LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 13
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Фрейд вообще подозревал подобные вещи как при шизофреничес-ких расстройствах
так и при ипохондрии. В этих патологических слу-чаях собственная личность
становится объектом любви за счет отноше-ния к другим людям. В смысле теории
либидо, теории об энергетическом замещении влечений, собственная личность
замещается нарцистическим либидо или "либидо самости" (Selbstlibido).
Что является выводом из этих психоаналитических соображений? То, что
любовь к объекту и любовь к себе диалектически связаны меж-ду собой. Они
равно изначальны и всесторонне влияют друг на друга (Эрих Фромм "Искусство
любви"). Происходит ли одна ценой дру-гой -- вопрос не мало значимый,
поскольку в действительности сущест-вуют случаи, когда собственная личность
делается предметом любви за счет других людей. По моему опыту, находящему
свое подтверждение в греческом мифе о Нарциссе, это случается как следствие
отсутствия любви в детстве.




Здоровый и патологический нарциссизм


Среди прочего имеет смысл разделить нарциссизм на здоровый и
патологический (Federn, 1936), хотя провести между ними границу достаточно
трудно. Во всяком случае хорошее отношение к себе, хоро-шая оценка себя и
уделение себе внимания являются показателями психического здоровья. В этой
перспективе здоровая любовь к себе является предпосылкой способности
полюбить другого человека. О патологическом нарциссизме можно говорить лишь
тогда, когда имеют место крайние формы "замещениям других людей собственной
личностью.
В современном психоанализе нарцистическими характеризуются проблемы,
которые вращаются вокруг нашего чувства самооценки (Seibstwertgefuehl) и
уважения к cебе (Selbstachtung). Подобные проб-лемы не возникают, когда мы
находимся в согласии с собой, а проще говоря, хорошо себя чувствуем. Тогда
наступает чувство спокойной самоуверенности. Между нашими самоощущениями и
самоидеалами не возникает каких бы то ни было больших разногласий. И вместе
с тем мы чувствуем себя достаточно уважаемыми и ценимыми другими людьми.
Аффективное состояние в связи с этим оказывается здоровым чувством
собственного достоинства, положительной самооценки.
Когда мы говорим о нарциссизме или нарциссических феноменах, следует
различать:
1. Патологическое состояние любви к себе, которое возникает за счет
любви к объекту;
2. Переходную фазу на протяжении детского развития, когда ребе-нок
слишком занят собой, можно сказать -- эгоистичен;
3. Субъективная благорасположенность или аффективное состоя-ние, в
котором мы чувствуем себя благополучно и уверенно.Я рассматриваю
нарцистическую проблематику в психодинамичес-кой перспективе в рамках сферы
нарцистической регуляции, которая, как свод правил, регулирует уровень
нашего чувства самооценки: уро-вень зависит от соответствия, которое на
данный момент существует между самообразом и образом того, кем мы хотели бы
быть, нашим Иде-альным образом. Если между идеальным и реальным образами
сущест-вует большое расхождение или разлад, тогда мы чувствуем Себя
присты-женными и неполноценными по отношению к своим идеалам.
Тогда у нас нет возможности правильно воспринимать себя, любить и
ценить. Нашему чувству самооценки в Той или иной степени наносит-ся вред.
Если же у нас нет надежд на достижение идеального образа, то появляются
переживания беспомощности и беззащитности, за которыми следуют депрессивные
чувства (сравни: депрессивные неврозы или нев-ротические депрессии в
параграфе 2.5.). Рассматривая это в структур-ной форме, можно придти к
выводу, что мы имеем дело, с "самостью" (Selbst), или точнее, с образом "Я",
пострадавшим от нарцистических нарушений. Центральная психодинамика --
нарцистически нарушенное "Я", т. е. "Я", которому причинен вред в
самооценке.

Основные нарциссические потребности

Понять нарциссические нарушения можно еще глубже, если наряду с
нарциссической сферой регуляции между Идеальным-Я (Idealselbst) и Реальным-Я
(Realsebst) дополнительно принять во внимание отноше-ние к объекту. Здесь мы
можем говорить о круге субъектно-обьектных законов
(Subjekt-Objekt-Regelkreis), который безупречен, когда мы свободно и
независимо двигаемся к объекту или от него. Но он наруша-ется тогда, когда в
той или иной степени существует зависимость от объекта. Тогда возле нас
обязательно и постоянно должно находиться другое лицо, при этом все время
обращать на нас внимание, хвалить, восторгаться. Без подобного общения мы
уже не можем чувствовать себя уверенно. Мы будем ощущать себя нелюбимыми и
несчастными. Здесь, наряду с зависимостью от объекта, находит свое выражение
ущербная любовь к себе. Здоровая любовь к себе как раз и призвана спасать от
подобного несчастья, связанного с тем, что однажды мы испытаем отсутствие
поддержки извне.
Однако правильным было бы оценить себя и других следующим образом:
всякий человек, в том числе и здоровый взрослый, а не толь-ко ребенок,
зависит от других людей, которые важны для него, и для которых он тоже
важен. Нет ошибки, если сказать, что аналогично половому влечению существует
потребность, заключающаяся в желании быть любимым, что наряду с чувством
голода она составляет фундамен-тальный ряд потребностей.
Английское слово "needs" напрямую указывает, что речь идет об
элементарной потребности, об элементарной необходимости, неудов-летворение
которой, вызывает страдания. Если нет хотя бы минималь-ной сатисфакции этой
данной от природы нарцистической потребности, нам не будет хватать
элементарной уверенности, будет не доставать того. что придает нам ощущение
внутренней устойчивости.
Важен вопрос, существует ли подлинная уверенность в себе, или мы лишь
воображаем себя уверенными в плане иллюзии или мечты. Еще детьми мы
научились -- на это особенно ссылается Когут -- компенси-ровать свою
беззащитность и бессилие выстраиванием внутри себя "грандиозного"
нарцистического образа, позволяющего переносить не-минуемые состояния
беззащитности и бессилия гораздо легче.
Грандиозные представления, следуя Когуту, могут, однако, иметь
отношения и к родителям и к другим важным для нас лицам, которые
переживаются нами в величественной идеализированной форме. Это чувство
позволяет нам, будучи детьми столь великолепных родителей, ощущать свое
великолепие, поскольку в их великолепии мы имеем свою долю. Нечто подобное
мы переживаем и в повседневной жизни, когда нарцистическим путем возвышаем
какую-либо личность из своего окру-жения, чтобы окунуться в лучи ее
великолепия.


Заблуждения, разочарования, обиды


Очевидно, что подобные иллюзорные решения рано или поздно вы-зовут
такое же разочарование, как детская вера в младенца Христа или Деда Мороза.
При этом важно отметить, что подобные дезиллюзирования или разочарования
предуготовлены нам важными участниками отно-шений, и требуется их поддержка
для того, чтобы иметь возможность относительно безболезненно разобраться с
собственным разочарованием. Если у нас будет достаточно времени и
благоприятные внешние условия для того, чтобы иметь возможность переработать
подобные неизбежные разочарования, тогда нарциссический завышенный образ
будет все более и более приближаться к реальности. В этом случае из него
сможет развиться то, что Когут назвал когерентным, т. е. стабильным "Я", с
чем, собственно, и связано чувство собственного достоинства.
Крупные разочарования, увы, не редкие в человеческой жизни, на-оборот,
ведут к серьезным кризисам, связанным с лабильным чувством собственного
достоинства, в патологических случаях мы имеем, назван-ные Когутом
нарцистические расстройства личности, характеризую-щиеся тем, что личность
оказывается не когерентной, а преломленой в самой себе, т. е.
фрагментированной.
Причиняющие нам вред обиды подробно описаны в книгах Алисы Миллер,
прежде всего в " Драме одаренного ребенка и поиске истинного "Я" (A. Miller,
1979). В своей второй книге "В начале было воспи-тание" (1980) в качестве
причин нарциссических нарушений она назы-вает не сочувственные, не
учитывающие ранимость детской души и ее потребность в любви отношения многих
родителей, и даже пренебрежи-тельное отношение многих родителей и
воспитателей к своим детям или ученикам. В генезе нарцистических расстройств
огромную роль играет травматизирующее поведение важнейших участников
отношений. Тем самым нарцистические расстройства, в согласии с
до-классической травчатической моделью неврозов, являются травматическими
неврозами, т. е. неврозами, причинами которых являются нарциссмческие обиды
и оскорбления самости. Иными словами: нарцистические расстрой-ства это
следствия травматического воздействия на ранимую детскую психику.
Таким образом, современная психология самости Хайнца Когута выстроена в
традициях травматической теории 3. Фрейда, получившей свое развитие в
венгерской школе психоанализа Шандора Ферснци и Михаэля Балинта. В теории
Балинта первичная любовь к объекту (Primaere Objektiiebe) (BalintM., 1973)
-- это любовь, которая стре-мится заполучить любовь объекта и
удовлетворяется только тогда, ког-да ребенок получает эту любовь. Балинт
рассматривает это состояние как первоначальное состояние младенца. У него
нет первичного нарцис-сизма, вторичный же нарциссизм возникает тогда, когда
фрустрируется первичная любовь к объекту.
Полагаю, читатель согласится со мной, если я, следуя за Балинтом, буду
исходить из того, что первично мы нуждаемся в любви к объ-екту в смысле
экзистентной необходимости. Это утверждение соответст-вует действительности,
в особенности, в детском возрасте, в зрелом воз-расте такое соответствие
проявляется в меньшей степени, поскольку здесь мы уже развили более или
менее устойчивое чувство собственного достоинства.


Нарцистические неврозы


В качестве нарцистических неврозов мы отличаем от остальных
нев-ротических расстройств такие психические нарушения, при которых
реактивируются описанные Когутом ранние детские нарцистические структуры;
или же последние переживаются снова уже в патологичес-кой форме. Как и дети.
пациенты с подобными симптомами чувствуют себя великолепными, единственными
в своем роде, омнипотентными или всемогущими вследствие реактивных
бессознательных психичес-ких процессов. Они ожидают -- ошибочно -- от других
людей отноше-ния, соответствующего их восприятию самих себя. Если такового
не случается, они очень быстро разочаровываются, реагируют депрес-сивно или
агрессивно. Они постоянно находятся в бессознательных поисках утраченного
времени своего могущества и великолепия.
У страдающих нарцистических личностей эти поиски выражены сильнее
всего. Это могут подтвердить многие аналитики, вне зависимости от их
отношения к вкладу Когута в науку. В идеализированном переносе на
психоаналитика осуществляется идеализация пациента, т. е. психоаналитик
рассматривается как нарцистически завышенный объект, от которого пациент
ждет такого же великолепия, какого в свое время он ждал от родителей.
Легко догадаться, что подобная иллюзия не может долго сохранять-ся в
силе, и рано или поздно сменяется разочарованием. Однако в ана-лизе пациент
имеет шанс, что психоаналитик посочувствует ему и под-держит его больше, чем
бессердечные родители своего ребенка; тем са-мым психоаналитик поможет ему
переработать неизбежные нарцистические обиды.



Применение психоаналитической теории нарциссизма в педагогике и
обществе


В виду большого практического значения для воспитания
психо-аналитическая теория нарциссизма особенно интенсивно обсуждается в
педагогических кругах. Примером этого могут служить книги "Пубертат и
нарцистизм" (Т. Ziehe, 1975), "Нарцисс: новый социализирован-ный тип"
(Haesing, Stubenrauch und Ziehe. 1979).
Дополнительно к этому учителя часто наблюдают в школах учени-ков.
которые чересчур заняты собой, не могут сконцентрироваться на занятиях и тем
самым косвенно представляют для них трудности. При-меняя идею нарциссизма в
педагогике, авторы ищут объяснение для нарцистических нарушений, которыми,
по их оценке, чаще страдают школь-ники. Они находят объяснение в том, что
названо ими новым социализационным типом (neuer Sozialisationstypus); речь
идет об обойденном в эмоциональном отношении и неуверенном ребенке, который
растет под фрустрирующим воздействием доминирующей матери, испытывая
разочарование в эмоционально тусклом (Schwwach eriebten) отце. По мнению
авторов, при подобных социализационных условиях стабильное чувство
собственного достоинства не может развиться, поскольку прежде всего
отсутствуют достойные идеалы для подражания.
В подобной психоаналитической перспективе, женщины стремятся
бессознательно быть хорошими матерями, однако, рискуют вызвать
ра-зочарование, если потребуют слишком много от своих чад. Мужчинам также не
трудно представить себе эмоционально тусклого отца собствен-ного семейства,
которому мало что можно доверить. Психоанализ дает возможность понять
некоторые проблемы совме-стной межчеловеческой жизни. Вспомним о партнере --
любовнике, цепляющемся за женщину, вешающегося на нее как дитя на мать;
вспомним домочадцев, впадающих в глубокую неуверенность, когда
искренние нежные отношения вдруг становятся натянутыми. Такие люди сильно
зависят от постоянной нарцистической подпитки. Они хотят, чтобы их постоянно
лелеяли, уважали, восхищались ими. Подоб-ные люди есть в ближайшем окружении
у каждого. Они всегда стре-мятся к обеспеченности, ничего при этом не делая.
Они не способны пе-реносить конфликты, выносить волнение, обходить кризисы и
решать неизбежные любовные конфликты. Предпочитают стремиться "обратно в
рай", как совместно охарактеризовали их Кремериус, Моргенгальтер. Ротшильд и
другие участники Цюрихского психоаналитического семи-нара (1983).
На этом семинаре, кстати, делались попытки представить новую
нарцистическую теорию психоанализа как идеологию. Высказывались опасения,
что в связи с идеей о новом социализационном типе многие молодые люди будут
безосновательно опорочены; звучали упреки и в адрес Когута. в частности, в
том. что он антиисторичен и сам является невротиком. Я считаю, что такая
деструктивная критика бьет далеко мимо цели и не могу к ней присоединиться.
Личное знакомство с Когутом позволило мне убедиться в том. как заботливо
стремится он понять анализируемых им людей, как постоянно критически
проверяет свои собственные мысли и действия, несмотря на его всегдашнее
убеждение. что благодаря своему пониманию нарцистических расстройств, он
нашел новый подход к недоступным до этого психическим нарушениям и к людям,
ими страдающим.
Резкое неприятие Когута и его учения отдельными психоанали-тиками,
возможно, объясняется еще и тем. что Когут затрагивает лич-ные недостатки
психотерапевтов и аналитиков, дефекты, состоящие в том. что невозможно
сколь-нибудь глубоко и точно понять пациентов при отсутствия эмпатии, а
значит, невозможно и достаточно успешное их лечение. Для меня вклады Когута
в развитие психоанализа очень важны. Его разработки помогают мне лучше
понять моих пациентов, проявлять с ними больше терпения особенно тогда,
когда речь идет о замене их ущербного чувства самооценки на здоровое чувство
само-принятия.
В заключение приведу еще один пример нарцистического невроза:
40-летний архитектор испытывал трудности относительно своей
соб-ственной идентичности (лишь в позднем детстве он узнал, что человек,
которого он воспринимал как отца, вовсе не его отец, настоящий же отец --
это "дядя"). Став взрослым и сойдясь с женщиной, обращавшейся с ним как
мать, этот человек почувствовал сильную неуверенность в себе. Его сомнения
выражались в замедленном мышлении, в мучительных раздумьях о простых вещах,
он чувствовал себя неуверенно в обществе, подозревал у себя " нарушение
сердечного ритма", не отвечал элементарным требова-ниям обыденной жизни. Его
симптомы объяснились отсутствием взрослого участия в детстве, непониманием
взрослых и многочисленными душевными травмами.
В процессе психоанализа было интересно наблюдать, как личные мыс-ли и
действия, чувства и переживания находятся в центре внимания обоих
участников. При этом пациент мог наверстать упущенное в детстве и
приоб-рести опыт того, как другие люди интересуются им, интересуются его
мыс-лями и действиями, чувствами и телесными ощущениями. Он работал с
большой отдачей и старался дополнить анализ, заключавшийся по суще-ству в
обычном разговоре, возможностями собственного развития: учитель-ница йоги
способствовала его новому самопознанию, учитель по лыжам -- новому владению
телом, мастер по плаванию научил его плавать, чего он не умел в детстве и
чего очень боялся. Большое значение имел и фактор "выговаривания": в течении
многих часов нужно было слушать его рассказы о своих новых опытах и
физических переживаниях, сочувствовать ему, находить слова для общения и
вызывать у него такое чувство, которое по-могло бы ему наверстать нечто
жизненно важное. В дальнейшем, стабили-зировав свой здоровый нарциссизм,
этот пациент стал развиваться совер-шенно неожиданным образом. Он не только
нашел новую партнершу, с ко-торой смог построить отношения на принципе
взаимного уважения, но и пережил плодотворный расцвет своей творческой
деятельности. Это ли не доказательство того, что при достаточно длительном и
терпеливом участии и эмпатии можно достичь значительных психоаналитических
результатов.


3.2. Пограничные случаи

Симптоматика


Под пограничными случаями понимают психические нарушения, которые
располагаются между неврозом и психозом, т. е. на границе -- (Borderline
(англ.) -- пограничная полоса). Такой диагноз раньше ста-вился редко,
однако, сейчас ставится чаще, благодаря работам Отго Ф. Кернберга (1975,
1976) и монографии Кристы Роде-Дахсерс (1979). В отличие от симптомов
"классических" неврозов симптомы "пограничных случаев" или "состояний"
относятся не к объективным телес-ным недомоганиям, а скорее напоминают
симптомы навязчивых состо-яний, фобий, депрессивных состояний. Сюда
относятся и фантазии о собственном величии, выраженная занятость собой,
характерные для нарцистических нарушений личности.
В связи с этим весьма нелегко выделить что-то типичное для погра-ничных
случаев. В области симптоматики это прежде всего чувство пустоты и
бессмысленности. Кроме того, пациенты чувствуют себя беззащитными и
зависимыми от воли других, которым они, однако, за-видуют, поскольку считают
этих "других людей", менее страдающими от чувства опустошенности и
бессмысленности, чем они сами. Отсюда вполне ясно почему подобные
пограничные личности часто ощущают сильные чувства зависти по отношению к
другим людям. Сознаться в зависти и "опустошенности", однако,-- перспектива
достаточно болезненная и унизительная; от таких чувств защищаются сообразно
с психоаналитическим учением о защите. Поэтому мы переходим к психодинамике
пограничных случаев.


Сфера защиты


Для того чтобы не воспринимать всю глубину внутренней пустоты и, всю
меру беззащитности и бессилия, существует защитный меха-низм, играющий
центральную роль в современном психоанализе. а именно: расщепление
(Spaltung).
Чтобы понять, что понимает под этим определением психоанализ, нужно
начать издалека и кое-что пояснить. Следует представить, что на-ряду с
чувствами опустошенности и бессмысленности в психике погра-ничной личности
функционируют и другие чувства, а именно идеи вели-чия, т. е. представления
о собственной грандиозности и совершенстве, имеющие место при нарцистических
нарушениях личности в своем чис-том виде. Защитная функция "расщепления"
состоит в том, что лич-ность одновременно раскалывается на две части; одна
часть чувствует себя совершенной и великолепной, другая -- опустошенной и
бессмыс-ленной. Усилия защиты состоят в том, чтобы содержать обе
противо-речивые области в отделенном друг от друга состоянии. Картина "Я"
пограничной личности (Sellbstbild) характеризуется тем самым расщеп-лением
на две части. При этом в какое-то определенное время сознательной является
только одна из частей, а другая остается бессознатель-ной и наоборот.
Характерные особенности пограничных личностей заключаются, таким образом, в
том, что состояния собственной гранди-озности и беспомощности,
опустошенности и бессилия могут быстро меняться местами.
Наряду с противоречивыми образами себя самого, в психике погра-ничных
случаев функционируют также противоречивые образы важ-нейших участников
отношений: временами они тоже кажутся либо очень выдающимися, великолепными,
идеальными фигурами, либо принци-пиально плохими и ни на что не способными.
Подобные представления могут столь же быстро меняться местами.
В отношении к другим сказываются быстро сменяющиеся интерак-тивные
образцы (Interaktivmuster): первый -- при котором собствен-ный образ
воспринимается как великолепный, в тоже время как к дру-гому человеку
относятся пренебрежительно, считают его ничтожным и самозависимым; второй --
когда себя воспринимают ничтожным, а дру-гого как совершенство.
Чтобы представить себе воплощение таких теоретических образцов
отношений, можно обратиться к реальным примерам, связанным с силь-ными
аффектами. Уже упоминалась зависть неимущего к имущему. Следует включить
сюда гнев, презрение, все формы недооценки, напри-мер, издевательство,
высмеивание и т. д. Против других могут направ-ляться те чувства, которые в
следующий раз будут направлены против себя. Если же благодаря защитному
механизму "расщепления", обесце-нивающие и другие процессы хорошо отделены
друг от друга и не вызы-вают взаимных нарушений, тогда все личностное
"устройством может действовать относительно благополучно.
Особенно беспрепятственно оно функционирует тогда, когда чело-веку с
пограничным случаем удается включить в это "устройство" дру-гое лицо в
смысле межличностной защиты. Им будет человек, которым восхищаются и
которого идеализируют в тот момент, когда одновре-менно хоть сколько-нибудь
ценят и себя. В противном случае другое лицо будут недооценивать именно в
тот момент, когда высоко оценива-ется. идеализируется собственный образ.
Последующая иллюстрация позволит нам отличить вертикальное расщепление
(vertikale Spaltung) от расщепления горизонтального (horizontale Spaltung):
вертикальное расщепление отделяет обесцененное Я и парт-объект от
соответствую-щих областей Я и объекта, в то время, как горизонтальное
расщепление поддерживает в разделенном состоянии однородные образы Я и
объекта (см. табл. 10).
Подобная множественно "расщепленная" личность не способна излучать
уверенность, она прежде всего ненадежна. Результатом ока-зывается личность,
не уверенная в себе. слабая. Она слаба, даже если из-за высокой
интеллигентности и не производит такого впечатле-ния на первый взгляд.
Интеллигентные пациенты с пограничными нарушениями как раз обыгрывают свои
слабости, прельщая ими свое окружение.
В межличностных отношениях их недостатки, тем не менее, сказы-ваются
довольно быстро. Прежде всего это выражается в частых сменах идеализации и
обесценивания. Сексуальные, агрессивные и перверсивные влечения часто
подталкивают к искаженному удовлетворению. Согласно моему опыту, это чаще
всего приводит к садистским побужде-ниям, связанным с обесцениванием другого
лица, и происходит особен-но болезненно, если ранее это лицо идеализировали.
Вертикальное расщепление разделяет обесценивающие (плохие) и
иде-ализирующие (хорошие) Я-и парт-объекты друг от друга. Горизонтальное
расщепление поддерживает взаимное разделение Я-представлений и
объект-представлений.
В клиническом плане существует четыре ситуации:
1. Индивид сознательно переживает себя как существо великолепное,
со-вершенное, воспринимает объект как идеальный (представления о плохом Я и
плохом объекте исключаются посредством вертикального расщепления).
2. Индивид сознательно переживает себя как существо достойное
пре-зрения, аналогичное переживание в связи с объектом: налицо состояние
депрессии (идеализированные Я- и объект-представления защищены с помо-щью
вертикального расщепления).
3. Индивид сознательно переживает себя как существо идеальное, а объект
-- как презренное (плохие составляющие Я бессознательны из-за вертикального
расщепления. Идеальные объект-составляющие равным образом бессознательны по
отношению к плохому объекту из-за вертикаль-ного расщепления. Хороший объект
защищен от Я, переживаемого как иде-альное, горизонтальным расщеплением).
4. Индивид сознательно переживает себя как существо неполноценное, а
объект -- как идеальное (идеальные Я-составляющие бессознательны по
отношению к неполноценно переживаемому Я с помощью вертикального
расщепления. Плохие объект-составляющие защищены от хороших
объект-составляющих с помощью вертикального расщепления. А по отношению к
плохому Я -- посредством расщепления горизонтального ).




Таблица 10. Структура пограничной личности, модифицированная по
Кернбергу (Kernberg, 1975).

<< Пред. стр.

страница 13
(всего 28)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign