LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 26
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>



nietzsche.pmd 209 22.12.2004, 0:06
Black
кончает тем, что признает природу злою, человека — испор 210
ченным, а добродетель — милостью Божией, недоступной
для человека. In summa: он отрицает жизнь, он приходит к
выводу, что добро как высшая ценность осуждает жизнь…
Этим его идеология добра и зла должна бы являться в его
глазах опровергнутой. Но болезни не опровергают. И таким
образом он достигает концепции иной жизни…

352. В понятие власти, будет ли то власть Бога, или власть
человека, всегда входит в то же время способность прино
сить пользу и способность вредить. Так было и у арабов, так
было и у евреев. Так у всех сильных от природы рас.
Мы делаем роковой шаг, когда пытаемся дуалистически
отделить способность к первому от способности ко второму.
Этим путем мораль становится отравительницей жизни.

353. К критике доброго человека. Добросовестность, достоин
ство, чувство долга, справедливость, человечность, чест
ность, прямота, чистая совесть,— действительно ли в этих
благозвучных названиях заключается утверждение и одоб
рение известных качеств ради них самих? Или здесь сами
по себе индифферентные в смысле ценности качества толь
ко освещаются под таким углом зрения, который сообщает
им ценность. Заключается ли ценность этих качеств в них
самих, или в той пользе, выгоде, которую они приносят (по
видимому, приносят или которую от них ожидают).
Я имею здесь, конечно, в виду не противоположность
между ego и alter1 в деле оценки; вопрос о том, обладают ли
эти качества известной ценностью благодаря вытекающим
из них следствиям для носителя этих свойств, или же для
среды, общества, «человечества», относительно которых
им приписывается эта ценность, или они обладают ценно
стью сами по себе… Иначе говоря: не соображения ли пользы
заставляют нас осуждать противоположные свойства, бо
роться с ними, отрицать их (ненадежность, коварство, уп
рямство, неуверенность в себе, бесчеловечность)? Распро
страняется ли наше осуждение на существо этих свойств,
или только на выводы из них? Ставя вопрос в иной форме,
желательно ли было бы, чтобы люди, обладающие этими

1
«Я» и «другой» (лат.).




nietzsche.pmd 210 22.12.2004, 0:06
Black
вторыми свойствами, вовсе не существовали? Т во всяком
ак
211
случае думают… Но здесь кроется ошибка, близорукость,
ограниченность прячущегося по углам эгоизма.
критика прежних высших ценностей




Выражаясь иначе: желательно ли было бы создать ус
ловия, при которых вся выгода была бы на стороне чест
ных людей — так, чтобы противоположные натуры и ин
стинкты пали бы духом и постепенно вымерли?
Это, в сущности, вопрос вкуса и эстетики: желательно
ли было бы, чтобы сохранилась только «самая почтенная»,
т. е. самая скучная порода человека? Прямоугольные, добро
детельные, порядочные, хорошие, прямые «носороги»?
Если мысленно удалить колоссальную массу «иных», то
даже у добродетельного человека нет более права на суще
ствование — в нем нет больше надобности, а отсюда стано
вится ясным, что только грубая полезность могла создать
почетное положение для этой несносной добродетели.
Желательно, может быть, как раз обратное — создать
условия, при которых «добродетельный человек» будет ни
зведен на роль «полезного орудия» — в качестве «идеально
го стадного животного», в лучшем случае — пастуха стада;
короче говоря, при которых ему не удается более занять
место в высшем ранге, которое требует иных свойств.

354. «Добрый человек» как тиран. Человечество всегда по
вторяло одну и ту же ошибку: из средства к жизни оно сде
лало масштаб жизни; вместо того, чтобы обрести мерило в
высшем подъеме самой жизни, в проблеме роста и исто
щения — оно средство к вполне определенной жизни исполь
зовало в целях исключения всех иных форм жизни, одним
словом, для критики и отбора жизни. т. е. человек начинает
любить средства ради них самих, забывая, что это только сред
ства; таким образом последние теперь живут в его созна
нии как цели, как масштабы целей…, т. е. определенная порода
человека рассматривает условия своего существования как ус
ловия, предписываемые законом, как «истину», «добро»,
«совершенство» — она является тираном… То, что данная че
ловеческая порода не замечает условности своей породы,
ее относительности в сравнении с другими, нужно считать
известной формой, которую принимает вера, инстинкт. По
крайней мере, известной породе человека (народу, расе),
по видимому, наступает конец, как только она проявляет




nietzsche.pmd 211 22.12.2004, 0:06
Black
терпимость, как только она начинает признавать за други 212
ми равные права и перестает стремиться к господству.

355. «Добрые люди все слабы: они добры потому, что они
недостаточно сильны, чтобы быть дурными», сказал Баке
ру вождь племени Латука Коморро.
«Для слабых сердец нет несчастья»,— говорят русские.

356. Скромным, прилежным, благожелательным, умерен
ным — таким вы хотели бы видеть человека? Доброго челове
ка? Но мне он представляется только идеальным рабом,
рабом будущего.

357. Метаморфозы рабства: маскирование его в религиоз
ные плащи; возвеличение его при помощи морали.

358. Идеальный раб («добрый человек»). Тот, кто не может
мыслить себя как «цель» и, вообще, не в состоянии из себя
создавать цели, тот склоняется к морали самоотречения — ин
стинктивно. К ней его склоняет все: благоразумие, опыт,
тщеславие. И вера есть также отречение от самого себя.
Атавизм — чувство глубокого блаженства, когда пред
ставляется возможность безусловного повиновения.
Прилежание, скромность, благоволение, умеренность
— все это препоны владычному строю души, развитой изобрета
тельности, постановке героических целей, аристократичес
кому для себя бытию.
Дело идет не о том, чтобы идти впереди (этим путем
можно в лучшем случае стать пастухом, т. е. верховной и
настоятельной потребностью стада), а о возможности идти
самому по себе, о возможности быть иным.

359. Не мешало бы подсчитать, каких только не накопилось
продуктов высшей моральной идеализации — чуть ли не все иные
ценности кристаллизовались вокруг этого идеала. Это до
казывает, что к этому последнему стремились упорнее всего,
сильнее всего, что его не удалось достигнуть, иначе он выз
вал бы разочарование (или повлек бы за собой более умерен
ную оценку).
Святой как самый могучий род человека — именно эта
идея подняла ценность морального совершенства на такую




nietzsche.pmd 212 22.12.2004, 0:06
Black
высоту. Представьте себе, что все средства познания были
213
пущены в ход, чтобы доказать, что самый моральный есть в
то же время самый могущественный, самый божественный чело
критика прежних высших ценностей




век. Сила чувственности, страстей — все возбуждало страх;
противоестественное стало казаться сверхъестественным, по
тусторонним…

360. Франциск Ассизский: влюбленный, популярный по
эт — он борется против иерархической лестницы душ в ин
тересах низших. Отрицание иерархии душ — «перед Богом
все равны».
Популярные идеалы: добрый человек, самоотвержен
ный, святой, мудрый, справедливый. О, Марк Аврелий!

361. Я объявил войну худосочному христианскому идеалу
(вместе с тем, всему, что состоит с ним в близком родстве),
не с намерением уничтожить его, а только, чтобы положить
конец его тирании и очистить место для новых идеалов, для
более здоровых и сильных идеалов… Дальнейшее существова
ние христианского идеала принадлежит к числу самых же
лательных вещей, какие только существуют; хотя бы ради
тех идеалов, которые стремятся добиться своего значения
наряду с ним, а может быть, стать выше его, они должны
иметь противников, сильных противников, чтобы стать
сильными. Таким образом нам, имморалистам, нужна власть
морали — наше стремление к самосохранению хочет, чтобы
наши противники не утратили своей силы,— оно стремится
только стать господином над ними.

[c. ]

362. Эгоизм и его проблема! Христианская слепота у Ла
рошфуко, который всюду видел эгоизм и полагал, что этим
уменьшается ценность вещей и добродетели! В противопо
ложность этому я старался доказать прежде всего, что ни
чего иного, кроме эгоизма, быть не может, что у людей, у
которых ego делается слабым и жидким, ослабляется сила
великой любви, что наиболее любвеобильные прежде все
го являются таковыми благодаря силе их ego, что любовь
есть выражение эгоизма и т. д. Ложная оценка эгоизма под
сказывается, в действительности, интересами: 1) тех, ко




nietzsche.pmd 213 22.12.2004, 0:06
Black
торым она выгодна и полезна — стаду; 2) она заключает в 214
себе пессимистически подозрительное отношение к осно
ве жизни; 3) она стремится к отрицанию наиболее выдаю
щихся и удачных экземпляров человека; страх: 4) она име
ет в виду содействие побежденным в их борьбе против по
бедителей; 5) она влечет за собой универсальную нечест
ность и как раз у наиболее ценных людей.

363. Человек — посредственный эгоист: даже самый лов
кий придает больше важности своей привычке, чем своей
выгоде.

364. Эгоизм! Но никто еще не задался вопросом: о каком
ego идет речь? Напротив, каждый невольно ставит знак ра
венства между данным ego и всяким другим ego. Таковы
следствия рабской теории suffrage universel и «равенства».

365. Действия высшего человека несказанно многообразны
в их мотивах — словом вроде «сострадание» ничего еще не ска
зано. Самое существенное — это чувство «кто я? кто этот дру
гой в отношении ко мне?» Суждения ценности никогда не
перестают оказывать своего влияния.

366. Что историю всех феноменов моральности можно уп
ростить в такой степени, как полагал Шопенгауэр, а имен
но так, чтобы в корне всякого морального ощущения мож
но было отыскать сострадание — до такой степени вздора и
наивности мог дойти только мыслитель, который был со
вершенно лишен всякого исторического инстинкта и кото
рому самым удивительным образом удалось ускользнуть от
влияния даже того могучего воспитания историзму, через
которое немцы прошли от Гердера до Гегеля.

367. Мое «сострадание». Это чувство, которому я не сумел
бы подыскать подходящего названия — я ощущаю его там, где
вижу расточительную трату драгоценных способностей у
Лютера, например — какая сила и какие нелепые заоблач
ные проблемы (в то время, когда во Франции уже был воз
можен храбрый и бодрый скептицизм такого мыслителя,
как Монтень)! Или там, где я вижу, что кто нибудь благода
ря случайности остается далеко позади того, что из него мог




nietzsche.pmd 214 22.12.2004, 0:06
Black
ло бы выйти. Или даже при мысли о жребии человечества,
215
как в тех случаях, когда я с чувством страха и презрения
присматриваюсь к европейской политике настоящего вре
критика прежних высших ценностей




мени, которая как бы там ни было тоже трудится над тка
нью всего человеческого будущего. Да, что могло бы выйти
из «человека», если бы! Это «моя форма сострадания», хотя
для меня и не существует страждущего, которому я бы со
страдал.

368. Сострадание есть расточительность чувства, вредный
для морального здоровья паразит; «не может быть обязан
ности, предписывающей увеличивать на свете количество
страдания». Когда благодетельствуют только из сострада
ния, то благодеяние собственно оказывается самому себе,
а не другому. Сострадание покоится не на максимах, а на аф
фектах; оно патологично. Чужое страдание заражает нас,
сострадание — это зараза.

369. Того эгоизма, который ограничился бы самим собой и
не выходил бы за пределы отдельной личности, не существу
ет, следовательно, вовсе нет и того «дозволенного» «мораль
но индифферентного» эгоизма, о котором вы говорите.
Свое «я» всегда поощряется за счет другого; «жизнь
живет всегда на средства другой жизни», кто этого не по
нимает, тот не сделал по отношению к себе даже первого
шага к честности.

370. «Субъект» только фикция — ego, о котором говорят,
когда порицают эгоизм, совсем не существует.

371. Ведь «я», которое нетождественно с целостным управ
лением нашим существом, есть только логический синтез
в форме понятия, следовательно, нет никаких поступков
из «эгоизма».

372. Так как всякое влечение неинтеллигентно, то по от
ношению к нему невозможна точка зрения «полезности».
Всякое влечение, находясь в действии, требует жертвы
силой и другими влечениями; в конце концов оно задержи
вается, иначе оно погубило бы все — благодаря расточению
сил. Итак: «неэгоистичное», приносящее жертвы, неблаго




nietzsche.pmd 215 22.12.2004, 0:06
Black
разумное не есть нечто исключительное — оно обще всем 216
влечениям, влечения не думают о пользе целого ego (пото
му что они вообще не думают!), они действуют в разрез нашей
пользе, против ego; а часто и в интересах ego — без всякой
вины со своей стороны и в том и в другом случае.

373. Происхождение моральных ценностей. Эгоизм имеет ту же
самую ценность, какую имеет в смысле физиологическом
тот, кому он принадлежит.
Всякий отдельный индивид представляет собой всю
линию развития (а не только, как понимает его мораль, не
что такое, что возникает с момента рождения). Если он пред
ставляет подъем линии «человек», то его ценность дейст
вительно громадна; и забота о сохранении и споспешество
вании его росту должна по праву быть чрезвычайной. (За
бота о грядущем в его лице будущем — вот что дает удавше
муся отдельному индивиду такое экстраординарное право
на эгоизм). Если он представляет нисходящую линию, упа
док, хроническое заболевание, то ценность его незначи
тельна; и первое, на что нужно обратить внимание, это на
то, чтобы он возможно меньше отнимал места, силы и сол
нечного света у удавшихся. В этом случае на общество пада
ет задача подавления эгоизма (который иногда проявляется
в нелепой, болезненной, бунтовщической форме), идет ли
дело об единицах или о целых приходящих в упадок, захи
ревших народных классах. Учение и религия «любви», по
давления самоутверждения, страдания, терпения, взаимо
помощи, взаимности в слове и деле может иметь внутри
таких классов очень высокую ценность, даже с точки зре
ния господствующих; ибо они подавляют чувства соперни
чества, мстительности, зависти — чувства, слишком естест
венные для обездоленных; даже в форме идеала смирения
и послушания они обожествляют в глазах этих слоев раб
ское состояние подвластных, бедность, болезнь, унижение.
Этим объясняется, почему господствующие классы (или
расы) и отдельные индивиды всегда поощряли культ само
отвержения, евангелие униженных, «Бога на кресте».
Преобладание альтруистической формы оценки есть
результат инстинкта, действующего в неудачнике. Процесс
оценки у стоящих на самом низу подсказывает им — «я не
многого стою»; это чисто физиологическое суждение ценно




nietzsche.pmd 216 22.12.2004, 0:06
Black
сти; еще яснее: чувство бессилия, отсутствие великих утвер
217
ждающих чувств власти (в мускулах, нервах, двигательных
центрах). Это суждение ценности переводится, смотря по
критика прежних высших ценностей




культуре этих слоев, на язык морального или религиозного
суждения (преобладание религиозных или моральных суж
дений есть всегда признак низкой культуры): оно старает
ся укрепить себя, прибегая к содействию тех сфер, у кото
рых заимствовано вообще понятие ценности». Толкование,
с помощью которого христианский грешник стремится ура
зуметь себя, представляет попытку оправдать недостаток
в нем мощи и уверенности в себе; он предпочитает считать
себя согрешившим, чем просто чувствовать себя плохим; то,
что приходится прибегать к такого рода интерпретациям,
является уже само по себе симптомом упадка. В иных слу
чаях обездоленный причину неудачи ищет не в своей
«вине» (как христианин), а в обществе: социалист, анархист,
нигилист, рассматривающие свое существование как нечто
такое, в чем кто нибудь должен быть виноват, этим самым
обнаруживают свое ближайшее родство с христианином,
который тоже полагает, что ему легче будет переносить
свое плохое и неудачное существование, если он найдет
кого нибудь, на кого он мог бы свалить ответственность за
это. Инстинкт мести и злопамятства является, и в том, и в
другом случае, средством выдержать до конца, инстинктом
самосохранения; совершенно так же, как и склонность к
альтруистическим теории и практике. Ненависть к эгоизму, бу
дет ли то ненависть к собственному (как у христианина) или
к чужому (как у социалиста) является таким образом сужде
нием ценности, возникшим под преобладающим влиянием
чувства мести; с другой стороны, она является у стражду
щих продуктом их стремления к самосохранению в форме
повышения у них чувств взаимности и солидарности… И,
наконец, на что уже мы намекали раньше — разряжение мсти
тельности в форме суда, осуждения, наказания эгоизма (соб
ственного или чужого) представляется также проявлени
ем инстинкта самосохранения у неудачников. In summa: культ
альтруизма есть специфическая форма эгоизма, которая
регулярно возникает при наличности определенных физи
ологических предпосылок.
Когда социалист с красивым возмущением требует «спра
ведливости», «права», равных прав, то он действует толь

<< Пред. стр.

страница 26
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign