LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Причины


В связи с чем это происходит? -- спросит читатель. Возможный ответ
таков: это случается тогда, когда в детстве ребенок получает слишком мало
любви и/или во многих смыслах переживает плохое с ним обращение, если не
сказать -- жестокое. И здесь я хочу перейти непосредственно к клиническим
примерам:
39-летняя учительница жаловалась на усталость, головные боли и
не-способность более или менее сносно переносить свою обыденную
деятель-ность. Внутренне она чувствовала опустошение и ощущала себя глупой.
Кроме того. она испытывала садистические припадки в отношении к мужчи-нам,
которым в своих фантазиях желала отрезать член, именно тогда, ког-да те
вожделели женщину. Она боялась темноты, воды. высоты, глубины и незнакомых
людей.
Более чем 500-часовой анализ привел к ярко выраженному состоянию
ступора или клинча (clinch) между анализандом и аналитиком. Поначалу женщина
чувствовала себя значительно выше аналитика и вообще считала его мало на что
способным. Затем ситуация изменилась с точностью до на-оборот: она стала
ощущать собственное бессилие, зависимость и потребность в помощи, а
психоаналитика рассматривать как совершенно независимое полное сил и власти
существо. Он казался пациентке мужчиной, который мучает, унижает женщин,
утаивает от них их хорошие качества, стремится показать им лишь то. что они
ничего не стоят, что они зависимы и нужда-ются в помощи.
Особенность подобных отношений оказалась повторением прошлых отношений
между дочерью и отцом. Она ощущала, что отец ее использует, злоупотребляет
ею. постоянно компрометирует и унижает. Позже выяснилось даже, что отец
отвел одиннадцатилетнюю дочь в лес и хотел ее изнаси-ловать. Воспоминания,
относящиеся к этому эпизоду, были столь реали-стичны. что альтернатива
фантазии (а речь здесь шла в первую очередь именно о возможной фантазии)
отпадала, как неправдоподобная.
Характерное для пограничных случаев совмещение обесценивания и
идеализации относилось в этом конкретном случае к отцу и собственной
персоне, проявляясь в характерной эмотивной смене: то пациентка чувство-вала
себя выше своего отца, осмелившегося совершать над ней подобные инцестные
действия, то казалась сама себе последней дрянью, в то время как отец
идеализировался.
Образец отношений во взаимодействии между дочерью и матерью пов-торился
как идеализированный с одной, и обесценивающий, с другой сторо-ны: мать
тоже, правда, бессознательно использовала дочь для своих целей. Она
чувствовала себя с мужем весьма неуверенно и поэтому ей доставляло
удовольствие чувствовать превосходство -- мнимое -- хотя бы над своей
дочерью.
В процессе анализа пациентка припомнила, как ее очень тесно спеле-нали
и привязали к кровати, и как мать держала ее во время купания под водой. При
этом пациентка переживала рецидив детского страха быть уби-той. Этот страх
был настолько для нее невыносим, что она предпочла бы убить себя сама, лишь
бы прекратить его.
Нет ничего странного, что перенеся столько лишений и неприятностей в
детстве, травматизированный ими человек не мог чувствовать себя хоро-шо. В
общении с другими людьми она бессознательно воспроизводила свое
травматизированное поведение . И не могла жить нормально хотя бы уже потому,
что постоянные, непреодолимые травмирующие обстоятельства все время
расходовали душевную энергию, которой оставалось слишком мало для того.
чтобы вести нормальное существование.
Так, пациентка призналась, что выбрав профессию учительницы, она стала
идеализировать себя, явно превысив свои способности. Попытка обу-читься
другой профессии не удалась в результате органической неспособно-сти
вступать в контакт с другими людьми и строить с ними здоровые отно-шения.
Анализ не удался и прервался по причине внешних обстоятельств. Тем не менее
пациентка обрела внутреннее равновесие, приобщившись к церкви. Она нашла в
церковном храме замену поддерживающей ее мате-ри. а в Боге.-- любящего отца.
не испытывая страх быть используемой ими так, как это драматически произошло
с ее настоящими родителями.



3.3. Неврозы недостачи и неврозы связи


Неврозы недостачи


Обозначение -- невроз недостачи -- кажется мне имеющим боль-ший смысл,
чем нарцистическое расстройство личности или погранич-ная личность, ибо в
слове "недостаток" выражается именно то обстоя-тельство, что людям,
страдающим подобным неврозом, действительно чего-то не хватает, а именно:
любви и участия (Kutter, 1975).
Временами у меня складывается впечатление, что этот невеселый факт
скрыт под многочисленными искусными описаниями бессознатель-ных процессов,
протекающих у подобных пациентов. Фактическое нали-чие "нехватки" (дефицита)
становится непосредственно очевидным, когда мы вспомним о том, что именно
отсутствовало у вышеописанной пациентки: мать не любила ее и поэтому охотно
предоставляла в распо-ряжение отца. Отец, со своей стороны, злоупотреблял
дочерью для лич-ных целей. Таким образом, она не имела возможности
идентифициро-вать себя ни с отцом ни с матерью; результатом этого стала
большая неуверенность в собственной женской половой идентичности, связанная
со склонностью причинять вред мужчинам. Кроме того, пациентка была
совершенно не способна развить в себе материнские чувства, поскольку, не
имея возможности идентифицировать себя с матерью, не могла уве-ренно
чувствовать себя в роли женщины.
Идентификации с отцом была также затруднена. Однако для дево-чки, так
же, как и для мальчика, необходима возможность позитивной идентификации с
отцом, чтобы в последствии стать зрелой личностью. Важно распознавать и
оценивать хорошие черты отца, постепенно и незаметно абсорбируя их в свою
личность.
Таким образом, в основе неврозов недостачи лежат недостатки в
идентификации с матерью и отцом. По моему опыту весьма часты и всякого рода
нарушения , что скорее всего связано с дефицитом "насто-ящих" поведенческих
образцов для подражания. Маргарита Мичерлих (М. Mitscherlich-Nielsen. 1978)
даже пишет о конце эпохи образцов для подражания. Особенно большой дефицит в
этой области испытывает поколение тридцатых, чьи отец или мать активно
действовали во вре-мена Третьего Рейха или пассивно ему пособничали.



Неврозы связей


Понятие невроз связи подчеркивает момент бессознательной связи ребенка
с самыми первыми участниками отношений. Чаще всего это мать, с которой дочь
или сын не могут расстаться. Отделение (Trennung) тем сложнее, чем меньше
свободы получает ребенок от мате-ри. чем больше она держится за ребенка,
преследуя свои личные цели. Если же, несмотря на это. дочь или сын
отделяются, то чаще всего воз-никает неизбежный конфликт на почве вины.
Если отец как третье лицо, осложняет каким-либо образом процесс
отделения от матери, проблема отделения еще более возрастает. В каж-дом
таком случае разделение ведет к чувству вины. Его можно избежать лишь тогда,
когда ребенок сохраняет верность матери.
Многие нарушения отношений у партнеров основываются на том, что
подобные бессознательные связи продолжают существовать и далее. Новые
отношения бессознательно рушатся во имя сохранения первона-чальных -- с
отцом или матерью. Это частая причина нарушения отно-шений у женщин, которым
не посчастливилось войти в удовлетворяю-щие их контакты с мужчиной. Конечно,
это относится и к мужчинам, которые вследствие своей бессознательной связи с
матерью не в состо-янии завязать зрелые отношения с женщиной.
Другое невротическое разрешение связи с матерью или отцом в фор-ме
"невроза связи" состоит в том, что отца или мать ищут в бессозна-тельном
переносе в партнере и каждый раз надеются, что нашли; наде-ются во всяком
случае столь долго, сколько партнер или партнерша подыгрывают этой
"перенесенной" роли. Эрик Берн (Веrnе. 1974) и Юрг Вилли (Willi. 1975)
описали примеры подобных отношений. Нетрудно понять о чем здесь идет речь,
поскольку отчасти это происходит с каждым. Кроме того, всякий из нас знает
людей, ведущих себя подоб-ным образом.
Впрочем, к представленным здесь неврозам с легкостью можно отнести и
пациентов с фобическими симптомами; они равным обра-зом связаны с важнейшими
участниками отношений. Партнер должен, в смысле "объекта-заместителя"
(Ersatzobjekt) или "замены" (Substi-tute), замещать и играть роль
постоянного спутника. Отсутствие спут-ника приводит к состоянию страха.
Таким образом, "фо6ические" люди лишены возможности самостоятельно ощущать
уверенность, если они не получают поддержку (Sicherung) извне. Поскольку
опыта такой уве-ренности эти люди в детстве не получили, они и во взрослом
возрасте зависят от уверенности заботящихся о них людей2.
Поскольку в детст-ве необходимого участия взрослых недоставало, они не
способны выстроить в себе чувства уверенности и независимости, приобретаемые
по мере взросления в присутствии других.
Следующий случай школьной фобии с выраженным страхом по отношению к
школе демонстрирует особенно впечатляюще, как тесно может переплетаться
поведение матери с развитием фобии у ребенка.
Поступившего в школу семилетнего ребенка его соученики стали драз-нить
из-за легкого заикания, и постепенно он превратился в аутсайдера и козла
отпущения. Как следствие у ребенка перед походами в школу стал по-являться
все возраставший страх. Какое-то время он еще мог ходить туда в
сопровождении матери. Затем оказался не в силах делать и это.
Причину нарушения прежде всего искали в самом ребенке, в возмож-ных
фантазиях о наказаниях и преследовании. Ребенок боялся привидений,
угрожавших его съесть. В процессе психоаналитического лечения ребенка и
сопутствующего -- матери, выяснилось, однако, что причина кроется в ма-тери,
которая переживала свой брак как очень несчастливый. Поэтому она искала в
сыне замену своему мужу (Richter, 1963).
На этапе терапии следовало сделать связь между матерью и сыном
осоз-нанной, чтобы оба участника освободились от взаимного зажима" (clinch).
Ради большей точности стоит упомянуть, что непосредственно отцу было
предписано не только принять на себя роль мужа своей жены, но также и роль
отца по отношению к сыну, демонстрирующего своему чаду существо-вание
множества интересных вещей помимо "зацикленности" на матери.
Сильная связь с материнской фигурой (Mutterfigure) и страх отде-ления
от матери отмечаются и в анализах взрослых пациентов. Здесь наряду со
страхами особо важное значение имеет включение в анализ и патологий
участника отношений. Зачастую достаточно и того, что другой член семьи
принимает участие в лечении в режиме семейной терапии.
Обстоятельства случаев, в которых мать, слабо ощущая поддержку своего
супруга, завладевает ребенком (в качестве замены мужу), посто-янно всплывают
в психоаналитической практике.
Теперь мы приближаемся к области, от которой исходит некое, кажущееся
многим угрожающим, очарование. Речь пойдет о несколько зловещей, но тем не
менее, весьма интересной области психозов.



4. Учение о психозах

4. 1. Предварительные замечания


В отличие от классических неврозов психозы представлены в психо-анализе
не столь широко. Лишь относительно немногие известные пси-хоаналитики
занимались психотическими случаями, как, например, некоторые пионеры
психоанализа: Карл Абрахам, Карл Густав Юнг, Пауль Федерн и Пауль Шильдер.
Важная инициатива по поводу психоаналитического лечения шизоф-рении
появилась в США. Фрида Фромм- Рейхманн, Гарольд Ф. Сирлс и Пинт-Ни Пао в
Честнут Лодж в течение многих часов в неделю разбирали случаи отдельных
шизофренических больных. Тем самым они несколько прояснили существо этой
тяжелейшей душевной болезни. Другие иссле-довательские центры
концентрируются вокруг Теодора Лидра в Yale University School of Medicine и
Томаса Фримана в Глазго.
В Германии психозами, а прежде всего их общественным фоном,
ин-тересуются многие активные участники студенческого движения. В свя-зи с
этим многократно переиздавался сборник "Шизофрения и семья" (Bateson et
all., 1969). В нем описаны феномены, которые в столь экс-тремальной форме
достаточно сложно наблюдать в собственной семье (знаменитые "двойные
обращения" (doppelten Botschaften), "введение в заблуждение" (Mystifizieren)
информацией и другое) .
Однако официальная психиатрия Германии не приняла во вни-мание
психоаналитические перспективы, связанные с психозами. В отличие от этого в
США психоаналитические подходы были достаточно широко интегрированы в
психиатрию благодаря движению за психическое здоровье
(Mental-Health-Bewegung). Здесь психиат-рия тесно переплетается и с
психологией вообще и с психоанализом, в частности.
Немецкие психиатры больше доверяют тестовой психологической
диагностике, чем качественным диагностическим возможностям
психо-аналитического метода (ср. гл. VIII). Поэтому скорее всего они также
мало обратят внимание на предлагаемую главу, как и на психоанали-тические
аспекты психиатрических картин болезней, представленные в книге
"Психоаналитическое учение о болезнях" Вольфгангом Лохом в 1967.
Социологи и просвещенные неспециалисты, напротив, найдут следующие
главы весьма, интересными. Начнем же в виде исклю-чения не с шизофрении, а с
более "маргинальных" депрессий, которые, однако, вследствие своей частоты
имеют не меньшее значение .

4.2. Депрессивные психозыили психотические депрессии

Разграничение и симптоматика


Депрессивные состояния уже встречались нам в рамках учения о неврозах
(ср. гл. VI 2.). Показанные там психодинамические взаи-мосвязи (переживание
потери, тема вины, проблемы самооценки) встречаются и при психотических
депрессиях или депрессивных пси-хозах. Значительная разница, однако, состоит
в том, что решающий бессознательный процесс -- депрессивный процесс --
выражен при депрессивном психозе в большей степени не только количественно,
но и качественно.
Наблюдаемая симптоматика характеризуется депрессивным трио:
1. Замедленное мышление, содержание которого вращается вокруг чувства
вины, неполноценности, ничтожности и отсутструющего само-уважения.
2. Подавленное настроение и
3. Замедленная моторика.
Три симптоматические области в своем трагическом сужении лич-ной
перспективы часто ведут к мыслям о самоубийстве и суицидным идеям. Тем самым
депрессии являются серьезными, угрожающими жизни заболеваниями. Симптомы
носят преимущественно фазный характер, способный длиться в течение
нескольких недель и месяцев. Биполярное развитие процесса характеризуется
отчетливой сменой депрессии и мании (ср. гл. VI. 4.3.). Сюда относятся
типичные дневные колебания с ухудшением утром и улучшением вечером, как и
типичное ухудшение телесных функций с отсутствием аппетита и нарушением сна.
Все это можно рассматривать в противовес невротическим депрес-сиям. при
которых отсутствуют вышеупомянутые особенности. Частые при поихотических
депрессиях маниакальные (иллюзорные) идеи (Wahnideen) и невозможность
воплощения своих замыслов в реаль-ность (gestoerte Realitaetspruefung) также
отсутствуют при невротиче-ских депрессиях.


Бессознательные процессы


Решающие бессознательные процессы относятся к конфликтам вле-чений
(Triebkonflikte) как сексуального, так и агрессивного плана. На-рушается
генитальная сексуальность, в широком смысле, угасая вовсе. Вместо этого
больные подавлены вспышками собственной агрессив-ности, направленными против
собственной личности и причиняющими серьезный вред самому больному. Налицо
стремление к деструкции и саморазрушению.
Пассивно-оральные конфликты (passiv-orale Konfhkte) вращаются вокруг
желаний получить, наконец, удовлетворение. Если этого не про-исходит, то
оставшаяся ни с чем личность, испытывает разочарование. ведущее к
реактивному гневу; здесь же пролегает путь к страху уничто-жить в реактивном
гневе то. что еще дает возможность жить.
Такие конфликты, вращающиеся вокруг желаний "иметь-хотеть"
(Haben-wollen) и гневом от разочарования лучше всего рассматривать как
конфликты орально-садистические. По мнению Мелани Клейн (Klein. 1977), они
особенно сильно выражены оттого, что имеют, в ко-нечном счете,
физиологическую природу и угнетают людей изнутри. Поэтому вполне справедливо
использовать выражение "эндогенная" депрессия, т.е. депрессия, идущая
изнутри.'
При более детальном анализе депрессивных состояний обнаружива-ются и
внешние причины депрессивной угрюмости, а именно -- разочарование во вполне
обоснованных желаниях, после того, как к ним было проявлено минимальное
внимание и участие со стороны других людей. Главная особенность
депрессивного процесса -- это аффектив-ное состояние бессилия и
беспомощности. При этом. согласно Эдварду Бибрингу (Bibring, 1953), речь
идет об основном человеческом способе реагировать на фрустрацию. который
столь же обоснован, что и реакция страха в виду конкретной опасности.
Любой из нас желает быть любимым и уважаемым. Каждый стре-мится
чувствовать себя значительным, сильным и уверенным. Всякий человек хотел бы
любить других людей.
Именно осечки (Versagungen) этих трех желаний и ведут реактивно к
депрессиям. Подобные желания относятся к вопросу самооценки в
психоналитической нарцистической теории и действующим в ней подразделам,
касающимся нарцистической регуляции. Описанный там раз-лад между личными
идеалами и реальным поведением при психотических депрессиях является
экстремально огромным и, фактически, явно преувеличенным. Связанное с этим
неприятное душевное состоя-ние приобретает поистине масштаб невыносимости:
депрессивный боль-ной чувствует себя абсолютно ничтожным, никому не нужным и
ничего не стоящим.
У депрессивной личности отсутствуют те защитные механизмы, ко-торые
находятся в распоряжении личности нарцистической. В этом их качественное
отличие друг от друга. Но все же некоторые защитные механизмы, например
"расщепление", у депрессивного больного сохра-няются. Характерен также
защитный механизм изолирования (Einkapselung -- Rosenfeld, 1985).
Депрессивный больной бессознательно пытается сохранить самоуважение
(листанное Я", Winnicott, 1965) в ситуации напора обесценивающих и
разрушительных процессов посредством своей "изоляции". "Истинное Я" тем
самым действитель-но сохраняется, однако, надобность в нем в последующем
отпадает. поскольку оно становится неприступным -- защитный механизм
оказы-вается малопригодным.
Малопригодной в этой связи оказывается и защитная попытка идентификации
с угрожающим, преследующим и наказующим объе-ктом. Успех защиты здесь
заключается в том, чтобы устранить си-туацию вечного мучения, наказания,
преследования. Приносимая при этом жертва -- это частичная при невротических
и полная при психотических депрессиях конвертация самости (Selbst) в
угрожающий объект.

Депрессивный процесс

При психотическом типе депрессивный процесс состоит в том. что обширные
части личности пропадают (в структурной модели Фрейда -- "Я"или эго) под
воздействием угрожающей инстанции (в структурной модели Фрейда -- супер-эго
или "Сверх-Я"). Они "завоевываются", "захватываются" -- читатель простит мне
мои милитаристские метафо-ры -- поначалу угрожающей, а затем и
непосредственно атакующей ин-станцией и, в конце концов, "становятся ее
собственностью", если не сказать "поглощаются ею".
Однако депрессивный процесс может состоять и в том, что "Я"
под-чиняется умозрительной или реальной власти "Сверх-Я" и позволяет ей себя
"поглотить", как бы полностью капитулируй. Чаще всего на грани-це между
внутренней (личной) и внешней областью находится бурное "Туда -- сюда" (Hin
und Her) -- промежуточная область, в которой берет верх то одна, то другая
сторона. Тем самым, описанным психиат-рами различным состояниям между:
а) заторможенной депрессией, в которой "Я" капитулировало перед
"Сверх-Я" и
б) возбужденной депрессией, в которой борьба между "Я" и "Сверх-Я" в
полном разгаре (см. табл. 11), находится вполне логичное объяснение.
Используя язык образов, Фрейд говорит о том. что тени, "Сверх-Я" пали
на "Я". Сомнительное достижение защиты состоит в том, чтобы по меньшей мере
не контактировать с угрожающим, наказующим или пре-следующим объектом.
Правда, потеря за это самости -- цена слишком высокая. Еще один недостаток
заключается в том, что под действием депрессивного процесса "захвата Я"
пропадают и хорошие составляю-щие объекта, их больше нет во внешнем
распоряжении (когда яблоко съедено, его уже нет в моих руках).
В отличие от невротических депрессий при депрессиях психотических
собственные и привнесенные внешней средой (fremde) части лич-ности отделены
друг от друга не столь явственно. В этой психодинами-ческой особенности
психотическая депрессия столь же психотична сколь шизофрения, даже если
депрессивная личность не расщеплена наподо-бие шизофренической на множество
частей. В этом состоит серьезное качественное отличие от невротической
депрессии, при которой грани-цы между "Я" и "Не-Я" (Nicht-ich) все время
строго соблюдаются.





Таблица 11. "Пснхотический" тип депрессии: "Я" почти полностью занято,
"поглощено" "Сверх-Я". "Свсрх-Я" словно тень падает на "Я".


В заключение представим депрессивный процесс в хронологической
последовательности.
1. Он начинается с разочарования в себе или другом.
2. Это ведет к нарцистической обиде.
3. Появившаяся беспомощность становится невыносима.
4. В связи с этим больной в качестве компромисса с обидой
бессоз-нательно пытается получить нарцистическую подпитку от объекта.
5. Возникающая при этом зависимость создает дополнительное ощущение
нарцистической обиды, от которой поэтому необходимо отказаться.
6. Невыносимая зависимость от мощного объекта переносится лег-че, если
объект начинают унижать и обесценивать.
7. Последнее приносит удовлетворение (Genugtwng). В конечном итоге
следует наказание себя самого, поскольку обесце-ненный объект не может далее
продолжать предоставлять нарцистическую подпитку. Ведь другой при этом никак
не лучше, нежели больной. Поэтому такое положение вещей все же может вести к
временному при-мирению с собой.
Малейший повод, однако, например небольшие провокации, снова может
нарушить ненадежное равновесие. Реактивный гнев в таком слу-чае способен
разрушить объект, от которого зависит. С одной стороны. это выглядит
триумфом. Однако, с другой стороны, подпиливается сук, на котором сидишь.
Чтобы избежать подобного состояния агрессив-ность направляется на
собственную личность. Последнее воспринима-ется как меньшее зло. но в
результате возникает большее сомнение в се-бе и снижение самоуважения.


Терапия


Названные бессознательные процессы описаны здесь так подробно потому,
что они возникают повторно во время психоаналитического лечения: здесь в
начале лечения анализанд чувствует себя совершенно разбитым, однако, при
переносе на аналитика оживляет как свои защитные агрессивные порывы по
отношению к другим, так и свои желания, чтобы тот восхищался им и признавал
его. Тогда в контрпереносе пси-хоаналитик чувствует, как в одной фазе
лечения он воспринимается возвышенным, идеализированным, являясь предметом
восхищения, в то время, как в другой -- он становится объектом
разрушительных напа-док и язвительного обесценивания.
Если осторожно конвертировать бессознательные процессы, такие, как
идеализация, обесценивание, идентификация, агрессия, самопожер-твование и
связанные с ними страхи, в сознание, то можно добиться улучшения и при
депрессивных психозах.
Вероятность успеха будет тем больше, если соотношение между пережитым в
детском возрасте хорошим обращением и неуважительным неприятием в дальнейшем
бросается в глаза не слишком резко. Кроме того, благоприятным условием можно
считать способность больного поддерживать и сохранять новое, созданное во

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign