LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 47
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


[3. Теория воли к власти и ценностей]

688. Концепция психологического единства.— Мы привыкли
считать существование огромной массы форм совместимой
с происхождением их из некоторого единства.
[Моя теория гласила бы,] что воля к власти есть при
митивная форма аффекта, что все иные аффекты только
ее видоизменения; что дело значительно уясняется, если
на место индивидуального «счастья» (к которому стремит
ся, будто бы, все живущее) мы поставим власть: «все живу
щее стремится к власти, к увеличенной власти», удоволь
ствие — это только симптом чувства достигнутой власти,
ставшая сознательной величина разности (живущее не стре
мится к удовольствию; напротив, удовольствие наступает
вслед за достижением того, к чему оно стремится; удоволь
ствие сопровождает, удовольствие не движет); что вся дви
жущая сила есть воля к власти, что кроме нее нет никакой
физической, динамической или психической силы.
В нашей науке, где понятия причины и следствия све
дены к отношению уравнения, где все усилия сосредоточе
ны на том, чтобы доказать, что на каждой стороне одно и
то же количество силы — отсутствует движущая сила — мы
рассматриваем только результаты, мы полагаем их равны
ми в отношении содержания силы.
Что цепь изменений не прерывается — это просто опыт
ный факт; мы не имеем ни малейших оснований предпола
гать, что за одним изменением само собой должно следо
вать другое. Наоборот, достигнутое состояние, казалось бы,
должно сохранять самое себя, если бы только в нем не было
как раз способности не хотеть сохранять себя… Положение
Спинозы относительно «самосохранения» должно было бы
собственно положить предел изменению; но это положение
ложно, истинно противоположное положение. Именно на всем
живом можно было бы яснее ясного показать, что оно дела
ет все, чтобы не сохранить себя, а чтобы стать больше…




nietzsche.pmd 379 22.12.2004, 0:06
Black
689. [«Воля к власти» и каузализм.] Рассматриваемое пси 380
хологически понятие «причины» есть наше чувство власти,
сопровождающее так называемую волю, а наше понятие «дей
ствия» есть предрассудок, будто это чувство власти есть са
ма власть, которая движет… Состояние, которое сопровож
дает известный процесс изменения и само является лишь
результатом этого процесса, проецируется как «достаточ
ное основание» последнего: степень напряжения нашего
чувства власти (удовольствие как чувство власти), преодо
ленного сопротивления — разве это иллюзии?
Если мы перенесем понятие «причина» обратно в един
ственно знакомую нам сферу, откуда мы его заимствовали,
то мы не сможем вообразить себе такого изменения, которое
не сопровождалось бы известной волей к власти. Мы не
можем постулировать никакого изменения, если не видим
вмешательства одной власти в сферу другой власти.
Механика показывает нам только следствия и к тому
же еще в образной форме (движение — это описание при по
мощи образа). Само тяготение не имеет никакой механи
ческой причины, так как оно и есть та основа, на которой
зиждутся механические следствия.
Воля к накоплению силы — есть специфическое свой
ство явлений жизни, питания, рождения, наследственнос
ти, общества, государства, обычая, авторитета. Не вправе
ли мы в таком случае принять и в химии эту волю в каче
стве движущей причины? И в космическом порядке?
Не только постоянство энергии,— но максимальная эко
номия потребления энергии: так что желание сделаться силь
нее, присущее всякому центру силы, является единственной ре
альностью — не самосохранение, а желание присвоить, стать
господином, стать больше, сделаться сильнее.
И принцип причинности должен служить доказатель
ством того, что наука возможна? «Из одинаковых причин
одинаковые следствия»? «Непреходящий закон вещей?» «Не
изменный порядок?» Да разве от того, что нечто поддается
исчислению, оно должно считаться и необходимым?
Если что нибудь происходит так, а не иначе, то в этом
нет еще никакого «принципа», «закона», никакого «поряд
ка», а просто действуют известные количества силы, сущ
ность которых заключается в том, чтобы проявлять свою
власть на всех других количествах силы.




nietzsche.pmd 380 22.12.2004, 0:06
Black
Можем ли мы допустить существование стремления к
381
власти без ощущений удовольствия и неудовольствия, т. е.
без чувства повышения и уменьшения власти? Должен ли
принцип новой оценки




механический мир считаться только системой знаков для
описания внутреннего действительного мира борющихся и
побеждающих волевых величин? Все предпосылки механи
ческого мира: вещество, атом, тяжесть, давление и толчок
— не «факты в себе», а истолкование с помощью психических
фикций.
Жизнь, как наиболее знакомая нам форма бытия, пред
ставляет специфическую волю к аккумуляции силы — в этом
рычаг всех процессов жизни: ничто не хочет сохранить
себя, все стремится к тому, чтобы быть суммированным и
аккумулированным.
Жизнь, как частный случай (отсюда гипотеза относи
тельно общего характера всего существующего), стремится
к максимуму чувства власти; в существе своем она есть стрем
ление к большему количеству власти; всякое стремление
есть не что иное как стремление к власти; эта воля остается
самым основным и самым подлинным фактом во всем со
вершающемся. (Механика — простая семиотика следствий.)

690. То, что является причиной факта развития вообще,
не может быть найдено при помощи тех методов, к кото
рым мы прибегаем при исследовании самого развития; мы
не должны стремиться понять развитие как нечто «возни
кающее» и еще менее как нечто возникшее… «Воля к влас
ти» не может возникать.

691. В каком отношении находился весь органический про
цесс к остальной природе? Тут раскрывается его основная
воля.

692. Представляет ли «воля к власти» лишь известную фор
му «воли» или она тождественна с понятием «воля»? Значит
ли она то же, что вообще желать? Или командовать? Есть ли
это та «воля», о которой Шопенгауэр полагает, что она есть
то, что в вещах есть в «себе».
Мое положение гласит, что воля прежней психологии
представляет собой необоснованное обобщение, что этой
воли вовсе не существует, что вместо того, чтобы понять, как




nietzsche.pmd 381 22.12.2004, 0:06
Black
одна определенная воля отливается в ряде различных форм, 382
зачеркивали то, что характерно для воли, выбросив ее содер
жание, ее «куда?» — это имело в высшей степени место у Шо
пенгауэра: то, что Он называет «волей» — это просто пустое
слово. Еще меньше может быть речь о «воле к жизни», ибо
жизнь только частный случай воли к власти; совершенно про
извольно было бы утверждать, что все стремится к тому,
чтобы перейти в эту форму воли к власти.

693. Если глубочайшая сущность бытия есть воля к власти,
если удовольствие сопутствует всякому росту власти, а не
удовольствие всякому чувству невозможности сопротивле
ния, чувству невозможности одержать верх, можем ли мы
в таком случае принять удовольствие и неудовольствие за
кардинальные факты? Возможна ли воля без этих обеих
крайних точек: без да и нет? Но кто чувствует удовольст
вие? Но кто хочет власти? Нелепый вопрос! Когда всякое
существо само есть воля к власти, а следовательно и чувство
удовольствия и неудовольствия! И все таки — оно ощущает
нужду в противоположностях, в сопротивлении, т. е. — от
носительно — в других единствах, стремящихся к расшире
нию своих пределов.

694. Сообразно с формами сопротивления, оказываемого
известной силе в ее стремлении к могуществу, должна воз
растать и возможность постигающих ее на этом пути неудач
и роковых случайностей, а поскольку всякая сила может про
явиться только, на том, что оказывает сопротивление в каж
дое наше действие необходимо входит ингредиент неудоволь
ствия. Но неудовольствие это действует как новое возбуж
дение к жизни и укрепляет волю власти!

695. Если удовольствие и неудовольствие имеют своим источ
ником чувство власти, то жизнь должна была бы представ
лять собой рост власти, причем нашего сознания достига
ла бы разность в сторону «увеличения» власти… Раз фикси
рован известный уровень власти, то удовольствие измеря
ется только понижениями уровня, состояниями неудоволь
ствия, а не состояниями удовольствия… В основе удоволь
ствия лежит воля к большему: что власть растет, что разни
ца достигает сознания.




nietzsche.pmd 382 22.12.2004, 0:06
Black
В случаях декаданса до сознания доходит, начиная с из
383
вестной точки, обратная разность, понижение; память о силь
ных мгновениях прошлого понижает действующие чувства
принцип новой оценки




удовольствия, сравнение теперь ослабляет удовольствие.

696. Источником удовольствия является не удовлетворение
воли (с этой, в высшей степени поверхностной теорией я
намерен особенно усиленно бороться — нелепая психологи
ческая подделка наиболее близких нам вещей), а то, что воля
стремится вперед и каждый раз снова одерживает победу
над тем, что становится ей поперек дороги. Чувство удо
вольствия лежит именно в неудовлетворении воли, в том,
что без противника и сопротивления она недостаточно мо
жет насытиться. «Счастливый» — стадный идеал.

697. Нормальное неудовлетворение наших влечений, напри
мер: голода, полового влечения, влечения к движению — от
нюдь еще не содержит в себе ничего, что понижало бы на
строение, наоборот, оно действует на ощущение жизни воз
буждающим образом, точно так же как и всякий ритм не
больших, причиняющих боль раздражении, его усиливает,
что бы ни говорили пессимисты. Это неудовлетворение не
только не отравляет нам жизнь, но, напротив, представля
ет великое побуждение к жизни.
(Можно было бы, пожалуй, удовольствие охарактери
зовать как ритм маленьких раздражений неудовольствия).

698. Кант говорит: «Под следующими положениями гра
фа Верри (Sul’indole del piaceree del dolore1; 1781) я подпи
сываюсь с полным убеждением: «II solo principio motore
dell’uomo e il dolore. II dolo reprecede ogni piacere. II piacere
non e un essere positivo»2.

699. Боль есть просто нечто иное, чем удовольствие — я
хочу сказать: она не может считаться противоположностью
удовольствия.

1
характере удовольствия и страдания (итал.).
2
«Единственным движущим началом человека является стра
дание. Страдание предшествует каждому удовольствию. Удоволь
ствие не является позитивной сущностью» (итал.).




nietzsche.pmd 383 22.12.2004, 0:06
Black
Если сущность «удовольствия» правильно определяет 384
ся как плюс чувства власти (и, следовательно, как чувство
разности, которое предполагает сравнение), то этим еще
не определена сущность «неудовольствия». Мнимые проти
воположности, в которые верит народ, а следовательно и
язык, всегда были опасными ножными путами для посту
пательного движения истины. Существуют даже случаи, где
некоторый вид удовольствия обусловлен известным рит
мическим следованием небольших раздражений неудовольст
вия; этим путем достигается очень быстрое нарастание чув
ства власти, чувства удовольствия. Такое явление имеет
место, например, при щекотании, а также при половом ще
котании во время акта совокупления — мы видим, таким об
разом, что неудовольствие действует как ингредиент удо
вольствия.
По видимому, небольшое препятствие, которое устра
няется и за которым следует тотчас же опять другое неболь
шое препятствие, снова устраняемое — эта игра сопротив
ления и победы энергичнее всего возбуждает то общее чув
ство излишка, избытка силы, которое составляет сущность
удовольствия.
Обратное явление, т. е. нарастание ощущения боли под
влиянием небольших перемежающихся раздражений удо
вольствия не наблюдается: удовольствие и боль не могут
считаться обратимыми друг в друга.
Боль есть интеллектуальный процесс, в котором несом
ненно находит свое выражение некоторое суждение — суж
дение «вредно», суммирующее долгий опыт. Нет никакой
боли самой по себе. Не поранение является тем, что при
чиняет боль; в форме того глубокого потрясения, которое
называется страданием, сказывается опыт, накопленный
нами относительно того, какими вредными последствия
ми для всего организма может сопровождаться поранение.
(В некоторых случаях, например, в случае вредного дей
ствия неизвестных прежним поколениям и вновь откры
тых ядовитых химических веществ, болевые ощущения во
все отсутствуют — и тем не менее человек погибает).
Для явления боли собственно специфическим явля
ется всегда продолжительность потрясения, отголосок свя

1
шок, потрясение (фр.).




nietzsche.pmd 384 22.12.2004, 0:06
Black
занного с испугом choc’a1 в мозговом очаге нервной систе
385
мы: страдают собственно не от того, что является причи
ной боли (какая нибудь рана, например), а от продолжитель
принцип новой оценки




ного нарушения равновесия, которое наступает как след
ствие упомянутого раньше choc’a. Боль — болезнь мозговых
нервных очагов, удовольствие же — отнюдь не болезнь.
Хотя за то, что боль является источником физиологи
ческих реакций, и говорит видимость и даже известный
философский предрассудок, но в некоторых случаях, если
точно наблюдать, реактивное движение явно появляется
раньше, чем ощущение боли. Было бы очень печально, если
бы я, например, оступившись, должен был ждать, пока этот
факт ударит в колокол моего сознания и пока в ответ отту
да не последует по телеграфу образного распоряжения, как
поступить. Наоборот, я ясно различаю, насколько только это
возможно, что сначала следует реактивное движение но
гой, направленное на предотвращение падения, а только
затем, через некоторый определенный промежуток време
ни до моего сознания достигает род болевой волны. Следо
вательно, реагируют не на боль. Боль потом проецируется
в израненное место, но сущность этой местной боли не
является тем не менее выражением особенностей местно
го поранения — она простой знак места, сила и ток которо
го соответствуют свойству того поранения, которое полу
чили при этом нервные центры. То обстоятельство, что,
благодаря выше упомянутому choc’y, мышечная сила орга
низма понижается на измеримую величину, еще отнюдь не
дает основания искать сущности боли в уменьшении чувства
власти.
Реагируют, повторяю еще раз, не на боль — неудоволь
ствие не есть «причина» поступков. Сама боль есть извест
ная реакция, реактивное же движение есть другая и более
ранняя реакция, обе своей исходной точкой имеют различ
ные места…

700. Интеллектуальность боли: она сама по себе является
выражением не того, что в данный момент повреждено, а
того, какую ценность имеет повреждение в отношении к це
лому индивиду.
Существуют ли боли, при которых страдает «род», а
не индивид?




nietzsche.pmd 385 22.12.2004, 0:06
Black
701. «Сумма неудовольствия перевешивает сумму удоволь 386
ствия; следовательно небытие мира было бы лучше, чем его
бытие». Мир есть нечто такое, чему по разуму не следовало
бы быть, потому что он причиняет ощущаемому субъекту
больше неудовольствия, чем удовольствия»,— такого рода
болтовня именует себя в наше время пессимизмом!
Удовольствие и неудовольствие — второстепенные ве
щи, не причины; это суждения ценности второго ранга, ко
торые только выводятся из господствующей ценности; не
что, что в форме известного чувства говорит «полезно»,
«вредно», а следовательно — нечто абсолютно поверхност
ное (мимолетное) и зависимое. Ибо при всяком «полезно»,
«вредно» могут быть поставлены в виде вопроса сотни раз
личных «для чего?»
Я презираю этот пессимизм чувствительности: он сам
есть признак глубокого обнищания жизни.

702. Человек не ищет удовольствия и не избегает неудо
вольствия — читатель поймет, с каким глубоко укоренившим
ся предрассудком я беру на себя смелость бороться в дан
ном случае. Удовольствие и неудовольствие суть только след
ствия, только сопутствующие явления; то, чего хочет чело
век, чего хочет всякая самая маленькая часть живого орга
низма,— это плюса власти. В стремлении к этому возникают
в качестве следствий и удовольствие и неудовольствие; ис
ходя из этой воли, человек ищет сопротивления, человек
нуждается в чем то таком, что противопоставило бы себя
ему… Итак, неудовольствие как результат стеснения его
воли к власти, есть нормальный факт, нормальный ингре
диент всякого органического процесса; человек не уклоня
ется от него; наоборот, он в нем постоянно нуждается —
всякая победа, всякое чувство удовольствия, всякий про
цесс предполагает устраненное сопротивление.
Возьмем самый простой случай, случай примитивно
го питания: протоплазма вытягивает свои псевдоподии,
чтобы отыскать нечто такое, что окажет ей сопротивление
— не из чувства голода, а из воли к власти. Затем она делает
попытку преодолеть это нечто, усвоить его, включить его
в себя — то, что называют «питанием», это только производ
ное явление, применение к частному случаю упомянутой
раньше изначальной воли стать сильнее.




nietzsche.pmd 386 22.12.2004, 0:06
Black
Таким образом, неудовольствие не только не влечет за
387
собой уменьшения нашего чувства власти, а, напротив, обычно
действует на это чувство власти именно как раздражение,—
принцип новой оценки



<< Пред. стр.

страница 47
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign