LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 63
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

сто «продуктивные люди»,— мы себя с ними не смешиваем.
— Привязанность к формальному: желание брать под за
щиту все сопряженное с формой, убежденность в том, что
вежливость одна из величайших добродетелей; недоверие
ко всем видам самораспускания, включая всяческую свобо
ду прессы и мысли, ибо при них дух начинает самодоволь
но и с удобствами прохлаждаться, раскинув члены.
— Благосклонность к женщинам, как к существам, возмож
но, более мелкого, но более тонкого и легкого рода. Какое
счастье встречаться с созданиями, у которых на уме только
танцы, глупости и наряды! Они всегда были предметом вос
хищения всех истинно глубоких и серьезных мужских душ,
чья жизнь отягощена огромной ответственностью.
— Благосклонность к правителям и священникам, ибо
они поддерживают веру в различность человеческих цен
ностей по меньшей мере символически в отношении прошло
го и худо бедно фактически в настоящем.
— Умение молчать: но об этом при посторонних ушах
ни слова.
— Способность враждовать долго: отсутствие легкой «от
ходчивости», миролюбия.
— Отвращение к демагогии, к «просвещению», к «уют
ности», к запанибратству черни.




nietzsche.pmd 509 22.12.2004, 0:07
Black
— Собирательство редкостных дорогих вещей, потреб 510
ности возвышенной и разборчивой души; не хотеть иметь
ничего общего. Свои книги, свои пейзажи.
— Мы недоверчивы как к скверным, так и к хорошим
опытам, и не так скоры на обобщения. Частный случай: как
же ироничны мы к частному случаю, ежели у него хватает
дурновкусия подавать себя как правило!
— Мы любим наивное и наивных, но как зрители и выс
шие существа, Фауста мы находим столь же наивным, как и
его Гретхен.
— Добрых людей мы ценим невысоко, как стадных живот
ных: мы то знаем, как часто среди самых скверных, злобных,
суровых людей прячется бесценная крупица золота, способ
ная перевесить всякую пустую доброту и прекраснодушие.
— Человека нашего рода мы не сочтем возможным от
вергать ни за его пороки, ни за его глупости. Мы знаем, как
трудно нас распознать, и что у нас есть все основания стре
миться выделиться.

944. Что такое благородство? Это когда ты непрестанно дол
жен представительствовать. Когда ищешь положений, в ко
торых постоянно надобно иметь повадку. Когда счастье пре
доставляешь большинству: счастье как мир, добродетель, com
fort (это английско ангельское довольство мелких лавочни
ков a la Спенсер). Когда инстинктивно ищешь для себя тя
желой ответственности. Когда повсюду сподабливаешься
наживать себе врагов, в наихудшем случае — в собственном
лице. Когда непрестанно противостоишь большинству не на
словах, а на деле.

945. Добродетель,— например, в виде правдивости,— как
наша благородная и опасная роскошь; нам нельзя уклонять
ся от невыгод, которыми она чревата.

946. Не желать похвалы: делать то, что полезно, или то, что
доставляет удовольствие, или то, что ты должен делать.

947. Что есть целомудрие в мужчине? Это когда его поло
вой вкус остался благородным; когда in eroticis1 его не при
влекает ни жестокость, ни болезненность, ни умственность.
1
в эротических вещах (лат.)




nietzsche.pmd 510 22.12.2004, 0:07
Black
948. «Понятие о чести» : основывается на вере в «хорошее
511
общество», на главных рыцарских доблестях, на обязатель
стве непрестанно быть представителем. Существенное: не
порода и взращивание




дорожить жизнью превыше всего; безусловно требовать бе
зупречности манер от всех, с кем соприкасаешься (по мень
шей мере относительно тех, кто не принадлежит к «нам»,
к нашему кругу); не быть ни свойским, ни добродушным, ни
веселым, ни скромным нигде, кроме как inter pares; всегда
представительствовать…

949. Ставить на кон жизнь, здоровье, честь — все это про
явления удали и бьющей через край, расточительной воли:
не из любви к человечеству, а потому что всякая большая
опасность вызывает в нас любопытство относительно ме
ры наших сил, нашего мужества.

950. «Орлы атакуют в открытую.» — Благородство души не
в последнюю очередь распознается и в великолепном и гор
дом безрассудстве, с которым оно идет в нападение,— «в
открытую».

951. Война размягченному понятию о «благородстве» — то
лика жестокости тут не будет лишней; в не меньшей мере,
как и близость к преступлению. И «довольства собой» в бла
городстве не должно быть; надо относиться к себе авантю
ристически, испытательно, искусительно — и никакого елей
ного прекраснодушества. Я хочу дать простор более суровому
идеалу.

952. «Под сенью мечей обретается рай» — тоже символ и
девиз, в котором угадываются и выдают себя души воин
ственного и благородного происхождения.

953. Время, когда человек будет иметь к своим услугам силу
в избытке: наука намерена извлечь эту силу из рабства при
роды.
Вот тогда человек обретет досуг: будет сам себя образо
вывать к чему то новому и высшему. Новая аристократия.
Тогда отживут многие из добродетелей, которые теперь
были условиями существования.
Не иметь более нужды в некоторых свойствах — следо
вательно, утратить их.




nietzsche.pmd 511 22.12.2004, 0:07
Black
Добродетели нам более не нужны: следовательно, мы их 512
утрачиваем — как моральный принцип: «Нужно только од
но», принцип спасения души, так и принцип бессмертия:
средство пособить человеку в неимоверном самопреодолении
(через аффект неимоверного страха)
Разные виды нужды, через культивирование которых
сформирован человек: нужда учит работать, мыслить, обуз
дывать себя.

*
Физиологическое очищение и укрепление. Новой арис
тократии нужна противоположность, против которой она
будет бороться; ей потребна страшная настоятельность са
мосохранения.
Два будущих человечества: 1. следствие усреднения, пре
вращения всех и вся в посредственность; 2. осознанный
подъем, формирование себя.
Учение, создающее пропасть: оно сохраняет высший и
низший род (и уничтожает средний, промежуточный)
Вся предыдущая аристократия, духовная и светская,
ничем не опровергает необходимость аристократии новой.


[4. Хозяева Земли]

954. Один вопрос посещает нас снова и снова, возможно,
вопрос нехороший, даже искусительный, так что шепнем
его на ухо тем, кто на столь сомнительные вопросы имеет
право,— самым сильным душам нынешних времен, которые
и собой владеют лучше всех прочих: не пришло ли время
теперь, по мере того, как в Европе все более развивается
тип «стадного животного», предпринять попытку осознан
ного и основательного взращивания противоположного ти
па и его добродетелей? И разве для самого демократичес
кого движения не обрелось бы нечто вроде цели, спасения
и оправдания, если бы пришел кто то, дабы воспользоваться
его услугами — тем, что наконец то подобрал бы к этой новой
и утонченной разновидности рабства (ибо именно таков не
избежный конечный удел европейской демократии) тот
высший род господствующих, кесарийских натур, который
бы на это рабство водрузился, оперся бы на него и, оттол




nietzsche.pmd 512 22.12.2004, 0:07
Black
кнувшись от него, возвысился бы? До новых, доселе неви
513
данных, до своих горизонтов? До своих задач?
порода и взращивание




955. Вид нынешнего европейца внушает мне немало на
дежд: перед нами явно образуется дерзкая господствующая
раса на широкой основе чрезвычайно интеллигентного че
ловеческого стада. Совершенно ясно, что порывы к обузда
нию последнего на заставят себя долго ждать.

956. Те же условия, которые движут вперед развитие стад
ного животного, движут и развитие животного вожака.

957. Неотвратимо, неспешно, страшно как сама судьба, на
нас надвигается огромный вопрос и задача: как управлять
Землей как неким целым? И ради какой цели следует взра
щивать и выводить как целое «человека» — уже не как народ
и не как расу?
Законодательные морали — вот главное средство, с по
мощью которого человеку можно придать все, что угодно
творческой и глубокой воле, при том условии, что эта худо
жественная воля высшего ранга располагает силой и име
ет возможность претворять свои творческие замыслы на
протяжении длительных промежутков времени — в форме
законодательств, религий и нравов. Таких людей большой
творческой складки, истинно великих людей в моем пони
мании, сегодня, как вероятно, и в будущем, пришлось бы
очень долго искать: ибо их нет; их пришлось бы искать до
тех пор, пока мы, после многих разочарований, не начали
бы наконец понимать, почему их нет, и что их возникнове
нию и развитию на сегодняшний день и еще надолго впредь
ничто не препятствует столь же враждебно, как то, что
сейчас в Европе попросту именуют «моралью» — как будто
мораль одна и никакой другой нет и быть не может,— а имен
но та вышеозначенная мораль животного стада, которая
всеми силами стремится установить на земле всеобщее сча
стье зеленого выпаса, как то покоя, безопасности, уюта и
легкости жизни, а в довершение всего, если «все пойдет хо
рошо», уповает еще и избавиться от всяческого рода пасты
рей и баранов вожаков. Два главнейших и наиболее истово
проповедуемых ее учения называются «Равенство прав» и
«Сочувствие всем страждущим» — причем само страдание




nietzsche.pmd 513 22.12.2004, 0:07
Black
понимается ими как нечто безусловно подлежащее искорене 514
нию. Тот факт, что подобные «идеи» могут слыть современ
ными, не слишком лестно характеризует нашу современ
ность. Но всякий, кто дал себе труд основательно поразмы
слить над тем, где и как это растение «человек» произрас
тало до сих пор наилучшим образом, должен понять, что
происходило это как раз при обратных условиях: что для это
го опасность его положения должна усугубиться до невероя
тия, его сила воображения и изобретательность должны
пробиваться из под долгого ига невзгод и лишений, его воля
к жизни должна перерасти в волю к власти и даже владыче
ству, что риск, суровость, насилие, опасность в темном пе
реулке и в сердце, неравенство прав, скрытность, стои
цизм, искусство испытателя, искусы и дьявольщина всяко
го толка,— короче, прямая противоположность всем вожде
ленным стадным благодатям только и есть необходимая
предпосылка для возвышения человека как типа. Мораль та
ких вот обратных намерений, которая предполагает вы
вести человека в выси, а не в уют и заурядность, мораль с
прицелом взрастить правящую касту,— будущих хозяев зем
ли,— такая мораль, чтобы ее можно было усвоить и пропо
ведовать, должна по первоначалу иметь соприкосновение
с существующим нравственным законом и оперировать его
словами и понятиями; а то, что для этого потребуется изоб
рести много промежуточных и обманных средств, как и то,
что — поскольку протяженность одной человеческой жизни
почти ничто в сравнении с задачами такого размаха и дли
тельности — придется для начала взрастить новый челове
ческий вид, в котором обычной воле, обычному инстинкту
будет сообщена закалка и стойкость многих и многих поко
лений,— новый господствующий вид, господствующую кас
ту,— это столь же само собой понятно, как и все долгие и
отнюдь не легко произносимые «и так далее» этой мысли.
Подготовить обратную переоценку ценностей для грядущего
сильного вида людей высшей духовности и силы воли, мед
ленно, осторожно, исподволь высвобождая для этой цели
в людях множество прежде обузданных и оболганных ин
стинктов,— кто размышляет над тем же, тот заодно с нами,
людьми «вольной мысли» — впрочем, совсем иного свойст
ва, нежели прежние «вольнодумцы», ибо у тех были прямо
противоположные цели. Сюда относятся, как мне кажется,




nietzsche.pmd 514 22.12.2004, 0:07
Black
все пессимисты Европы, поэты и мыслители негодующего
515
идеализма, в той мере, в какой их недовольство всем окружа
ющим не понуждает их по меньшей мере логически так же и
порода и взращивание




к недовольству современным человеком; равно как и опре
деленные ненасытно честолюбивые художники, которые
безоглядно и безусловно выступают за особые, нежели у
«стадных животных», права высших людей и наглядными
средствами искусства усыпляют в более избранных душах
все стадные инстинкты и стадные опасения; в третьих, на
конец, это все те критики и историки, которые мужествен
но продолжают столь счастливо начавшееся новооткрытие
«старого света», древнего мира — это грандиозное предпри
ятие нового Колумба, немецкого духа (продолжают, пото
му что мы все еще стоим в самом начале этого завоевания).
Ибо в древнем мире на деле царила иная, более господская
по своему характеру мораль, чем сегодня; и античный чело
век, находясь под воспитующим ореолом своей морали, был
куда более сильным и глубоким человеком, чем сегодняш
ний,— до сей поры ему одному выпало быть «полноценным
человеком». Однако соблазн, источаемый древностью на
все полноценные, то есть сильные и предприимчивые ду
ши, и поныне остается самым изысканным и действенным
из всех антидемократических и антихристианских влия
ний: каким он был еще во времена Ренессанса.

958. Я пишу для человеческого рода, какого еще нет на све
те: для «хозяев Земли».
Религии как утешения, как отвлечение — опасны: чело
век полагает, что теперь ему дозволено отдохнуть.
В «Феаге» Платона написано: «каждый из нас хочет по
возможности стать господином над всеми людьми, а еще
лучше над богом». Надо, чтобы это воззрение вернулось.
Англичане, американцы и русские.

959. Чащобная порода из семейства «человек» неизменно
появляется там, где дольше всего идет борьба за власть.
Великие люди.
Чащобные звери — римляне.

960. Отныне повсюду станут возникать благоприятные ус
ловия для все более поместительных властных образова




nietzsche.pmd 515 22.12.2004, 0:07
Black
ний, зон господства, подобных которым еще не было на 516
свете. И это еще не самое главное; теперь стало возможным
возникновение международных племенных союзов, кото
рые поставили бы себе задачу по выведению господствую
щей расы, будущих «хозяев Земли»; это новая, неимовер
ная, построенная на жесточайшем само законодательстве
аристократия, в которой воле философов насилия и тира
нов художников будет дана закалка на тысячелетия: высший
вид человеческого рода, который, благодаря своему прево
сходству в воле и знании, богатстве и влиятельности, во
спользуется демократической Европой как своим послуш
ным и динамичным инструментом, чтобы взять судьбы Зем
ли в свои руки, чтобы над самим созданием «человек» по
работать как художник над произведением искусства. До
вольно, наступает время, когда придется заново учиться по
литике.


[5. Великий человек]

961. Мой прицел ищет те точки истории, в которых воз
никают великие люди. Значение долговременных деспоти
ческих моралей: они натягивают тетиву — если не ломают лук.

962. Великий человек, человек, которого природа изобре
ла и воплотила с размахом,— что это такое? Первое: во всем
своем действовании он руководствуется долговременной
логикой, которая — именно ввиду ее протяженности — труд
но обозрима и следовательно может вводить в заблуждение;
это способность простирать свою волю над большими про
странствами собственной жизни, дабы всякими мелочами
пренебрегать, отбрасывать их, даже если есть среди них
самые прекрасные, самые «божественные» вещи на свете.
Второе: великий человек холоднее, жестче, безоглядней и не бо
ится «мнений»; он лишен добродетелей, связанных с «ува
жением», и безразличен к уважению других, он вообще
лишен всего, что относится к «добродетелям стада». Если
он не может «вести», значит, идет в одиночку; и при этом,
случается, кое что из того, что попадается ему на пути, од
ним голосом своим сметает прочь. Третье: ему не нужны
«участливые» сердца, а только слуги, инструменты; в обще




nietzsche.pmd 516 22.12.2004, 0:07
Black
нии с людьми он всегда стремится нечто из них сделать. Он
517
держит себя необщительно: проявления «свойскости» со
своей стороны считает дурным вкусом; и обычно он совсем
порода и взращивание




не тот, за кого его принимают. Когда он говорит не с самим
собой, на нем всегда его маска. Он предпочитает лгать, не
жели говорить правду: последнее стоит больше ума и воли.
В нем есть некое одиночество — как недосягаемость для чу
жой хвалы и хулы, как собственная подсудность, не знаю
щая над собой высших инстанций.

963. Великий человек по необходимости скептик (что вов
се не означает, что он таковым должен выглядеть), при ус
ловии, что величие — это хотеть чего то великого и искать
к тому средств. Свобода от любого рода убеждений — одна
из сильных сторон его воли. Это свойственно тому «просвещен
ному деспотизму», который источает всякая сильная страсть.
Таковая всегда ставит интеллект себе на службу, у нее хва

<< Пред. стр.

страница 63
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign