LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 9
(всего 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Зародышевая
терапия

Применение этого метода на человеке вызовет серьёзные этические проблемы.





Лишь ограниченная часть человеческих клеток потребует изменений с тем, чтобы в последующих поколениях не проявились нежелательные явления.
Только вероятная гарантия успеха могла бы оправдать обсуждение вопроса о правомерности вмешательства в сферу наследственности человеческого зародыша.

Подобное обсуждение никогда не было бы доведено до конца, так как предмет дискуссии постоянно бы менялся в связи с появлением новых фактов.



Зародышевая терапия запрещена § 5 закона об охране эмбриона от 1991 г., нарушение закона влечёт за собой наказание в виде трёх лет лишения свободы.
Два международных уложения - Совета Европы и ЮНЕСКО, которые находятся ещё в стадии обсуждения, предусматривают некоторые послабления, постольку, поскольку это не противоречит национальным законодательствам. Правоохранительные органы Германии в этом вопросе опережают международные уложения.





4.3.2. Охрана индивидуального генетического фонда.

1) Основное предположение: "Естественная" невозможность располагать индивидуальным генетическим фондом.


Если проанализировать совокупность всех аргументов, которые отражают так называемый "закон естественного развития", а также следовать этим часто встречающимся в литературе и основанным лишь на интуитивных предположениях аргументам, то вмешательство в генетический фонд человека следует категорически отрицать. При этом учитываются определённые "развивающиеся естественным путём" задатки, которые неотделимы от личностной и человеческой сущности, и неприкосновенность которых гарантирует человеку равенство с себе подобными и независимость от них.


Такими природными задатками человека обычно называют:
?

?


?
?

?


заданность генотипа, его индивидуальность и интегрированность его диахронной идентичности,
зачатие индивидуального генома в виде случайной комбинации генетических признаков при оплодотворении и отделении от двух биологических родителей (естественное развитие человеческого зародыша),
высокая вариативность генетического фонда,
несовершенство человека относительно генетической расположенности к заболеваниям, факторам риска и потенциала преодоления, а также
незнание собственного генетического фонда, которое бы гарантировало ясность жизненных планов.


С помощью этих природных задатков, иногда напрямую, а иногда с оговорками, делается вывод о нормативных границах диагностического и терапевтического вмешательства в человеческий геном. При этом большую роль играет тот аргумент, что этическая и правовая охрана человеческого достоинства должна затрагивать его генетический фонд так же как при охране его психофизической природы, т.е. его физического существования.

То, что этот "закон естественного развития", несмотря на его интуитивную очевидность, не может являться безоговорочным аргументом в этических спорах, показывают следующие возражения:



Возражения аргументации закона естественного развития:
?


?


?



?

То, что приводят сторонники генной терапии в качестве аргумента в защиту вмешательства в генетический фонд человека - это естественное желание быть здоровым и счастливым.
Или они приводят такой аргумент, что достоинство человека -
это не только его "Природа" или "Естество", но и способность к самоопределению, так что и в лечении на молекулярногенетическом уровне ему не должно быть отказано.
Аргументация сторонников естественного развития ведёт к "генетическому натурализму" - таково следующее возражение. Предвзятое отношение к "неестественному" однако вовсе не задевает "настоящее положение дел", а только наши представления о том, каким должен быть человек.
И, наконец, утверждение сторонников естественного развития, что случайное отклонение от нормы, затрагивающее жизненные интересы пациента, может компенсироваться само, в принципе противоречит медицине и даже всей нашей культуре вообще.

Из этих контраргументов вытекает необходимость изучения вопроса, насколько глубоко в предположения и постулаты "естественников" проникают элементы ценностных ориентаций и вообще оценки и переоценки ценностей, которые заключают в себе нечто гораздо большее чем то, что просто предлагает нам природа. Так возражения аргументам "естественников" только лишь под углом зрения "ошибочных натуралистских выводов" были бы недостаточны, так как то, что задано природой извлекает свою нормативную функцию не только из своей простой очевидности с учётом единства сущного и необходимого. Для формирования этических суждений чистая природная данность не имеет первостепенного значения. Но её нельзя также не учитывать, так как с ней связаны совершенно определённые ценностные ориентации, рассматриваемые нами далее.


Постулаты "естественников" характеризуются ещё и тем, что их содержание вытекает не просто из фактического материала, а наоборот: определённые гуманистические ценности должны быть защищены в своей неприкосновенности, в нашем случае - это обращение с генетическим фондом человека. Кроме того, должны быть защищены природные задатки человека, и именно потому, что они представляют собой до сих пор никогда не подвергавшееся никаким манипуляциям поле предрасположенностей субъекта и тем самым определяемые им самим возможности развития. При этом следует иметь в виду, что значение любого природного фактора для человека определяется его зависимостью от ансамбля "культурологических" элементов, которые находятся во взаимозависимости и которые нельзя подвергать изменениям без ущерба. Таким образом, природный фактор должен быть защищён как часть культурного синтеза. В виду этой ситуации любая реконструкция аргументов сторонников естественного развития должна учитывать их дескриптивно-прескриптивный характер.


Что касается анализа нормативного характера постулатов естественного развития, то правомерно возникает вопрос, почему же индивидуальный генетический фонд человека следует так тщательно оберегать.




Если следовать этическим правилам, которые основываются на представлениях о правах человека, как это отражено в нашей конституции и других уложениях, то причину этого следует искать во всеобщей и особенной необходимости охраны субъекта, так как это основано на достоинстве личности.

2) Личность и Природа.
На чём основывается охрана личности, какую роль играет при этом идея человеческого достоинства и до какой степени это распространяется на охрану условий естественного развития бытия человека?
Достоинство человека и охрана личности.
Для того, чтобы обосновать необходимость охраны человеческой жизни следует исходить из принципа человеческого достоинства. Выбор этой точки зрения объясняется тем, что этическая норма формируется лишь тогда, когда она принимается всеми, независимо от каких-либо различий. Этот консенсус однако в современном плюралистском обществе занимает хотя и довольно небольшое, но принципиально важное пространство.

Является ли достоинство человека - случайно и произвольно выбранным понятием?
Пути обоснования принципа человеческого достоинства.
В центре этого консенсусного пространства находится понятие человеческого достоинства. Идея человеческого достоинства и прав человека без сомнения имеет свою историю: Истоки этой идеи можно найти в античной философии, в иудейском и христианском мировоззрении. Но они были преобразованы - через философию гуманизма, просвещение и революции - во всемирный этико-правовой консенсус современной этикой прав человека. На этот консенсус мы ссылаемся при определении элементарных этических норм, несмотря на культурные, политические и религиозные различия. В пользу этого говорит также общее признание со страниц как критической так и спекулятивной истории философии, что человеческое достоинство и права человека следует рассматривать не как случайно появившийся в процессе исторического раэвития общества феномен, а как нечто целенаправленно завоёванное (Т.Гоббс, И.Гердер, Э.Кант, Г.В.Ф.Гегель). Необходимость и возможность независимого от правового контекста обоснование человеческого достоинства, единство права и нравственности, а также этического характера и правового содержания прав человека указывают на культурологически инвариантно формулируемое зерно идеи достоинства и прав человека, независимое от какой-либо определённой формы этоса.
Как известно, имеются различные более или менее подходящие пути обоснования философской состоятельности принципа человеческого достоинства. Основы действия принципа достоинства человека определяются с учётом следующих положений
-


-


-
человек рассматривается как разумное и свободное существо (Аристотель, Стоу, Фома Аквинский),
как личность, способная к развитию и стремящаяся к собственному счастью (Джон Локк),
как самоцель (Эммануил Кант), но вместе с тем как личность в моральном смысле.
Это описанное нами рациональное зерно идеи человеческого достоинства проходит через все культуры и времена и указывает на то, что необходимо проводить различие между
?


?
общепринятой сутью идеи и встречающимися в своем разнообразии глубокими мотивированными обоснованиями этой сути и
точно также являющимися в своём разнообразии этических форм образов хорошей жизни, куда помещается это идейное зерно.
То что идея достоинства человека встречается де факто всегда в связи с такими глубокими обоснованиями и будучи помещённой в подобные формы этоса предположительно не может сохраниться вне подобных контекстов, не является аргументом того, что зерно этой идеи не имеет собственной значимости вне этих контекстов.








В соответствии с этими основаниями человек обладает достоинством, т.к. он личность. Понятие "личность" особенно употребляется в современном мире как нечто свойственное человеку от природы, чтобы обозначить моральный статус человека:



Л и ч н о с т ь

Человек наделяется личностным бытиём, т.к. он является индивидуальным субъектом нравственности ("moral agent"),а также существом, обладающим способностью (установкой, ориентированностью) разумного и свободного самоопределения. Человек - это существо, которое способно вступать в осознанные взаимоотношения с самим собой (самосознание, самопознание), а также с окружающими людьми (социум) и природой (культура). Человек берёт на себя ответственность, выполняет свой долг, стремится к цели и отстаивает свои интересы, планирует свою жизнь, учитывая прошлое и предвидя будущее, и имеет свою собственную, уникальную и неповторимую судьбу. Быть субъектом нравственности, или личностью означает иметь собственное достоинство. Таким образом, достоинство как характерная черта личности - это родовое понятие, которое не просто изобретено метафизикой, а затем перенесено в этику, а которое имеет своё собственное первоначальное практическое значение. Именно в этом значении понятие достоинства является исходным и центральным пунктом, из которого вытекает современная интерпретация человека, выражаемая понятиями Самоопределение, Индивидуальность, Идентичность, Интеллект и Равенство.


Если моральный статус человека как субъекта нравственности, или личности является основанием для того, чтобы придать ему Достоинство, то внимание, которое оказывается явлению природы, называемому "Человек", должно оказываться и его Достоинству. Так как свойственное человеку Достоинство и производные от него понятия равное право на жизнь, свободу и безопасность относятся без исключения ко всем людям независимо от расы, пола, вероисповедания или доходов. Основанием для этого служит не просто человеческая жизнь, а тот факт, что эта жизнь является "формой развития субъекта". Поэтому необходимость охраны личности зависит от того обстоятельства, что каждый человек - это" специфический индивидуум. Быть человеком - это также критерий обладания личностными качествами.



Личностное бытие
=
Основание для придания
человеческого достоинства

Человеческое бытие
=
Основание для придания
личностных качеств


Главная моральная норма, вытекающая непосредственно из принципа достоинства личности, должна иметь строго ограниченную область применения. Каждое суждение, на каких бы добрых намерениях оно ни покоилось, должно, опираясь на связанные с его содержанием интерпретации, ограничивать как раз то, что связано с непосредственной функцией этого приципа, а именно, быть базой его действия по эту сторону интерпретационных споров.



Поэтому понятно, почему содержанием всех верховных моральных принципов, как то: Золотого Правила, Принципа Разума Аристотеля и Категорического Императива Канта является ничто иное как обозначенные в них границы.


Верховный моральный принцип представляет собой не просто источник всех остальных норм, а является основой их объединения. В чём можно его упрекнуть, это в том, что там наличествуют не столько заповеди, сколько запреты, (которые по своей природе являются категоричными и принципиальными).


Относительно принципа уважения индивидуального человеческого достоинства из него следует изъять - по выражению Канта - запрет никогда не использовать человека только как средство. Противоречие принципу Уважения достоинства человека здесь очевидно тогда, когда человек подвергается воздействию, которое принципиально ставит под сомнение его субъектность.

Охрана условий развития бытия человека как субъекта нравственности.


Так как личность существует не иначе как в форме живого человеческого индивидуума, и этот индивидуум прежде всего характеризуется единством тела и своего "Я" (H.Plessner), то охрана единства тела и человеческой жизни и охрана человеческого достоинства - это одно и то же.


Необходимость охраны человеческой природы имеет синхронный и диахронный (исторический) аспекты:
?


?
с одной стороны человеческая природа участвует в формировании нравственного достоинства личности, постольку поскольку она понимается как пространство её развития. (синхронный аспект: личность и тело);
с другой стороны необходимость охраны личности должно распространяться на процесс физического и духовного становления её индивидуальности (диахронный аспект: идентичность, онтогенез и индивидуация личности).

Спецефические нормативные основания необходимости охраны человеческой жизни также вытекают из достоинства человека относительно его природной видовой принадлежности, не непосредственно из субъектности как таковой, а из природы живого существа, которое является носителем субъектности, т.е. из достоинства относительно его природной видовой принадлежности.
Так как достоинство принадлежит субъекту как живому существу, а человеческая жизнь является условием возможности субъектного бытия. Кроме того охрана человеческой жизни необходима в той мере , в какой она понадобится для формирования личности в уникальном пространстве её развития. При этом как наивысшая и тщательнейшим образом охраняемая ценность - это не столько органическая жизнь человека, сколько идентичность и интегрированность его личности.
Иными словами: природа человека как вида и связанные с ней базальные потребности, стремления и т.д. порождают её высокое положение не из абстрактных рефлексий по поводу природы человека (как напр., в смысле жёсткого эссенциализма), а получают это положение из достоинства, которое свойственно личности как субъекту нравственности.



Охрана природной заданности бытия личности следует, если можно так выразиться, принципу приближенности к личности. Этот принцип можно сформулировать следующим образом:



Принцип приближенности к личности
Чем основательнее и безусловнее оказываются движущие силы развития личности, которые определяются природой человеческого бытия, тем более необходима становится её охрана, которая касается именно её достоинства.


Как показывает практика, субъектность неразрывно связана с определёнными органическими природными качествами человека, поэтому потребность в уважении должно распространяться также на предрасположенности к тем или иным качествам, а именно, когда
речь идёт о его потенциале, который обусловливает формирование и развитие. Также те нормы, которые отвечают на интересующие нас вопросы и вытекают из достоинства человека как вида, имеют обобщённый и скорее отрицательный характер, так как они гарантируют только условия создания возможности субъектного и личностного бытия человека.

О взаимосвязи личности и генома
Чтобы ответить на вопрос о взаимосвязи личности и природы, а также о взаимосвязи личности и генома как о природных условиях существования человека, необходимо выяснить - в соответствии с современным уровнем науки как функцию генетического фонда при пренатальном развитии каждого человека (онтогенез), так и его роль в становлении и развитии человека. Здесь мы можем этого сделать в деталях, а только исходя из последних научных данных.
Принципиально можно выделить две прямо противоположные возможности, которые так или иначе толкуют взаимосвязь личности и генома:


Генетический детерминизм

Случайность
С одной стороны можно сказать, что геном полностью определяет человека, его физическое развитие, его онтогенез, а также поведение в смысле генетического детерминизма. Отсюда личностные и индивидуальные качества целиком и полностью представляют собой феномен, развитие которого происходит однолинейно и полностью зависит от его генотипа. (генетический редукционизм), они как бы являются эпифеноменами генетического фонда. С точки зрения детерминизма можно было бы рассматривать также и связь между предрасположенностью и проявлением фенотипа. Вмешательство в генофонд следовало бы сравнить с вмешательством в саму личность. Таким же образом знания о генетическом фонде по всей вероятности тождественны знанию того, что образует личность.
С другой стороны можно сказать, что генетический фонд не определяет ни конституцию человека, ни онтогенез, ни поведение, ни идентичность, а также его индивидуальность. Следовательно, индивидуальный генетический фонд и личностные качества взаимосвязаны в лучшем случае лишь периферически, - поскольку генетический уровень развития даёт начальные условия онтогенеза, либо не связаны вовсе. Эта взаимосвязь является более или менее случайной, так что вряд ли следует настаивать на охране генофонда, который определяет природные задатки человека.




Эти оба радикальные подхода оказываются несостоятельными:
-
-
Как генетический детерминизм или генетический редукционизм,
так и предположение полной иррелевантности генетического фонда или случайности его воздействия на личность
однозначно оказываются ложной интерпретацией естественнонаучных положений, которые уже смогла истолковать современная генетика.



Подход с точки зрения филогенеза

Уже с точки зрения филогенеза гены не являются единственной детерминантой эволюционного развития жизни от её начала и до человека.

?



?


?

Генетическая информация, которая сложилась в процессе эволюции человечества, не обладает абсолютной семантикой, а имеет значение только относительно определённого "семантического пространства" (Условия окружающей среды, процессы приспосабливаемости и отбора).
Нет также типично "человеческих" генов. Человека (в смысле его видовой принадлежности) нельзя характеризовать через его определённый генетический фонд, даже если некоторые фрагменты ДНК встречаются только у человека.
Следует исходить из того, что имеется лишь индивидуальный, соотнесённый с человеком как его носителем, геном.












Подход с точки зрения онтогенеза

Как показывают научные открытия, роль индивидуального генетического фонда в развитии личности и с точки зрения онтогенеза не является случайным ни в каком смысле.

?














?



Как показывают некоторые исключительно моногенно обусловленные заболевания, выявленные соответственно сегодняшнему уровню знаний, определённые фенотипичные формы нашей соматической действительности и её развития с точки зрения онтогенеза являются чисто генетическими, также нельзя не учитывать генетическую обусловленность конституции человека вообще. Индивидуальный генетический фонд - это компонент нашей уникальной соматической индивидуальности и идентичности. Касаясь соматической сферы человека, следует подчеркнуть, что геном оказывает своё действие не просто в смысле линейных причинно-следственных зависимостей, а это влияние следует рассматривать в вышеописанном смысле как структуру и информацию. Оно лишь элемент в обширной системе разнообразных влияний. Момент начала развития, обусловленный слиянием двух клеток и формированием двух гаплоидных хромосомных единиц в соматической сфере человека имеет прежде всего процессуальный характер. Он характеризуется комплексными взаимодействиями и интеракциями.

О том, что представления "генетического детерминизма" или "генетического редукционизма" не укладываются в открытия молекулярной биологии, свидетельствует изучение отношений между генотипом и фенотипом. Сложные полигенные, многофакторные взаимосвязи, высокая генетическая вариативность и генетический полиморфизм, а также комплексное взаимодействие значимых факторов указывают как раз на нечто противоположное линейному монокаузальному детерминизму. Особенно это проявляется в индивидуальных качествах, способностях и иных характеристиках личности, которые невозможно выявить у гена и у его базовых фрагментов, и которые обусловлены, как правило, полигенностью и многофакторностью. Это относится также к поведению человека и его нарушениям. Генетические задатки и влияния среды принимают функциональное, хотя и с трудом выявляемое, участие в формировании индивидуальных признаков. Генетическая компонента в процессе этого формирования представляет собой необходимое, но однако недостаточное условие.



Если следовать этим соображениям и в особенности исходить из того, что генофонд и его влияние - это всегда процесс, который характеризует индивидуальность личности, то тогда роль и функцию индивидуального генетического фонда в индивидуальном развитии человека следует толковать с точки зрения антропологической перспективы менее всего как "программу", а скорее как контекстуальный или "исторический" процесс.




Роль и функция генома
в индивидуальном процессе развития человека.


?









?







?





?
Хотя индивидуальный геном существенно влияет на природные задатки развивающегося субъекта, однако об этом однозначно и непреложно свидетельствуют лишь некоторые признаки. Они могут, как например, в случае наследственных заболеваний, определять судьбу индивидуального развития. Они являются однако "заданностью" в том смысле, что только в деятельности или в своих страданиях субъект понимает, что является уникальной идентичной личностью. Именно функции генома дают понять, что именно генетическая природа человека устанавливает границы и определяет рамки развития. Но именно в этом заданном пространстве и наличествует та высокая пластичность, которая необходима человеку в его деятельности и борьбе с окружающей средой.

Следовательно, индивидуальность и идентичность личности, которая формируется под влиянием социальных, культурных и исторических факторов, а также в процессе жизнедеятельности человека, не совпадает с индивидуальностью и идентичностью генофонда, в котором проявляется исключительно природно идентифицируемая уникальность. Также и уникальность этой взаимосвязи ещё не идентична с уникальностью личности. Иначе однояйцевых близнецов невозможно было бы отличить друг от друга.

Хотя индивидуальный генетический фонд и является необходимой компонентой, но он не является достаточным основанием для объяснения онтогенеза личности в самом широком смысле. Многофакторность онтогенеза и высокая степень собственных усилий субъекта в оттачивании своих природных задатков исключают генетический редукционизм и тем более детерминизм с самого начала.

Ни уникальность человека как вида, и ни уникальность его как человеческого индивидуума не позволяют довольствоваться только чисто материальной базой его генетической информации. Отсюда невозможно в общем и целом объяснить с помощью гуманмолекулярной биологии уникальность человека, его духовный миро и социальные и культурны отношения.








3. Достоинство человека и охрана индивидуального генетического фонда.

Всё вышеизложенное можно кратко обобщить следующим образом:







С точки зрения взаимосвязи личности и природы следует констатировать, что охрана индивидуального генофонда, обусловленная достоинством человека, относится, с одной стороны, к личности как субъекту нравственности (при возможности интерпретации таких его качеств как идентичность, равенство, самоопределение, индивидуальность, интеллект),а с другой стороны к природным условиям начала и развития личностного бытия (физические и природные данные бытия человека).
С точки зрения взаимосвязи личности и генома следует констатировать, что индивидуальный геном обязан своим положением не уникальному онтологическому качеству конструктивных элементов, а тому факту, что их уникальные взаимосвязи обусловливают, кроме всего прочего, совокупность предрасположенностей субъекта деятельности самым различным образом. Следовательно, индивидуальный генетический фонд и его воздействие на развитие человека - это часть природных условий начала и развития личностного бытия.





В силу этой особой близости индивидуального генома к личности можно исходить из того, что соотношение Личность - Геном рассматривается как особый случай отношения Природа - Личность. Таким образом, индивидуальный генофонд нуждается в особой охране, которая требуется также природным условиям зарождения и развития личностного бытия. Это касается также отношения к индивидуальному геному - как и к иным природным задаткам личностного бытия - Принцип уважения личности, который в плане охраны генофонда можно сформулировать следующим образом:



Принцип уважения личности
в контексте отношения
к индивидуальному генетическому фонду
Чем более генофонд определяет и обусловливает развитие природных задатков личности, чем основательнее проявляются эти условия в формировании и становлении личности, тем более он нуждается в охране, которая касается именно природных задатков личностного бытия и опирается на достоинство личности.





> Прицип уважения личности вытекает из того положения, что в области анализа генома и генной терапии категорически запрещено, а именно, то, что ставит под удар субъектные качества человека.
> На менее принципиальной основе могут возникнуть в качестве развития принципа уважения личности четыре специфических принципа отношения к генофонду, которые определяют последствия изменения качества. Функцией этих критериев является охрана как условий генетического зарождения жизни, так и условий развития личностного бытия. Свою нормативную значимость они получают из их соотнесённости с отдельными или несколькими качествами, которые вытекают из достоинства личности, хотя и иногда в различной интерпретации:

1. Самостоятельное целеполагание,
2. Развитие личности,
3. Самоопределение
4. Равенство




1. Принцип сохранности генетических условий зарождения жизни.

2. Принцип сохранности генетических условий свободного развития личностных качеств.



<< Пред. стр.

страница 9
(всего 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign