LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 82
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

отметил видный философ Яков Голосовкер1, проникший в
сокровенную связь Ницше с его книгой «Воля к власти»:
«Есть жизни, которые таят в себе миф. Их смысл в духов
ном созидании: в этом созидании воплощается и раскрыва
ется этот миф. Творения такой жизни суть только фазы,
этапы самовоплощения мифа. У такой жизни есть тема. Эта
тема сперва намечается иногда только одним словом, выра
жением, фразой... Затем тема развивается (красной нитью).
Фраза может превратиться в этюд, брошенный намек — в

1
Кстати, этот крупнейший русский переводчик германист также
считал правильным перевод заголовка книги как «Воля к мощи».




nietzsche.pmd 667 22.12.2004, 0:07
Black
[668]

явный сюжет. Так возникает мифотема. Она мелькает сре
ди иных сюжетных тем, иногда особенно отчетливо возни
кает на срывах при жизненных коллизиях. То она скользит
волной среди волн, а еще чаще скользит под волной, как
автобиографический подтекст, то она вычерчивается пред
метно, становится заглавием, лозунгом. Наконец, она воп
лощается в полное творение: возникает развитие мифоте
мы. Теперь мифотема становится целью и смыслом. Она
получает лицо, она материально живет как форма творе
ние. Она тело... Раз эта мифотема есть раскрытие мифа са
мой жизни автора, самого духа автора и некое предвидение
его судьбы, то произведение такое выступает как первооб
раз мифа его жизни.
Так, мифотема Фридриха Ницше есть миф о воле к
мощи. Этот миф проходит немало фаз образов. Через отри
цательный образ сократического человека, перевоплотив
шегося в христианина раба, через образы Сверхчеловека —
Антихриста — Заратустру — Диониса — антиморалиста — злоб
ного человека — нового Философа воплощается этот миф. И
три произведения суть три фазы этого мифа, вершинные
точки духа Ницше: 1. «Рождение трагедии из духа музыки»
(Аполлон и Дионис). 2. «Так говорил Заратустра». 3. «Воля
к мощи». Все прочее, что написал Ницше, есть прелюдии и
комментарии — до и после миф един»1. Что ж, редкий фи
лософ может похвастать такой внутренней связанностью
и целостностью своего «трудового пути».
Это идейно тематическое единство адекватно выра
жено текстологически. Ницше неоднократно свидетель
ствует, что изначально понимал все свое творчество как
единое целое. В самом деле, начиная с «Рождения...» и вплоть
до «Ecce...» мы имеем дело с одним непрерывным мегатек
стом, одной «Большой Книгой», из которой он словно вы
рывал страницы и публиковал их в виде отдельных произ
ведений. Эта отдельность не должна создавать иллюзию их
самодостаточности. Ницше художественно выстраивал не
только каждое произведение, но и так же скрупулезно и
художественно создавал весь «оркестр» своих работ в це
лом. В этом целостном комплексе мегатекста нет случайных

1
Я. Голосовкер. Засекреченный секрет. Томск, 1998. С. 17–18.




nietzsche.pmd 668 22.12.2004, 0:07
Black
[669. Николай Орбел «Ecce Liber»]

произведений: все связаны друг с другом в сложном ансам
бле, который закономерно венчает «Воля к власти».
Целостность ницшевского Мегатекста доказывается
еще и тем, что за исключением, пожалуй, лишь «Рождения
трагедии» любое из его произведений можно продолжить.
Известно, что спустя длительное время он добавлял новые
части к уже написанным работа (например, к «Веселой на
уке»), а к «Заратустре» планировал написать продолжение.
К тому же ницшевский Мегатекст как бы двоится: Ницше
писал больше, чем публиковал в виде отдельных произве
дений. Каждое из них — своего рода ядро, вокруг которого
клубится туманность неопубликованных фрагментов. Та
кой подосновой, подземной рекой, своего рода прототек
стом планктоном последнего этапа выступает весь корпус
«Воли к власти», который предстает как обширный коммен
тарий ко всему творчеству Ницше, написанный им самим.
По существу «Воля к власти» структурно — модель все
го ницшеанства. Она воспроизводит асистемную целостность
ницшевского мира. Нас сбивает с толку то, что асистемная
целостность не редуцируется к какому то единому началу.
Но Ницше хотел не системы, а целостности, хотел не сис
тематизировать элементы, а интегрировать их в целое. В
этой книге он полностью преодолел «волю к системе» и дал
нам парадоксальную философию — крайне противоречивую,
фрагментарную, раздираемую внутренними диспропорци
ями, но — поразительно целостную!


3. Сверх Ницше

Я не могу уйти от вопроса: насколько «Воля к власти» явля
ется произведением самого Ницше? Мы не можем знать, в
какой мере эта книга (какой ее держит в руках читатель)
совпадает с тем произведением, которое замышлял Ниц
ше и которое он бы реально написал, если б его не объяло
безумие. Но то, что его издатели реализовывали его наме
рение, от которого он никогда не отказывался (хотя, впро
чем, никому и не перепоручил), факт, который нельзя от
рицать. Можно, конечно, спорить, насколько аутентично
духу Ницше была скомпилирована эта книга. Например,




nietzsche.pmd 669 22.12.2004, 0:07
Black
[670]

Хайдеггер, отмечая «местами произвольный и случайный
характер отбора» фрагментов, пишет, что при их «распре
делении в книгу, существующую с 1906 года, фрагменты бы
ли помещены никоим образом не по времени их первона
чальной записи или их переработки, но по неясному и при
том не выдержанному ими самими плану издателей. В из
готовленной таким образом «книге» произвольно и нео
смысленно совмещены и переплетены ходы мысли из со
вершенно разных периодов на разных уровнях и в разных
аспектах искания. Все опубликованное в этой «книге» — дей
ствительно записи Ницше, и тем не менее он так никогда
не думал»1. Что значит «так»? И правда, как же на самом деле
думал Ницше? И тогда Хайдеггер решается реконструиро
вать аутентичную ницшевскую мысль и принимается за со
ставление своей компиляции «Воли к власти». Но терпит
неудачу: «я долго работал над новой компиляцией Ницше
«Воля к власти» в противовес той, что нам оставила сестра
Ницше Элизабет Ферстер; и сегодня утром я уничтожил все
мои записи»2. Вряд ли Хайдеггеру было важно дезавуиро
вать известную версию «Воли к власти» для того, чтобы
обосновать свою версию. Монтинари же приводит эти сло
ва в подтверждение своей позиции, дескать, даже Хайдег
гер не смог и не захотел создать свою компиляцию, чем
доказывается, что единственная и естественная форма су
ществования «Воли к власти» — хронологическая. Однако
он упускает из виду, что сам Хайдеггер всю жизнь пользо
вался компиляцией сестры, и даже рекомендовал ее своим
студентам.
Мы не знаем, отчего Хайдеггер не сумел создать свой
монтаж «Воли к власти». Не исключено, что его масштаб
ный ум позволил ему осознать, что и «так», т.е. по хайдегге
ровски, Ницше также не думал. Или же, наоборот, Ницше
мог думать и «так», и одновременно еще совершенно ина

1
М.Хайдеггер. Время и бытие. М. 1993, с. 69. Отметим, что позиция
Хайдеггера по этому вопросу крайне противоречива: в лекциях
о Ницше он высказывает противоположную точку зрения (см.
M. Heidegger. Nietzsche. P., 1998, t. I, p. 37.)
2
Цит. по M. Montinari. «”La volonte de puissance” n’existe pas».
P., 1996, p. 187–188.




nietzsche.pmd 670 22.12.2004, 0:07
Black
[671. Николай Орбел «Ecce Liber»]

че. Что, возможно, эта многовариантность изначально при
суща ницшевскому мышлению. Вместе с тем само проник
новение Хайдеггера в ницшеанство «как завершение запад
ной метафизики» подспудно подразумевает трансфигура
цию «Воли к власти». И не является ли такой скрытой но
вой компиляцией на более фундаментальном философском
уровне его грандиозные по глубине и масштабу лекции о
Ницше 1936–1946 годов?
Конечно, «Волю к власти», каковая представлена в дан
ной книге, нельзя в полной мере считать произведением
самого Ницше. Однако в еще меньшей степени ее можно
считать книгой Элизабет и Гаста. Парадокс этого фантом
ного произведения состоит в том, что каждый отдельный
фрагмент представляет собой законченный авторский мик
ротекст, но в целом авторский текст на макроуровне отсут
ствует. Иными словами, Фридрих Ницше является автором
текстов «Воли к власти», но не является автором ее текста.
В этом отношении ненаписанная им самим книга является
базовой матрицей реальной «Воли к власти». Поэтому Ниц
ше как бы написал и... не написал эту книгу. И тем не менее
это — вполне ницшевское произведение, где самая отвле
ченная проблематика переживается как пронзительный
личный опыт. Книга поражает гипертрофированно взвин
ченным, небывалым по накалу личным отношением авто
ра к обсуждаемым проблемам. «Он навязывает свою лич
ность, отмечает Дж. Колли с восхищением, — прежде чем
мы поняли содержание того, что он говорит. Это стиль,
который нам сообщает уникум этой личности»1. Поэтому
невозможно провести границу между его текстами и лич
ностью. И дело не в том, что тексты его предельно личнос
тны, а личность — литературна. Дело в том, что, как ни у кого
из мыслителей, текст является и продуктом, и способом
жизнедеятельности самого Ницше. В итоге мы имеем не
кий целостный симбиоз текста личности, в котором оба
начала переливаются друг в друга. Это — идеальная недели
мость, в которой ликвидирована извечная противополож
ность жизни и искусства. Именно поэтому Ницше одновре
менно очаровывает и ошеломляет. Как отмечает П. Слотер

1
G. Colli. Philosophie de la distance. P., 1999, p.75.




nietzsche.pmd 671 22.12.2004, 0:07
Black
[672]

дайк, «повышенная чувствительность сегодняшних интел
лектуалов к «жесткому излучению» Ницше, наверное, име
ет своей основой то обстоятельство, что он напоминает им
об одной навязчивой идее современности: Ницше позволял
себе — пусть и дорого за это заплатив — быть художником
ученым и ученым художником. Что нас сегодня так завора
живает — так это не смелость, а самоочевидность такого ре
шения.»1. Возможно, благодаря этому все редакторы «лепи
ли» «Волю к власти» вовсе не по своему произволу, а подчи
няясь неким законам, присущим ницшевской Вселенной. В
самом теле «Воли к власти» заложены мощные силы тексту
альной самоорганизации. Мощь ницшевского дарования пе
ремалывает любые влияния и вмешательства, центростре
мительность его письма подобно гигантской центрифуге
сбивает в гомогенную целостность весь текст, каким бы воз
действиям он ни подвергался. Хотя и сегодня продолжают
ся споры, насколько филологически корректно издатели
реализовали замысел автора, избранная ими схема сборки
«Воли к власти» в целом соответствует ницшеанскому духу.
И живи Ницше в Америке в наше время, он должен был бы,
как это принято там, предварить свою книгу «благодарно
стями» в адрес сестры и друга за «неоценимую помощь, со
трудничество и советы».
Но согласился ли бы с этой книгой сам Ницше, если б
увидел ее? Не ужаснулся ли бы он ей? Он мог бы возмутить
ся тем, как «влезли» в его лабораторию сестра и самый пре
данный друг. Но при этом не мог бы не признать в ней соб
ственные тексты. Он, возможно, не принял бы способ ком
поновки своих афоризмов, предложенный его редактора
ми. Но в одном я уверен: его собственный вариант «Воли к
власти» (доведись ему сотворить его) был бы неизмеримо
брутальней и беспощадней, чем тот, который предложили
Элизабет и Гаст, даже отдаленно не способные сравниться
с Ницше в духовном радикализме и экстремизме. Действи
тельно, эта книга, отмечает младший современник Ницше
Альфред Вебер, «значительно превосходит все столь преуве
личенное, что содержится в его называемых безудержны

1
П. Слотердайк. Мыслитель на сцене. Материализм Ницше.—
В кн.: Ф. Ницше. Рождение трагедии. М. 2001, с. 567.




nietzsche.pmd 672 22.12.2004, 0:07
Black
[673. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ми работах последних месяцев перед болезнью... Однако
произведение в целом содержит настолько единую концеп
цию, привносит такое углубление философского и принци
пиального характера в его учение и доводит, очевидно, со
вершенно намеренно, на этой основе сказанное им раньше
до последних выводов, что ее приходится считать в целом
аутентичным выражением его замысла»1. «Воля к власти»
— «теоретически самая разработанная в своих выводах ра
бота. Следовало бы принципиально различать две стороны:
то, что можно считать абсолютным в Ницше и его творче
стве, и то, что относится к условиям времени, является
интерпретацией времени»2. Конечно, компиляторы испы
тывали на себе воздействие грозовой эпохи кануна Первой
мировой войны и межимпериалистического соперниче
ства, что, на мой взгляд, только добавило «Воли к власти»
жизненности и актуальности. Это только внешне кажется,
будто сам Ницше творил свои книги в вакууме. На самом
деле он, «добрый европеец» (как он сам называл себя), при
стально следил за гибельным развитием событий в Европе.
Я убежден, авторская версия дала бы еще больше оснований
для обвинений Ницше в протофашизме. А ведь «беспощад
ная жестокость» этой книги и есть один из главных аргумен
тов ее неприятия.
В целом, несмотря на все редакторские воздействия,
в «компилированной» «Воле к власти» властно проявляет
ся личность автора — Фридриха Ницше. Именно его лич
ность, а не личности Петера Гаста, братьев Хорнефферов
или Элизабет Фестер Ницше, «прочитывается» и развора
чивается в пространстве всего текста. Эта книга в полной
мере соответствует литературному канону Ницше. Она впол
не соотносится с другими его произведениями и формиру
ет с ними единый ансамблевый комплекс, в котором, взаи
модействуя, все произведения как бы проясняют друг дру
га. В этом ансамбле «Воля к власти» играет особую роль: это
тот предел, до которого прорвалась ницшевская мысль.
Уступая в степени готовности последним работам —
«Антихристу» и «Ecce Homo», «Воля к власти» все же пред

1
А. Вебер. Кризис европейской культуры. СПб, 1999. С. 472.
2
Там же. С. 486.




nietzsche.pmd 673 22.12.2004, 0:07
Black
[674]

ставляет собой большее, нежели авторский замысел. По
своему «произведенческому статусу» она выходит за рамки
чернового материала, приближаясь к первоначальной ре
дакции. И хотя в целом этот текст носит рабочий характер,
он часто разрывается совершенно готовыми кусками, безу
коризненными фрагментами необычайной красоты и за
вершенности.
«Воля к власти» существует на самой грани литерату
ры, на краю ее пространства, где, собственно, начинается
не текст. За месяц до прыжка в безумие Ницше скажет об
«Ecce Homo» слова, еще более применимые к «Воле к влас
ти»: «Она до такой степени выходит за рамки понятия «ли
тература», что по сути даже в самой природе отсутствует
сравнение»1. Возникает ощущение, что эта книга призрак
словно уходит, переливается за пределы края собственно
текста. Ее можно уподобить скульптуре, лишь наполовину
вытесанной из первоначального материала, а наполовину
так и оставшейся природным камнем глыбой. В корпусе этой
«субкниги» Ницше реанимирует архаический опыт мышле
ния письма, когда собственно письмо не выделилось еще в
особую духовную практику. Ницше словно стремится за
гнать письмо назад, в единую духовно практическую дея
тельность.
К «Воле к власти» в большей мере применим подзаго
ловок «Заратустры» — «Книга для всех и ни для кого». «Ни
для кого» — потому что Ницше так и не написал ее. «Для
всех» — потому что он создал в высшей степени творческий
материал, чтение которого дает всем, кто захочет, возмож
ность воссоздавать эту книгу на собственный лад. «Воля к
власти» оказывается одновременно везде и нигде. Везде —
потому что она текстуально присутствует во всем корпусе
Посмертных фрагментов. Нигде — потому что отсутствует как
реализованный авторский замысел. Это книга, которая есть
и которой в то же время нет. Она одновременно принадле
жит и не принадлежит Ницше. И тем не менее его имя не
разрывно связано с этой книгой, и в сознании всей пост
ницшевской эпохи именно он является ее автором. Секрет
этого парадокса в том, что в силу особенностей собствен

1
KGB, III, 5, S.513.




nietzsche.pmd 674 22.12.2004, 0:07
Black
[675. Николай Орбел «Ecce Liber»]

ной психики, раздираемой, с одной стороны чувствами ре
сентимента и нигилистическими настроениями, а с другой
— волей к освобождению, Ницше выразил настроения эпо
хи «смерти Бога», экономических и военных катастроф. Он
— и в этом секрет его огромной популярности в первой по
ловине XX века — выступил как медиум коллективных на
строений широчайших масс, первым внятно артикулируя
то, что миллионы переживали на бессознательном уровне.
Поэтому отнюдь не случайно в «Воле к власти» человечество
— прежде всего европейцы — увидело свою собственную
идентичность и свою картину мира. Появившись, эта кни
га идеально вошла в «пазы» современной культуры. Ее внут
реннее напряжение совпало с колебаниями эпохи в такой
совершенной степени, что она сдетонировала грандиозные
социальные землетрясения.
Какая то могучая сила, а не только издательский зуд
Элизабет, властно формировала мегатекст этой книги. Сам
генезис ее текстовых структур кроется в социальной дина
мике кризисной эпохи революционной ломки и мировых
войн XX века. Разорванный текст, словно река во время
ледохода со сталкивающимися друг с другом льдинами, от
ражает взорванность эпохи, когда весь старый мироуклад
взлетел на воздух. Собственно, форма «Воли к власти» есть
результат давления внетекстовой реальности на оставлен
ный Ницше первичный текстовый материал. В свою оче
редь, эта книга не только отражала историческую реаль
ность, но, будучи духовной закваской эпохи, сама начинала
оказывать мощное воздействие на социальную динамику.
Ведь история производится духовным опытом, овеществ
ленном в текстах и овладевающим широкими массами. По
этому от обвинений в том, что Ницше сыграл роль фермен
та генезиса фашизма, нельзя просто отмахнуться.
«Воля к власти» со всей очевидностью ставит нас пе
ред проблемой соотношения произведения с внетексто
вым пространством. Тексты живут в культурно политиче

<< Пред. стр.

страница 82
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign