LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 50
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

принцип новой оценки




пульсу там, где дан раздражитель,— наоборот, ощущение,
что ты должен этому импульсу последовать,— эта крайняя
возбудимость декадентов начисто лишает смысла все подоб
ные системы наказания и исправления.

*
Понятие «исправление» [зиждется] на предпосылке
нормального и сильного человека, отдельный поступок или
проступок которого может быть как то заглажен, чтобы это
го человека не потерять, не иметь его своим врагом…

738. Воздействие запрета. — Всякая власть, которая запре
щает, которая умеет вызвать страх в том, кому она что то
запрещает,— порождает «нечистую совесть» (то есть вызы
вает вожделения к чему то с одновременным осознанием
опасности их удовлетворения, с понуждением к скрытнос
ти, к лазейке, к украдке). Всякий запрет портит характер
тому, кто подчиняется запрету не по своей охоте, а только
по принуждению.

739. «Награда и наказание». — Они живут вместе, вместе и
приходят в упадок. Сегодня никто не желает награды, не
желает ни за кем признавать и права наказывать…
Установилось нечто вроде военного положения: каж
дый чего то хочет, каждый имеет своего противника, и, ве
роятно, разумнее всего добиваешься своей цели, если удает
ся договориться,— если заключаешь договор.
Истинно современным обществом было бы такое, в
котором каждый по отдельности заключил бы свой «дого
вор»: а уж преступник — это тот, кто договор преступил…
Вот это была бы ясность. Но уж тогда анархистов и иных
принципиальных противников общественной формации
никто внутри той же самой формации терпеть бы не стал…

740. Преступление следует отнести к понятию «бунт про
тив общественного порядка». При этом бунтаря не карают,
его подавляют. Пусть этот бунтарь может оказаться жалким
и презренным человеком — сам бунт его ни в коем случае не




nietzsche.pmd 403 22.12.2004, 0:07
Black
достоин презрения; а уж быть бунтарем относительно на 404
шей формы общества нисколько не зазорно и ценность че
ловека не роняет. Бывают случаи, когда такого бунтаря на
до бы даже чтить, если он чует в нашем обществе нечто, про
тив чего необходима война,— и пробуждает нас от дремы.
А тем, что преступник совершает нечто единичное про
тив кого то единичного, еще вовсе не опровергается, что он
всем инстинктом своим находится в состоянии войны про
тив всего уклада жизни: его деяние — это просто симптом.
Следовало бы понятие наказания свести к понятию:
подавление бунта, превентивные меры по усмирению бун
товщиков (частичное или полное тюремное заключение).
Но не следует посредством наказания выражать презрение:
преступник — это по крайней мере человек, который рис
кует своей жизнью, честью, свободой — то есть человек му
жественный. Не следует также понимать наказание как
искупление или как расплату, словно между виной и нака
занием возможны отношения обмена,— наказание не очи
щает, ибо преступление не пачкает.
Не следует закрывать перед преступником возмож
ность установить свой мир с обществом — при условии, что
он не принадлежит к расе преступников. В последнем случае
ему следует объявить войну еще прежде, чем он успел пред
принять хоть что то враждебное (и первая операция, кото
рой его следует подвергнуть, как только он окажется в ру
ках властей,— это кастрация).
Не следует ставить преступнику в укор ни его дурные
манеры, ни низкий уровень его интеллекта. Нет ничего
необычного в том, что преступник сам себя не понимает: в
особенности его бунтующий инстинкт, мстительное ковар
ство declasse1 зачастую не доходят до его сознания, faute de
lecture2; нет ничего необычного в том, что под впечатлени
ем страха и неудачи он готов свое деяние клеймить и бес
честить; вовсе не говоря уж о тех случаях, когда, говоря
языком психологии, преступник, следуя неясному для себя
зову, посредством сопутствующего преступления сообщает
своему злодеянию подложный мотив (например, совершая
еще и ограбление, хотя звала то его кровь…)

1
деклассированного (франц.)
2
вследствие недостаточной начитанности (франц.)




nietzsche.pmd 404 22.12.2004, 0:07
Black
Поостережемся же судить о ценности человека по од
405
ному единственному его деянию. Об этом еще Наполеон
предупреждал. А особенно показательны в этом отношении
принцип новой оценки




так называемые горельефные, особо тяжкие преступле
ния. Ну, а то, что мы с вами не имеем на совести ни одного
убийства — о чем это говорит? Лишь о том, что нам для это
го недостало двух трех благоприятных обстоятельств. А
соверши мы их — что знаменовало бы это в нашей челове
ческой ценности? Вообще то нас скорее бы начали прези
рать, если бы в нас нельзя было предположить способность
при известных обстоятельствах убить человека. Ведь почти
во всех преступлениях выражаются и такие свойства, без
которых не обойтись мужчине. И вовсе не так уж не прав
Достоевский, когда говорит об обитателях сибирских катор
жных тюрем, что они составляют наиболее сильную и цен
ную часть русского народа. Так что если у нас преступник
напоминает чахлое, недокормленное растение, то это толь
ко не делает чести нашим общественным отношениям; во
времена Ренессанса преступник процветал и даже на свой
лад украшал себя доблестями,— правда, то были доблести
ренессансного размаха, virtu1, добродетели, очищенные от
морали.
Так давайте же возносить только тех людей, которых
мы не презираем; моральное презрение — куда большее уни
жение и урон, чем какое угодно преступление.

741. Поношение только оттого вошло в наказание, что оп
ределенные кары налагались на презренных людей (напри
мер, рабов и т. д.). Те, кого наказывали больше всего, были
презренными людьми, и в конце концов к наказанию присо
вокупилось и поношение.

742. В древнем уголовном праве было очень могуществен
но религиозное начало: а именно, понятие об искупительной
силе наказания. Наказание очищает; в современном мире
оно запятнывает. Наказание — это расплата: ты действитель
но избавляешься от того, за что ты хотел столько выстрадать.
Если ты в эту силу наказания веришь, то потом и вправду
получаешь облегчение и передышку, нечто близкое новому здо

1
превосходные качества, талант, дарование, доблесть (лат.)




nietzsche.pmd 405 22.12.2004, 0:07
Black
ровью и восстановлению. Ты не только снова заключил свой 406
мир с обществом, ты и в собственных глазах, перед самим
собой вновь достоин уважения,— ты «чист»… Сегодня же
наказание обрекает человека на изоляцию даже больше, чем
сам проступок; злосчастье, следующее за проступком, настоль
ко возросло, что все оказывается как бы неизлечимым. По
сле наказания человек предстает перед обществом — как
враг… Получается, что отныне у общества одним врагом
больше…
Само jus taloni1 может быть продиктовано духом воз
мездия (то есть служить своего рода умерением инстинкта
мести); но у ману, например, это прежде всего потребность
в том, чтобы иметь эквивалент для искупления, чтобы мочь
снова быть «свободным» в религиозном смысле.

743. Мой более или менее категорический вопроситель
ный знак применительно ко всем новейшим уголовным за
коноуложениям заключается вот в чем: если наказания дол
жны причинять страдания пропорционально тяжести пре
ступления,— а ведь именно этого вы все в принципе и хо
тите! — то тогда они должны назначаться каждому преступ
нику пропорционально его чувствительности к страданию:
это означает, что предварительного определения наказаний
за то или иное преступление, уголовного кодекса как тако
вого вообще не должно быть! Но, учитывая, что не такая уж
это легкая задача,— определить у преступника ступенчатую
шкалу его удовольствий и неудовольствий,— пришлось бы
in praxi2, видимо, от наказаний отказаться вовсе! Какой ужас!
Не так ли? Следовательно…

744. Ах да, мы позабыли философию права! Эту дивную
науку, которая, как и все моральные науки, еще даже и в
пеленках не лежит!
Так например, она все еще не распознала — даже в сре
де мнящих себя свободными юристов — древнейшее и самое
ценное значение наказания — да она его даже вовсе не знает;
и до тех пор, покуда правовая наука не встанет на новую
почву, а именно на почву сравнения народов и их истории,

1
право на равное возмездие (лат.)
2
на практике (лат.)




nietzsche.pmd 406 22.12.2004, 0:07
Black
мы так и будем созерцать бесплодную борьбу в корне невер
407
ных абстракций, которые сегодня выдают себя за «филосо
фию права» и которые все скопом к жизни современного
принцип новой оценки




человека никакого касательства не имеют. А между тем, этот
современный человек такое запутанное хитросплетение,
в том числе и по части своих правовых воззрений, что до
пускает самые различные истолкования.

745. Один древний китаец уверял, будто своими ушами
слышал: если империи гибнут, значит, в них было слишком
много законов.

746. Шопенгауэр желает, чтобы всех плутов кастрировали,
а дураков запирали в монастырь: интересно, с чьей точки
зрения это было бы желательно? Плут имеет перед посред
ственностью то преимущество, что он не посредственность;
а дурак имеет то преимущество перед всеми нами, что вид
посредственности нисколько его не удручает…
Желательней было бы совсем иное: чтобы пропасть
разверзалась все шире, то есть чтобы плутовство и глупость
росли… Ведь подобным образом расширялась сама человечес
кая природа… Но в конечном счете это же и есть самое не
обходимое; оно, впрочем, происходит и так, не спрашивая,
желаем мы того или нет. Глупость и плутовство прираста
ют: и в этом тоже «прогресс».

747. Сегодня в обществе развелось просто несметное ко
личество всяческого почтения, такта, предупредительно
сти, добровольного и почти подобострастного замирания
перед чужими правами и даже перед чужими притязания
ми; еще большим почетом пользуется некий абстрактно
доброжелательный инстинкт человеческой ценности вооб
ще, выказывающий себя в доверии и кредитах самого раз
ного свойства; уважение к человеку — и притом совершенно
не обязательно только к добродетельному человеку — веро
ятно, тот элемент, который сильнее всего отделяет нас от
христианской системы ценностей.
В нас появляется изрядная доля иронии, если нам в
наши дни еще случается услышать проповедь морали; а уж
тот, кто проповедует мораль, в наших глазах унижает себя
и достоин насмешек.




nietzsche.pmd 407 22.12.2004, 0:07
Black
Этот моральный либерализм — одна из лучших примет на 408
шего времени. Ежели нам попадаются экземпляры, у кото
рых таковой либерализм начисто отсутствует, мы уже пред
полагаем в человеке чуть ли не болезнь (пример Карлейля
в Англии, пример Ибсена в Норвегии, пример шопенгауэ
ровского пессимизма во всей Европе). Если что и прими
ряет с нашим веком, так это изрядная доза аморальности,
которую он себе позволяет, ничуть не падая при этом в соб
ственных глазах. Напротив! — И вправду, в чем состоит пре
восходство культуры над бескультурьем? Допустим, Ренес
санса перед средневековьем? Всегда только в одном: в боль
шой дозе признанной аморальности. Отсюда с необходимос
тью вытекает, как должны выглядеть все исполины чело
веческого развития в глазах фанатиков морали: как non plus
ultra1 морального разложения (припомним вердикт Саво
наролы о Флоренции, вердикт Платона об Афинах Перик
ла, вердикт Лютера о Риме, приговор Руссо обществу Воль
тера, приговор всех немцев contra2 Гете).

748. Хоть бы глоток свежего воздуха! Ну не может это аб
сурдное состояние Европы тянуться так долго! Есть ли хоть
какая то мысль за этим крупным рогатым скотским нацио
нализмом? Какой прок может быть сейчас, когда все указу
ет на большие и всеобщие интересы, в разжигании этих дре
мучих самолюбий?.. И все это в ситуации, когда духовная
несамостоятельность и отход от национального бьют в гла
за, а вся ценность и смысл нынешней культуры — во взаим
ном слиянии и оплодотворении! … И пресловутый «новый
рейх», опять основанный на самой затертой и присно пре
зренной мысли: равенство прав и голосов…
Борьба за первенство внутри состояния, которое ни на
что не пригодно: вся эта культура больших городов, газет,
лихорадки и «бесцельности».
Экономическое объединение наступит с необходимо
стью — и так же, в форме реакции, придет партия мира…
Партия мира, безо всякой сентиментальности, которая
запретит себе и детям своим вести войны; запретит при
бегать к услугам суда; которая вызовет против себя борьбу,

1
предел (лат.)
2
против (лат.)




nietzsche.pmd 408 22.12.2004, 0:07
Black
нападки, гонения; партия угнетенных, по крайней мере на
409
какое то время; но уже вскоре — великая партия. Противни
ца мести и всех иных чувств «задним числом».
принцип новой оценки




Партия войны, с равной принципиальностью и строго
стью действующая как по отношению к себе, так и в проти
воположном направлении.

749. Европейским правителям и вправду стоило бы поду
мать, смогут ли они обойтись без нашей поддержки. Мы,
аморалисты, мы сегодня единственная сила, которая не
нуждается в союзниках, чтобы прийти к победе: тем самым
мы безусловно сильнейшие из сильных. Нам даже ложь не
потребуется: какая еще сила могла бы себе такое позволить?
На нашей стороне великий соблазн, быть может, сильней
ший из всех, какие есть на свете — соблазн истины… Исти
ны? Да кто же это вложил мне в уста такое слово? Но я без
колебаний беру его обратно; я это гордое слово с презре
нием отвергну: нет, даже она нам не нужна, даже и без ис
тины мы все равно придем к победе и могуществу. Волшеб
ство, которое на нашей стороне, то око Венеры, что окол
довывает и ослепляет даже противников наших,— это магия
крайности, соблазн доходить во всем до последнего преде
ла: мы, аморалисты — мы сами суть этот предел…

750. Трухлявые господствующие сословия испортили об
раз повелителя. «Государство», осуществляющее себя в фор
ме суда,— это трусость, ибо нет великого человека, который
мог бы послужить мерилом. — Под конец всеобщая хилость
будет столь велика, что перед всякой силой воли, еще спо
собной отдавать приказы, люди будут падать ниц.

751. «Воля к власти» будет в демократический век столь
ненавистна, что вся психология ее будет казаться направ
ленной на измельчание и оклеветание… Тип великого чес
толюбца? Должно быть, Наполеон! И Цезарь! И Александр!..
Как будто не они как раз были величайшими из мужей, пре
зревших честь!..
Вот и Гельвеций обстоятельно внушает нам мысль, что
люди, дескать, стремятся к власти, дабы иметь наслаждения,
доступные властителю: то есть он понимает это стремление
к власти как волю к наслаждению, как гедонизм…




nietzsche.pmd 409 22.12.2004, 0:07
Black
752. «Право, мудрость, дар руководства принадлежит не 410
многим» — или «многим»: в зависимости от того, как чув
ствует народ, какой из двух этих принципов предпочита
ет, существует либо олигархическое правление, либо демокра
тическое.
Самодержавие воплощает веру в Одного правителя,
стоящего над всеми,— в вождя, спасителя, полубога.
Аристократия воплощает веру в элитное человечество
и высшую касту.
Демократия воплощает неверие в великих людей и элит
ное сословие: «Каждый равен каждому.» «В сущности мы все
скопом своекорыстные скоты и чернь.»

753. Я питаю неприязнь:
1. к социализму, ибо он погружен в наивные грезы об
«истине, добре и красоте» и о равных правах; да и анар
хизм, только на более жестокий лад, стремится к тому же
идеалу;
2. к парламентаризму и газетчине, ибо это средства,
при помощи которых стадное животное делает себя госпо
дином и чуть ли не Господом.

754. Вооружать народ — это в конечном счете всегда воо
ружать чернь.

755. Как же смешны мне социалисты с их напыщенной ве
рой в «доброго человека», которой притаился чуть ли не за
каждым кустом,— нужно только весь прежний «порядок» от
менить и дать волю всем «естественным наклонностям».
Впрочем, точно так же смешна и противоположная
партия, ибо она не признает в законе — насилия, в автори
тете любого рода — суровости и эгоизма. «Я и мой род», мы
хотим господствовать и выжить: кто вырождается, тот бу
дет вытолкнут или уничтожен,— таков основной инстинкт
всякого древнего законодательства.
Представление о высшем роде людей еще более ненави
стно, чем представление о монархе. Антиаристократизм —
этот просто использует ненависть к монархам как маску.

756. Какие же предательницы все партии! — Они выставля
ют на всеобщее обозрение те качества своих вождей, кото



<< Пред. стр.

страница 50
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign