генетической инженерии. Факт, который воспринят и оценен далеко неоднозначно в обществе и отнюдь не во всех кругах, от действенности которых зависит не только социальное благополучие людей, но подчас и политическая стабильность. В результате именно благодаря новому научному направлению политические и промышленные группы отдельных государств получили мощное средство воздействия на глобальное соотношение сил в мировой экономике и даже политике. Высказанная мысль пока еще не переросла в действительность нашего сознания, но игнорирование ее чревато большими осложнениями. Как ни странно сегодня звучит, но всего лишь несколько лет назад даже философы не могли писать о генетической инженерии, поскольку тексты с этими словами были запрещены цензурой. А за границей работа велась полным ходом.
Между тем две традиционные проблемы с новой силой заявляют о себе: первая касается более детального раскрытия роли окружающей среды на формирование индивида, вторая - познания механизмов биологической эволюции во времени, выяснения роли случайности в происхождении человека и его сознания. Как видим, здесь, равным образом и в других случаях, доминирует эволюционная идея, предполагающая единство различных сфер биологической реальности. На долгие годы в центр дискуссий помещаются вопросы диалектики биологического и социального.
Что касается проблемы онтогенеза, то, к сожалению, и сегодня наука, а, следовательно, и практика не обладают биологической теорией индивидуального развития. Процессы регулирования, осуществляемого генами, формообразование органов, закономерности их согласованного взаимодействия, гормональное и биохимическое функционирование организма - все эти и многие другие явления не имеют на сегодняшний день взаимосвязанного теоретического объяснения.
Биологическая революция породила новые надежды на дальнейшее раскрытие человеческой природы с помощью генетики и молекулярной биологии. Однако широкое использование этих мощных средств познания лишь подтвердило, что не только естествознание лежит в основе объяснения многообразия человеческого существования, что не только наука указывает пути расширения его возможностей посредством культурного использования ее результатов. Очевидным фактом стал вывод теоретических рассуждений: прогресс биологической науки не сможет быть достигнут лишь на базе физико-химических дисциплин. Культура сопутствовала человеку с первых его шагов и продолжает формировать его не только в соответствии со своими традициями, но уже и потребностями.
Продолжение биологической революции, ее дальнейший успех связывают с объединением результатов, полученных космической технологией, физикой, генетикой, кибернетикой и психологией, сопровождаемых надеждой сконструировать своего рода Великую объединяющую антропную теорию.
Достижения генетики - лишь первый шаг на пути, который открывают результаты в области физики, разработки новых видов энергии, использования всех экономических и человеческих ресурсов. И здесь важную роль, наряду с политическими аспектами, будут играть вопросы этические, задачи морально-нравственного регулирования проблем, которые в будущем образуют основной узел противоречий.
Проблема соотношения биологического и социального, сложной диалектической природы их взаимосвязей издавна привлекает внимание философов. Многие естествоиспытатели также внесли вклад в ее интерпретацию, пытаясь на основе собственных методов рассмотреть отдельные ее моменты, но при этом оказывались вынужденными в силу логики познания выходить за рамки естествознания, то есть подниматься до уровня философских обобщений. На сегодняшний день наметились исходные принципы и методологические основания ее разработки. Достигнутые результаты позволили существенно расширить понимание этих противоречивых сторон реальности и уточнить используемую терминологию, сыграли определенную роль в практическом приложении полученных выводов. Вместе с тем в свете достижений современной науки обнаружились новые аспекты соотношения биологического и социального, стала очевидной недостаточность внешних, описательных характеристик этого феномена. Имеющиеся успехи, таким образом, заостряют актуальность проблемы особенно в связи с практикой и запросами социального развития.
Поиск причин и анализ условий взаимодействия и взаимовлияния двух высших форм движения материи - биологической и социальной - имеет далекие исторические корни. В результате стало возможным выявить и достаточно ясно осознать, что биологическое и социальное есть не только некое единство, скрепленное многочисленными нитями, но каждая из этих сторон обладает определенной самостоятельностью, что обусловливает их различие, дифференциацию. Наука - как философия, так и биология - способствовала обобщению и осмыслению многочисленных фактов, относящихся к функционированию объектов биологической природы в социальной среде. Ее современные данные подтверждают мнение о необходимости дальнейшего синтеза тех научных представлений, посредством которых раскрываются те или иные аспекты единства и различия биологического и социального, то есть таких сторон взаимодействия живых систем и общества, реальное сосуществование которых немыслимо в отрыве друг от друга.
Каковы же формы взаимодействия биологического и социального, которые, будучи предметом научного рассмотрения, образуют различные уровни его существования?
Во-первых, биологическое и социальное в своем единстве отражают неразрывную связь природы и общества, т. е. факт того природного начала, которое составляет основу возможности и действительности общества как исторически сложившихся форм совместной деятельности людей. Ведь само общество образовалось лишь в результате эволюции живых систем и подъема их на высшую, непосредственно социальную ступень развития. А вся последующая социальная жизнь мыслима только при условии сохранения этого единства.
Во-вторых, биологическое и социальное всегда проявлялись, а сегодня с еще большей силой получают выражение в таком пункте жизнедеятельности общества, как взаимодействие его с естественной природой. Это взаимодействие, вступившее из области предпосылки в область непременного условия, предполагает неостановимый процесс природопользования и природопреобразования.
В-третьих, проблема биологического и социального, может быть, с наибольшей степенью наглядности, доступной не только специалистам-ученым, но и любому мало-мальски внимательному наблюдателю, проявляется в попытках объяснения природы самого человека, суть которого, как известно, определяется его социальностью, общественным характером. Однако в человеческой социальности не следует упускать из виду первый конкретный факт, который подлежит констатированию, - телесную организацию индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе.
Каждая из отмеченных форм взаимодействия биологического и социального предполагает и соответствующие научные подходы. Последние, в свою очередь, определяются не только предметом исследования, но и запросами социального развития. Круг практических вопросов, таким образом, наряду с внутренним ходом развития науки влияет на подбор научных дисциплин, обладающих специальными методами и приемами и позволяющими раскрыть и объяснить специфику каждого из выделенных аспектов.
При этом первая и вторая формы взаимодействия биологического и социального имеют много общего. Но если первая в большей мере отражает историю, то вторая сосредоточивается на актуальном, на том, что характерно для наших дней и что, естественно, сохранится в обществе будущего. Если первая форма взаимодействия рассматривает изначальный факт возможности человеческой жизни и условия ее реализации, позволяет проследить истоки многообразия формирования философских принципов, их влияние на становление мировоззрения, то вторая в значительной мере отражает практические стороны жизни, взаимоотношения человека и природы, складывающиеся в процессе природопреобразовательной деятельности.
Такая систематизация подходов к проблеме биологического и социального, конечно, весьма условна. В жизни все эти аспекты переплетаются настолько тесно, что подчас даже самая приблизительная и общая схема не в состоянии отразить реальные проявления взаимоотношений органической и социальной форм движения материи. Она условна также и потому, что в каждой из выделенных сфер, когда речь идет о возможностях их познания, используются одни и те же понятия: биологическое и социальное, содержание и смысл которых, в их общих принципах и посылках, разумеется, должны быть адекватны, независимо от того или иного подхода к рассматриваемым вопросам.
В свою очередь, каждое из этих понятий, взятое в отдельности, отражает конкретные объекты научного познания и мера их достоверности определяется достигнутым уровнем и соответствующими возможностями тех наук, прерогативу которых они составляют, то есть биологическое связано с циклом наук о жизни, социальное исследуется комплексом наук о человеке и обществе. Но когда они применяются по отношению к объектам, обладающим, так сказать, биосоциальной характеристикой, весьма трудно очертить границы их правомочности, а также исключить возможности их "посягательства на чужие владения". Используя средства абстрагирования и идеализации, можно создать такие условия описания объектов, исследуемых этими науками, которые позволяют в каждом определенном случае рассматривать их либо как только биологические, либо как только социальные, социологические.
Нас интересуют те объекты, анализ которых охватывает две отмеченные области познания, то есть те системы, чье биологическое функционирование немыслимо вне социальных условий, а их социальное существование предполагает биологическую основу. Такая установка дает возможность рассматривать объект как биосоциальный феномен.
На практике невозможно провести жесткую границу, обозначить четкий водораздел между биологическими и социальными свойствами системы, в которой представлены обе стороны, не огрубив и не схематизировав полученные при этом представления. Наука пока еще не изобрела средств и методов, позволяющих строго зафиксировать момент перехода в них одного качества в другое и - наоборот. Однако запросы социального развития, совершенствование методов социального познания, повышение их корректности выдвинули задачу возможно более точного определения и выявления условий взаимодействия и взаимовлияния этих сторон на различных уровнях и этапах развития общества в целом, групп и коллективов людей, а также отдельных индивидов, философия прежде всего своими мировоззренческими принципами и методологическими разработками всегда оказывала влияние на этот процесс, но она не смогла решить эту задачу только лишь на своей собственной основе. В итоге авторы философских концепций, предлагая различные варианты решения проблемы соотношения биологического и социального, не могли обойтись без обращения к естественнонаучному знанию, результаты которого коренным образом влияли на исторический процесс философского обоснования единства и различия биологического и социального.
Использование достижений естествознания и, главным образом, науки о жизни способствовало выработке научного объяснения единства биологического и социального. Всем ходом развития научного познания и человеческой практики получила подтверждение идея о глубоко диалектическом характере этого единства.
В общих чертах была доказана неразрывность биологического и социального как объективной основы существования социальных систем, непременными элементами которых выступает человек и та часть органической природы, которая служит для удовлетворения его разнообразных потребностей. Выясняется все большее количество деталей в сложном механизме взаимодействия этих элементов, что позволяет вскрыть и сформулировать общие закономерности функционирования биосоциальной системы. Биологическое и социальное при этом выступают гносеологическими понятиями, абстрактный характер которых позволяет использовать их для выявления специфических сфер, отражаемых ими, для обозначения границы и водораздела между социальным и биологическим.
Посредством каких же методологических приемов и средств как философского, так и специального, естественнонаучного исследования возможно объединить разнородные научные факты и выработать целостный взгляд на природу взаимодействия биологического и социального как биосоциального феномена? Правильный ответ на этот вопрос дает диалектика, опираясь на научное видение мира, что позволяет избежать того разрыва, который заложен в основе союза И. Соединяя понятия биологическое и социальное этот союз в то же время ограничивает, по существу, глубокое рассмотрение этого сложного явления раздельным описанием его в терминах биологии и социологии. Однако дело не только в семантическом выражении проблемы. Раскрыть подлинную диалектику этой связи, показать действительную природу присущих ей отношений, выработать, наконец, конкретные практические рекомендации - такова задача современной науки.
Успешно выполнить ее нельзя путем механического соединения результатов, полученных в ходе широких самостоятельных исследований, ведущихся каждой из наук в отдельности. Обществознание, оказавшись перед проблемой соотношения биологического и социального, вынуждено обратиться к опыту и биологии, и философии. Практика при этом выступает своего рода поставщиком научной проблематики и мерилом эффективности ее разрешения. Таким образом, лишь на основе взаимодействия философии, биологии и практики возможен научный анализ диалектики биологического и социального.

Контрольные вопросы

1. Сущность и формы проявления жизни.
2. Философские концепции жизни (материалистические, идеалистические, теологические).
3. Креационизм и эволюционизм.
4. Идея развития в философии и естествознании.
5. Генетика и ее роль в познании жизни.
6. Диалектика биологического и социального.


ГЛАВА VII. СОЗНАНИЕ

1. Дух и сознание

Известно, что научное познание имеет дело с явлениями двух типов - материальными и идеальными, или духовными. Сознание как феномен бытия воплощает в себя и материальное, и духовное. В последнее время слово "духовность" получило широкое распространение. Речь идет о духовной культуре, о многомерности духовной жизни, наконец, о возрождении отечественной духовности и национального самосознания. Нередко при этом имеет место смешение понятий, неадекватное их употребление. К слову, это результат не только многоплановости сфер социальной жизни, в которых используются термины "дух", "духовность", но следствие сложности и недостаточной разработанности проблемы в самой философии. Такая ситуация возникла потому, что долгие годы разработка проблемы сознания велась либо в русле идеализма, либо в материалистической плоскости. Однако в силу многогранности явления анализ природы сознания должен ориентироваться не на противопоставление материального и идеального, а на выявление диалектики их объективной взаимосвязи.
Исходя из естественных, биологических предпосылок сознания, следует, что оно тесно связано с психикой человека. Иногда о психике говорят как о душевной жизни, поскольку именно особенности душевной жизни свидетельствуют о тех или иных ее проявлениях в психике. Важно иметь в виду, что "душевная жизнь" и "духовная жизнь" - не одно и то же. Загадка человеческой души с давних пор привлекает внимание философов. Постепенно постановка вопроса вылилась в проблему души и тела. Насколько автономны в своем существовании душа и тело, оказывают ли они влияние друг на друга и если да, то что выступает определяющим - вот те вопросы, вокруг которых сосредоточивалось внимание философов, психологов, ученых других специальностей. Иногда рассмотрение этих вопросов переводится в плоскость так называемой "психофизической проблемы".
Сознание человека неотрывно от его телесной организации. История философии содержит множество примеров, свидетельствующих о попытках разрешить противоречие двойственной природы сознания: показать, с одной стороны, определяющую роль его физиологических предпосылок и, с другой, - раскрыть его метафизическое, идеальное начало. Сегодня ясно, что комплекс естественных наук, включая психологию и психофизику, изучает не душу, а физические явления, связанные в нашем теле с психическими процессами. Для естествознания "душа", "дух", "духовная жизнь" - понятия, имеющие проблематичный характер. Философия, будучи одной из форм общественного сознания, направлена, таким образом, на познание самой себя. Такая постановка проблемы открывает возможность ответить на вопрос: имеет ли душа объективное бытие? Вопросы о душе, в сущности, сводятся к вопросу о природе сознания. И познание ее осуществляется с помощью понятий "дух", "идея", "сознание".
Рассмотрим эти ключевые понятия.
Дух - это совокупность и средоточие всех функций сознания, сконцентрированных в единой индивидуальности. В известной мере дух выступает орудием сознательной ориентации человека. Вся история философии представляет собой попытку подобраться к тайне духа. Это слово достаточно широко распространено в лексиконе всех народов. Употребляя его, мы не всегда вдумываемся, вникаем в его глубинный смысл. Нам понятна суть выражений "боевой дух", "вольный дух", "испустить дух". Ясно нам также и то, когда говорят "дух времени", "здесь русским духом пахнет" и т. п.
Наряду с такого рода использованием понятия дух, можно сказать, обыденного характера оно употребляется, когда хотят выразить не только наивысшие проявления человеческой сути, но и указать на наличие некоего запредельного явления, неподвластного человеческим ощущениям. Так, например, говорят "бесплотный дух", имея в виду одну из троичных ипостасей Бога, Абсолюта. (Одна из заповедей Православия, столь любимая Преподобным Серафимом Саровским, состоит в "стяжании Духа Святаго".) Неслучайно, желая подчеркнуть достоинства личностей, преуспевших на этом пути, отмечают: "сознание его исполнено духом святости".
Из этого, на первый взгляд, частного мнения уже следует, что "дух" более емкое понятие, чем сознание. Это весьма существенно, если принять во внимание, что направленность духа определяет сознание, а сознание, как известно, направляет познание. Отсюда вытекает представление о духовной жизни как мере, критерии человеческого существования. В христианстве дух есть действие Божией благодати, поэтому его проявления имеют мистический характер, покрыты тайной. Душа же, в соответствии с этими взглядами, рассматривается как вместилище духа. Вот почему выше мы говорили о различии духовной и душевной жизни, что, впрочем, было известно уже Платону. По сути, дух и душа - религиозные понятия, но они вместе с тем непреходящие объекты философского исследования.
На ранних этапах человеческой истории сознание не отделяло себя от духа. Более того дух и плоть воспринимались в единстве. Лишь позднее возникает проблема души и тела. В философии проблема духа - это фактически проблема сознания. Долгое время существовала даже наука пневматология (от греческого "pneuma" - дух, душа), исследовавшая природу и проявления духа. Дух есть жизнь, судьба, полагали учителя христианства. Жизнь же раскрывается в опыте, следовательно, и дух познается только в опыте. Русский философ С. Н. Трубецкой (1862-1905) писал: "Человеческий дух объективен лишь в обществе и общественной деятельности, в общении с разумными существами - там, где они существуют истинно, не только в себе и для себя, но и в других и для других, и где другие существуют в нем и для него, так же как он сам. Поэтому человеческий дух может быть вполне объективным лишь в совершенном, абсолютном обществе. И можно сказать, что стремление к такому обществу есть стремление к истинной жизни духа, бессмертию и воскресению".*
* Трубецкой С. Н. Соч., М., 1994. С. 576-577.

Н. А. Бердяев в сочинении "Дух и реальность" подчеркивал, что в немецкой классической философии, продолжившей традицию отыскания духа в бытии, философия духа стала философией объективного бытия. На самом же деле, полагает Бердяев, дух есть не видимая вещь. Чистая духовность находится за пределами мысленного противоположения субъекта и объекта. Дух подразумевает высшее качество по отношению к душевному и телесному.
"Дух есть истина души, - пишет Бердяев, - ее вечная ценность. В этом смысле дух имеет аксиологический характер, он связан с оценкой. Духовность есть высшее качество, ценность, высшее достижение в человеке. Дух дает смысл действительности, а не есть другая действительность. Дух есть как бы дуновение Божье, проникающее в существо человека и сообщающее ему высшее достоинство, высшее качество его существования, внутреннюю независимость и единство".*
* Бердяев Н. А. философия свободного духа. М., 1994, С. 367.

Мы видим, что обсуждение проблем, связанных с духом, душой, да и самим сознанием, идет в сфере понятий, отражающих проявление мира, идей, идеального. Мы уже встречались с категорией идея, в частности, когда речь шла о философии Платона. Рассмотрим ее под углом зрения, определяемым сознанием. Греческое слово "idea" чрезвычайно многозначно. Но прежде всего - это понятие, представление.
Для познающего человека, обладающего сознанием, идея - это форма отражения внешнего мира, включающая в себя сознание цели и перспективы его дальнейшего познания и практического преобразования. Применительно к познанию идеи существуют в виде представлений, понятий и теорий. Идея - одна из важнейших философских категорий и как таковая выполняет различные задачи: во-первых, идея выражает умопостигаемое истинно сущее (Демокрит, Платон, Аристотель), во-вторых, идея выражает первообраз вещей, принадлежащий Божественному духу (Бог творит вещи согласно своим идеям), наконец, в-третьих, идеи - способ человеческого познания.
Главный вопрос, встающий перед философами, когда речь заходит об идеях и об их отношении к сознанию, охватывает несколько аспектов: о происхождении идей, о их познавательной ценности и об их отношении к объективному миру. До сих пор неясности, остающиеся в решении этого вопроса, затрудняют понимание и одного из самых, пожалуй, запутанных в философии понятий - понятия идеального.
Наиболее общее определение идеального - это субъективный образ объективной реальности. Он является субъективным потому, что у каждого человека он имеет индивидуальное выражение, и получает отражение в формах: а) деятельности человека и б) его сознания.
Следует подчеркнуть, что идеальное и процесс его формирования не могут быть объяснены через обращение к физиологическим процессам и механизмам человеческой психики, что составляет одну из главнейших трудностей для философского восприятия. Существенно при этом, что идеальное понимается и как факт общественной, духовной, исторической деятельности.
Феномен идеального имеет важное значение не только в жизни отдельного человека, выступая фактором формирования его сознания, играя большую роль в процессе познания, будучи условием его духовной жизни. Идеальное обладает громадным социальным значением, которое определяется общественным сознанием в различных его формах, культурой и т. п.
Сказанное позволяет подробнее остановиться на проблеме сознания. Дискуссии об одной из основных проблем человеческой жизни, ставшей предметом не только философии, но и многих других наук (социологии, психологии, нейрофизиологии), имеют давнюю историй. Нет возможности остановиться на ней подробнее.
В общих чертах сознание - это способность идеального воспроизведения действительности, реального мира, предполагающая наличие специфических механизмов и форм такого воспроизведения на разных его уровнях. Основные признаки сознания включают в себя отражение, отношение, целеполагание и управление.
Сознание присуще только высокоорганизованной материи. Оно обладает идеальным характером. Глубочайшая тайна сознания скрывает самый факт представленности субъекту, то есть человеку многообразной картины мира, той реальности, в которой живет человек и частью которой сам является.
Сознание пронизывает внутренний духовный мир человека, а также являет собой всю совокупность чувственных, логических, волевых и эмоциональных процессов мозга. Сознание - одно из основных понятий философии, а также других наук.
Рассмотрим подробнее природу сознания.
Сознание начинается с созерцания, переживаемого как ощущения, восприятия реального мира, в котором живет человек. Именно ощущение выступает источником и первоначалом сознания. В ходе созерцания мира человек формирует непосредственные связи с объектом: ощущает его и убеждается в его достоверности.
Своеобразие созерцания заключается в том, что оно убеждает в чувственной достоверности вещей. Закрепление чувственной достоверности - начальный и необходимый момент сознания.
Ощущение - это способность отражать различные свойства предметов объективного мира во время их непосредственного воздействия на органы чувств. Ощущение обеспечивает связь сознания с миром, причем в такой мере, что в итоге "иначе, как через ощущения, мы ни о каких формах вещества и ни о каких формах движения ничего узнать не можем".
Восприятие выражает результат целостного воздействия на органы чувств единичных предметов, их свойств и отношений. Оно формируется на основе ощущений, которые предшествуют восприятию. Их специфика состоит в том, что ощущение может иметь место и до и вне восприятия, тогда как восприятие не может ни возникнуть, ни существовать вне ощущения. Таким образом, восприятие - это своеобразно структурированный образ, состоящий из комплекса ощущений. Восприятие тем самым выражает более высокую ступень развития сознания. В ходе ощущений и восприятий присутствует момент обобщения. Восприятие у человека сопровождается осмысливанием предметов, их свойств и отношений. Закрепление и сохранение полученной информации обеспечивается памятью.
Представление - это такое свойство сознания, в котором оно как бы впервые отрывается от своего непосредственного источника и начинает существовать как относительно самостоятельное субъективное явление. Представление существует в двух формах - воспоминания и воображения. Раз возникнув, представление может в дальнейшем иметь самостоятельное значение в жизни человека.

2. Биологические и социальные предпосылки сознания

Вся история человечества - история поиска тайн сознания, стремление понять, каким способом человек, выделяя себя в мире природы как нечто отличное от нее, тем не менее воспринимает бытие, природу как целое, частицей которого является он сам.
Полагают, что познать сознание невозможно. Столь категоричное утверждение справедливо, если принять во внимание ограниченность и неполноту всякого знания, что определяется принципиальной неисчерпаемостью объекта познания. Тем не менее философия, опираясь на результаты естественных наук (биологии, физиологии и психологии), на протяжении всей своей истории занята разработкой проблемы сознания. Ее исследование, как, впрочем, и других философских вопросов, осуществлялось по двум направлениям - идеализма и материализма. Особый взгляд на происхождение и природу сознания высказывает религиозная философия и богословие.
Идеализм исходит из того, что сознанию свойственна изначальная активность. Материализм в вопросах происхождения и функционирования сознания опирается на представление о сознании как субъективном образе объективного мира. При различии подходов между ними есть общее - признание связи психики с сознанием. Отсюда вытекает определяющая роль головного мозга в формировании сознания.
Современная наука исходит из представлений о биологическом единстве животных и человека. В силу этого обстоятельства иногда делаются выводы о полной аналогии психических процессов у человека и животных. На самом деле все обстоит гораздо сложнее. Оставим проблемы антропосоциогенеза в стороне. Рассмотрим мозг человека как основу нервной системы. Именно развитие мозга (цефализация) привело к завершению процесса антропогенеза и рождению феномена сознания.
Одно лишь описание мозга как структурно-функционального органа требует привлечения многочисленного ряда специальных наук. Целые научно-исследовательских институты заняты изучением его деятельности. Многое в структуре и функции этого важнейшего органа еще предстоит выяснить.
Структура мозга включает около 14 млрд. клеток-нейронов, взаимодействие которых образует нейронные ансамбли. Основная работа мозга осуществляется в коре больших полушарий, их подразделяют на правое и левое. Важное значение, очевидно, имеют и подкорковые центры. Главная функция мозга - хранение и переработка информации, получаемой человеком в процессе познавательной деятельности. Именно физиологические механизмы (мозг с его сложной структурой) лежат в основе познавательной деятельности человека, конкретно-образного и абстрактного мышления.
Нейрофизиология исследует механизмы функционирования мозга, обеспечивающие поведение человека. Русский физиолог И. П. Павлов (1849-1936) заложил основы экспериментального изучения высшей нервной деятельности животных и человека методом условных рефлексов. Развивая учение И. М. Сеченова о рефлекторном характере психической деятельности, он подчеркивал в природе рефлекса его причинный характер, связь динамики с конструкцией, единство анализа и синтеза. В своем учении о высшей нервной деятельности Павлов доказал, что в коре больших полушарий головного мозга животных и человека образуются временные связи. Он сделал выводы о сигнальной функции психического. Суть их в том, что он определяет формы приспособления организма, который в своей ответной реакции предвосхищает течение будущих событий. Важное философское значение имеет теория Павлова о второй сигнальной системе.
Сегодня стало ясно, что мозг человека симметричен; правое полушарие по своему морфологическому строению повторяет левое. Но в функциональном отношении между ними существует большое различие. К середине XX в. стали говорить о специализации правого и левого полушарий. Выяснение этого вопроса - одна из актуальных проблем нейрофизиологии.
Предполагается, что левое полушарие "ответственно" за все виды речевой деятельности, включая понимание речи и говорение. Оно также обеспечивает процессы чтения и письма, осуществление счетных операций, отнесение объектов к определенным классам. Правое полушарие контролирует ориентировку в собственном теле, восприятие пространственных отношений, обеспечивает правильную координацию, например, при одевании. Однако в вопросе о специализации полушарий головного мозга остается еще много неясного.
Другая область познания биологических предпосылок сознания связана с изучением поведения животных. Наука, которая этим занимается, называется этологией. Специалисты пытаются выяснить причины поведения животных, механизмы их совместной жизни.
Существенным моментом поведения и животных, и человека является память - важнейшее условие сознания. Закреплению памяти содействуют ранние формы обучения.
Выяснилось, что психика животных обладает только биологической природой, тогда как психике человека присущи и биологические, и социальные свойства. Биологическая природа человека предопределяет индивидуальный характер каждого человеческого существа, способности передаются по наследству. Тем не менее без соответствующего социального климата они могут развиваться и совершенствоваться, либо оставаться нереализованными. То есть формирование сознания человека, осуществляясь в ходе онтогенеза, подвержено биологическим и социальным факторам.

3. Самосознание

Сознание как продукт социального развития существует лишь в форме психической деятельности. Психика - это особая форма отражения реальности. Такой подход позволяет выделить и другие свойства сознания. Существенно, что, отражая действительность, оно и само входит в понятие действительности. Сознание - это двуединое отражение, в котором фиксируется единство субъекта и объекта.
Такое свойство сознания более полно раскрывается понятием рефлексия, которое выражает форму теоретической деятельности человека, направленной на осмысление (осознание) своих собственных действий. Это также деятельность самопознания, раскрывающая духовный мир человека. Значение рефлексии состоит в том, что посредством ее достигается освоение культуры, деятельных возможностей человека.
Сознание не только .отражает действительность, но позволяет высказать определенное к ней отношение. Это его свойство дает возможность человеку занять ту или иную позицию в отношении объектов неживой и живой природы, в конкретных жизненных условиях и обстоятельствах. То есть речь идет о том, что наличие сознания придает человеческому поведению ценностный и личностный аспект.
Наконец, сознание включает в себя творческое начало, открывающее человеку возможность преобразования мира, совершенствования природных задатков. Только творческий человек способен быть свободным человеком.
Разговор о природе сознания предполагает употребление таких понятий, как индивид и личность. Частично они затрагиваются в главе, посвященной человеку, здесь же они рассматриваются под углом зрения становления самосознания. Когда речь идет об отдельном субъекте (не о виде, группе, сообществе), мы употребляем термин особь. Но если требуется подчеркнуть те или иные качества, отличающие особь от других представителей вида, используем термин индивид.
Индивиду присущи качества, возникающие уже на ранних стадиях его онтогенеза. Это прежде всего неделимость. Все органы, будучи элементами индивида, образуют его целостность, но лишь взаимодействуя друг с другом как отдельные части (с присущими им морфологическими и функциональными особыми свойствами), они становятся единым и целым. Наконец, индивиду присущи те или иные многообразные морфологические особенности, позволяющие отличать его из массы других особей или индивидов.
Индивид - результат длительной эволюции, в процессе которой имеет место не только дифференциация (более четкое проявление тех или иных свойств, качеств, способностей, недостатков), но и интеграция. Последнее - это такое свойство организма, которое позволяет сглаживать, нивелировать определенные свойства индивида. Особенно важно это для таких свойств, которые могли бы стать фактором, снижающим жизнеспособность индивида. Индивид проявляет себя в первую очередь как генотипическое образование, но не менее важна и роль онтогенеза. Чем выше индивид поднимается по эволюционной лестнице, тем сложнее становится его организация, иными словами, индивиды индивидуализируются.
В отличие от понятия индивид, слово "личность" употребляется только по отношению к человеку. Притом лишь с некоторого этапа его развития, поскольку только человек обладает сознанием. Понятие сознание и личность неотделимы. Воспринимать и оценивать человека как личность позволяет только наличие и проявление сознания. В этом случае все индивидуальные качества человека, сколь бы существенными и выразительными они ни были, уходят как бы на второй план. С какого момента онтогенеза человека проявляется сознание - вопрос спорный. Педагоги и психологи полагают, что свойства личности закладываются с момента рождения, но их развитие может либо стимулироваться условиями воспитания, либо тормозиться.
Психопатология свидетельствует и о раздвоении личности, имея в виду раздвоение сознания. И это отнюдь не словесный прием. Однако, заметим, никогда не говорится о раздвоении индивида.
Личность - относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития. В специальной и философской литературе встречается два понимания личности. Одно, когда врожденные (наследуемые) способности постепенно выкристаллизовываются в качестве личности. Другое предполагает, что формирование личности прямо не совпадает с процессом прижизненного изменения природных свойств, иными словами, конкретные этапы онтогенеза не обязательно соответствуют определенному уровню развития личности.
Личность - это сугубо человеческое образование. Человеческая личность не выводится из приспособительной деятельности. Поэтому трудно предсказать, как сложится личность ребенка даже в тех случаях, когда он обладает определенными врожденными дефектами. Или, напротив, рождается полноценным, физически здоровым. Никакая исключительность индивида однозначно не предопределяет формирование его как личности. Потому что личность представляет продукт интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта. При этом сохраняются особенности индивида.
Важное место в становлении личности играют мотивы и эмоции.
Мотив - это побуждение к деятельности. В человеческой жизни мотивы проявляются в разных формах - инстинктивного импульса, биологического влечения, различных интересов и желаний. Мотив - это совокупность внутренних психологических состояний, побуждающих человека к тому или иному действию. Такое действие предполагает наличие цели. Однако следует учесть, что одни и те же мотивы порождают различные по целям действия, тогда как сходные действия могут вызываться разными мотивами. На разных этапах развития личности возникают различные мотивы. Человек поставлен перед необходимостью в своем стремлении их удовлетворения отдать предпочтение одним, отбросить другие, отложить на какое-то время третьи. Как удастся разрешить противоречие, возникающее в ходе столкновения различных мотивов, зависит от уровня развития личности.
В зависимости от степени осознания мотивов человеком различают влечения и желания. Влечение - это слабо дифференцированная, недостаточно ясно осознанная потребность. Влечение нередко возникает у человека в форме смутного образа, путанных, быстротечных мыслей. Желание как мотив характеризуется достаточно прочным, устойчивым осознанием потребности. При этом осознаются не только объекты потребности, но и пути ее достижения. Желанию сопутствует постоянная мысль о какой-либо вещи, предмете, конкретном человеке. Его подкрепляет волевое стремление к обладанию объектом желания.
Человек переживает различные эмоциональные состояния. Эмоция (от латинского "emoveo" - потрясаю, волную) - это переживание ощущений, особое психическое состояние, связанное с проявлением инстинктов и мотивов. Эмоции выполняют определенную регулятивную функцию в поведении человека: положительные - способствуют более активной деятельности, отрицательные - снижают, тормозят активность и инициативу. Опять же в зависимости от уровня развития личности человек может управлять своим эмоциональным состоянием. Так, одной из социальных оценок человека выступает признание у него способности "не поддаваться эмоциям", "справляться с эмоциями". Подчас это бывает нелегко, поскольку простейшие эмоциональные процессы предопределены генетически и выражаются в органических, двигательных и секреторных изменениях. Каждый на своем опыте переживал состояния, порождаемые эмоциями: удовольствия, неудовольствия, страха, радости.
В ходе культурного и духовного развития эмоции освобождаются от инстинктивной природы (хотя и не полностью) и формируют широкий спектр высших эмоциональных процессов - социальных, интеллектуальных, эстетических. Таким образом, главное содержание эмоциональной жизни человека все более тяготеет в сферу его духовной жизни.
Человек живет в мире своих многообразных эмоций. Не всегда ему удается справляться с ними, подчинить их проявление в желательном направлении. Современная жизнь ввела в обиход слово стресс. В начале 70-х гг. текущего столетия шведский ученый Г. Селье разработал теорию адаптационного синдрома, в соответствии с которой под стрессом понимается состояние эмоциональной напряженности, вызываемой опасностью, связанной с выполняемой работой, аварийными ситуациями, повышенной ответственностью, нервной перегрузкой в результате нехватки времени и многими, многими другими факторами.
Переживания, порожденные мотивами и эмоциями, концентрируются в человеческих потребностях. Потребность - это такое состояние организма, личности, социальной группы и общества в целом, которое выражает зависимость от объективного содержания условий их существования и выступает источником различных форм их активности. Проблема потребностей имеет важное социальное значение, актуальность которой как никогда ранее возросла в современных условиях.
Существуют естественные и искусственные потребности. Каждый человек рождается наделенным ими. Однако в ходе жизни его потребности испытывают существенную трансформацию. Происходит это не по прихоти индивида. Форма и характер потребностей изменяется по мере становления личности. Понятно, что человек не может избавиться полностью от естественных потребностей, например, от потребности в пище, одежде, жилье. Но удовлетворение его потребностей возможно лишь в процессе деятельности.
Достижение счастья - одна из главных целей человеческого существования. Счастье - неустранимая потребность каждого человека. И здесь античность дает пример одной из первых попыток осмысления этой проблемы.
Человек действует потому, что он хочет. Проблема человеческого хотения всегда привлекала философское внимание. Так, издавна известна концепция гедонизма (от греческого слова - наслаждение). Согласно этому учению, высшим благом в жизни является наслаждение, а стремление к нему - важнейший принцип поведения. Широкое распространение гедонизм получил в древнегреческой философии. Представители школы киренаиков объявляли наслаждение целью жизни, проповедовали погоню за наслаждениями, неумеренность и распущенность в поведении. Но и в то время не все философы разделяли подобные взгляды. Эпикур (341-270 до н. э.), напротив, призывал к мере в наслаждениях, обращая внимание на то, что чрезмерные чувственные удовольствия приводят к пресыщению и даже переходят в страдание. Отсюда счастье Эпикур видел не в чувственном наслаждении, а в отсутствии страдания. Счастливой жизнь станет тогда, когда она приведет к атараксии - состоянию невозмутимости и безмятежности.
Одновременно ив тесной связи с гедонизмом возникает эвдемонизм - учение о стремлении к счастью как основы нравственной жизни.
Представления древних о природе потребностей эволюционировали в ходе развития философской мысли. По мере проникновения в человеческую психику все более прояснялось, что субъективные хотения не являются мотивами поведения, ибо они не способны породить направленную деятельность.
Подводя итог сказанному, отметим, что многообразие эмоциональных явлений, сопутствующих человеческой жизни, - существенный фактор формирования сознания. Не всякая эмоция оказывает воздействие на процесс зарождения и укрепления сознания. Первоочередное значение здесь имеют так называемые смыслообразующие эмоции. По мере обучения и воспитания человека, вовлеченности его в общественную жизнь складывается иерархия мотивов. Происходит их осознание. Человек научается и подготавливает себя к тому, чтобы строить свое поведение в соответствии с мотивами, реализация которых способствует утверждению его как личности. Его притязания все более соотносятся с ценностными установками на достижение социально значимых результатов.
Выработка способности к достижению этих результатов - процесс длительный и охватывает все стадии, которые переживает человек с момента рождения до достижения зрелости и, неизбежно, смерти.
Формирование личности начинается с биологической связи - в ходе взаимоотношений ребенка и матери. Конечно, эти связи социально опосредуются. Так называемый социум входит в жизнь ребенка миром многих (или, напротив, скудным и ограниченным) предметов, вещей, игрушек. Образы первых предметов, которые запечатлеваются неосмысленным, всегда удивленным взором ребенка, нередко сопровождают человека на протяжении всей его жизни. В ходе игры ребенок выясняет и познает функциональное значение его вещей и игрушек. Он естественным, как это ни удивительно, способом овладевает речью. И вначале устный язык придает все ускоряющийся ритм вызреванию индивидуального сознания. Кристаллизируется зерно отношений, формирующих личность.
Постепенно образуются связи мотивов, позволяющие осознанно относиться к желаниям, выбору средств их достижения. Завязываются узлы личности. Все это происходит на фоне развития воли - одного из главных элементов личности. Дальнейшее становление личности сопровождается процессом целеобразвания. Проблема цели - одна из сложнейших и древнейших в истории философии. Не вдаваясь в ее обсуждение, отметим, что в вопросе о сознании различают конкретную цель деятельности - некий идеальный образ предмета (или результата) практической деятельности человека и абстрактную цель стремления, иными словами, представление о некоем идеале, для достижения которого осуществляется эта деятельность.
С момента привнесения в жизнь человека целесообразных отношений его действия и поступки, принимая многообразные формы, все более обогащаются. Человек приобретает черты, позволяющие судить о нем как о личности. Созревание личности у каждого человека протекает по-разному. Специалисты в области возрастной психологии выявили рубежи кризисов, через которые проходит человек и которые так или иначе характерны для большей части людей. Все причастные к воспитанию детей знают, насколько важно во время уловить перемену в настроении, отношениях, поведении трехлетнего, семилетнего ребенка, насколько труден и порой непредсказуем подростковый период. Завершающая стадия формирования личности выпадает на период зрелости, временные границы которого также весьма индивидуальны.
В целом же процесс формирования сознания сопровождается сдвигом мотивов на цели, изменением их иерархии, рождением новых мотивов с последующим их вытеснением и замещением. Получило распространение мнение, что личность рождается дважды. Впервые, когда у ребенка обнаруживается множество мотивов и появляется соподчиненность его действий. И второй раз - когда возникает индивидуальное сознание.
Важнейшей чертой личности выступает ее способность к самосознанию. Имея представление о мышлении и сознании, мы видим, что это не тождественные явления. Сознание отличается от мышления наличием интересов, убеждений, ценностной ориентации. В сознании человека умещается не только образ внешнего предмета, но и образ об этом образе. Такое свойство сознания называется самосознанием. Самосознание выступает существенным моментом сознания постольку, поскольку предметом сознания является не только внешний мир, но и сам человек. Самосознание можно определить как осознание, оценку человеком своего знания, нравственного облика, присущих ему идеалов, мотивов поведения. Иными словами, в рамках самосознания человек способен дать целостную оценку самому себе как деятелю, как творцу, то есть самосознание выступает мерилом развитая человека. Выше уже говорилось, что самосознание тесно связано с рефлексией.
Проявление самосознания отмечается на разных уровнях, поскольку оно свойственно не только индивиду. Человек осознает свое место в семье, отношение к нему со стороны родных, близких, осознает он и то, как сам относится к тем, с кем его связывают родственные узы, дружеские привязанности. Очень важную роль самосознание играет при уточнении места человека в коллективе - в студенческой группе, в рабочей среде, в структуре фирмы. В зависимости от того, насколько верно оценивает себя личность по своему вкладу в общее дело коллектива, не переоценивает ли (или, напротив, недооценивает) свои способности и возможности, зависит не только успешная карьера, но, что не менее важно, психическое состояние, моральное и физическое здоровье индивида.
Наивысшего проявления самосознание достигает на уровне больших социальных групп - локальных обществ, народов и наций, государства, человечества в целом.
В современных условиях со всей остротой заявляет о себе проблема национального самосознания. Она имеет не только философско-теоретичеекое, но и практическое значение.

Контрольные вопросы

1. Сознание как высший уровень духовной деятельности человека.
2. Биологические и индивидуальные предпосылки сознания,
закономерности его формирования.
3. Осознанное и неосознанное в человеческой деятельности.
4. Сознание и самосознание.
5. Индивидуальное, общественное сознание. Национальное самосознание.


ГЛАВА VIII. НАУКА

1. Социальная функция науки

Успехи познания тесно связаны с развитием науки как одной из форм общественного сознания. Без науки невозможно представить современную жизнь и человеческую культуру, она - высшая форма знания, которая охватывает все явления неживой и живой природы, материальную и духовную деятельность людей. С помощью науки оцениваются не только результаты истории, анализируются текущие события, но и в известной мере прогнозируется будущее.
Слово "наука" означает знание, которое противоположно незнанию - отсутствию достоверной информации о каком-либо явлении, процессе или вещи. Каждая наука имеет свой предмет и метод. Под предметом подразумевается что исследуется, а под методом - как, каким способом осуществляется это исследование.
Наука - результат общественного развития, с момента своего зарождения она неразрывно связана с человеческой деятельностью, с одной стороны, находясь под ее постоянным влиянием, а с другой - оказывая на нее активное воздействие. Она всемерно способствует становлению и развитию мировоззрения, одна из главных ее задач - удовлетворение общественных потребностей.
Возникновение науки своими корнями уходит в далекое прошлое. Изучением истории и закономерностей ее развития занимается специальная научная дисциплина - науковедение. И хотя зачатки отдельных наук обнаруживаются задолго до нашей эпохи, в своих современных формах она заявляет о себе в XVI-XVII вв. Именно отрезок времени - от даты публикации труда Н. Коперника "Об обращении небесных сфер" (1543) до выхода сочинения И. Ньютона "Математические начала натуральной философии" (1687) - принято называть эпохой "научной революции". В этот период возникает мощное интеллектуальное движение, в первую очередь связанное с творчеством таких мыслителей, как Галилей, Бэкон, Декарт.
В результате усилий ученых, прежде всего, естествоиспытателей, меняется образ мира, возникает его научная картина. Утверждается представление о бесконечности Вселенной, в которой Земля - небесное тело, существующее наряду с другими планетами. С эволюцией образа мира меняется и образ человека, явленный новым типом мировоззрения.
Вместе с тем и сама наука не стоит на месте. С появлением новых теорий и открытием естественных законов расширяются возможности исследования и объяснения мира природы. Астрология и магия замещаются научным методом, разработанным и обоснованным, главным образом, Галилеем, Бэконом, Декартом. Все более широкое распространение получает эксперимент - важнейшее средство приобретения достоверных знаний. В рамках науки формируется принципиально новый тип знания, опирающийся на коллективное сотрудничество ученых, использующих специальный язык, создающих сложную и разветвленную систему научных, исследований.
После многократных попыток добиться автономии науки от веры и философии ученые достигают заметных успехов в этом устремлении. Сложился новый - более эффективный - способ познания, объединивший теорию и практику, науку и технику. На первый план выдвигается ученый-экспериментатор. Сама наука выходит за стены монастырей и университетов. Ее достижения и она сама, как сфера приложения интеллектуальных способностей, становятся более доступными все большему числу граждан.
Возрастает интерес к научным представлениям о человеке, о природе науки и особенностях научного поиска, об отношениях науки и общества, науки и философии, научного знания и веры.
В настоящее время наука является сложной и многообразной формой общественной деятельности, органически включающей в себя рациональные и материальные факторы. И все же, несмотря на это, в качестве ориентира-путеводителя науку следует рассматривать как систему знаний о мире. При этом объектом научного знания выступают все явления и процессы, происходящие в природе и обществе. Объективному научному знанию предшествует донаучное, которое, в основном, базируется на чувственном субъективном восприятии действительности. Донаучное знание частично зависит от наблюдательности человека, характера, сложности и степени доступности его объектов человеческим чувствам. По этим причинам оно содержит в себе немало ошибок.
В отличие от него научное знание опирается на анализ фундаментальных основ естественных явлений и процессов, а поэтому содержит в себе больший объем истинного знания. С учетом этого можно считать, что наука - это система знаний, полученных в результате практики, включающей в себя исследование и освоение процессов и явлений, происходящих в космосе, природе, обществе и человеческом мышлении.
Условно структуру науки, способы получения знаний можно представить в виде четырех, тесно связанных между собой частей - эмпирической, теоретической, философско-мировоззренческой и практической.
Эмпирические знания включают в себя информацию, полученную с помощью обыденного сознания и добытую опытным путем - посредством наблюдения и эксперимента. Этот уровень знаний, несмотря на его кажущуюся простоту, не следует недооценивать. Именно благодаря получаемым опытным путем фактам, ставящим под сомнение уже существующее знание или же расширяющих количество фактов о еще неосмысленных явлениях, раньше или позднее приходят к созданию новой теории или концепции, объясняющей закономерности, которым подчиняются как "старые", так и новые факты. Прежде чем Коперник, со своими последователями, выдвинул и обосновал гелиоцентрическую систему, уже были известны многочисленные факты, которые ставили под сомнение истинность геоцентрического объяснения Солнечной системы, выдвинутого Аристотелем-Птолемеем и господствовавшего более полутора тысяч лет.
Вторая часть включает в себя теоретическое знание. Напомним, что теоретическое знание - это такой уровень развития науки, когда через знание фундаментальных законов можно объяснить, привести в определенную систему разрозненные факты, явления и процессы. Современное теоретическое знание возникло сравнительно недавно, 300-400 лет тому назад. Именно тогда ученые, прежде всего, естествоиспытатели, впервые начали постигать законы, помогающие постигнуть суть природы. Так, человечеству, задолго до Ньютона, были известные механические процессы, происходившие в окружавшем его мире, но только этот английский ученый придал механике значение науки, открыв в конце XVII века основные законы движения тел и представив их в виде целостной системы.
Помимо законов, которые составляют основу теоретического знания, к этому разделу науки также относятся идеи и гипотезы. Именно с них, собственно, и начинается формирование научного знания. Каждая теория вначале выступает в качестве идеи или гипотезы, которые, благодаря новым фактам, в том числе добытым с помощью экспериментов, превращаются (или нет) в научную концепцию.
Третью часть составляет философско-мировоззренческий компонент науки. Раньше мы уже показали роль философии как методологии для других наук, что предопределено универсальным характером законов, которые она изучает. Но и сама философия нуждается в достижениях конкретных наук, без знаний которых она не может существовать. Поэтому, чем выше степень универсальности и всеобщности закона конкретной науки, открытого учеными, тем он ближе к философии, тем легче философии выступать в роли методологии познания. Так, открытие закона сохранения и превращения энергии, который охватывает огромное количество явлений и процессов, предоставило дополнительные веские доводы философским положениям о бесконечности и вечности материи и движения.
Мировоззренческий аспект науки отражает истолкование фактов, использование теории для подтверждения существующей картины мира или же дает основания для ее критики и поддержки новых гипотез. В качестве примера можно привести уже упоминавшиеся геоцентрическую систему Аристотеля-Птолемея. В течение столетий вновь обнаруживаемые факты использовались для ее подтверждения, а вот, Коперник, впрочем, как и некоторые астрономы до него, начал трактовать открытые им и известные до него факты для критики геоцентрической системы и обоснования своей астрономической концепции.
В общественной жизни мировоззренческий аспект науки проявляется в подтверждении или отрицании основополагающих принципов общественного устройства и межчеловеческих отношений, например, того или иного типа государственного устройства или различных форм собственности.
В практическую часть науки входят инструменты, приборы, технологии, созданные и используемые человеком для получения новых знаний. Каждому, кто имеет отношение к производству или лабораторным исследованиям, хорошо известно, что без соответствующих инструментов и приборов они практически не приспособлены к исследовательской деятельности. Вообще, надо прямо сказать, что в наше время никакой род деятельности человека невозможен без технических средств, созданных человеком. Не в последнюю очередь из-за их широкого использования науку сейчас справедливо относят к одной из производительных сил. Но это ее новое качество ни в коей мере не подрывает суть науки как духовного проявления деятельности человека и особой формы общественного сознания.

2. Практические потребности - главный источник становления и развития науки

Важнейшее значение в понимании сущности и предназначения науки имеет выяснение факторов, которые сыграли решающую роль в ее возникновении. Вся история человеческой жизни свидетельствует, что до настоящего времени главнейшей задачей человека остается борьба за существование. Если сказать конкретнее, выделив только самое существенное, то это - использование человеком природной среды в целях обеспечения себя самым необходимым: продовольствием, теплом, жилищем, досугом; создание более совершенных орудий труда для достижения жизненно важных целей; и, наконец, прогнозирование, предвидение природных и социальных событий и, по возможности, в случае неблагоприятных для человечества последствий, недопущение их.
Для того, чтобы справиться с поставленными задачами, необходимо знать причинно-следственные связи, или законы, действующие в природе и обществе. Именно вследствии этой потребности - в сочетании с человеческой деятельностью - появляется наука.
В первобытном обществе науки не было. Тем не менее уже тогда человек обладал определенными знаниями, которые помогали ему заниматься охотой и рыболовством, строить и сберегать свое жилище. По мере накопления фактов, совершенствования орудий труда у первобытных людей начинают формироваться зачатки знаний, которые использовались ими в практических целях. Так, например, смена времен года и связанные с этим климатические изменения заставляли первобытного человека запасаться на холодный период теплой одеждой и необходимым количеством продовольствия.
В последующие тысячелетия, можно сказать, вплоть до XX века, практические потребности человека оставались главным фактором развития науки, истинное становление которой, как уже отмечалось раньше, начинается в Новое время - с открытия прежде всего законов, действующих в природе. Особенно бурным был рост научных знаний в XVI-XVII веках, в основе его лежали возросшие запросы производства, мореплавания, торговли. Поступательное развитие крупной машинной индустрии требовало расширения сферы познания и сознательного использования законов природы. Так, создание паровой машины, а затем двигателей внутреннего сгорания стало возможным в результате использования новых знаний в различных областях - механике, электротехнике, металловедении, что означало крутой перелом не только в развитии науки, но и повлекло изменение взглядов на ее роль в обществе. Одна из отличительных особенностей Нового времени, когда речь идет о науке, связана с ее переходом от донаучного в научный этап. Начиная с этого времени, наука становится отраслью человеческой деятельности, с помощью которой человек может не только получать ответы на теоретические вопросы, но и добиваться весомых успехов в их практическом применении.
Тем не менее наука остается относительно самостоятельной по отношению к практической потребности. Это проявляется, главным образом, в прогностической и проблемно-постановочной функции. Наука не только выполняет заказы производства и общества, но и ставит перед собой сугубо специфические задачи и цели, моделирует актуальные и возможные ситуации как в природе, так и обществе. В связи с этим разрабатываются различные модели поведения или деятельности.
Одним из важнейших внутренних источников развития науки выступает борьба противоположных идей и направлений. Научные дискуссии и споры, обоснованная и разумная критика - важнейшее условие творческого развития науки, не позволяющее ей закостенеть в догматических схемах и останавливаться на достигнутом. Наконец, нельзя не сказать и о том, что прогресс науки сегодня возможен лишь при наличии системы подготовки научных кадров и разветвленного комплекса научно-исследовательских институтов. Наука, ее практическое приложение стоят очень дорого. Канули в прошлое времена, когда научные открытия "лежали" на поверхности и, по большому счету, не требовали крупных специальных затрат. Сейчас, с ростом запросов человека, усложнением задач, стоящих перед наукой, а главное, постоянно растущей потребностью в новых открытиях и их скорейшем использовании в практике, затраты на науку увеличиваются, можно сказать, в геометрической прогрессии. Немало средств требует деятельность высших учебных и научных учреждений. Однако все это оправдано, так как будущее человечества и каждого человека во многом зависит от развития науки, которая все непреложнее становится производительной силой. Неслучайно развитые страны мира тратят значительные средства (несоизмеримые с теми, что пока выделяются в России) на систему образования и подготовку научных кадров. По-другому - просто нельзя. Вот лишь один пример. Известно, что запасы природных энергоносителей - угля, нефти, газа, используемые в настоящее время, уже не в столь отдаленном будущем кончатся. Уже сейчас значительную часть электроэнергии человечество получает за счет атомных электростанций, действующих благодаря широкому использованию научных достижений. В будущем - и это становится все более общепринятым среди ученых фактом - роль науки в решении этой и многих других проблем, касающихся жизнедеятельности человека, многократно возрастает.

3. Научное знание и религиозная вера

Кому-то название этого параграфа, а тем более его включение в главу о науке, покажется, мягко говоря, странным. Это не так. Если рассуждать чисто формально, то наука и религия, являясь формами общественного сознания, ставят объектом своего рассмотрения идеи о природе, обществе, человеке и уже только по этой причине неприемлемо положение, когда их разделяют "китайской" стеной. Но это, однако, не самый веский аргумент. Более важно, что на протяжении всей истории культуры человечества наука и религия играли определяющую роль в духовной жизни, порой, ведя непримиримую борьбу между собой, а подчас, даже сотрудничая. Каждому образованному человеку известно немало гениальных и талантливых ученых, сделавших в своей области эпохальные открытия и остававшихся вместе с тем верующими. С другой стороны, можно привести имена священнослужителей, обогативших науку гениальными открытиями. Достаточно вспомнить Николая Коперника и Джордано Бруно. К тому же, к науке и религии следует подходить с исторических позиций, а не оценивать их роль по меркам сегодняшнего времени, во многом утратившего дух преемствования и наследования культурных традиций.
В течение многих столетий и тысячелетий, когда науки, по существу, еще не было, полурелигиозные, а затем религиозные верования нередко выступали в качестве своеобразного общего мировоззрения, посредством которого люди воспринимали мир и в соответствии с которым жили и работали. Конечно, было бы неплохо, если бы в момент появления христианства имелось и научное представление о мире, но оно еще было не выработано, и только благодаря христианству люди находили в его учении ответы на волновавшие их вопросы и осознавали смысл собственного существования. Приведенной аргументации вполне достаточно для обоснования постановки данной проблемы.
Итак, история свидетельствует, что наука и религия, возникнув для исполнения как бы различных миссий, продолжили затем свое существование совместно, параллельно, в одном случае - сотрудничая, как, например, в Древней Греции, или же смертельно враждуя. Даже в период позднего Средневековья, когда господство христианства в духовной жизни общества было, можно сказать, абсолютным, наука, тем не менее, испытывая жесточайшие гонения со стороны церкви, существовала и развивалась.
Наша цель состоит в том, чтобы показать, что наука и религия, отличаясь друг от друга своими доктринальными положениями, помогают человеку в познании окружающего мира, наполняют смыслом его земное существование и дают надежду на бессмертие если не тела, то души.
Как известно, с момента появления христианства его богоспасительные идеи были направлены на вопросы о природе Бога, о смысле Воплощения, о роли Провидения в человеческой судьбе и эсхатологической направленности истории. Наука, естественно, также пыталась ответить на эти вопросы, черпая доводы в ходе исследований материального мира, опираясь на факты, доступные рациональному анализу.
Рассматривая противоречивый характер взаимоотношения науки и религии, следует иметь в виду, что они имеют два разных предмета, а, соответственно, и различные пути познания, ориентирующиеся на разные критерии достоверности. Все это приводит к выводу о принципиальной самостоятельности и независимости науки и религии. Отсюда - невозможность подтверждения или проверки религиозного постижения истины данными и результатами науки.
Действительно, стремление по религиозным основаниям отрицать реальность твердо установленных научной теорией и экспериментально подтвержденных фактов есть не что иное, как неправомерное приписывание им религиозного авторитета, которым по своему предмету они обладать не могут. Особенно показательно в этом плане отношение католической церкви к науке в период эпохальных открытий в области астрономии, когда в ожесточенной борьбе с научным мировоззрением инквизиция посылала на костер лучших деятелей науки. Гонения церкви на науку - одна из мрачных сторон ее истории.
Впрочем, и попытки со стороны науки с помощью данных, полученных в эксперименте, выводов, вытекающих из научной теории, неправомерны. Ибо истины, усматриваемые в религиозном опыте, относятся к совершенно иной и высшей области бытия, они обнаруживают себя лишь в познавательном процессе, направленном именно на эту область. Научное познание мира не в состоянии доказать или опровергнуть истины религии. Как ни прискорбно, многовековой опыт постижения Абсолютного подтверждает этот факт.
Наука осуществляет познание реального мира путем анализа отдельных его элементов, выявления закономерностей, присущих его фрагментарным структурам. И хотя одна из главных задач науки - достижение целостного знания о мире как едином и целом, эффективного метода ее решения пока не найдено. В отечественной философии сформировалась весьма обширная сфера исследований, направленных на разработку проблем научного познания, - философские вопросы естествознания. Несмотря на то, что в этой области были получены результаты, способствовавшие повышению эффективности научного исследования, все же не удалось преодолеть издержки дифференциации науки. Даже знание тенденций, характерных для материалистической философии и опирающихся на естествознание, в итоге ведет к недооценке человека как существа духовного, живущего не только для удовлетворения биологических, материальных потребностей, но имеющего и душевную жизнь.
Религия же путем постижения в непосредственном религиозном опыте Бога познает отношение мира и человека к Богу как сверхмирному началу.
Вместе с тем наука и религиозное сознание неизбежно соприкасаются, когда речь идет о восприятии мира как реальности бытия. Ни ученый, ни богослов не могут отрицать, что в этом мире действуют объективные законы, в соответствии с которыми идет его эволюция. Тем самым этот мир имеет собственную небожественность, а в значительной мере и противобожественность. Однако метафизического объяснения этого факта наука дать не может. Со своей стороны, религия объясняет этот факт современного состояния мира в учении о грехопадении.
Религиозное сознание не может смириться с тем, что мир и человек утратили все следы своего божественного происхождения. Неприятие этого допущения обусловлено тем, что в лице человека и его души, которой доступно Бог опознание и жизнь в Боге, дана внутренняя связь мира с Богом. Наличие такой связи предполагает присутствие божественных сил в мире.
Наука и философия предпринимали попытки объяснить существование Бога посредством понятия о Его безусловной и исключительной трансцендентности миру, несовместимой с Его имманентностью. Подобные представления, впрочем, разделялись и некоторыми богословскими мыслителями.
Такие взгляды противоречивы, ибо, в конечном счете, они ведут к представлению об удаленности человека от Бога, к ощущению покинутости мира Богом и в ходе психологических переживаний, рационального осмысления трансформируются в атеизм. Именно это обстоятельство как бы представляет извечную опасность для ветхозаветной религии иудаизма. Для науки подобное представление о Боге также ущербно, поскольку лишает ее возможности объяснения факта Богопознания и общения с Богом. Истинная же природа религиозного чувства определяется единством трансцендентности и имманентности в Богосознании.
В наше время проблемы религиозного сознания вышли из забвения. Насущные потребности жизни, усиливающиеся социальные противоречия, кризис, переживаемый практически всеми общественными институтами, побуждают к переосмыслению природы духовности, к постижению основ и сути духовной жизни человека. Способствовать этому будет дальнейшее уяснение роли науки в общественной жизни, разрешение противоречий в ее отношениях с религией, сферой морали и нравственности.

4. Наука и этика

Одним из важнейших принципов, который неустраним из научной деятельности, является соблюдение этических норм. Это обусловлено той особой ролью, которую наука выполняет в обществе. Речь конечно, не идет об известных максимах типа: "не укради", "не лги", "не убий" и т. п. В принципе эти этические правила являются универсальными и ими, по замыслу их творцов, люди всегда должны руководствоваться в своих взаимоотношениях друг с другом. Следовательно, эти принципы должны распространятся на все сферы человеческой деятельности, в том числе и научную.
С момента зарождения науки и до настоящего времени перед каждым настоящим ученым, как своего рода "дамоклов" меч, стоит вопрос об использовании результатов его деятельности. Представляется, что знаменитое гиппократовское "не навреди" в полной мере следует отнести не только к медикам, но и к ученым. Нравственный аспект в оценке деятельности человека заявляет о себе уже у Сократа, считавшего, что человек от природы стремится делать добрые дела. Если же он совершает зло, то только из-за того, что не всегда умеет отличить добро от зла. Стремление разобраться в этом, одном из "вечных", вопросе характерно для многих творческих личностей.
Истории известны и противоположные взгляды на науку. Так, Ж.Ж. Руссо, предостерегая от излишнего оптимизма, связанного с бурным ростом научных знаний, полагал, что развитие науки не ведет к повышению нравственности в обществе. Еще более резко выразил свое отношение к науке французский писатель Франсуа Шатобриан (1768-1848). Он вполне определенно заявил, что идея разрушения является характерной особенностью науки.
Беспокойство об использовании результатов научных исследований и этическая позиция ученых по этой проблеме небеспочвенны. Ученым, больше чем кому-либо, известны те возможности, которые присущи науке как для созидания, так и для разрушения. Особенно тревожная ситуация с использованием достижений научных исследований складывается в XX веке. Известно, например, что после того, как возможность ядерной реакции была обоснована теоретически, крупнейшие ученые мира, начиная с А. Эйнштейна (1879-1955), глубоко осознали трагические последствия, к которым могла бы привести практическая реализация этого открытия. Но, даже осознавая возможность гибельного исхода и в принципе выступая против нее, они, тем не менее, благословили президента США на создание атомной бомбы. Нет нужды напоминать, какую угрозу для человечества представляет атомно-водородное оружие (не говорим о более современных его модификациях). По существу, впервые в истории с помощью науки было создано оружие, которое может уничтожить не только человечество, но и среду его обитания.
А между тем, наука во второй половине XX века сделала такие открытия в области генной инженерии, биотехнологии, функционирования организма на клеточном уровне, что возникла угроза изменения генного кода человека, перспективы психотропного воздействия на Homo sapiens. Если сказать более простым языком, то с помощью направленного воздействия на гены и нервные структуры человека можно превратить его в биоробота и заставить действовать в соответствии с задаваемой программой. Как отмечают некоторые ученые, с помощью науки сейчас можно создать условия для появления такой формы жизни и такого типа биоробота, которые ранее никогда не существовали. Это может положить конец длительному эволюционному этапу развития жизни и привести к исчезновению нынешнего человека и биосферы. Некоторое представление о том, что ждет человека, случись подобное, дают американские фильмы "ужасов", в которых "правят бал" невообразимые вампиры и монстры.
Достижения наук о человеке, сделанные в этой области открытия, со всей остротой ставят вопрос о свободе научного поиска и осознанной ответственности ученых за свою деятельность. Задача эта весьма и весьма сложная, содержащая в себе много "х". Укажем лишь на некоторые из них.
Прежде всего, не всегда, в силу разных причин, можно в полной мере оценить созидательные результаты и разрушительные эффекты сделанных открытий. Между тем сведения о возможности их пагубных последствий становятся достоянием многих специалистов и замолчать или скрыть их становится невозможным.
Во-вторых, это престиж ученого. Бывает, что исследователь годами, а то и десятилетиями занимается той или иной проблемой. И вот, он получает значительный результат, который сразу может поставить его в число известных ученых, но именно по моральным соображениям он должен "молчать", скрыть свое открытие, в том числе и от своих коллег, чтобы не допустить распространения полученной информации. В этом случае ученый оказывается в сложной ситуации, требующей морального выбора. Она усугубляется возможностью того, что кто-то другой может придти к подобным научным результатам значительно позже, обнародовать их, и тем самым заявить о своем научном приоритете.
Наконец, нельзя сбрасывать со счета устройство общественных отношений, в которых приходится жить и работать ученому. Известно, что в соперничестве между собой государств или общественных образований, которые в процессе человеческой истории стремились к подчинению других народов и даже к мировому господству, соблюдать моральные нормы чрезвычайно трудно.
И все же, несмотря на всю сложность этой проблемы, чрезвычайную динамику этических норм и требований, приоритетными направлениями в этом плане является формирование у ученых высокого чувства личной ответственности, общественная потребность регламентации тематики и, соответственно, глубины разработки научных проблем. Никакой дискриминации или ограничения свободы творчества ученых такой подход не предполагает. Обществу и каждому ученому просто-напросто предлагаются новые правила, регулирующие допустимую научную проблематику, и такая установка на изучение научных проблем, которые не представляли бы угрозы для существования человечества.

Контрольные вопросы

1. Сущность науки, исторические условия ее возникновения и развития.

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign