LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 83
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ских контекстах. Они во многом их формируют, в то время
как контексты, в свою очередь, также формируют и дефор
мируют тексты. Более того, по сути текст и контекст — лишь
разные модусы единого исторического процесса. Поэтому
обвинения «Воли к власти» как текста, порождающего тота




nietzsche.pmd 675 22.12.2004, 0:07
Black
[676]

литарную реальность, далеко не лишены основания. Между
«Волей к власти» и XX столетием произошло взаимострук
турирование истории и концептуальности, реальности и
мышления, соединение текста и контекста. «Воля к власти»
представляет собой своего рода генокод прошлого и, я уве
рен, следующего столетий. Право на существование «Воли
к власти» убедительно вытекает из ее привязки к историчес
кой реальности. Именно эта глубинная связь с историчес
кой реальностью обеспечивает книге достоверность. «Воля
к власти» оказалась аналогом возвещенной Ницше эпохи и,
благодаря этому, является ключом к смыслу современной
истории. В ней этот мыслитель кризиса точно описал глубин
ные катастрофические процессы как в духовной, так и в по
литической сфере современности. В результате XX век со
здал «Волю к власти», а «Воля к власти», в свою очередь, тво
рила XX век.
Таким образом, эта отнюдь не случайная, но законо
мерная книга явилась сложным результатом взаимодейст
вия литературного наследия реального лица, философа Ниц
ше, со всем процессом мировой истории. В этом сотворче
стве редакторы и сотрудники его Архива (среди которых
были и весьма выдающиеся умы) с тем или иным успехом
осуществляли взаимную корреляцию ницшеанских идей и
эпохи мировых войн и европейских революций первой по
ловины XX века.
Я берусь утверждать, что автором компилированной
«Воли к власти» была сама эпоха, коллективный историчес
кий субъект — Сверх Ницше. Этот мыслитель сконструиро
вал такой «книготворный» материал, что буквально выну
дил свое время стать его соавтором. В XX веке эту книгу сво
ей кровью писали несколько поколений человечества. Этот
коллективный автор и есть сверх Ницше, деиндивидуали
зированная машина письма, производящая различные тек
стовые конфигурации «Воли к власти», как результат соци
альной гравитации провозглашенной им эпохи.
Пример «Воли к власти» ярко иллюстрирует тезис пост
модернистской семиотики о смерти Автора, переход от ан
тропоморфного субъекта к децентрированной, коллектив
ной сверх субъективности, своего рода авторской сверхчело
вечности. Ибо вслед за Богом умер и Автор! В итоге мы име




nietzsche.pmd 676 22.12.2004, 0:07
Black
[677. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ем странную книгу без автора или, вернее, книгу сверх ав
тора: словно коллективная воля к власти нашей эпохи и
сотворила «Волю к власти». В самом ее тексте реализуется,
если воспользоваться выражением Юлии Кристевой, «без
личная продуктивность», которая продуцирует бесчислен
ные смысловые конфигурации, независимые от автора.
Ницше демонстрирует нам захватывающий спектакль
того, как возможно не быть автором собственной книги. Он
показывает нам, как его конструктивное саморазрушение
как автора становится моментом практической реализации
его философской программы аннигиляции субъекта декар
товского типа. Возможно, он сумел достичь этого благода
ря экстремальным экспериментам над собственным духом,
в результате которых радикально раздвинул границы сво
ей личности. До таких пределов, прорыв за которые обер
нулся безумием.
В этой деперсонализации — смерти автора «Воли к вла
сти» — реализуется, говоря словами Ролана Барта, «рожде
ние читателя», ницшеанского читателя, соучастника твор
ческого процесса. Попадая в магическое пространство этой
книги, читатель оказывается в вихревой Вселенной, где в
хаосе кружатся первобытные элементарные фрагменты,
которые способны сложиться во множество конфигураций,
компиляций, зачастую противоречащих друг другу, но все
же соответствующих духу автора. Процесс чтения такой
книги превращается в постоянную деконструкцию рекон
струкцию текста, в своего рода игру в бисер, причем отнюдь
не безобидную, играя в которую вы вдруг обнаруживаете,
что и сами стали частью этой опасной игры... Дав нам вели
кое множество примарных кирпичиков фрагментов, автор
приглашает нас «собрать» свой текст, создать свою собствен
ную Вселенную. Ницше ставит читателей перед задачей до
думывать, довоображать свои тексты. В этом — главный за
мысел его авторской стратегии. Возникает ощущение, что
он пишет вдвоем с читателем. И не таится ли тайный за
мысел Ницше в том, чтобы всякий, кто хочет прорваться к
его подлинной философии, сам взялся структурировать соб
ственную Книгу Вселенную на свой лад, сам вошел бы в
соавторы этого экстремального и бездонного мыслителя?
Действительно, «Воля к власти» предстает перед нами как




nietzsche.pmd 677 22.12.2004, 0:07
Black
[678]

переливающееся на солнце море, как безграничное поле,
где возможно бесчисленное множество вариаций и импро
визаций. И в этом смысле читать Ницше — все равно что
импровизировать и подбирать свои мелодии в этом океане
музыки. Ведь к его творчеству вполне приложимы слова,
сказанные Ницше о книге музыковеда Элерта: «По сути де
ла это музыка, случайно записанная не нотами, но словами»1.
И тогда возникло бы бесконечное множество версий «Воли
к власти».
Я убежден, что не имеет принципиального значения,
как расположены фрагменты «Воли к власти». Напротив, я
исхожу из того, что Ницше создал технологически уникаль
ную книгу конструктор. Будучи в основном виртуальной кни
гой, «Воля к власти» становится книгой феноменальной в осо
бом психическом поле целых поколений читателей: ее су
ществование как реального исторического культурного фак
та в полной мере воплощается в виде книги только благо
даря сотворчеству читателей. По сути она — прообраз бу
дущих интерактивных книг с обратной связью, когда чита
тель получает все необходимые элементы для конструиро
вания своей книги2. Сконструировав такую метакнигу в виде
рассыпанного текста, Ницше создал уникальный текстовой
продукт, наделенный мощными ресурсами самоорганиза
ции в жизнеспособное произведение. Неслучайно поэтому,
помимо новых изданий «Воли к власти», во многих странах
каждый год выходят совершенно различные компиляции
афоризмов, в основу которых закладывается то вечное воз
вращение, то дионисийское видение мира, то критика мо
рали или демократии, то весть о смерти Бога или даже ниц
шевский лексикон в целом…
Именно благодаря этой консолидации автора — чита
теля в творящую сверхличность круг идей этой книги проч

1
KGB, I, 3, S. 298.
2
Крайне интересным эспериментом могло бы стать создание ком
пьютерной программы, которая бы выявила — на основе обработ
ки опубликованных самим Ницше произведений — присущие ему
самому принципы организации текста с тем, чтобы, загрузив весь
корпус Посмертных фрагментов, получить максимально приближен
ную к ницшевскому канону конфигурацию «Воли к власти».




nietzsche.pmd 678 22.12.2004, 0:07
Black
[679. Николай Орбел «Ecce Liber»]

но вошел в духовный обиход человечества, а сама она стала
неотъемлемой частью культурного пейзажа как минувшего,
так и наступившего века. Прошедшие сто лет закрепили в
сознании целых поколений неразрывную связь Ницше с
«Волей к власти». Иначе говоря, «Воля к власти» создана
историческим Ницше, взаимодействующей совокупностью
мыслителя, его редакторов и всех читателей. Именно со
творчество читателей делает эту «не книгу» реально — и
философски, и исторически — состоявшимся произведени
ем. Причем не компиляторов, а самого Ницше.
Хайдеггер видел миссию современной немецкой (до
бавим от себя — и мировой) философии в развертывании
Посмертных фрагментов в такие текстовые конфигурации,
которые отвечали бы задачам каждой новой эпохи. Буду
щее, я уверен, востребует новые конфигурации. «Воли к
власти». Грядущие поколения несомненно, прочтут ее по
новому: «Познание у существ высшего рода выльется в но
вые формы, которые сейчас еще не нужны»1. Ницше слов
но растворился в будущем и там поджидает нас в множестве
обличий. По мере продвижения человечества дальше будут
выявляться все новые содержания ницшеанства; оно будет
приобретать смыслы, о которых мы можем лишь смутно
догадываться, либо даже не подозреваем. В лице этой ме
тафилософии мы имеем дело с уникальным случаем само
развивающейся мысли, которая обладает, наверное, огром
ной способностью к метаморфозам и динамике.




1
«Воля к власти», § 615.




nietzsche.pmd 679 22.12.2004, 0:07
Black
[680]

iv. сверх книга

1. Парадокс Ницше. Против интерпретаций

В истории мировой мысли Ницше уникален: если в отно
шении любого другого мыслителя можно прийти к более
менее общему пониманию, то в отношении Ницше иссле
дователи в принципе не могут договориться о том, что же
представляет собой ницшеанство.
Сразу после того, как реальный человек по фамилии
Ницше ясным январским днем рухнул в безумии на турин
скую мостовую, появилось множество философов Ницше,
зачастую ведущих беспощадную войну друг с другом. Возник
особый духовный феномен, своего рода Мега Ницше — це
лая сфера, переливающаяся взаимоисключающими смысла
ми. Первым на это обратил внимание Ж. Батай, отметив
ший, что учение Ницше можно использовать в любом на
правлении. Это же констатирует в те же 30 е годы и его
соотечественник Пьер Дрие ла Рошель: «Могут быть… ниц
шеанцы правые и левые. И мне кажется, что сталинская
Москва и Рим [имеется в виду Рим Муссолини — Н.О.] — пос
ледний — сознательно, первая — неосознанно — уже базиру
ются на этих двух типах ницшеанства»1.
Этот парадокс Ницше лучше всех выразил Деррида:
«...Почему и как «одни и те же» слова и «одни и те же» выс
казывания, если они одни и те же, могут раз за разом слу
жить в смыслах и контекстах, которые принято считать
различными и даже несовместимыми...»2. В самом деле, ка
ким образом возможно, что Ницше становился знаменем
диаметрально противоположных партий, почему ницшеан
ство, словно раскаленный воздух на средиземноморском
солнце, вибрирует и двоится, троится, множится, прини
мая бесконечно разнообразные формы?..
Почему Ницше, несомненно, был крестным отцом на
ционал социализма и при этом идейным предтечей освобо
дительного порыва майской революции 1968 года во Фран

1
П. Дрие ла Рошель. Фашистский социализм, СПб., 2001, с. 93.
2
Ж. Деррида. Слухобиографии. СПб., 2002. С. 75.




nietzsche.pmd 680 22.12.2004, 0:07
Black
[681. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ции? Почему этот ярый пропагандист иерархии стал куль
товым философом анархизма? Почему его рецептура жесто
кости оказалась востребована как эсесовскими «оператора
ми» Аушвица, так и самыми великими творцами нашей эпо
хи? Как стало возможно, что «рабы», которых этот аристок
рат духа презирал и требовал держать в узде, восстали с его
именем на своих знаменах? Наконец, почему тот, кто был гла
шатаем величайшей свободы личности, оказался апостолом
невиданного доселе в истории рабства? Но самое порази
тельное, каким образом в ницшеанстве уживаются нестер
пимая жажда взорвать весь мир, и в то же время тотальное
благословление и утверждение всего миропорядка?
В XX веке почти не было идейных или общественных
движений, не попытавшихся завладеть ницшеанством. С
самого начала круг претендентов на наследие философа
был предельно широк: германские националисты, русские
символисты, итальянские футуристы, австрийские психо
аналитики... Даже советские большевики не избежали его
чар. В 20 е годы о своих монопольных правах на Ницше заяв
ляют Муссолини, а затем Гитлер. Еще до краха III Рейха его,
в своих целях, начинают спасать от нацизма левые фран
цузские мыслители — Ж. Батай и А. Камю. Сразу после Вто
рой мировой войны кропотливую работу по денацификации
наследия Ницше и интеграции его в западный истеблиш
мент разворачивает целая армия либеральных исследова
телей. В противовес им ницшеанские идеи инкорпориру
ют в свои леворадикальные конструкции идеологи Франк
фуртской школы Т. Адорно и Г. Маркузе. Их эстафету под
хватывают в 60 е годы французские постмодернисты, для
которых Ницше становится парадигматической фигурой —
М. Фуко, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ж. Л. Нанси… Мода на Ниц
ше, захлестнувшая Запад, вызвала ответную реакцию цело
го ряда современных либеральных философов, которые
публикуют нашумевший сборник памфлетов «Почему мы
не являемся ницшеанцами»1: им он кажется, с одной сторо
ны, слишком правым, а с другой их смущает, с какой легко
стью его наследие используется в революционных целях.
И в самом деле, современная леворадикальная мысль в ли

1
Pourquoi nous ne sommes pas nietzscheens? Paris, 1991.




nietzsche.pmd 681 22.12.2004, 0:07
Black
[682]

це своих самых ярких представителей (например, Тони
Негри) видит в Ницше, несмотря на его антидемократизм,
мощного союзника. Одну из своих последних работ, посвя
щенную социальной революции в эпоху постмодерна, Не
гри прямо озаглавил «Работа Диониса»1.
Каждая крупная философская школа создала своего
Ницше. И дело вкуса, а не одномерной истины, предпо
честь, например, экзистенциалистскую трактовку ницше
анства Хайдеггером постструктуралистской интерпрета
ции Делеза, религиозно символистской версии Андрея Бе
лого или эзотерическим толкованиям Штайнера и Ошо. Фи
гурам Ницше несть числа.
В разные эпохи и в разных странах выходили на пер
вый план, выпячивались и гипертрофировались разные сто
роны ницшеанства. Если, например, в Германии, унижен
ной Версальским миром и растерзанной экономическим
кризисом, на первый план вышли языческая стихия, бру
тальный активизм и антиморальный пафос, то Франция
1968 года подняла в качестве знамени освободительный про
ект ницшеанства.
Но мало того. В разных культурах ницшеанство, слов
но хамелеон, рядилось в те или иные национальные одеж
ды. Немцы, например, интерпретируют ницшеанство пре
имущественно как позднеметафизическую философию. Фран
цузы — как философию политическую, с особым упором на
проблематику власти. Итальянцы склонны видеть в ницше
анстве чувственный сплав философии и искусства. Англо
саксонские философы скрупулезно анализируют ницшеан
ство, разлагая его на многочисленные «case studies».
Русские же поначалу восприняли ницшеанство как не
бывалый религиозный феномен. Однако встреча русской
культуры с Ницше была на 70 лет прервана революцией, на
пророченной мыслителем динамитом. За это время Россия
в полной мере пережила трагедии XX века, предсказанные
Ницше: смерть Бога, крушение традиционной морали, гос
подство «сверхчеловека», прыжок «по ту сторону добра и
зла», большую политику... В этом смысле русский народ впол

1
M. Hardt, A. Negri. Il lavoro di Dioniso. Per la critica dello stato
postmoderno. Roma, 1995.




nietzsche.pmd 682 22.12.2004, 0:07
Black
[683. Николай Орбел «Ecce Liber»]

не ницшеанский. Современной русской культуре еще пред
стоит открытое, осознанное столкновение с Ницше, тем
более необходимое в условиях начавшегося XXI столетия.
И сегодня пока невозможно предвидеть, какое содержание
даст это новое пришествие Ницше в Россию. В самом деле,
мысль Ницше, словно змея, из эпохи в эпоху, из страны в
страну меняет свои кожные покровы. Новая эпоха и новые
народы, вступающие в эпицентр истории, несомненно, да
дут нам и новые восприятия Ницше.
XX век научил нас осторожности в обращении с Ниц
ше: этот непредсказуемый мыслитель появлялся на знаме
нах враждебных армий, его мысли становились лозунгами
диаметрально противоположных партий антагонистов. Он
словно одновременно бьется сам с собой, ускользая от всех
своих апроприаторов. При этом все, кто пытались восполь
зоваться в своих целях идеями философа, неизбежно натал
кивались на глубоко враждебное сопротивление целостно
го ницшеанства. Всякий раз обнаруживалось, что Ницше —
больше, чем любая идеологическая схема, что этот мысли
тель всегда вырывается из любых сетей. Он ускользает даже
от самого себя. Так, фашисты вынуждены были в замеша
тельстве замалчивать его аристократическое презрение к
массам и отвращение ко всякому национализму, а левая
мысль, завороженная ярким, как солнце, ницшеанским про
ектом освобождения, при этом в досаде отшатывалась от его
категорического антидемократизма и неистового восхва
ления эксплуатации, угнетения и рабства. Эту парадоксаль
ность ницшеанства остро чувствовал Мишель Фуко: «Ниц
ше развивал идеи — или, если угодно, инструменты — фан
тастические. Им воспользовалась нацистская партия; а сей
час его использует немало левых мыслителей. Мы не мо
жем, таким образом, наверняка узнать, революционно ли
то, что мы говорим, или нет»1.
Еще в большем затруднении оказываются современ
ные либеральные профессора по обе стороны океана, пы
тающиеся интегрировать Ницше в западный академичес
кий истеблишмент. Очевидно, на уровне инстинкта они
чувствуют угрозу, подспудно исходящую от ницшеанства. И

1
M. Foucault. Dits et Escrits. T. II, P., 2001, p. 476.




nietzsche.pmd 683 22.12.2004, 0:07
Black
[684]

потому стремятся стерилизовать наиболее верильные ин
стинкты этого философа зла, очистить его — в духе совре
менной политкорректности — от прославления рабства, бе
локурой бестии, оправдания жестокости. Однако и в этом
случае Ницше без особого труда взрывает разного рода ли

<< Пред. стр.

страница 83
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign