LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

теоретик немецкого психоанализа, хотя его усеянные философскими цитатами
сочинения написаны на таком уровне, что большинству психоаналити-ков очень
нелегко применить их на практике. Вклад Вольфганга Лоха в психоанализ
представлен тремя книгами: "О теории, Технике и тера-пий психоанализа"
(Loch, 1972), "О понятиях и методах психоанализа" (1972) и "Перспективы
психоанализа" (1986).
Лично я высоко ценю его выступления в защиту гипотезы о взаимосвязи
фрустрации и агрессии, которая в позволяет гораздо лучше понять патогенез и
структуру депрессивно-психотического состояния, чем гипотеза об изначальном
инстинкте агрессии или смерти (1967). Не менее важны и его опыты по
применению психоанализа в широкой медицинской практике, которыми он занялся
вслед за Балинтом, ока-завшим на него заметное влияние (1969). Следует
упомянуть, что особое внимание он обращал на роль и функции наставника и
учителя в процессе взросления детей (1974), что позволило левым радикалам
заподозрить его в консерватизме. Последние работы Вольфганга Лоха об
отношениях психоанализа и истины, об инстинкте и объекте, о ком-муникации,
языке и переводе, а также о проблемах смысла, в сущ-ности, понятны только
специалистам (1986). Мудрость жизненного опыта сгущена в них философскими и
психоаналитическими размыш-лениями , что очень затрудняет чтение. И все же я
не перестаю радо-ваться, когда он обогащает научные дискуссии своими
проницатель-ными аргументами, философской эрудицией, остроумными суждения-ми
и афоризмами.
Совсем другая фигура -- Хельм Штирлин, подобно Вольфгангу Лоху
ориентированный в сторону философии и воспитанный на произ-ведениях Карла
Ясперса, Альфреда Вебера, Александра Мичерлиха и Виктора фон Вайцзекера.
Хельм Штирлин долгое время провел в США, в Честнат-Лодж, где с 1957, по 1962
год изучал опыт психоаналитичес-кого лечения психозов. Он написал книгу
"Конфликт и примирение" (1969), в которой увязал философию с
психоаналитическими аспек-тами шизофрении. Заметную роль в его научной
работе сыграли контак-ты с учеными группы, известной впоследствии как группа
Пало-Альто:
Грегори Бейтсон и др. ( G. Bateson, D.Jackson, Т. Lidz, N. Ackermann,
L.Wynne, Ivan Boszormenyi-Nagy). После многолетней научной работы в
Национальном институте психического здоровья в США он вернулся в ФРГ, чтобы
занять в Гейдельберге специально учрежденную для неги кафедру
фундаментальных психоаналитических исследований, и семей-ной динамики.
Однако он более известен не как психоаналитик, а как исследова-тель в
области семейной динамики и терапии, о чем свидетельствуют его книги "От
психоанализа к семейной терапии" (1975) и "Первый семей-ный разговор"
(1978), написанные им в сотрудничестве со своими уче-никами Ингеборгом
Рюкер-Эмбденом, Норбертом Вецелем и Михаэлем Виршингом. Я с неизменным
интересом слежу за научной деятель-ностью Штирлинга, хотя и сомневаюсь в
том, что комбинация его системно-теоретических и психоаналитических подходов
позволяет вы-являть в семейной динамике, не только непосредственно
наблюдаемое взаимодействие ("интеракции"), но и бессознательные фантазии.
Защи-щенная во франкфуртском Институте психоанализа диссертация Михаэля
Бухгольца (Buchholz, 1982) подтверждает это мнение. Немецкую
психоаналитическую школу обогатили и научные вклады Клеменса де Боора и
Хельмута Томэ: оба сотрудничали в прошлом с Мичерлихом, оказавшим на них
сильнейшее влияние, оба работали на основанном де Боором при финансовой
поддержке фонда Рокфеллера психосоматическом отделении Гейдельбергского
университета. Они по-следовательно применили психоанализ к лечению таких
психосоматиче-ских болезней, как астма (Boor, 1965) и нервная анорексия
(Thoma, 1961). Мичерлих оказал немалое влияние на своих многочисленных
коллег, впоследствии проявших себя в психоанализе.
В то время как поздний последователь Мичерлиха -- Клеменс де Боор --
вошел в руководство Института Зигмунда Фрейда и приложил все усилия для
интеграции психоанализа в медицину, (за что его упре-кали леворадикальные
группировки, хотя это вполне соответствовало духу Мичерлиха), Хельмут Томэ
создал отделение психотерапии и психоанализа в только что основанном
Ульмском университете. В 1981 году он переиздал свои статьи о практике
психоанализа под названием "От пассивного психоанализа к активному". По его
мнению, психоана-литик вовсе не является пассивным участником аналитического
процеса, своего рода "зеркалом", отражающим психическое состояние
ана-лизируемого, а напротив, занимает вполне определенную позицию, осознает
свою власть и не боится допускать ошибок на пространстве переноса и
контрпереноса, выявляя с их помощью содержание бес-сознательного.
Хельмут Томэ и Хорст Кэхеле, преодолевая возражения руковод-ства
Института Зигмунда Фрейда, применили такой эмпирический метод, как
механизированный анализ содержания в психоанализе, для чего делали
магнитофонные записи не только отдельных психоанали-тических интервью, но и
психоаналитического процесса в целом и, используя колоссальный банк данных,
исследовали тему страха. Это стало возможным благодаря тому, что Немецкое
исследовательское общество щедро поддержало новый вид эмпирического
исследования как особую область исследований (как в свое время поддержало
идею создания Гисенского теста). Многолетняя работы Хельмута Томэ и Хорста
Кэхеля увенчалась выходом в свет первого тома двухтомного "Учеб-ника
психоаналитической теории", вышедший в 1985 году одновремен-но на немецком и
английском языках. В первом томе подвергаются кри-тической проверке такие
важнейшие психоаналитические понятия, как перенос, отношение, контрперенос,
сопротивление, толкование снови-дений. Исследуется сущность первичного
интервью, действенность пси-хоаналитических правил, а также выявляются
средства, пути и цели психоанализа.
Немецкий психоанализ представлен не только выдающимся учены-ми, но и
талантливыми литераторами. Среди них -- Тилман Мозер, ко-торый рискнул
свести воедино свое знакомство с психоанализом ("Учебные годы на кушетке,
фрагменты моего психоанализа" (1974)), личную юношескую травму, вызванную
ханжеским воспитанием (Moser, 1976) и детские обиды; его книги -"Грамматика
чувств. Необхо-димые сведения о первых годах жизни" (1979)" "Этапы близости.
По-собие для влюбленных" (1986) и "Первый год. Психоаналитическое лечение"
(1986) -- красноречивое тому свидетельство. В своих послед-них публикациях
Тилман Мозер критически рассматривает ограничения телесных контактов,
постулированные в психоанализе. Он идет здесь настолько далеко, что не
боится нарушить это табу психоанализа, дабы продемонстрировать своим
пациентам, необходимость приятных прикосновений (1986, С. 164): "Слова
опасны, поскольку питают ложное Я. Молчание ... может стать пропастью.
Только телесный контакт способен наводить мосты между людьми.
Цюрихский психоаналитик Алиса Миллер относится, конечно, не к немецкому
психоанализу, а к немецкоязычному ; но я не могу обойти ее вниманием хотя бы
по причине ее влияния на поколение студенчес-кого движения. Ее книги "Драма
одаренного ребенка и поиск истинного Я" (Miller A., 1979), "Сначала было
воспитание" (1980) и "Ты не дол-жен чувствовать. Вариации на тему рая"
(1981) оказали сильное воздей-ствие на многих, даже настроенных против
психоанализа читателей. В отличие от теории влечений Фрейда Алиса Миллер не
выдвигает на первый план бессознательные желания и поступки детей, а,
напротив, в духе теории травмы уделяет особое внимание тому многочисленному
и разнообразному вреду, который причиняют детям их бессердечные родители и
от которого дети постоянно страдают. В этой перспективе Алиса Миллер
обобщает работы Хайнца Когута и Дональда В. Винникота и как последовательный
защитник ребенка сосредоточивается на страданиях заброшенного, презираемого,
беспомощного и беззащит-ного ребенка, воздавая при этом должное и чувству
вины, присущему некоторым отцам и матерям. Ортодоксальные психоаналитики
резко критиковали Алис Миллер за ее отказ от теории влечений. Современ-ный
официальный психоанализ почти не обращает внимания ни на нее, ни на ее
книги. Несмотря на это, влияние Алисы Миллер на студенческую молодежь
по-прежнему велико.*
Совсем иначе работает в Цюрихе Ульрих Мозер -- еще один пред-ставитель
немецкоязычного психоанализа, член Швейцарского психо-аналитического
объединения, являющегося филиалом Международного психоаналитического
объединения. Ульрих Мозер, находился сначала под влиянием анализа судьбы
Шонди и написал книги "Психология выбора профессии и профессиональных
расстройств" (Moser, 1953), "Психология выбора партнера" (1957), позднее
занялся "защитными механизмами" (1964), и, став руководителем отделения
клинической психологии Цюрихского института психологии, полностью посвятил
себя исследовательской работе. В сотрудничестве с Ильей фон Цеппели-ном он
использовал знание и возможности информатики для того, что-бы используя
компьютеры воспроизвести психические процессы и осу-ществил новое
исследование, которое, выглядит многообещающим даже для тех, кто не знает
теории информации. Использование теории информации позволяет эмпирически
проверить гипотезы психоанализа о происхождении и переработке страха, о
защите и защитных механиз-мах, а также гипотезу о переработке и смысле
травмы. Сообщения с от-деления клинической психологии подтверждают
плодотворное межди-сциплинарное значение этого открытия 2
В молодые годы Tea Бауридл не состояла в Немецком психоанали-тическом
объединении, а была членом Немецкого психоаналитического общества и
Мюнхенской академии психоанализа и психотерапии. В германоязычных странах о
ней говорили: она объединяет психоанализ и се-мейную терапию под названием
"Анализ взаимоотношений" (Bauriedl, 1980) и продолжает разрабатывать
возникший еще в 1968 году, во вре-мена студенческого движения,
"диалектико-освободительный прин-

* По мнению Алис Миллер (личное сообщение от 14.07.1988),причислять ее
к психо-аналитикам -- значит вводить читателей в заблуждение. . Она
совершенно ото-шла от психоанализа и объясняет причины этого в книге
"Изгнанное знание" (1988). Она упрекает Фрейда в том, что он "изменил"
правде о жестоком обраще-нии с детьми. Три первые ее книги все же дают право
причислить ее к величайшим психоаналитикам современности.

цип", продолжая оказывать влияние на леворадикальных психотерапевов
Германии. Подобно Хорсту Эберхарду Рихтеру она рассматривает психоанализ как
способ сообщить обществу о возможности личного и социального освобождения. В
двух следующих книгах "Психоанализ без кушетки. О теории и практике
психоанализа" (Bauriedl, 198 5) и "Возвращение вытесняемого. Психоанализ,
политика и одиночка" (Ba-uriedl, 1986) Tea Бауридл пишет, что ортодоксальный
психоанализ с его кушеткой и сидящим позади кушетки психоаналитиком
("закушетным аналитиком", по выражению Тилмана Мозера) будет преодолен, что
кризис будет понят как шанс, а способность к конфликту -- как способ-ность к
примирению. Психологические консультанты примут участие в политической
жизни, а психоанализ станет политической наукой, до-стижения которой, как
еще до Бауридл говорил Клаус Хорн, будут применяться исключительно в
политических целях -- во имя раскрытия революционного потенциала.
В согласии с идеей Марио Эрдхайма об "общественном производ-стве
бессознательного" (1982) Tea Бауридл считает возможным сделать
бессознательные психические процессы общества такими же явными, как и
бессознательные психические процессы индивидуума, и таким образом разрешить
главную проблему политики -- проблему насилия (включая гонку вооружения),
определяя ее как симптом коллективной мании величия, которую можно
преодолеть. Эта точка зрения ввиду общественных процессов, не сводимых,
разумеется, к взаимоотно-шениям господствующих и подчиненных, является
довольно спорной. Тем не менее, я согласен с Tea Бауридл в том, что в задачи
психоана-лиза входит анализ бессознательных компонентов общественных
про-цессов. Для этого необходимы, однако, знания в самых разных облас-тях
социологии и политических наук, позволяющих получить точное представление о
том, как, например, демократия в ФРГ выигрывает от распределения власти
между законодательным парламентом, правящей исполнительной властью и
средствами массовой информации как "чет-вертой властью".
Последняя по порядку, но не по значению в этом списке -- Марга-рет
Мичерлих-Нильсен, выдающаяся представительница психоанализа послевоенной
Германии. Сначала она работала под руководством своего мужа Александра
Мичерлиха, наблюдая за психосоматическими и пси-хоневротическими пациентами
и обучая будущих психоаналитиков в Гейдельберге и Франкфурте. Здесь я провел
под ее руководством психоаналитическое лечение, в течение которого очень
многому научил-ся. Огромное удовольствие доставляло слышать, как Александр и
Маргарета Мичерлих вели высоко интеллектуальные и конструктивные спо-ры о
том, как правильнее толковать те или иные аспекты работ Фрейда. После смерти
Александра Мичерлиха в деятельности Маргареты Мичерлих-Нильсен прозвучала,
на мой взгляд, слишком резкая нота: она стала сотрудничать с Алисой Шварцер,
обратившей на себя внимание своей феминистской книгой "О маленьком различии
и его великих по-следствиях. Женщины о себе, начало освобождения" (1975).
Позднее Маргарет Мичерлих-Нильсен стала движущей силой издания и
распро-странения полемического сочинения "Неприятное в психоанализе" (1983),
в котором такие неизвестные прежде авторы, как Марио Эрдхейм, обвиняли
психоанализ во лжи и неискренности, Пауль Парин и Голди Парин-Маттей
бичевали безответственную власть психоанали-тиков, а Хельмут Дамер клеймил
клинически ориентированный психо-анализ как "запуганный психоанализ". Я
по-прежнему очень высоко оцениваю вклад Маргарет Мичерлих-Нильсен в
психоанализ на протя-жении ее "психоаналитического периода", куда можно
отнести "Осо-бенности лечебной техники для невротических пациентов" (1961--
1962), "Проблемы психоаналитической техники в отношении пассивнофемининной
эмоциональной установки у мужчины" (1962--1963), "О фантазиях избиений и их
проявлении при переносе" (1965), а так-же предъявленные ею высокие критерии
допуска к психоаналитическо-му обучению (1970). Не меньшего внимания
заслуживает и ее критика взглядов Фрейда на развитие женской сексуальности и
идентичности (1971, 1975, 1978). Что же касается ее новых публикаций --
"Миро-любивая женщина" (1985) и "Работа памяти" (1987) -- то я невольно
задаюсь вопросом, не отказалась ли она от уравновешенной психоана-литической
позиции в пользу однозначных партийных интересов феми-низма? Ко всему
прочему, она пылко критикует Немецкое психоанали-тическое объединение,
которое, по моему мнению, не заслужило столь деструктивной критики,
поскольку оно, о чем свидетельствуют дискус-сии на совещаниях и встречах
членов объединения, и само отличновидит опасности академического
психоанализа.

Немецкое психоаналитическое объединение переосмысливает нацистское
прошлое

Очень высоко я оцениваю усилия Маргарет Мичерлих-Нильсен, направленные
на выявление роли психоанализа во времена националсоциализма. В этой связи
можно назвать также книги Ганса Мартина Лохмана "Психоанализ и
национал-социализм. Усилия по преодоле-нию непреодолимой травмы" (1984)
Регины Локот "Воспоминания и заметки. К истории психоанализа и психотерапии
во времена национал-социализма" (1985). Эти публикации помогли немецкой
психоаналити-ческой группе ощутить сохранившуюся и поныне травму нацистского
прошлого. Помимо всего прочего сохранению этой травмы способство-вало и то,
что на совещаний Международного психоаналитического кон-гресса 1977 г. в
Иерусалиме было отклонено предложение провести сле-дующий психоаналитический
конгресс в Германии. Это означало, что подобная заявка -- преждевременна,
что с нацистским прошлым еще не покончено и что именно этим необходимо
заняться в первую очередь. Члены Немецкого психоаналитического объединения
очень интенсивно работали в этом направлении , не знали к себе жалости и не
пытались избежать стыда и вины. В результате, произошли заметные перемены,
которые не остались незамеченными иностранными представителями, и поднятый в
1979 году в Нью-Йорке вопрос о проведении Международ-ного конгресса 1985
года в Гамбурге был решен положительно. Несом-ненно удачнее, чем два года
назад, в Иерусалиме, была сформулирована и сама заявка тогдашнего
председателя Немецкого психоаналитичес-кого объединения. Он сказал: "Нам
известно об амбивалентных чувст-вах многих из вас и мы их уважаем".
Требовалось публично сказать о чувствах тех психоаналитиков, которые,
спасаясь в 30-е годы от пре-следования нацистов, эмигрировали главным
образом в США.

2. Значение психоанализа для педагогики,философии и богословия


Отстранение от больничного ухода (смотри приложение "Упорядочение
больничных касс") не помешало таким заслуженным психоанали-тикам, как Гюнтер
Биттнер и Алоиз Лебер, с успехом применить психоанализ в педагогике. Не
менее активны были и проявляющие интерес к психоанализу социологи, которые
на отделении общественных наук Франкфуртсокго университета вонзили в
современное общество "жало Фрейда" (Goerlich et all, 1980).
Психоанализ подтолкнул таких значительных философов, как Юрген Хабермас
(1968), к конструктивной интеграции философской герме-невтики и
психоанализа. Рольф Денкер в Тюбингене использовал потен-циал психоанализа
для своей работы "Объяснение агрессии, или образ Я как чужеродная схема.
Статьи по философии от Канта до Блоха" (1985).
Таким образом, психоаналитическая сцена в Германии вовсе не
ограничивается, как утверждают авторы "Полемического сочинения"
(Мичерлих-Нильсен и др., 1983), областью медицины. Его влияние столь же
сильно ощущается в социологии, политэкономии, педагогике и философии;
достаточно вспомнить выдающиеся произведения "Авто-ритарный характер"
Адорно, Френкеля-Брунсвика, Левинсона и Сан-форда (1956), или "Социальные
аспекты психоанализа" (1972) Игоря Карузоса, "Либидо и общество. Изучение
Фрейда и Фреидовой левиз-ны" (1982) Гельмута Дамерса, книги Герберта
Маркузе, особенно, "Эрос и цивилизация" (1955), психоаналитически
ориентированное понимание Норбертом Элиасом исторических процессов или
забытые сегодня попытки совместить психоанализ с марксизмом, собранные в
двух книгах "Аналитической психологии" Гельмута Дамера (1980) и в двух томах
"Марксизм -- психология -- сексуальная политика", изданных в 1970 году X. П.
Генте.

Сегодня нет практически такой области, которая не подверглась бы
влиянию психоанализа.
Так, в 1972 году Йорик Шпигель, занимающийся богословием, выпустил
"Психоаналитическое толкование библейских текстов", а в 1978 году в книге
под многозначительным названием "Дважды ясно" осветил глубинный смысл
библейских текстов, как богословским, так и психологическим методами.
Критика религии 3. Фрейдом нашла себе, благодаря Иоахиму Шарфенбергу в
евангелическом (1968) и Гансу Кюнгу в католическом лагерях (1987),
критически мыслящих экзеге-тов, которые поняли, как применять психоанализ
Фрейда для разъя-снения богословских вопросов, полностью отказавшись от
возможности его практического применения в форме "clinical pastoral
training" (Веcher, 1972).


Приложение I

ИНСТИТУТЫ ПСИХОАНАЛИЗА В ФРГ И ЗАПАДНОМ БЕРЛИНЕ

В настоящее время в ФРГ процветает международно при-знанный
психоанализ, насчитывающий множество инсти-тутов Немецкого
психоаналитического объединения среди которых: Институт Михаэля Балинта в
Гамбурге, Бременская рабочая группа психоанализа и психотерапии, Институт
Зигмунда Фрейда во Франкфурте, Психологическое содру-жество
Штутгарт-Тюбинген, Берлинский психоаналитичес-кий институт Карла Абрахама,
Психоаналитическое товари-щество Кельн-Дюссельдорф, Кассельский
психоаналитичес-кий институт Александра Мичерлиха и психоаналитический
семинар во Фрейбурге, причем во всех институтах психоана-литиков готовят в
соответствии с духом Немецкого психоана-литического объединения.
Учебный институт психотерапии и психоанализа в Ганновере, Институт
психоанализа и психотерапии в Геттингене, Институт аналитической терапии в
Рейнланде (Кельн), Институт психоанализа, психотерапии и психосоматики в
Берлине, ориентируются на Немецкое психоаналитичес-кое общество.
Психоаналитический учебный и исследо-вательский институт Штутгартской группы
Штутгартской академии глубинной психологии и аналитической психоте-рапии,
Академия психоанализа и психотерапии в Мюнхене и Институт психотерапии и
психоанализа Гейдельберг-Мангейм подчиняются непосредственно Высшему совету
Немец-кого общества психотерапии, психосоматики и глубинной психологии.
Кроме того, существуют институты, в которых преподается аналитическая
психология К. Г. Юнга (Инсти-тут К. Г. Юнга в Берлине и Штутгарте) и
институты психо-логии личности в Мюнхене, Дюссельдорфе, Аахене и
Дельменхорсте, занимающиеся развитием созданного Альфредом Адлером анализа
личности.

Приложение 2
УПОРЯДОЧЕНИЕ БОЛЬНИЧНЫХ КАСС
Правление Немецкого общества психотерапии, психосоматики и глубинной
психологии будет с помощью адвокатов защищать политические и
профессиональные права 1300 (на 1988 г.) членов этого объединения. При
поддержке авторитет-ного представителя кассового врачебного федерального
объ-единения правлению удалось добиться признания того, что в настоящее
время не только невротические нарушения не признаются болезнями с точки
зрения государственного стра-хования, но и аналитическая психотерапия на
основе глубин-ной психологии фактически является непризнанным методом
лечения. Заключение договора между больничными кассами и врачебным
федеральным объединением делает возможным соответствующее финансирование
всех психоаналитиков и психиатров, которые получили образование в
непризнанном этим федеральным объединением институте независимо от того,
медики они или психологи.
Были выдвинуто положение, что, как писал Фрейд в 1923 году, психоанализ
"выпадает на долю большего числа тех людей, которые слишком бедны, чтобы
лично вознагра-дить психоаналитика за его тяжелую работу".
Нужно, наконец, упомянуть и тот факт, что в ФРГ и Западном Берлине
психотерапевтическим обслуживанием пациентов занято до 50% психоаналитиков,
получивших пси-хологическое образование наряду со специалистами,
полу-чившими медицинское образование, и это, к сожалению, ока-залось
возможным только при условии, что никакие иные профессиональные группы
(богословы, философы, социо-логи, коллеги, получившие педагогическое
образование) не будут получать от врачебных касс помощи.

3. Психоанализ в университете -- шансы для взаимных инициатив

Гаральд Леопольд-Левенталь -- родом из Вены, колыбели психо-анализа,--
издал в 1987 году пособие по психоанализу. В юбилейном сборнике в его честь
под названием "Психоанализ сегодня" (Лобнср, 1986) были опубликованы многие
его статьи по психоаналитической теории и практике, мышлению и речи. по
проблемам современности, отраженным в зеркале психоанализа. В октябре 1987
года Леопольд-Левепталь проводил первые Фрейдовские чтения, организованные
Институтом Зигмунда Фрейда и Институтом психоанализа Франк-фуртского
университета. Тем самым психоанализ был введен в универ-ситет и занял
достойное место в академической жизни наравне с меди-циной, социологией,
педагогикой и психологией. Это был вызов обеим сторонам: психоанализу --
заново проверить и объективизировать пси-хоаналитическую теорию и практику в
конструктивной междисципли-нарной работе с использованием методов других
наук; другим наукам (включая филологию и литературу) -- попытаться,
используя психо-аналитический метод, проанализировать и истолковать то, что
не подда-ется методам данной науки. Имеются обширные психоаналитические
интерпретации художественной литературы, выполненные, в частности, Петером
Детмерингом 3. Сюда же можно добавить психоаналитические
исследования Герхарда Даля о "Смерти Вергилия" Германа Броха (1974), книгу
Жана Лапланша " Гельдерлинге и поиски отца" (1975). Многочисленные
психопатографии, предметом анализа в которых ста-новятся, например, драмы
Августа Стриндберга, романы Оноре де Бальзака, баллады Конрада Фердинанда
Мейера, "Смерть в Венеции" Томаса Манна и болезнь Флобера, доказывают
возможность плодотвор-ного психоаналитического истолкования
литературы4. Филология и литература обращают на это самое
серьезное внимание (Wolt, 1975).
С другой стороны, перед психоанализом стоит вопрос о критичес-ком
изучении его другими науками, например, лингвистикой или (как во Франкфурте)
психологией и социологией. Психоанализ не должен при этом опасаться
конструктивной критики со стороны других наук, если те, в свою очередь,
способны довериться психоанализу. Социолог Ульрих Еверман (1976) говорит о
"скрытых смысловых структурах", а лингвист Гисберт Кезелинг (Keseling, 1983)
-- о "скрытых речевых структурах" Такие ученые, как Конрад Элпх (Ehlich,
1980) и Дитер Фладер (Flader, 1982), проводя лингвистические исследования
психо-аналитических интервью и текстов группы Балинта, выясняют, что
бес-сознательные процессы имеют решающее значение не только при лече-нии, но
и в обыденной жизни; вот то конструктивное сотрудничество, которое позволяет
ожидать внушительных результатов.
Совместная работа психологов и психоаналитиков, напротив, оста-вляет
желать много лучшего. В США Мэтью X. Эрдели (Erdelyi, 1985) ввел психоанализ
в академическую психологию в виде "психологии познания". Одна за другой в
психологии появляются новые работы, в которых (порой неумышленно) давно
известные психоанализу сведе-ния преподносятся как открытия. В качестве
примера (среди множества подобных работ) можно назвать статью о "покинутых
мужьях" ("Пси-хология сегодня". 1988 _ 4.), в которой описываются давно уже
извест-ный психоанализу факт, а именно, что покинутые женами мужья ищут у
своих матерей потерянную любовь и чувство семьи. В Саарбрюкене Райнер Краузе
путем изощренного эксперимента заново проверил пси-хоаналитическую концепцию
переноса и контрпереноса и достиг, та-ким образом, конструктивного вклада в
сотрудничество психологии и психоанализа (Krause & Luetolf 1988). Во
Франкфурте подобные воз-можности для взаимоотношений используются довольно
односторонне. Психоаналитики при поддержке научных сотрудников применяют
опре-деленные психологические тесты в том числе франкфуртскую шкалу
"представления о себе" (Deusinger 1986) -- в своих исследованиях группового
процесса ( Kutter 1985) и природы процесса психосомати-ческого (Kutter,
1988). Психологи же, за редким исключением, прене-брегают возможностью
получить неочевидные сведения посредством психоаналитических "интервью" (см.
главу VII).


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign