LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

заснули или потеряли сознание, а позже очнулись в своем
физическом теле.
"Я не помню, как я вернулся обратно в мое физическое тело.
Это было похоже на то, как если бы меня куда-то унесло, я
заснул и затем проснулся уже лежащим на постели. Люди, которые
находились в комнате, выглядели так же как и тогда, когда я их
видел будучи вне своего тела".
С другой стороны, некоторые помнят, что они с некоторой
скоростью переносились в свое физическое тело. Часто это
сопровождалось толчками в конце их внетелесного опыта.
"Я находился под потолком, наблюдая за тем, как они
возились с моим телом. После того, как они применили электрошок
в области грудной клетки и мое тело резко дернулось, я сразу
просто упал в свое тело, просто как мертвый груз. Следующее,
что я помню, - я снова был в своем теле".
И: "Я решил, что должен вернуться обратно. После этого я
почувствовал как бы толчок, который направил меня обратно к
жизни, в мое тело. Я почувствовал, что в этот самый момент
вернулся к жизни".
В очень немногих случаях, в которых момент возвращения
вспоминается довольно подробно, возврат, как говорят,
происходит "через голову".
"Моя "сущность", как мне казалось имела два конца, -
короткий и длинный. В конце аварии она просто стремилась
остановиться над моей головой. Когда моя "сущность" покидала
тело то мне казалось, что она выходила длинным концом вперед,
но возвращение, по-моему, началось с короткого конца".
Один человек вспоминает: "Когда я видел, как они поднимали
мое тело и вытаскивали его из под рулевого управления, я
чувствовал, что меня как-будто тащат через какое-то
ограниченное пространство, что-то вроде воронки. Там было темно
и черно, и я быстро двигался через эту воронку обратно к моему
телу. Когда я был "влит" обратно мне показалось, что это
"вливание" началось с головы, как если бы я входил с головы. Я
не чувствовал что могу как-то рассуждать об этом, не было даже
времени подумать. Перед этим я был в нескольких ярдах от моего
тела и все события вдруг приняли обратный ход. Я даже не успел
сообразить в чем дело, "я был вливаем в мое тело".
Обычно ощущение и отношение к происходящему, связанные с
данным опытом, несколько запаздывают по времени и осознаются
тогда, когда кризис уже миновал.
1. "После того как я вернулся назад, я почти целую неделю
проплакал от того, что я снова должен жить в этом мире. Я не
хотел возвращаться обратно".
2. "Когда я вернулась назад, у меня сохранились некоторые
удивительные ощущения по отношению ко всему окружающему. Они
продолжались на протяжении нескольких дней. Даже сейчас я
иногда ощущаю нечто подобное".
3. "Эти ощущения были совершенно непередаваемы. В
некотором смысле они сохранились во мне и теперь. Я никогда не
забываю об этом, я часто об этом думаю".
КАК РАССКАЗАТЬ О ПЕРЕЖИТОМ ДРУГИМ ЛЮДЯМ ?
Необходимо сразу подчеркнуть, что люди пережившие опыт
умирания, вообще говоря, нисколько не сомневаются в его
реальности и важности. Интервью, которые я брал, неизменно
содержат утверждения такого рода. Вот, например:
"Все время, пока я находился вне своего тела, я был
совершенно изумлен тем, что со мной случилось. Я не понимал
этого. Но все было совершенно реально. Я видел свое тело
отчетливо и, в то же время, как издалека. Мое сознание было не
в таком состоянии, чтобы я мог что-нибудь выдумывать. У меня не
возникало никаких идей. Я просто был в совершенно неподходящем
для этого состоянии".
И еще: "Это совершенно не было похоже на галлюцинацию.
Однажды у меня были галлюцинации, когда мне в больнице давали
кодеин. Но это было задолго до того, как произошел этот
несчастный случай, во время которого я был в самом деле убит. В
пережитом мною тогда опыте не было ничего похожего на
галлюцинацию, совсем ничего".
Такие же замечания я слышал от многих людей, вполне
отличающих сны и фантазии от реальности. Люди, которых я
интервьюировал, были деятельными и вполне уравновешенные. Они
не рассказывали бы о пережитом опыте, если бы это были
всего-навсего сны, напротив, они считают что все, происшедшее с
ними, было ничем иным, как действительным событием.
С другой стороны, несмотря на полную убежденность в
реальности и важности того, что с ними случилось, они понимают,
что наше современное общество просто не в состоянии отнестись к
такого рода свидетельствам с пониманием и симпатией.
Действительно, многие из лиц, опрошенных мною, говорили, что с
самого начала они прекрасно понимали, что если они попытаются с
кем-либо поделиться пережитым опытом, то скорее всего подумают,
что у них помутился рассудок. Так что мои пациенты никому не
рассказывали о своем опыте, за исключение нескольних, самых
близких людей.
"Это было очень интересно. Но это что-то такое, о чем мне
совсем не хотелось кому-нибудь рассказать. Люди просто подумали
бы, что я сошла с ума".
Другое воспоминание: "Долгое время я никому не рассказывал
этого. Я просто совсем не мог об этом говорить. Я чувствую, что
это смешно, потому что я боялся, что мне никто не поверит и
будут говорить: "Ну, ты все это придумываешь".
Однажды я решил, - "Хорошо, посмотрим, как будут
реагировать на это мои домашние". Я рассказал им об этом, но
больше никому. Но я думаю, что моя семья все-таки не верит
мне".
Другие стремились сразу же рассказать кому-нибудь о том,
что им пришлось пережить, но наталкивались на такое
непонимание, что сразу же решили помалкивать об этом.
1. "Единственным человеком, кому я пытался рассказать об
этом, была моя мать. Я говорил с ней вскоре после того, как это
произошло. Но ведь я был всего лишь маленький мальчик, и она не
обратила на это никакого внимания. Так что больше никому об
этом не рассказывал".
2. "Я попробовал рассказать об этом своему пастору, но он
сказал мне, что это была галлюцинация, после чего я молчу об
этом".
3. "Я была очень общительна в начальной и средней школе,
но я скорее следовала за всеми, чем придумывала что-нибудь
новое. Я была последователем, а не лидером. После того, как это
случилось, и я пыталась рассказать об этом подругам, они просто
начинали считать меня сумашедшей, - так мне казалось. Я снова
рассказывала об этом и меня слушали с интересом, но потом я
слышала как обо мне говорили: "Она дейстительно немного
тронулась". В тех случаях, когда я видела, что это замечание
просто шутка, я старалась разьяснить все это. Я не пыталась
поразить всех, - "Вот здорово, -смотрите, какая страшная штука
произошла со мной!" Я только хотела сказать, что нам необходимо
больше знать о жизни, гораздо больше, чем знаю, скажем, я или
мои знакомые".
4. "Когда я очнулась, я попробовала рассказать о
случившемся сестрам, которые за мной ухаживали. Но они
посоветовали мне не обсуждать всего этого, так как мне это,
дескать, только привиделось".
Как говорит один из моих пациентов: "Очень быстро вы
начинаете понимать, что люди не воспринимают ваш рассказ так,
как вам хочется. Вы просто не в состоянии преодолеть какой-то
барьер и рассказать обо всем этом". Довольно интересно. что
только в одном случае из всех обследованных мною, врач
обнаружил интерес к переживаниям, связанным с предсмертным
опытом и даже выразил к ним определенную симпатию.
Одна девушка после перенесенного ею внетелесного опыта
рассказывала мне:
"Моя семья и я просили доктора объяснить нам, что со мной
произошло. Он сказал, что это довольно часто случается с людьми
во время сильных болей и травм, потому что душа в этих случаях
оставляет тело".
Если учесть скептицизм и почти полное непонимание с
которым сталкиваются люди, пытающиеся обсудить пережитый ими
предсмертный опыт, то неудивительно, что он в чем-то
отклоняется от нормы, поскольку никто не переживал того, что
случилось с ним. Как, например, один мужчина говорил мне: "Я
был там где никто никогда не был".
Часто случалось, что когда после первого детального
интервью о перенесенном опыте смерти я говорил этому человеку,
что другие рассказывали мне о точно таких же событиях и
ощущениях, то он переживал чувство огромного облегчения. "Это
очень интересно узнать о том, что другие люди пережили такой же
опыт, потому что я не понимал... Я действительно счастлив
услышать об этом и узнать, что оказывается не я один прошел
через это. Теперь я знаю, что я не сумасшедший. Для меня это
всегда было чем-то совершенно реальным, но я никогда никому
ничего не рассказывал. Я боялся, что обо мне будут думать:
"Когда он отключился, то наверное повредился в уме и так у него
это и осталось". Иногда я думал о том, что, наверное, и другие
переживали такой же опыт как и я, но едва ли мне удасться
встретиться с кем-нибудь, кто знает о таком человеке, потому
что я не думал, что кто-нибудь об этом расскажет. Если бы
кто-нибудь пришел и рассказал мне об этом же до того, как я
побывал там, то я вероятно тоже решил бы, что этот человек
просто выставляется, потому что в нашем обществе это частенько
бывает".
Однако, есть еще и другая причина из-за которой некоторые
проявляют сдержанность в рассказах о своем опыте другим людям.
Они чувствуют, что пережитое ими так трудно описать, это
настолько выходит за рамки нашего языка, образа мышления и
всего привычного существования, что просто бесполезно пытаться
что-то объяснить.
ВЛИЯНИЕ НА ЖИЗНЬ
По причинам, которые были только что изложены, ни один из
моих пациентов не соорудил себе портативного аналоя и не пошел
проповедовать денно и нощно о своем опыте. Никто не порывался
убедить других или попытаться всех убедить в реальности того,
что им довелось пережить. На самом деле, как я убедился,
трудность состоит в совершенно обратном: люди обычно очень
сдержаны в рассказах о том, что с ними произошло.
Пережитый опыт оказал на их жизнь очень тонкое
умиротворяющее воздействие. Многие говорили мне, что после
того, что произошло они чувствуют, что их жизнь стала глубже и
содержательнее, так как благодаря этому опыту они стали гораздо
больше интересоваться фундаментальными филосовскими проблемами.
"До этого времени, - это было до того как я окончил
колледж - я рос в очень маленьком городке. Люди в нем не
отличались широким кругозором и я был таким же как и они. Я был
типичным школьником. Но после того, как это случилось в моей
жизни я захотел знать больше чем я знаю. Хотя в то время я не
думал, что есть еще кто-нибудь, кто знает что-либо об этом, так
как я никогда не выходил за пределы того маленького мирка в
котором я жил. Я ничего не знал ни о физиологии ни о чем-либо
другом в этом роде. Все, что я знал, - было ощущение, что я как
будто повзрослел за одну ночь после того как это случилось,
потому что это открыло для меня целый новый мир, о
существовании которого я даже не подозревал. Я думал: "Как
много такого, что следовало бы узнать". Другими словами, есть
что-то большее в жизни чем футбол и танцы вечером в пятницу. И
для меня стало очень важным знать то, о чем я раньше даже не
подозревал. Я стал думать: "Где граница для человека и для его
сознания?" Происшедшее со мной открыло мне целый мир".
Другое свидетельство: "С того момента, как это случилось,
я всегда думаю о том, что я сделал с моей жизнью и что должен
буду с ней делать. Моя прошлая жизнь - я не удовлетворен ею. Я
не думал, что миру что-либо нужно от меня, так как я в самом
деле делал то, что мне хотелось и так, как мне хотелось: и я
еще живу и могу делать что-то еще. Но после того, как я умирал,
все переменилось, сразу после этого опыта. Я стал задумываться,
когда я совершал те или иные поступки, совершал ли я их потому,
что они были хорошими для меня? Раньше я реагировал на что-либо
просто импульсивно, теперь же я вначале обдумывал то с чем мне
приходиться встречаться хорошенько и не спеша. Мне кажется, что
все должно проходить через сознание и перевариться в нем.
Я стараюсь делать вещи по возможности существенные и те,
после которых мое сознание и моя душа чувствуют себя лучше. Я
стараюсь избегать предубеждений и не осуждать людей. Я стараюсь
совершать поступки, которые хороши сами по себе, а не только
полезны лично для меня. И мне кажется, что я стал теперь
гораздо лучше разбираться в жизни. Я чувствую, что обязан этим
тому, что со мной произошло, то есть своему опыту смерти, тому,
что я тогда увидел и пережил".
Другие сообщают о том, что у них измнилось отношение к
физической жизни, к которой они вернулись. Одна женщина,
например, очень просто говорит об этом: "Это сделало для меня
жизнь гораздо более ценной".
Один человек говорил мне следующее: "В каком-то смысле это
было благословенным событием, потому что до этого сердечного
приступа я был слишком занят планированием будущего моих детей
и постоянно переживал то, что произошло вчера, так что я
утрачивал радость настоящего. Сейчас я совершенно иначе
отношусь к жизни".
Некоторые упоминают о том, что благодаря тому, что они
прошли через опыт смерти, изменился их взгляд на соотношение
ценности физического тела и его разума. Это особенно ярко
выражено в рассказе одной женщины, которая пережила внетелесный
опыт во время своей близости к смерти.
"В тот момент я была гораздо больше сосредоточена на
состоянии моего разума, чем физического тела. Наш разум гораздо
более важная часть нас, чем вид и форма нашего тела. До этого в
моей жизни было все как раз наоборот. Мое основное внимание и
главные интересы были сосредоточены на моем теле, а то, что
происходит с моим разумом меня как-то не занимало,
- все шло само по себе.
Но после того, как это произошло именно состояние моего
разума стало основным предметом моих забот, а уже на втором
месте забота о теле, - оно просто нужно для поддержания
разумной жизни. Тогда для меня не имело значения, - есть у меня
тело или нет. Я не думала об этом. Самым главным тогда для меня
был мой разум". В очень небольшом числе случаев пациенты
рассказывали о том, что после пережитого опыта смерти им
казалось, что они приобретали или замечали за собой интуитивные
способности, находящиеся на границе психики.
1. "После этого опыта я ощущаю себя как бы духовно
обновленным. С тех пор многие говорили мне, что я сразу
оказываю на них умиротворяющее воздействие, когда они
взволнованы. Мне кажется, что я теперь лучше чувствую людей,
могу быстрее улавливать их состояние".
2. "Я думаю, что после моего опыта смерти у меня появилась
одна особенность, - я чувствую, когда в жизни других людей
происходят какие-то неприятности. Например, очень часто, когда
я нахожусь среди людей, поднимающихся в лифте в учреждении, где
я работаю, мне кажется, что я почти читаю по их лицам, что с
ними происходит и могу сказать, что они нуждаются в помощи и в
какой именно. Много раз я заговаривал с людьми, которые были
чем-то расстроены. Я приглашал их к себе в кабинет, чтобы
поговорить с ними и помочь им".
3. "После того, как я переболел, я чувствую, что могу
улавливать мысли и чувства людей. Я хорошо чувствую, когда
человек чем-то обижен. Я часто могу сказать, что человек хочет
сказать еще до того, как он начинает говорить. Многие не
поверят мне, но у меня было много действительно поразительных
примеров. Однажды я был в компании и продемонстрировал свое
умение. Несколько человек, которые меня до этого не знали,
после этого встали и ушли. Они испугались, что я наверное
колдун или что-нибудь еще в этом роде. Я не знаю появилась ли у
меня эта способность в тот момент, когда я был мертв, или это
свойство было у меня и раньше, но как бы дремало и я никогда не
использовал его до того, как это со мной произошло".
Это хорошо согласуется с рассказами об "уроках", которые
вынесли люди из темного соприкосновения со смертью. Почти все
подчеркивают важность стремления в этой жизни к возвышенной
любви к другим людям, любви исключительной и глубокой. Один
человек, который встретил светящееся существо, чувствовал
полную любовь и понимание даже в тот момент, когда жизнь его
развернулась подобно панораме для того, чтобы светящееся
существо могло ее увидеть. Он почувствовал, что вопрос, который
задало ему светящееся существо, заключается в следующем, -
может ли он таким же образом любить людей? Он чувствует, что
теперь его обязанность на земле - учиться такой любви.
Кроме того, многие подчеркивают важность приобретенных
знаний. В течение их опыта им было сообщено, что накопление
знаний продолжается даже после жизни. Одна женщина, например,
после опыта "смерти" стремиться использовать любой случай для
того, чтобы улучшить свое образование. Другой мужчина дает
следующий совет: "Неважно, в каком вы возрасте, не переставайте
учиться. Я думаю, что обучение, - это процесс, уходящий в
вечность".
Никто из опрошенных мной людей не говорил, что выходил из
этого опыта с чувством морального "очищения" или совершенства.
Никто не выказывал чувства превосходства, - "я святее, чем ты".
По-существу, большинство вынесли впечатление, что они,
напротив, должны еще к чему-то стремиться, чего-то достигать.
Их видения поставили перед ними новые цели, новые моральные
принципы и определенное указание жить в соответствии с ними, но
без ощущения мгновенного спасения или непогрешимости.
НОВОЕ ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ
Как и следовало ожидать, этот опыт оказывает глубокое
влияние на отношение переживших его людей к физической смерти,
особенно тех из них, которые не думали, что есть что-либо после
смерти. В той или иной форме все эти люди высказывали одну и ту
же мысль, - что они больше не боятся смерти. Это, однако,
требует пояснения. Во-первых, определенные виды смерти очевидно
представляются нежелательными и, во-вторых, никто из опрошенных
мной людей не ищет смерти, не желает ее. Все они чувствуют, что
у них есть определенные задачи в этой физической жизни и все
они, вероятно, согласились бы со словами одного человека,
который говорил мне: "Я должен еще довольно много сделать в
этой жизни, прежде чем уйти из нее". Например, все они
безусловно отвергают самоубийство, как средство возвращения в
ту реальность, в которой они побывали во время своего опыта.
Просто теперь состояние смерти не представляется чем-то
страшным, угрожающим. Давайте посмотрим несколько отрывков, в
которых объясняется такое отношение к смерти:
1. "Я полагаю, что этот опыт что-то определил в моей
жизни. Я был ребенком, мне было всего десять лет, когда это
произошло, но и сейчас, то есть на протяжении всей моей жизни,
я сохранил абсолютное убеждение в том, что есть жизнь и после
смерти. У меня нет и тени сомнения в этом. Я не боюсь умереть.
Некоторые люди, которых я знаю, так боятся этого, так запуганы.
Я всегда улыбаюсь про себя, когда слышу людей сомневающихся в
посмертном существовании или говорю им: "Когда умрете -
увидите". Про себя думаю: "Они действительно не знают этого". В
моей жизни мне пришлось пережить много всевозможных
приключений. Однажды я был под угрозой револьвера,
приставленного к моему виску. Но это не очень испугало меня,
потому что я думал: "Ну что ж, если я действительно умру, если
они убьют меня, я знаю, что я все равно буду жить где-то в
другом месте".
2. "Когда я был маленьким мальчиком, я бывало боялся
смерти. Я просыпался по ночам, плакал и устраивал истерики. Мои
мать и отец вбегали в мою комнату, чтобы узнать, что произошло.
Я говорил им, что не хочу умирать, но я знаю, что это случиться
со мной и просил их, чтобы они, если это возможно, спасли
меня.. Моя мать успокаивала меня, говоря: "Нет, просто это путь
по которому мы все пойдем, все с этим встретимся". Она
говорила, что все мы должны идти туда в одиночку, и когда
придет
время все мы должны сделать это хорошо. Спустя много лет после того, как
моя мать умерла, я говорил о смерти с моей женой. Я по-прежнему боялся
этого, я не хотел, чтобы она приходила.
Но после зтого опыта я не боюсь смерти. Это ощущение
исчезло. Я больше не чувствую себя ужасно на похоронах. Я даже
в каком-то смысле рад за умерших, потому что знаю, где
находятся те, которые умерли.
Я верю в то, что Господь послал мне этот опыт, чтобы я
таким образом узнал о смерти. Конечно, мои родители успокаивали
меня, но Господь показал мне это, чего они конечно сделать не
могли. Теперь я не обсуждаю эту проблему, но я знаю об этом и
совершенно спокоен".
3. "Теперь я не боюсь умереть. Это не значит, что смерть
для меня желанна или что я хочу умереть прямо сейчас. Я не хочу
этого, потому что я полагаю, что должен жить здесь. Но я не
боюсь смерти, потому что я знаю куда пойти после того как
оставлю этот мир, так как я уже был там раньше".
4. "Последнее, что скказал мне свет перед тем, как я
вернулся в свое тело обратно к жизни, - было, если выразить это
кратко, - "я вернусь к тебе". Он говорил мне, что сейчас я буду
возвращен обратно к жизни и буду жить, но будет время, когда мы
с ним снова встретимся, и что тогда я действительно умру. Так
что я знаю, что снова встречусь с этим светом и с этим голосом,
но я не могу сказать, когда это произойдет. Я думаю, что это
будет очень похоже на то, что я пережил, но все будет лучше,
так как я теперь знаю, что меня ожидает и я не буду так смущен
как тогда. И все же я не думаю, что мне захочется вернуться
туда в ближайшее время. Я хочу еще многое сделать в этом мире".
Как видно из приведенных примеров, основная причина из-за
которой смерть перестает быть чем-то устрашающим, заключается в
том, что человек, переживший подобный опыт, уже не сомневается
в том, что жизнь не прекращается со смертью тела. Причем, для
такого человека это уже не абстрактная возможность, а факт из
его собственного опыта.
Давайте рассмотрим концепцию "аннигиляции", которую мы
обсуждали в самом начале книги. Согласно этой концепции смерть
представляется в виде "засыпания" либо "забывания". Люди
пережившие "смерть "решительно отвергают такое сравнение. Они
предлагают аналогии, согласно которым смерть есть переход из
одного состояния в другое, или выход сознания на более высокий
уровень бытия. Одна женщина, которая видела своих родных,
явившихся встретить ее во время ее "смерти", сравнивает смерть
с "возвращением домой". Другие говорят, что смерть подобна
какому-то приятному событию, например, пробуждению, окончанию
школы или освобождению из тюрьмы.
1. "Некоторые говорят, что мы не употребляем слова
"смерть" потому, что мы всегда стремимся избежать ее. Что
касается меня, то это совершенно неверно. Я думаю, что если бы
вы пережили то же самое, что и я, то вы бы сердцем знали, что
нет другой такой же прекрасной вещи как смерть. Вы просто
переходите из одного состояния в другое, как, скажем, из школы
в колледж".
2. "Жизнь подобна тюремному заключению. Но в этом
состоянии мы просто не понимаем, какой тюрьмой является для нас
наше тело. Смерть подобна освобождению, выходу из тюрьмы. Это
пожалуй самое лучшее с чем я мог бы ее сравнить".

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign