LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 39
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

без других вещей, т. е. не существует «вещи в себе».

558. «Вещь в себе» есть понятие, лишенное смысла. Если я
мысленно устраню все отношения, все «свойства», всю «де
ятельность» какой нибудь вещи, то вещи не останется: по
тому что вещественность лишь присочинена нами, под дав
лением логических потребностей, следовательно в целях
обозначения, понимания друг друга (для связи множествен
ности отношений, Свойств, деятельности).

559. Что «вещи» имеют некоторые свойства или качества
«в себе» — это есть догматическое представление, с кото
рым надо окончательно порвать.

560. Что вещи имеют некоторые свойства или качества «в
себе», совершенно независимо от истолкования и субъектив
ности — это совершенно праздная гипотеза; это предполагало




nietzsche.pmd 315 22.12.2004, 0:06
Black
бы, что интерпретирование и бытие субъектом не существен 316
ны, что вещь, освобождаемая от всех отношений, остается
все таки вещью.
Наоборот — кажущийся объективный характер вещей:
не может ли он быть сведен на разницу степеней в пределах
субъективного так, что медленно изменяющееся оказыва
ется «объективным», устойчивым, сущим, чем то «в себе»,—
и объективнее представляет только ложное видовое по
нятие и мнимую противоположность в пределах субъектив
ного?

561. Всякое единство есть единство лишь как организация и
взаимодействие: совершенно так же, как человеческое обще
ство (когда мы его называем единством); следовательно, тут
дано нечто противоположное атомистической анархии, т. е.
некоторая организация власти, которая означает единство,
но не есть единство.
А что если всякое единство существует только как един
ство организации? Ведь «вещь», в которую мы верим, изоб
ретена лишь в качестве основы для различных предикатов.
Когда вещь «действует», то это значит, что мы принимаем
все прочие ее свойства (которые вообще ей присущи, но в
данный момент скрыты) за причину того, что теперь выс
тупает данное отдельное свойство; это значит, что мы при
нимаем сумму свойств вещи «х» за причину свойства «х» — что
ведь совершенно глупо и нелепо!

562. «В процессе развития мышления должен был насту
пить такой момент, когда люди осознали, что то, что счита
лось свойствами вещей, есть лишь ощущения ощущающего
субъекта — с этим вместе свойства перестают принадлежать
вещам». Осталась одна «вещь в себе». Различие между вещью
в себе и вещью для нас основывается на более раннем, наи
вном восприятии, которое приписывало вещи энергию, но
анализ доказал, что и сила была присочинена, а также и суб
станция. «Вещь действует на субъект?» Корень представле
ния о субстанции лежит в языке, но не в том, что вне нас!
Вещь в себе вовсе не проблема!
Сущее следует представлять себе как ощущение, в ос
нове которого не лежит более ничего такого, что было бы
лишено ощущения.




nietzsche.pmd 316 22.12.2004, 0:06
Black
В движении не дается никакого нового содержания ощу
317
щению. Сущее не может быть по своему содержанию дви
жением: следовательно — это форма бытия.
принцип новой оценки




NB. К объяснению совершающегося можно подойти:
— во первых, вызывая в воображении образы процес
сов, которые ему предшествуют (цели);
— во вторых, вызывая в воображении образы, которые
следуют за ним (математико физическое объяснение).
Оба эти объяснения не следует смешивать. Итак, физи
ческое объяснение, которое есть образное изображение
мира при помощи ощущений и мышления, не может само
вынести и показать возникновение ощущения и мышления;
напротив того, физика должна последовательно изображать
и ощущающий мир как лишенный ощущений и целей — вплоть
до высшего человека. А телеологическое объяснение есть
лишь история целей и никогда не бывает физическим!

563. Наше «познавание» ограничивается тем, что конста
тирует количества; номы ничем не можем воспрепятство
вать тому, что эти разности количеств ощущаются как каче
ства. Качество есть перспективная истина для нас, но не есть
нечто «в себе».
Наши чувства имеют определенные quanta1, как пре
делы, внутри которых они функционируют, то есть мы ощу
щаем сильно или слабо в зависимости от условий нашего
существования. Если бы мы в десять раз обострили или со
ответственно притупили наши чувства, то мы погибли бы,
т. е. и отношения величин мы ощущаем также постольку, по
скольку от них зависит возможность нашего существования
как качества.

564. Не являются ли все количества знаками качества? Боль
шей мощи соответствуют и другое сознание, другие жела
ния, совершенно другой перспективный взгляд; самый рост
есть стремление стать большим: из известного quale2 вырас
тает желание большего quanum’a3,— в чисто количествен
ном мире все было бы мертво; инертно, неподвижно.

1
сколько (лат.).
2
качества (лат.).
3
количества (лат.).




nietzsche.pmd 317 22.12.2004, 0:06
Black
Сведение всех качеств на количества бессмысленно, 318
в результате оказывается, что и то и другое стоят рядом,
аналоги.

565. Качества суть наши непреодолимые преграды; мы ни
чем не можем воспрепятствовать тому, что простые разни
цы количества ощущаются как нечто, в основе своей, отлич
ное от количества, а именно как качества, которые уже не
сводимы друг на друга. Но все, к чему только приложимо
слово «познание», относится к области, в которой можно
вычислять, взвешивать, измерять, т. е. к количеству; тогда
как, наоборот, все наши ощущения ценности (т. е. наши ис
тинные ощущения) связаны именно с качествами, т. е. с на
шими, нам одним присущими, перспективными «истина
ми», которые никак не могут быть «познаны». Ясно, как на
ладони, что каждое отличное от нас существо ощущает и дру
гие качества, а следовательно и живет в другом мире, не
жели тот, в котором живем мы. Качество — это, по существу,
наша человеческая идиосинкразия: требование, чтобы эти
наши человеческие толкования и ценности были общеобя
зательными и даже, пожалуй, конститутивными ценностя
ми, принадлежит к переходящим от поколения к поколе
нию безумствам человеческой гордыни.

566. «Истинный мир», в каких бы формах он ни был скон
струирован,— всегда был тем же миром явлений, взятым еще
раз.

567. Мир явлений — это мир, рассматриваемый с точки зре
ния ценностей, урегулированный и подобранный по цен
ностям (т. е. с точки зрения полезности в смысле сохране
ния и возвышения власти определенного зоологического
вида).
Перспективность — вот что сообщает миру характер «ви
димости»! А разве мир сохранился бы, если отнять у него
его перспективность! Ведь тем самым была бы отнята у не
го и его относительность!
Каждый центр силы имеет по отношению ко всему ос
тальному свою перспективу, т. е. свою вполне определенную
оценку, свой способ действия, свой способ сопротивления.
Следовательно, «мир явлений» может быть сведен к специ




nietzsche.pmd 318 22.12.2004, 0:06
Black
фическому роду воздействия на мир, исходящему из како
319
го нибудь центра.
Но не существует вовсе различных родов действия, и
принцип новой оценки




«мир» есть лишь слово для обозначения совокупности всех
этих действий. Реальность именно и состоит из частных ак
ций и реакций всего единичного, направленных на целое…
У нас не остается после этого и тени какого нибудь пра
ва говорить здесь о видимости.
Специфический способ реагировать есть единственный
способ реагирования: мы не знаем, сколько существует спо
собов и каковы они.
Но не существует никакого «другого», никакого «истин
ного», никакого существенного бытия,— этим был бы выра
жен мир без действий и противодействий…
Антитеза мира явлений и истинного мира сводится к
антитезе «мир» и «ничто»…

568. Критика понятий «истинного мира» и «мира явлений». Из
них первый просто фикция, образованная из целого ряда
вымышленных вещей.
«Видимость» составляет принадлежность реальности
— она есть форма ее бытия; это значит, что в мире, где нет
бытия, нужно сначала создать с помощью иллюзии некий до
ступный исчислению мир тождественных случаев; некото
рый темп, при котором возможны наблюдение и сравне
ние, и т. д.
«Видимость» есть прилаженный и упрощенный мир,
над которым поработали наши практические инстинкты, он
для нас совершенно истинен, а именно: мы живем в нем, мы
можем в нем жить,— это есть доказательство его истинно
сти для нас…
Мир, взятый независимо от нашего условия, а имен
но возможности в нем жить, мир, который н е сведен нами
на наше бытие, нашу логику и наши психологические пред
рассудки,— такой мир, как мир «в себе», не существует; он,
по существу, мир отношений: действительный мир имеет,
при известных обстоятельствах, с каждой точки свой осо
бый вид; его бытие существенно различно в каждой точке:
он давит на каждую точку: ему противодействует каждая
точка — и эти суммирования в каждом отдельном случае со
вершенно не совпадают.




nietzsche.pmd 319 22.12.2004, 0:06
Black
Известная мера могущества определяет, какова сущность 320
некоторой другой меры могущества, в какой форме, с ка
кой силой, необходимостью последняя действует или про
тиводействует.
Наш частный случай довольно интересен: мы создали
некоторую концепцию для того, чтобы иметь возможность
жить в известном мире, чтобы воспринимать как раз столь
ко, сколько мы вообще еще можем выдержать…

569. Наша психологическая оптика определяется следую
щим:
1) Тем, что общение необходимо и, что для возможно
сти общения мы должны иметь нечто прочное, упрощен
ное, ясное (прежде всего в так называемом тождественном
случае). Но, чтобы нечто могло быть сообщаемо, оно долж
но быть ощущаемо в обработанном виде, как нечто знакомое.
Материал чувств обрабатывается разумом, сводится к гру
бым основным чертам, делается однородным, объединяет
ся с родственным. Итак: смутность и хаос чувственных впе
чатлений как бы логизируются;
2) Мир «феноменов» есть обработанный мир, кото
рый мы ощущаем как реальный. «Реальность» лежит в непре
рывном возвращении одинаковых знакомых, родственных
вещей, в их логизированном характере, в уверенности, что мы
можем здесь применить счет, исчислять;
3) Противоположностью этому феноменальному миру
является не «истинный мир», но бесформенный, недоступ
ный формулировке мир хаоса ощущений,— следовательно
некоторый феноменальный мир другого рода, «не познавае
мый» для нас;
4) Вопрос — каковы вещи «в себе», взятые совершен
но независимо от нашей чувственной восприимчивости и
рассудочной активности,— надо отклонить вопросом: отку
да можем мы знать, что существуют вещи? «Вещественность»
создана лишь нами. Вопрос в том, не может ли существовать
еще много других способов создавать такой иллюзорный мир
и не есть ли это создавание, логизирование, обработка, под
тасовка — наилучшая гарантия реальности; короче говоря, не
есть ли то, что «полагает вещи», единственная реальность;
и не есть ли «действие внешнего мира на нас» также толь
ко результат воли подобных субъектов… Другие «сущности»




nietzsche.pmd 320 22.12.2004, 0:06
Black
действуют на нас; наш обработанный мир явлений есть об
321
работка и преодоление их действий, некоторая оборонительная
мера. Только субъект доказуем; гипотеза, что существуют лишь
принцип новой оценки




субъекты, что «объект» есть лишь известный вид действия
субъекта на субъект… есть… modus1 субъекта.


[k) Метафизическая потребность]

570. Когда кто нибудь стоит на той философской точке зре
ния, на которой всегда стояли философы, то он не замеча
ет ни того, что было, ни того, что будет, а видит лишь сущее.
Но так как ничего сущего нет, то философу остается лишь
воображаемое, что и составляет его «мир».

571. Утверждать вообще существование вещей, о которых
мы ничего не знаем и утверждать именно потому, что в этом
незнании о них есть некоторое преимущество,— это было
со стороны Канта наивностью, следствием фальсификации
потребностей (а именно, потребностей морально метафи
зических).

572. Художник не переносит действительности, он смот
рит в сторону, оглядывается назад; он серьезно думает, что
ценность известной вещи заключается именно в том при
зрачном остатке, который образуется из красок, формы,
звука, мыслей; он верит, что чем неуловимее, утонченнее,
воздушнее вещь, тем выше его ценность: чем меньше реально
сти, тем выше ценность. Это платонизм, но тот обладал еще
большей смелостью в выворачивании вещей: он измерял
степень реальности — степень ценности, и говорил: чем
больше «идеи», тем больше бытия. Он выворачивал поня
тие «действительности» и говорил: «То, что вы считаете
действительным, есть заблуждение, и мы подходим тем
ближе к истине, чем ближе мы подходим к идее». Понима
ете ли вы, в чем тут дело? Это было величайшей переменой ве
щей, новым их крещением; и так как эта перемена была вос
принята христианством, то мы не замечаем всей удивитель
ности происшедшего. Платон, как артист, предпочел иллюзию

1
величина (лат.).




nietzsche.pmd 321 22.12.2004, 0:06
Black
бытию, следовательно ложь и вымысел — истине, недей 322
ствительное — существующему! Но он так был убежден в
ценности иллюзии, что придавал ей атрибуты «бытия»,
«причины», «добра», «истины», короче, всего, чему прида
ется ценность.
Само понятие ценности как причины — первое откры
тие. Идеал снабжается всяческими атрибутами, которые
обеспечивают уважение — второе открытие.

573. Идея «истинного мира» или «Бога», как чего то абсо
лютно сверхчувственного, духовного, милосердного, игра
ет роль необходимого противовеса все еще всемогущему влия
нию противоположных инстинктов…
Умеренность и достигнутая степень гуманности с точ
ностью отражаются в очеловечивании богов: греки наибо
лее могучей эпохи, которые не боялись самих себя, но были
счастливы собою, наделяли своих богов всеми своими аф
фектами.
Одухотворение идеи Бога поэтому далеко не означа
ет прогресса; это особенно глубоко чувствуется при сопри
косновении с Гете: переход Бога в нечто более утонченное
и туманное, в добродетель и дух,— ощущается у него как бо
лее грубая ступень…

574. Бессмыслица всякой метафизики как способа выведе
ния условного из безусловного.
Природа мышления такова, что оно стремится присое
динять, присочинять к условному безусловное; так же как
оно присоединяет и присочиняет «я» к множественности
своих собственных процессов. Оно измеряет мир при по
мощи целого ряда величин, созданных исключительно им
самим, при помощи своих основных фикций («безусловно
го», «цели и средства», «вещи», «субстанции»), при помо
щи логических законов, чисел и образов.
Не было бы ничего такого, что можно было бы назвать
познанием, если бы мышление нe пересоздало себе сначала ми
ра таким способом в «вещи», в нечто постоянно себе равное.
Лишь благодаря мышлению существует неистинное, неправда.
Мышление не может быть ни из чего выведено, так же
как и ощущение, но этим еще далеко не доказывается, что оно
первоначально и что оно «есть в себе». Этим лишь устанав




nietzsche.pmd 322 22.12.2004, 0:06
Black
ливается, что мы не можем проникнуть за его пределы, так
323
как мы ничего не имеем, кроме мышления и ощущения.
принцип новой оценки




575. «Познавать» — значит связывать с предыдущим: по сво
ей сущности это regressus in infinitum1. То, что заставляет
остановиться (на так называемой causa prima, на некоем бе
зусловном и т. д.), это — косность, утомление.

576. К психологии метафизики: влияние трусости.
К тому, чего больше всего боятся, к источнику наисиль
нейших страданий (властолюбию, сладострастию и т. д.) — лю
ди относятся всего враждебнее и исключают сказанное из
«истинного» мира. Таким образом, они шаг за шагом вычерк
нули аффекты, создали Бога как противоположность злу, т.
е. переместили реальность в отрицание страстей и аффектов
(т. е. именно в ничто).
В такой же мере ненавистно людям и все неразумное,
произвольное, случайное (как причина бесчисленных фи
зических страданий). Поэтому они отрицают этот элемент
в «сущем в себе», понимая последнее как абсолютную «ра
зумность» и «целесообразность».

<< Пред. стр.

страница 39
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign