LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 33
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ровья верующего.

457. Мученики. Для преодоления всего того, что зиждется
на благоговении, требуется со стороны нападающего дер
зновенный, отчаянный, даже бесстыдный образ мысли…
Если же принять еще во внимание, что человечество в те
чение тысячелетий освящало только заблуждения в каче
стве истин, что всякую критику первых клеймили как при
знак дурного образа мысли, то приходится с сожалением
признать, что нужна была изрядная доза имморальности, что




nietzsche.pmd 265 22.12.2004, 0:06
Black
бы взять на себя инициативу нападения, то есть разумения… 266
Да простится этим имморалистам, что они разыгрывали из
себя «мучеников истины». Истина в том, что ими руково
дило не влечение к истине, но инстинкт разрушения, дер
зновенный скепсис, страсть к приключениям — вот из ка
ких влечений вытекало их отрицание. В других случаях лич
ная ненависть увлекала их в сферу проблем. Они ополча
лись против проблем, чтобы одержать верх над лицами. Но
прежде всего научно полезной стала месть, месть угнетен
ных, то есть тех, которые господствующей истиной были
оттеснены в сторону и даже угнетены…
Истина, я хочу сказать — научная методика, была усвое
на и двинута вперед теми, которые угадали в ней средство
борьбы, орудие истребления… Но чтобы придать своим на
падениям благовидный характер, они пускают в ход аппа
рат, заимствованный у тех, на кого они нападали. Они афи
шируют понятие «истины», придавая ей столь же абсолют
ное значение, как и их противники. Они становятся фанати
ками или, по крайней мере, принимают соответственную
позу, ибо всякой другой позе не придавалось серьезного зна
чения. Все прочее довершает уже преследование, страст
ность, шаткое положение преследуемого. Ненависть росла
и обусловила невозможность удержаться на почве науки.
Они все в конце концов стремились одержать верх таким
же нелепым способом, как и их противники… Слова — «убеж
дение», «вера», гордость мученичества, все это — состояния,
неблагоприятные познанию. Противники истины в конце
концов усвоили сами, в своем решении вопроса об истине,
субъективную манеру во всем ее объеме, с ее позировкой,
жертвами, ироническими решениями, то есть продлили гос
подство антинаучных методов. Как мученики они компро
метировали свое собственное дело.

458. Опасное разграничение «теоретического» и «практическо
го»,— например, у Канта, а также у древних. Они делают вид,
словно чистый дух ставит перед ними проблему познания
и метафизики, они делают вид, словно к практике прила
гаются свои оценки, независимые от ответа, даваемого те
орией.
Против первого утверждения выдвигаю я мою психо
логию философов: их отвлеченнейшие соображения и их «ду




nietzsche.pmd 266 22.12.2004, 0:06
Black
ховность» являются все таки только последним бледным
267
отпечатком некоторого физиологического факта; здесь аб
солютно отсутствует свободная воля, все — инстинкт, все
критика прежних высших ценностей




заранее направлено по определенному пути…
Относительно второго я ставлю следующий вопрос: для
того, чтобы правильно действовать, знаем ли мы какой ли
бо другой метод, кроме правильного мышления? Послед
нее есть уже действие, а первое предполагает мышление.
Имеем ли мы возможность судить о ценности известного
образа жизни каким либо иным способом, чем мы судим о
ценности теории, т. е. при помощи индукции, сравнения?
Наивные люди верят, что тут дело обстоит для нас лучше,
что в этом случае мы знаем, что такое «добро». Философы
вторят этому. Мы приходим к заключению, что здесь нали
цо только вера и ничего больше…
«Нужно действовать, следовательно, нужна руководящая
нить» — говорили сами древние скептики. Настоятельная
необходимость в том или ином решении берется как аргу
мент для признания здесь чего либо истинным.
«Не надо действовать» — говорили их более последова
тельные братья буддисты, и изобрели руководящую нить,
указующую, как избавиться от действия…
Ввести себя в норму, жить как живет «простой смерт
ный», считать справедливым и хорошим то, что он считает
справедливым — это будет подчинением стадным инстинктам.
Нужно дойти в своей отваге и строгости до того, чтобы
ощущать такое подчинение как позор. Не мерить двойной
мерой!.. Не отделять теории от практики!..

459. Ничто из того, что когда то сходило за истину, не есть
истина. Все, что некогда презирали как нечто нечестивое,
запретное, презренное, пагубное — все эти цветы растут
теперь на прелестных тропинках истины.
Вся эта старая мораль уже не касается нас больше. Здесь
нет ни одного понятия, которое заслуживало бы еще наше
го уважения. Мы пережили все эти понятия, мы уже не так
грубы и наивны, чтобы давать себя таким путем ввести в
обман. Говоря более любезно, мы слишком добродетельны
для этого… И если истина в старом смысле потому только и
была «истиной», что старая мораль говорила ей «да», могла
говорить ей «да», то из этого следует, что нам вообще не




nietzsche.pmd 267 22.12.2004, 0:06
Black
нужна более никакая истина старого времени… Нашим кри 268
терием истины ни в каком случае не является моральность.
Мы опровергаем какое либо ее утверждение, доказывая его
зависимость от морали или что оно внушено благородны
ми чувствами.

460. Все эти ценности эмпиричны и условны. Но тот, кто
в них верит, кто их чтит, не желает признавать за ними это
го их характера. Философы все верят в эти ценности, и одна
из форм их почитания выразилась в старании сделать их ис
тинами a priori… Фальсифицирующий характер этого благо
говения.
Благоговение есть высокая проба интеллектуальной
добросовестности. Но во всей истории философии нельзя
найти никакой интеллектуальной добросовестности, а толь
ко «любовь к добру»…
Абсолютный недостаток метода для проверки ценнос
ти этих ценностей. Во вторых: нежелание проверки этих
ценностей и вообще условного их понимания. Когда дело
шло о моральных ценностях, все антинаучные инстинкты
соединились в целях исключения научности…


[4. Заключительные размышления к критике философии]

461. Почему философы — клеветники?
Коварная и слепая ненависть философов к внешним
чувствам. Сколько плебейства и мещанства во всей этой не
нависти!
Народ всегда считает известное злоупотребление, имев
шее для него дурные последствия, доводом против того, что
было предметом злоупотребления. Совершенно так же ар
гументируют и все мятежные движения, направленные
против принципов как в политике, так и в хозяйстве, в мол
чаливом предположении, что данный abusus1 необходимо
присущ принципу.
Это — грустная история: человек ищет принципа, на ос
новании которого он мог бы презирать человека; он изоб
ретает новый мир, чтобы иметь возможность оклеветать и

1
злоупотребление (лат.).




nietzsche.pmd 268 22.12.2004, 0:06
Black
очернить этот мир. В действительности же он каждый раз
269
хватается за ничто и создает из этого ничто «Бога», «исти
ну», и во всяком случае судью и карателя этого бытия.
критика прежних высших ценностей




Если угодно найти подтверждение тому, насколько глу
боко и сильно жаждут удовлетворения чисто варварские по
требности человека даже в прирученном «цивилизован
ном» его состоянии, то стоит лишь обозреть «лейтмотивы»
всего философского развития: тут какая то месть по отно
шению к действительности, коварно злобное разрушение
мира оценок, в котором человек живет, неудовлетворенность
души, для которой прирученное состояние — пытка, и ко
торая находит сладострастное наслаждение в болезненном
расторжении всех связывающих ее уз.
История философии — это скрытая ярость против ос
новных предпосылок жизни, против чувств, ценности жиз
ни, против всего, что становится на сторону жизни. Фило
софы никогда не останавливались перед утверждением ка
кого либо мира, раз только этот мир противоречит данно
му миру и дает указания для осуждения этого мира. То была
до сих пор великая школа злословия, и она так сильно импо
нировала, что и теперь еще наша наука, выдающая себя за
заступницу жизни, принимает основное положение этой
клеветы и рассматривает этот мир как что то кажущееся,
эту цепь причин как нечто исключительно феноменальное.
Что, собственно, ненавидят здесь?
Я боюсь, что постоянная Цирцея философов — мораль, сы
грала с ними эту злую шутку и обрекла вечно оставаться кле
ветниками… Они верили в моральные «истины», в них они
всегда находили высшие ценности — что же им оставалось
более, как только по мере того, как они постигали бытие, в
той же мере говорить ему «нет»? Ибо это существование не
моральное… И эта жизнь покоится на неморальных предпо
сылках; и всякая мораль отрицает жизнь.
Упраздним же этот «истинный мир», а чтобы иметь
возможность сделать это, мы должны упразднить прежние
высшие ценности, мораль… Достаточно доказать, что и мо
раль неморальна в том именно смысле, в каком до сих пор
осуждалось все неморальное.
Если, таким образом, тирания прежних ценностей бу
дет сломлена, если будет упразднен и «истинный мир», то
сам собой возникнет новый строй ценностей.




nietzsche.pmd 269 22.12.2004, 0:06
Black
Видимый мир и измышленный мир — вот в чем проти 270
воречие. Последний до сих пор назывался «истинным ми
ром», «истиной», «божеством». Его нам следует упразднить.
Логика моей концепции:
1) Мораль как высшая ценность (госпожа над всеми фаза
ми философии, даже скептической). Результат: этот мир
никуда не годен. Он не есть «истинный мир».
2) Что определяет в этом случае высшую ценность? Что
собственно представляет мораль? — Инстинкт декаданса;
здесь истомленные и обойденные мстят этим способом за
себя. Исторический довод: философы постоянно были дека
дентами… на службе нигилистических религий.
3) Инстинкт декаданса, выступающий как воля к влас
ти. Доказательство: абсолютная неморальность средств на про
тяжении всей истории морали.
Общий вывод — прежние высшие ценности суть част
ный случай воли к власти, сама мораль есть частный случай
неморальности.

462. [Принципиальные нововведения.] На место «мораль
ных ценностей» — исключительно натуралистические ценнос
ти. Натурализация морали.
Вместо «социологии» — учение о формах и образах господ
ства.
Вместо «общества» — культурный комплекс — как предмет
моего главного интереса (как бы некоторое целое, соотно
сительное в своих частях).
Вместо «теории познания» — перспективное учение об аф
фектах (для чего необходима иерархия аффектов: преобра
зованные аффекты, их высший порядок, их «духовность»).
Вместо «метафизики» и религии — учение о вечном возвра
щении (в качестве средства воспитания и отбора).

463. Мои предтечи — Шопенгауэр: поскольку я углубил пес
симизм и лишь путем установления его крайней противо
положности прочувствовал его до конца.
Затем — идеальные художники: их прорастание из бо
напартистского движения.
Затем — высшие европейцы, предвестники великой по
литики.
Затем — греки и их возникновение.




nietzsche.pmd 270 22.12.2004, 0:06
Black
464. Я назвал моих бессознательных сотрудников и пред
271
теч. Но где должен я, с некоторой надеждой на успех, ис
кать философов в моем вкусе или, по крайней мере, подоб
критика прежних высших ценностей




ную моей потребность в новых философах? Только там, где гос
подствует аристократический образ мысли, т. е. такой об
раз мысли, который верит в рабство и различные степени
зависимости как в основное условие высшей культуры; там,
где господствует творческий образ мысли, который ставит
миру в качестве цели не счастье покоя, не «субботу суббот»,
который даже мир чтит лишь как средство к новым войнам;
образ мысли, который предписывает законы грядущему,
который во имя грядущего жестоко, тиранически обраща
ется с самим собой и со всем современным; не знающий
колебаний, «неморальный» образ мысли, который стремит
ся воспитать и взрастить как хорошие, так и дурные свой
ства человека, ибо он верит в свою мощь, верит, что она
сумеет поставить и те и другие на надлежащее место — на
место, где они будут равно нужны друг другу. Но тот, кто
теперь ищет философов в этом смысле, какие виды может
он иметь найти то, что ищет? Не очевидно ли, что в этих
поисках он, вооружившись даже наилучшим диогеновским
фонарем, понапрасну будет блуждать день и ночь? Наш век
есть век обратных инстинктов. Он хочет, прежде всего и
раньше всего, удобства; во вторых, он хочет гласности и
большого театрального шума, того оглушительного барабан
ного боя, который соответствует его базарным вкусам; он
хочет, в третьих, чтобы каждый с глубокой покорностью
лежал на брюхе перед величайшей ложью, которая называ
ется равенством людей и уважал только уравнивающие и ни
велирующие добродетели. Но тем самым он в корне вражде
бен возникновению философа, как я его понимаю, хотя бы
в простоте сердечной он и полагал, что способствует появ
лению такового. Действительно, весь мир плачется теперь
по поводу того, как плохо приходилось прежде философам,
поставленным между костром, дурной совестью и притя
зательной мудростью отцов церкви. На самом же деле, как
раз тут то и были даны сравнительно более благоприятные
условия для развития могучего, широкого, хитрого, дер
зновенно отважного духа, чем условия современности. В
настоящее время имеются сравнительно более благопри
ятные условия для зарождения другого духа, духа демаго




nietzsche.pmd 271 22.12.2004, 0:06
Black
гии, духа театральности, а может быть также и духа бобров
и муравьев, живущего в ученом, но зато тем хуже обстоит
дело по отношению к высшим художникам: не погибают ли
они почти все благодаря отсутствию внутренней дисцип
лины? Извне они больше не испытывают тирании абсолют
ных скрижалей ценностей, установленных церковью или
двором: и вот они не умеют более воспитывать в себе «сво
его внутреннего тирана» — своей воли. И то, что можно ска
зать о художниках, можно в еще более высоком и роковом
смысле сказать о философах. Где же теперь свободные ду
хом? Покажите мне в наши дни свободного духом!

465. Под «свободой духа» я понимаю нечто весьма опреде
ленное: в сто раз превосходить философов и других учени
ков «истины» в строгости к самому себе, в честности и му
жественности, в безусловной воле говорить «нет» там, где
это «нет» опасно. Я отношусь к бывшим доселе философам,
как к презренным libertins1, нарядившимся в капюшон женщи
ны — «истины».




1
распутникам (фр.).




nietzsche.pmd 272 22.12.2004, 0:06
Black
книга третья


принцип
новой оценки
Перевод Е. Соловьевой (i),
М. Рубинштейна (ii),
М. Рудницкого (iii–iv)




nietzsche.pmd 273 22.12.2004, 0:06
Black
275


i.
принцип новой оценки




[a) Метод исследования]

466. Не победа науки является отличительной чертой на
шего XIX века, но победа научного метода над наукой.

467. История научного метода почти отождествляется Огю
стом Контом с самой философией.

468. Великие методологи: Аристотель, Бэкон, Декарт, Огюст
Конт.

469. Наиболее ценные открытия делаются позднее всего:
наиболее же ценные открытия — это методы.
Все методы, все предпосылки нашей современной на
уки встречали в течение тысячелетий глубочайшее презре
ние; сторонники таковых исключались из общения с поря
дочными людьми, считались «врагами Бога», отрицателями
высшего идеала, «одержимыми бесом».
Против нас был направлен весь пафос человечества;
наше представление о том, чем должна быть «истина», в чем
должно заключаться служение истине, наша объективность,
наш метод, наши спокойные, осторожные, недоверчивые
приемы были в полном презрении… В сущности дольше все
го мешал человечеству некоторый эстетический вкус: оно
верило в живописный эффект истины, оно требовало от
познающего, чтобы тот сильно действовал на фантазию.
Может показаться, будто мы являем собой некоторую
противоположность, будто нами сделан скачок: на самом же
деле привычка к обращению с моральными гиперболами

<< Пред. стр.

страница 33
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign