LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 72
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

римый критик «Воли…», как Монтинари, отмечавший, что
«с точки зрения содержания “Переоценка ценностей” была
в этом смысле тем же, что и “Воля к власти”, но именно по
этой причине явилась ее литературным отрицанием»1.
Нам еще предстоит разобраться, почему проект «Воли
к власти» растворился в серии молниеносно написанных
работ и в Посмертных фрагментах. Возникает ощущение,
будто в последние месяцы перед коллапсом самоидентифи
кация с Дионисом, разорванным на куски и пожранным
титанами, достигает такого накала, что разряжается в гран
диозной мистерии расчленения тела «Воли к власти» на от
дельные куски произведения, которые он успевает бросить
человечеству. В любом случае этот неимоверный по силе и
напряжению взрыв конца 1888 года стал возможен благо
даря долгой подготовительной работе над «Волей к власти».
Но, даже вынужденный расчленить «Волю к власти» на кус
ки, он эти части, например, «Сумерки кумиров», рассмат
ривал как «аванс», как преамбулу к будущему произведению.
Ритм его творчества становится бешеным, он словно
превращается в живой вулкан, из которого вырывается ки
пящая лава энергии. Практически одновременно за считан
ные сутки он исторгает «Дионисовы дифирамбы», «Сумер
ки идолов» (9 сентября), «краткое изложение, — как писал
сам Ницше в письме к Гасту 12 сентября 1888 года, — моих
философских гетеродоксий»2). А 18 октября он напишет
Францу Овербеку (другому близкому другу, которому через
три месяца предстоит увезти безумного мыслителя из Ту
рина в психиатрическую клинику Базеля): «С чувством, для
которого у меня нет слов, я сообщаю тебе о том, что первая
книга «Переоценки всех ценностей» готова. Всего будет
четыре книги, изданные по отдельности»3.

1
M.Montinari. Reading Nietzsche. Chicago, 2003 p. 101.
2
KGB, III, 5, S. 417.
3
KGB, III, 5, S. 453.




nietzsche.pmd 586 22.12.2004, 0:07
Black
[587. Николай Орбел «Ecce Liber»]

Этой первой книгой — которой суждено было стать и
последней — «четырехкнижия» «Переоценки» явился «Ан
тихрист». По видимому, Ницше, все острее чувствуя цейт
нот, понимает невозможность завершения всего замысла,
что вынуждает его отказаться и от подзаголовка «Переоцен
ка всех ценностей», который он вскоре заменяет на «Про
клятие христианству».
15 октября, в день своего рождения, Ницше начинает
«Ecce Homo» (которая тоже была призвана подготовить
публику к выходу «Переоценки») и заканчивает ее за три
недели. В этой последней в его жизни книге он так и не
отказывается от своего «opus magnum», прямо называет
1890 годом завершения своего главного труда и вновь про
рочит «разрушительный удар молнией Переоценки, которая
повергнет землю в конвульсии»1.
Он выпускает из себя такие необузданные силы, что
вернуть их назад, усмирить уже было невозможно. Писать
после «Сумерек идолов», «Антихриста», а главное, «Ecce Ho
mo», было философски неоправданно. Любое произведение
было бы шагом назад, потому что выше и вперед было идти
уже некуда. Если Эверест покорен, то на этой планете выше
подняться уже нельзя. Выше только небо. Теперь надо было
штурмовать небо, эту бездну над головой. Надо было прыг
нуть в нее — прыгнуть в безумие...
После такого уровня пафоса и страсти нельзя было и
сохранить себя. Такие автобиографии не пишут, если плани
руют мирно и спокойно жить дальше. «Иногда я не понимаю,
почему я все больше ускоряю трагическую катастрофу сво
ей жизни, которая началась с «Ессе»»2, — скажет он на поро
ге со шествия с ума. После «Ecce...» невозможно было оста
ваться с современниками. Последний прорыв этого фило
софа камикадзе оказался безудержным и губительным для
него самого. Он и в самом деле погиб как воин.
Надо быть достаточно наивным (или благополучным)
читателем Ницше, чтобы в «Ecce Homo» с его помпезными
главами типа «Почему я так мудр?», «Почему я пишу такие
хорошие книги?» усмотреть лишь патологическую манию ве

1
Ф. Ницше. Т. II, с. 762.
2
KGB III, 5, S. 528.




nietzsche.pmd 587 22.12.2004, 0:07
Black
[588]

личия. Я не вижу никакого преувеличения, когда в письме
Гасту от 30 октября 1888 года он прямо пишет: «...кажется,
я держу судьбы человечества в собственной ладони»1. И ко
гда Ницше, имея в виду «grosse oeuvre», открывает «Ecce
Homo» грозным предсказанием: «Не далек тот день, когда
я буду должен подвергнуть человечество испытанию более
тяжкому, чем все те, каким оно когда либо подвергалось»2,
то поколения, пережившие XX век, воспринимают это не
как мегаломанию, а как сбывшееся трагическое пророче
ство. «Воля к власти» в полном соответствии с авторским
прогнозом стала «произведением, которым возвещается о
приближении катастрофы кризиса, какой еще не было на
свете; о глубочайшей нравственной коллизии, с какой до
водилось встречаться человечеству; назревшем расстава
нии со всем, во что до сих пор верили, чего требовали и что
освящали»3.
В эйфории неумолимо надвигающегося безумия Ниц
ше формулирует свою философско политическую програм
му: «Переоценка всех ценностей — вот моя формула для ак
та высшего самоосмысления человечества... «Переоценка»
должна выйти на двух языках. Хорошо бы поначалу создать
ассоциации, которые в нужный момент предоставят в мое
распоряжение последователей. Прежде всего на мою сто
рону должны встать все офицеры и евреи банкиры: и те, и
другие воплощают волю к власти»4. Можно посчитать, что
перед нами бред сумасшедшего, а можно увидеть в этом
«бреду» набросок плана партийного строительства, не раз
реализованного в XX веке.
Во всяком случае, он вполне адекватно оценивал в пись
ме своему издателю Науманну от 26 ноября 1888 года зна
чение своей книги: «”Переоценка ценностей” станет бес
прецедентным событием, не только событием литератур
ным, но событием, которое потрясет установленный поря
док»5. Переписка этих ураганных дней предельно насыще

1
KGB III, 5, S. 462.
2
Ф. Ницше. Т. II, с. 694.
3
KGB III, 5, S. 503.
4
KSA. VIII. 25[6], 25 [II].
5
KGB III, 5, S. 491.




nietzsche.pmd 588 22.12.2004, 0:07
Black
[589. Николай Орбел «Ecce Liber»]

на грозовыми пророчествами: «через два года вся земля
будет содрогаться в конвульсиях. Я человек рока»1.
В полном соответствии со своим девизом «Amor fati»,
он, обняв свою судьбу, отбрасывает всякий инстинкт самосо
хранения. Ницше словно «уходит в отрыв» от своей эпохи.
Неконтролируемый взрыв страсти форсирует до предела
весь его эмоционально интеллектуальный аппарат. Бесстра
шие отчаяния срывает последние тормоза. Безумие стано
вится на этом пути высшим взрывом жизни. Агон превра
щается в агонию.
На последнем отрезке своей жизни Ницше ощущал
себя спринтером, изо всех сил убегающим от несущегося
за ним следом огненного вала безумия. Во взвинченном,
лихорадочном темпе он едва успевает исторгнуть из себя
последние творения, понимая, что свой «opus magnum» ему
закончить уже не дано. Концы «Воли к власти» теряются в
безумии...
Я убежден, что он знал, что сходит с ума. Берусь утвер
ждать, что это был его выбор. Это было его решение, сопоста
вимое лишь с выбором ядовой чаши Сократом и распятно
го креста — Иисусом. Он понимал, что, если хочет опроки
нуть эпоху, открытую ими, если стремится перевернуть
ценности, утвержденные ими, то должен своим подвигом
и своей жертвой превзойти этого грека и этого еврея. Только
превзойдя по масштабу и страсти содеянное этими «учите
лями человечества», он закроет эру, открытую ими 25 ве
ков назад, только тогда он действительно «разрубит исто
рию человечества на две половины» и только тогда ему по
верят. Не добровольное принятие смерти ради своих убеж
дений, ради того, чтобы показать, как надо жить (это уже
сделали Сократ и Христос, два антигероя его «Сумерек...»
и «Антихриста»). Лишь безумие — со шествие с ума мысли
теля — событие более чудовищное и более поражающее, чем
отравление греческого мудреца или распятие иудейского
сына Божия! Ницше ведал, что «творил». «Иногда для того,
чтобы стать бессмертным, надо заплатить ценою целой жи
зни»2. Он заплатил неизмеримо более высокую цену...

1
KGB III, 5, S. 482.
2
KGB III, 5, S. 377.




nietzsche.pmd 589 22.12.2004, 0:07
Black
[590]

Самое потрясающее в Ницше — это то, что почувство
вав в какой то миг демонию своего мастерства, чреватую
ужасающей катастрофой безумия, он не убоялся самого се
бя, своей дороги, как, например, Рембо, в страхе отпрянув
ший от разверзшейся пропасти, или Достоевский, что есть
силы вцепившийся в Христа. Один лишь Ницше бесстраш
но шагнул в бездну и закрыл ее своим существом.
Все 11 лет безумия он словно наблюдал, как публика
будет жадно ждать его произведения, как будут от его име
ни создаваться новые книги. Но он не сделал ни одного жес
та, который поставил бы под сомнение его безумие. Вый
ти из состояния сумасшествия было бы «срывом стиля»,
повторением «жалкого мифа» о воскресении, перечерки
вало бы всю значимость беспрецедентной жертвы и вели
кой трагедии, которую он так гениально срежиссировал и
неподдельно сыграл.
Ницше обрушился на пике своего дарования, своего
творческого взлета. Нас, его потомков, не оставляет чувст
во ограбленности: труд остался незавершенным. Но завер
шить «Волю к власти», эту необычнейшую из книг, как закан
чивают обычную книгу, было невозможно. По видимому,
выйти из этого текста можно было только в безумие, только
оборвав его безумием... И в самом деле, невозможно изба
виться от ощущения, что между этим венчающим, но не за
конченным трудом и безумием его автора существует какая
то таинственная связь. Действительно ли он не мог допи
сать «Волю к власти»? Мне кажется, что столкнувшись с ди
леммой: либо написать еще одну, пусть великую книгу, либо
создать ни с чем не сравнимое, венчающее все его мышле
ние «метапроизведение» — безумие, Ницше делает уникаль
ный шаг. В полном соответствии со своим намерением он
изначально строит свое произведение «с расчетом на конеч
ную катастрофу»1. И эта книга в какой то момент начинает
неумолимо требовать реальной жизненной катастрофы са
мого автора. Ницше сделает немыслимое: он как бы вмонти
рует собственную катастрофу в тело самой книги, как ее фи
нал. «Воля к власти» становилась, таким образом, ужасающим
символом двойной катастрофы — и самораспада автора в бе

1
См. наст. издание, с. 21.




nietzsche.pmd 590 22.12.2004, 0:07
Black
[591. Николай Орбел «Ecce Liber»]

зумии, и книги — в черновые фрагменты. Безумие продол
жало и завершало «opus magnus» самым ярким и убедитель
ным способом: философия превращалась в жизнь...


2. Книга пульсар

Ницше неслучайно называл себя посмертным писателем:
он, несомненно, знал, что благодаря ошеломляющему По
смертному наследию, его посмертная биография будет гораз
до больше насыщена событиями, чем собственно его жизнь.
После смерти он, если можно так выразиться, начинает
жить крайне интенсивной событийной, хотя и «заочной»
жизнью.
Судьба «Воли к власти» уникально переплетается с его
посмертной судьбой: оставив не завершенной эту книгу,
этот мыслитель, после своей двойной смерти философски
не умер, потому что сталкивает нас с мучительной задачей
понимания этого недооформленного в книжную форму на
следия. Если можно так сказать, Ницше инсценирует в этой
«не книге» свою не смерть, свою посмертную жизнь.
Понадобилось действительно из ряда вон выходящее
событие — мыслитель, чья деятельность состоит как раз в
применении своего ума, сходит с ума, — чтобы к Ницше при
шла настоящая слава. В то время как объявивший себя Дио
нисом философ скакал, как козел, в сумасшедшем доме, пу
блика жадно ждала все новых публикаций. Ее нетерпение
подогревали слухи о, казалось, необъятном наследии безум
ного мыслителя.
19 января 1889 года, то есть через две недели после кол
лапса, сеньор Фино, владелец пансиона, где квартировал
Ницше, высылает из Турина его матери в Наумбург багаж
весом в 116 кг личных вещей, книг и рукописей своего со
шедшего с ума постояльца. Позже ни в этом багаже, ни в сум
ке, забытой Ницше в Ницце и найденной в 1895 году, ни в
материалах, полученных из Сильс Марии и Генуи, готовой
рукописи «Воли к власти» не окажется. Многие из тех, кто
был связан с его наследием, в первую очередь сестра Эли
забет — будут убеждены в реальном существовании этой кни
ги и станут упорно искать ее. История о пропавшей руко




nietzsche.pmd 591 22.12.2004, 0:07
Black
[592]

писи будет обрастать самыми невероятными слухами, вро
де того, что она была выкуплена (у кого?) за огромную цену
какими то таинственными поклонниками.
Впоследствии, отчаявшись найти рукопись, Элизабет
обвинит Овербека в том, что он потерял ее, когда перево
зил безумного Ницше из Турина в Швейцарию. Но Овер
бек точно знал, что готовой рукописи не существует. Об
этом свидетельствует его переписка с издателем Ницше На
уманном. Еще 13 февраля 1889 года Науманн (кстати, пре
вратившийся благодаря публикациям работ мыслителя в
крупного издателя) обращается к Овербеку: «Моим самым
горячим желанием является, чтобы публикации со време
нем приносили нам достаточно, чтобы продолжить работу
над «Переоценкой». Я уже неоднократно запрашивал об
этой рукописи, но до сих пор не получил ответа». Через две
недели в ответ на письмо Овербека Науманн с огорчением
пишет: «К сожалению, из сообщенного вами я должен сде
лать вывод, что «Переоценка» вовсе не является завершен
ным произведением, как на это можно было надеяться, судя
по неоднократным заявлениям профессора Ницше, и я от
всего сердца сожалею о том, что это значительно затрудня
ет работу по завершению, так сказать, полного круга литера
турной деятельности профессора. Именно это произведе
ние около полутора лет продолжает вызывать интерес на
литературном рынке»1. О том, что «Воля к власти» не суще
ствует в законченном виде, знал и другой доверенный друг
Ницше, Гаст, отмечавший 25 января 1889 года в письме Овер
беку: «В «Ecce Homo» о переоценке всех ценностей говорит
ся как о завершенном произведении, только боюсь, что это
относится исключительно к концептуальной части, но не к
литературной форме»2. Это в конце концов понимает и Эли
забет, которая летом 1892 года окончательно возвращается
в Германию из Парагвая, где полный крах потерпела коло
ния «Новая Г ермания», возглавляемая ее мужем, национали
стом и антисемитом. (Возвращается, кстати, без мужа, кото
рый там же кончает жизнь самоубийством). Уладив пара

1
Цит. по: M. Ferraris. Storia della volonta di potenza. In: F. Nietzsche. La
volonta di potenza. Milano, 2001, p. 605–606.
2
Ibid. p. 605.




nietzsche.pmd 592 22.12.2004, 0:07
Black
[593. Николай Орбел «Ecce Liber»]

гвайские дела, она со всей истовостью принимается за соби
рание литературного наследства брата. В августе 1894 года
она учреждает «Архив Ницше» и на сорок лет, вплоть до
своей смерти, становится его единственным руководите
лем. В 1895 году Элизабет с помощью одного еврейского
банкира почитателя Ницше (не такая уж она была антисе
митка, какой ее попытаются объявить многие ницшеведы
после 1945 года) выкупает за 30 тысяч марок права на про
изведения брата у матери и дяди. Затем переводит «Архив»
вместе с невменяемым мыслителем в Веймар, культурную
столицу Германии, на виллу Зильберблик. (Долгие годы у окна
этой виллы будет сидеть безумный мыслитель, уставившись
невидящим взором на гору Эттерберг, где — не пройдет и
40 лет после его смерти в полдень 25 августа 1900 года —
будут дымить газовые печи концентрационного лагеря Бу
хенвальд).
С момента, как Ницше «удалился», вокруг его наслед
ства и Архива не утихала ожесточенная идейная борьба,
которая шла гласно и открыто. Хотя история Архива в не
малой мере — это история интриг и многочисленных судеб
ных процессов, было бы несправедливо не учитывать, что
Архив в то же время стал центром глубоких философских
дискуссий, а также интенсивных издательских усилий. Де
ятельность этой организации оставалась в центре внимания
научного сообщества и подвергалась острейшей критике,
не прекращающейся и по сей день. Обладая литературны
ми правами, сестра никогда не имела монополии на наслед
ство брата. К тому же в Архиве Ницше всегда работали яр
кие и широко известные люди, которым невозможно было
навязать что либо против их желания. Среди прочих в его
издательский комитет в разное время входили, например,
такие известные мыслители, как М. Хайдеггер, О. Шпенг
лер, Р. Штайнер и др. Архив занимался не только издатель
ской деятельностью. Не последней его целью было созда
ние культа Ницше с соответствующей литургией. Для это
го предполагалось развернуть широкое строительство хра
мов, стадионов, монументальных «эллиноподобных» ниц
шеанских центров, где бы происходил синтез искусства,
спортивных состязаний, литературы, философии и т. д. Эти
проекты находили широкий резонанс среди европейской




nietzsche.pmd 593 22.12.2004, 0:07
Black
[594]

публики, а в комитеты по сбору средств на их реализацию,
а также в «Общество друзей Ницше» входили такие извест
ные люди, как Р. Роллан, Т. Манн, А. Жид, А. Франс, В. Рате
нау, Г. д’Аннунцио, Г. Уэллс и др. (Правда, многие вышли из
него, когда «друзьями Ницше» объявили себя сначала Муссо
лини, а затем Гитлер).

<< Пред. стр.

страница 72
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign