LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>





Императивы ловкости

Если хочешь Х, ты должен сделать Y! Цель выбирается свободно, средства для реализации вытекают из определенной зависимости от цели. Цель здесь также не оправдывает средства!

Императивы ума

Цель = хотеть стать счастливым - определена. Ищут средства для реализации, которые могут быть различными у каждого человека исходя из его жизненного опыта

Императив нравственности

Сделай Х! Например: ты никогда не должен присваивать чужое имущество!

Этот императив является выражением не обусловленного долженствования и проверяет максимы на предмет того, действительно ли они представляют конечные или высшие волевые цели. Только они и являются волевыми целями.


Кант формулирует одно условие для метода проверки максим: свободное от противоречий обобщение.
Воля тогда хороша морально, если она в выборе своих максим руководствуется категорическим императивом и позволяет обобщить максимы без противоречий.






Максимы являются субъективными принципами поступка. Они выражают то, почему это, в конце концов, касается человека, т.е. формулируют высшие волевые цели.



Внешнее многообразие человеческих поступков основывается на поступках, которых у каждого человека не так много
Основные добродетельные поступки, такие как бережливость, можно свести, по сути, к тем максимам, которые показывают смысл (цель) бережливости для этого человека.






МАКСИМЫ








Проверяется не многообразие элементов поступка, а качество воли, как это проявляется в максимах совершающего поступок. Проверка осуществляется с помощью формул категорического императива.




Кант формулирует категорический императив в трех формулах:


1. Основная формула

"Действуй только по тем максимам, с помощью которых ты одновременно можешь хотеть того, что они станут общим законом".





2. Формула закона природы

"Поступай так, как если бы максима твоего поступка посредством твоей воли должна была стать всеобщим законом природы".

3. Формула самоцели

"Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству".






Проверка максимы на отсутствие противоречий



1. Основная формула
максима находится в соответствии с этой формулой только тогда, когда она может возвысится до общего закона (нравственного закона), т.е. когда нет исключений.

Пример морально неверной максимы:
Максима:

Проверка:

Результат:

Последствия:


"Всегда, когда это мне выгодно, я могу говорить неправду".
Может ли эта максима быть возведена до всеобщего закона?
Нет, т.к. тогда не было бы вообще разницы между правдой и ложью.
Коммуникация была бы невозможная. Лжец претендовал бы на то, чтобы другие воспринимали его ложь как правду. ? Это является внутренним противоречием.

2. Формула закона природы:
Максима должна была бы стать принуждающим моральным законом природы, и каждый должен был бы следовать этому принуждению.

Пример морально неверной максимы:
Максима:


Проверка:

Результат:
Если жизнь из-за многих несчастий кажется безнадежной, то можно совершить самоубийство.
Может ли эта максима быть возведена до всеобщего закона природы?
Ему противопоставляется здесь понятие "поддержание жизни". Т.к. человек должен чувствовать себя составной частью этой природы, он связан с этой природой: "Однако ясно, что природа, если бы ее законом было уничтожать жизнь посредством того же ощущения, назначение которого - побуждать к поддержанию жизни, противоречила бы самой себе, и, следовательно, не могла бы существовать как природа; стало быть, указанная максима не может быть всеобщим законом природы [...]".
3. Формула самоцели.
Проверка этой формулы осуществляется с точки зрения возможности использования много другого человека только как средства для моей цели. (Самоцель другого - его автономия - должна остаться защищенной).

Пример морально неверной максимы:
Максима:

Проверка:


Результат:
"Чтобы добиться политической цели целесообразно взять в заложники людей".
Гарантирует ли поступок самоцель всех участников или они служат только средством для этой цели?
Взятые в качестве заложников не имеют возможности (из-за угрозы насилия) самоопределения. Они являются только средством для цели - противоречие!





Методический способ проверки максим:



категорический императив

Высший моральный принцип
= критерий проверки для максим




Проверять
на возможные самопротиворечия




Максима

формулируется и проверяется









Конкретный единичный случай



Кант сам проиллюстрировал на отобранных им примерах метод проверки максим с помощью формул категорического императива. Он проверял в основах метафизики нравственности всегда дважды. Один раз - с помощью формулы закона природы, второй раз - с помощью формулы самоцели. Из-за значимости того, чтобы не совершать в жизни никаких моральных ошибок, Кант считал эту процедуру приемлемой только, если оба раза выяснялось, что поступок не выдерживал проверки на разумность, он, соответственно, не совершался. А в другом случае, он мог быть совершенным.

Изображение такого примера у Канта:

"Кого-то другого нужда заставляет брать деньги взаймы. Он хорошо знает, что не будет в состоянии их уплатить, но понимает также, что ничего не получит взаймы, если твердо не обещает уплатить к определенному сроку. У него больное желание дать такое обещание, но у него хватает совести, чтобы поставить себе вопрос: не противоречит ли долгу и позволительно ли выручать себя из беды таким способом?"

Максима:
"Положим, он все же решился бы на это, тогда максима его поступка гласила бы: нуждаясь в деньгах, я буду занимать деньги и обещать их уплатить, хотя я знаю, что никогда не уплачу".




Двойная проверка максим из примера "Обманное одалживание денег".


Первая проверка с помощью формулы закона природы

Вторая проверка с помощью формулы самоцелесообразности


"Я превращаю, следовательно, требование себялюбия во всеобщий закон и ставлю вопрос так: как бы обстояло дело в том случае, если бы моя максима стала всеобщим законом? Тут мне сразу становится ясно, что она никогда не может иметь силу всеобщего закона природы и быть в согласии с самим собой, а необходимо должна себе противоречить".

Обоснование:
"В самом деле, всеобщность закона гласящего, что каждый, считая себя нуждающимся, может обещать, что ему придет в голову, с намерением не сдержать обещания, сделала бы просто невозможным и это обещание, и цель, которой хотят с помощью его достигнуть, так как никто не стал бы верить, что ему что-то обещают, а смеялся бы над всеми подобными высказываниями, как над пустой отговоркой".

"Во-вторых, что касается необходимого долга или долга по обязательству по отношению к другим, то тот, кто намеревается обмануть других ложным обещанием, тотчас поймет, что он хочет использовать другого человека только как средство, как если бы последний не содержал в себе также и цель".

Обоснование:
"Ведь тот, кем я хочу пользоваться для своих целей посредством такого обещания, никак не может согласиться с моим образом действий по отношению к нему и, следовательно, сам содержать в себе цель этого поступка. Это противоречие принципу других людей ярче бросается в глаза, если привести примеры покушений на свободу и собственность других. В самом деле, в этих случаях совершенно очевидно, что нарушитель прав людей помышляет использовать личность других только как средство, не принимая во внимание, что их как разумные существа должно всегда ценить как цели, т.е. только как такие существа, которые могли бы содержать в себе также и цель того же самого поступка".






Портрет Канта

Дом, в котором жил Кант в Кенигсберге




3. Политическая этика общественного договора у Гоббса, Руссо, Канта и Ролса
(А. Эссер, Р. Геншель, М. Клопфер, К. Шпелер).

3.1 Соотношение права, свободы и справедливости.

Для того, чтобы представить современное понимание договора, в рамках политической этики и философии права необходимо сначала кратко рассмотреть соотношение свободы и справедливости. По критерию справедливости с позиции этики следует среди прочего измерить две функции права.
1. Ограничение свободы при совместном проживании с другими
2. Гарантию свободы




ПРАВО







Ограничение произвольной силы действия одного
Предоставление личной свободы и гарантий гражданам по отношению к государственной власти






Обе функции должны измеряться по критерию справедливости

Условие: Один элемент не должен исключать другой!

Свободное право = справедливое право



В идеале соотношение права и свободы с точки зрения справедливости должно быть определено так, что они оба попеременно ссылаются друг на друга. Условие сводится к тому, что ни один элемент не исключает другой, а свободное право одновременно и всегда является справедливым правом.


Эти размышления о свободным и справедливом праве с помощью рефлексии принципов должны дать основу для возможности разработки идеальных правовых систем. Кроме того, было бы возможным разработать на этой основе критерий для проверки действительно функционирующего положительного права.

Эти философско-правовые подходы являются нормативными, т.е. они разрабатывают нормы, по которым может измеряться действительность.

Традиционно существовал ряд подходов для создания таких критериев по отношению к справедливым государственным порядкам. Далее следует рассмотреть и противопоставить друг другу основные позиции, которые касаются современного подхода, называемого теорией договора.



3.2 Понимание договора у Гоббса, Руссо и Канта в философии Нового времени.

В нижеследующим тексте должны быть изложены основные моменты, являющиеся объектом интенсивной дискуссии во всех странах в области социальной этики Нового времени. John Rawls "Теория справедливости" (Гарвардский университет, США). Эти основные положения восходят к теоретическому обоснованию договора у Гоббса, Руссо и Канта.

В принципах философии права Нового времени у названных выше трех философов исходным является индивидуальность гражданина. Они исходят из догосударственного состояния, первобытного (или природного) состояния, в котором еще нет центрального управления. От этого природного состояния нужно уйти и с помощью договора сделать государственное состояние. В отдельных моделях, которые рассматриваются далее, в основе лежит подобная схема, состоящая из 3-х фаз.


1. Природное состояние
2. Договор
3. Государственно-общественное состояние


Эти фазы в отдельных теориях имеют другую зависимость и различный статус. В основу эти принципов положены далее различные концепции понятия свободы.

Гоббс (1588-1679).

Томас Гоббс родился в 1588 г. в семье священника в Вестпорте в то время, когда испанская армада приближалась к Англии, и среди населения распространялся страх и ужас. Лейтмотивом для его, сформировавшегося позже политического мышления, является одно предложение из его автобиографии, в котором он утверждает, что его мать подарила тогда жизнь близнецам: ему и страху. Он учился в Оксфорде и стал после учебы воспитателем. Первые работы по государственной философии Гоббс написал, когда в Англии нарастала опасность гражданской войны. Своими работами он пытался оказать влияние на политику своего времени идеями мира. Поддержку он получил в состоятельной семье барона Кавендиша, с которым он сохранил дружеские отношения в течение всей жизни. Он умер в имении семьи Кавендиш в возрасте 91 года в 1679 г.

Томас Гоббс является первым политическим философом Нового времени, который предложил разработанную политико-философскую теорию. В отличие от политической философии античности для него феноменом, требующим объяснения как отклонение от состояния нормы, является не тирания, а анархия и отсутствие мира. Он ищет ответ на вопрос, как может существовать легитимное и стабильное государство мира. При этом он уже не может больше обходиться телеогическим пониманием природы, как это было принято в философской традиции его времени, а вслед за Галилеем берет за основу причинно-механистическое понятие природы. В телеологической модели государство стояло "перед" индивидом в логическом смысле предварительно продуманного завершения, как (обдуманная) цель существует до (реального) средства (до исполнения цели). Человек в античной интерпретации был "zoon politikon", т.к. его более высоким предназначением, его целью (гр. Telos) была жизнь в государственной общности. Цель дает смысл более низкой ступени ("средству").



Человеческий индивидуум был в этом смысле "подчинен" государству как цели, государственная Telos была индивидуализирована в отдельном человеке.

Гоббс ставит вопрос о генезисе легитимного, поощряющего мир государства в описанной выше трехэтапной схеме: Природное состояние - договор - государство. При этом в природном состоянии он исходит не из идеального состояния, а из возможного плохого состояния, из состояния с тотальным отсутствием мира. Он хочет попасть в государство мира и сам не делает аргументацию легкой, а сознательно усложняет ее. Если именно на основе негативного толкования человека все же можно показать государство мира, то это еще более вероятно, если людей следует оценить позитивнее. Состояние, которое он описывает, является полностью гипотетическим состоянием, чисто мыслительным экспериментом, виртуальным миром виртуального человека. Если настоящие люди в настоящем мире действительно должны быть лучше, то это только преимущество для практики. Его теория государства должна выдержать испытание в неблагоприятном состоянии, т.к. в этом он видит настоящую проверку.

В природном состоянии - как в виртуальном мире - Гоббс показывает людей, которые живут без законов и без государства, которые живут, таким образом, полностью в свободе произвола. В этом мире по Гоббсу эти люди имеют "право на все". Так как все люди в этом мире продуцируют одинаковые мысли, то логически получается, что каждый человек имеет "право на все". Гоббс проводит здесь смену перспектив. В социальной перспективе все люди хотят по возможности больше благ, которые, к сожалению ограничены. Так как поэтому не все люди могут иметь эти блага, возникает "война всех против всех". В воображении каждый человек должен теперь бояться, что он, например, во сне будет ограблен или убит. Таким образом, в природном состоянии человек живет в постоянном страхе смерти. Из-за этого природного страха люди становятся необщительными, т.к. это является единственной разумной реакцией на основную ситуацию свободы произвола. Так как эти виртуальные люди по Гоббсу наделены важным дарованием, своим разумом, то они, в конце концов, хотят избежать этого состояния нужды, т.е. уйти из природного состояния. Они не доверяют страданиям и видят надежду в разуме. Гоббс является, таким образом, рационалистом. Эти рациональные люди природного состояния являются максималистами выгоды и минималистами затрат.

Ставка на разум, наконец, приводит людей, по Гоббсу, к трем представлениям, которые он называет естественными законами:
1. Каждый должен поддерживать состояние мира (общая заповедь разума).
2. Золотое правило является мерилом добровольного ограничения свободы. Каждый должен давать себе столько свободы, сколько он дал бы другому по отношению к себе самому.
3. Pacta sunt servanda, т.е. заключенные договоры следует соблюдать.

Так как государство больше не является просто телеологической целью человеческого индивида, то теперь необходимо получить основу легитимности для государства из ситуации отдельного свободного индивида. Он стоит, таким образом, в начале политической теории, а не мысленно антиципированная цель (Telos) рода человеческого по телеологической концепции. Первый и второй закон природы, которые дает человеку в виртуальном природном состоянии разум, содержат то, что люди отказываются от неограниченного использования своей свободы произвола, так как только с помощью этого можно достичь мира. Но свободное и разностороннее ограничение свободы называется договором. Этим словом не называется настоящий договор между людьми. Это лишь является метафорой для добровольной общественной и разносторонней связи.



Метафора договор взята также потому, что состояние мира не может быть достигнуто индивидуально, а только за счет кооперации, как в настоящем договоре, когда два или несколько человек принимают обязательства относительно чего-либо, чего не может добиться отдельный человек. С помощью метафоры договора одновременно также проводится имеющая большие последствия аналогия настоящих договоров и политической теории Нового времени, а именно, тот принцип, что заключающие договор должны быть свободны и равны. Неравные договоры считаются безнравственными и поэтому уязвимы. Руссо и Кант будут применять эту метафору договора в своем обосновании государственной легитимности и суверенитета. Категорический императив права у Канта имеет в своем развитии эти истоки, но далее ставится на новую философскую основу. Достижение мира имеет, таким образом, в качестве необходимого условия, представленное выше с позиции разума, но они не есть еще достаточное условие, а только лишь основание государственной силы, которой Гоббс дает имя Левиафан.

Генезис этого государства характеризуется с помощью применения метафоры договора и с привлечением условия, которое представляет собой вариант золотого правила и которое Гоббс формулирует так: "Я передаю мое право управлять мною этому человеку или этому обществу при условии, что ты также уступишь им твое право управления тобой... Так возникает большой Левиафан". Выражение "уступать" относительно прав отчетливо показывает включение идей договора. За счет этого "договора" свободный человек становится гражданином. Свобода отдельному человеку остается там, где государство не поставило ограничений связанных с законом, прежде всего, гражданин имеет в качестве своего свободного поля деятельности хозяйство, от которого государство дистанцируется и наоборот, гражданин отделен от дел государства, так как это по договору предоставлялось суверену для обеспечения мира. Внутри своего поля деятельности индивид по Гоббсу рассматривается далее как рациональный пользователь-максималист. Государственная власть имеет как функцию обеспечения мира, так и функцию поддержки граждан. Если государство не может больше соответствовать целям договора, то снова приходит природное состояние. Так как метафора договора ставит свободу рядом с согласием, то все граждане, которые не хотят принять цель государства, имеют право на выезд.

Гоббс был подвергнут критике за изображение Левиафана. А именно за то, что люди переходят за счет договора из анархического и с отсутствием мира природного состояния в государственное состояние, но это государство- Левиафан -является "абсолютистским монстром". Он подавляет людей. При этом упускалась важная техника конструкции Левиафана: в своей книге Гоббс, как в виртуальном мире позволяет людям совершать действия и наблюдает за ними с рациональных позиций. Левиафан создавался на договорной основе, добровольно всеми людьми. Соответственно Левиафан мог управлять вовсе не как деспот, так как он являлся ни чем иным как голосом всех граждан страны. Это очень отчетливо показывает рисунок на титульном листе к Левиафану. Левиафан является ни чем иным как "человеком с большой буквы", как это сказал Платон в своей политической философии. Но как настоящий человек-индивид не вредит самому себе, так и не вредит себе рационально сконструированное государство.


Так как действительность абсолютистского государства не соответствовала этой государственной конструкции, то будут вестись поиски ошибок в технике конструкции легитимного государства. Это сделает спустя сто лет Руссо.


1. Природное состояние:

Это состояние делится на два:
* При полной свободе произвола люди щадят себя








2. Договор



3. Государство
* В процессе рациональной рефлексии они познают необходимость ограничения своей свободы произвола, чтобы далее не вредить самим себе. Они должны сообща поставить общую цель. Этот выход из природного состояния выражен метафорой договора.
Все люди уступают свою свободу произвола суверену (человеку без ограничений), т.е. Левиафану, при условии, что все другие также это сделают (это является вариантом золотого правила).
Левиафан является голосом всех отдельных людей, государством мира. Будучи рационально сконструированным государством, оно не вредит гражданам, из которых состоит.
Ценой мира во всех случаях является ограничение свободы

Заключение
Гоббс - на основе названных выше трех этапов - исходит из необходимости самосохранения (человек как рациональное существо). Люди в первобытном состоянии противостоят друг другу как конкуренты. Естественное право на самосохранение присуще всем бренным существам. Так как каждый берет себе это право на вооружение, возникают конфликты, война всех против всех, а также тезис, что человек человеку волк. Эту трактовку не следует рассматривать как мрачную пессимистическую картину человека, она лишь складывается из "права всех людей на все" в их природном состоянии.

К цитате: Homo homini lupus est (человек человеку волк).
"Римский народ, помня о Тарквиниях уважая свое государство, ненавидел царей и устами цензора Марка Катона утверждал, что цари - из породы хищных зверей. [...]
Конечно, правильны оба утверждения: И человек человеку бог, и человек человеку волк.
Первое - в том случае, если речь идет об отношениях между собой сограждан, второе - когда речь идет об отношениях между государствами. В первом случае благодаря справедливости, доброте и прочим мирным добродетелям человек возвышается до подобия Божия, во втором - из-за злых и дурных людей даже людям порядочным, если они хотят сохранить свое существование, приходится прибегать к добродетелям военным - к силе и хитрости, то есть к звериной жестокости"

Человек зол не по природе
"В качестве исходного пункта, понятного всем по собственному опыту и с которым никто не может не согласиться, выдвигаю положение о том, что люди от природы таковы, что, когда их не удерживает страх перед какой-то общей для них властью, они, не доверяя друг другу и испытывая взаимное опасение, необходимо предпочитают каждый защищать себе собственными силами. [...] Это последнее утверждение о том, что люди дурны по природе, отнюдь не следует из нашего принципа. Следовательно, если мы не хотим сказать, что люди дурны по природе оттого, что по природе не способны к познанию и разумному мышлению, то нам придется признать, что люди от природы могут испытывать страсть, страх, гнев и прочие животные аффекты"

К цитате: bellum omnium contra omnes ("война всех против всех")
"Итак, заложенное мною основание остается незыблемым, и, исходя из этого, я, прежде всего, показываю, что положение человека вне гражданского общества, которое можно назвать естественным состоянием, не может быть ничем иным, как война всех против всех, и во время этой войны у меня есть право на все. Далее, все люди, побуждаемые собственной природой, поняв весь ужас своего положения, необходимо стремится выйти из этого несчастного и отвратительного состояния, но это оказывается возможным лишь в том случае, если они по взаимному соглашению откажутся от своего права на все"





ПРИРОДНОЕ СОСТОЯНИЕ
"человек человеку
волк"





Люди должны покинуть это состояние, так как право всех на все приводит к самопротиворечию

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign