LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 21
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

тому что ему кажется, что вообще иначе не мог бы объяс
нить себе все свои состояния,— он неизвестен самому себе,
он таким способом истолковывает себя. Мораль как един
ственная схема толкования, при которой человек выносит
себя — своего рода гордость?..

271. Преобладание моральных ценностей.— Следствия такого
преобладания: гибель психологии и т. д., рок, который всю
ду тяготеет над ней. Что обозначает это преобладание? На
что оно указывает?
На известную сильную настоятельность определенного
«да» или «нет» в этой области. Были пущены в ход все роды
императивов для того, чтобы сообщить моральным ценнос
тям видимую непоколебимость — они дольше всего предпи
сывались — они кажутся инстинктивными как род внутрен
ней команды. То, что моральные ценности ощущаются как
стоящие вне спора, это является выражением условий сохране
ния социального тела. Практика, т. е. польза, вытекающая из
возможности понимать друг друга в высших вопросах цен
ностей, получила здесь известного рода санкцию. Мы ви
дим, что здесь применены все средства, с помощью которых па
рализуются размышления и критика в этой области — стоит
вспомнить позицию самого Канта. Не говоря уже о тех, кто
считает безнравственным всякое «исследование» в этом
вопросе.

272. Мое намерение — показать абсолютную однородность все
го совершающегося, применение же морального различе
ния имеющим лишь значение перспективы; показать, как все
то, что одобряется как моральное, тождественно в своей




nietzsche.pmd 170 22.12.2004, 0:06
Black
сущности со всем безнравственным и сделалось возмож
171
ным, как и вообще все дальнейшее развитие морали, толь
ко при помощи безнравственных средств и для безнрав
критика прежних высших ценностей




ственных целей; как, наоборот, все, что клеймится как без
нравственное, рассматриваемое со стороны экономичес
кой, оказывается более высоким и принципиальным, и как
форма развития в направлении к большей полноте жизни
в то же время с необходимостью обусловливает прогресс 6ез
нравственности. «Истина» есть та степень, в какой мы разре
шаем себе заглянуть в глубь этого факта.

273. Но в конце концов беспокоиться нечего — дело в том,
что нужно очень много моральности, чтобы быть безнрав
ственным в этой утонченной форме; приведу одно сравне
ние: у физиолога, который интересуется известной болез
нью, и у больного, который хочет от нее излечиться, интере
сы не одинаковы. Предположим на минуту, что болезнь эта
есть мораль — ибо она и действительно болезнь,— и что мы,
европейцы, больны ею: какие утонченные мучения и труд
ности ждут нас, если мы, европейцы, окажемся в то же
время ее любознательными наблюдателями и физиолога
ми! Пожелаем ли мы всерьез освободиться от морали? Захо
тим ли мы этого? Не говоря уже о том, можем ли мы это?
Можем ли мы быть «излечены»?


[2. Стадо]

274. Чью волю к власти представляет собой мораль? — Общее в
истории Европы со времен Сократа есть попытка обеспечить
за моральными ценностями господство над всеми другими ви
дами ценностей, так чтобы они были руководителями, су
дьями не только жизни, но также и 1) познания, 2) искусств,
3) государственных и общественных стремлений. «Стать
лучше» — есть единственная задача; все остальное — средство
к этому (или помеха, стеснение, опасность: следовательно —
бороться с этими последними до уничтожения…). Сходное
движение в Китае. Сходное движение в Индии.
Что обозначает эта обнаруживающаяся в моральных цен
ностях воля к власти, которая проявлялась до сих пор на
земле в самых необыкновенных формах развития?




nietzsche.pmd 171 22.12.2004, 0:06
Black
Ответ: три силы скрыты за ней — 1) инстинкт стада про 172
тив сильных и независимых; 2) инстинкт страждущих и не
удачников против счастливых; 3) инстинкт посредственности
против исключений. Колоссальные выгоды этого движения, не
смотря на деятельное участие в нем жестокости, коварства
и ограниченности (ибо история борьбы морали с основными
инстинктами жизни оказывается сама величайшей безнрав
ственностью, какая до сих пор существовала на земле…).

275. Лишь немногим удается усмотреть проблему в том,
среди чего мы живем, к чему мы привыкли издавна,— наш
глаз как раз для этого не приспособлен. Мне представляет
ся, что это в особенности относится к нашей морали.
Проблема — «каждый человек как объект для других» —
достаточный повод для оказания высшей чести другим; себе
же самому — нет!
Проблема «ты должен»; влечение, которое, подобно
половому влечению, не в состоянии обосновать само себя:
оно не должно подпадать под действие осуждения, выпада
ющего на долю других инстинктов, наоборот, оно должно
служить масштабом их ценности и быть их судьей!
Проблема «равенства»; тогда как все мы жаждем отли
чия — как раз в этом случае от нас требуют, наоборот, чтобы
мы предъявляли к себе точно такие же требования, как к
другим. Это — страшная безвкусица, это — явное безумие! Но
оно ощущается как нечто святое, возвышенное, противоре
чие же разуму почти совершенно не замечается.
Самопожертвование и самоотверженность как заслуга,
безусловное повиновение морали и вера в то, что перед ней
мы все равны. Пренебрежение к жизни и отречение от жиз
ни и счастия как заслуга, с одной стороны, и полный отказ
от создания собственных ценностей, строгое требование,
чтобы и все остальные отказались от него, с другой, «цен
ность поступков определена раз навсегда — каждое отдельное
лицо должно подчиниться этой оценке». Мы видим: здесь
говорит авторитет — а кто этот авторитет? Нужно простить
человеческой гордости, что она искала этот авторитет как
можно выше, чтобы чувствовать себя возможно менее при
ниженной под его властью. Итак — говорит Бог!
Бог нужен был как безусловная санкция, для которой
нет инстанций выше ее самой, как «категорический импе




nietzsche.pmd 172 22.12.2004, 0:06
Black
ратор»; или, поскольку дело идет о вере в авторитет разу
173
ма, требовалась метафизика единства, которая сумела бы
сообщить всему этому логичность.
критика прежних высших ценностей




Предположим теперь, что вера в Бога исчезла, возни
кает снова вопрос — «кто говорит?» — Мой ответ, взятый не
из метафизики, а из физиологии животных — говорит стад
ный инстинкт. Он хочет быть господином (отсюда его «ты
должен»), он признает отдельного индивида только в согла
сии с целым и в интересах целого, он ненавидит порываю
щего свои связи с целым, он обращает ненависть всех ос
тальных единиц против него.

276. В основе всякой европейской морали лежит польза
стада — скорбь всех высших, редких людей заключается в том,
что все, что их отличает, связывается в их сознании с чувст
вом умаления и унижения. Преимущества теперешнего чело
века являются для него источником мистической удручен
ности; посредственность же, которую, как и стадо, мало бес
покоят разные вопросы и совесть,— она чувствует себя пре
красно (к удрученности сильных: Паскаль, Шопенгауэр).
Чем опаснее кажется стаду известное свойство, тем основа
тельнее оно подвергается опале.

277. Мораль правдивости в стаде. «Ты должен быть досту
пен познанию, твое внутреннее “я” должно обнаруживать
ся в отчетливых и неизменных знаках, иначе ты опасен; и
если ты зол, то твоя способность притвориться крайне вред
на для стада. Мы презираем таинственных, не поддающих
ся познанию.— Следовательно, ты должен сам себя считать по
знаваемым, ты не должен быть скрытым от самого себя, ты
не должен верить в свою изменчивость». Значит, требование
правдивости предполагает познаваемость и постоянство лич
ности. Фактически задача воспитания — привести члена ста
да к определенной вере относительно сущности человека: оно
сначала само создает эту веру, а потом, основываясь на этой
вере, требует «правдивости».

278. Внутри стада, внутри каждой общины, следовательно,
inter pares1, слишком высокая оценка значения правдивости

1
между парами (лат.).




nietzsche.pmd 173 22.12.2004, 0:06
Black
имеет большой смысл. Не позволять обманывать себя, а следо 174
вательно — как правило личной морали,— не обманывать само
му! Взаимное обязательство между равными! Опасливость
и осторожность заставляют беречься обмана со стороны: психо
логической предпосылкой служит такая же осторожность,
обращенная внутрь. Недоверие как источник правдивости.

279. К критике стадных добродетелей. Inertia1 выражается: 1)
в доверии, потому что недоверие требует напряжения, на
блюдения, раздумья; 2) в почтении — там, где различие во
власти велико и подчинение неизбежно: чтобы не бояться,
пробуют любить, высоко ценить и интерпретировать раз
личие во власти как различие ценности, так что зависи
мость не вызывает больше протеста; 3) в стремлении к исти
не. Где истина? Там, где дано объяснение, которое вызыва
ет в нас минимум напряжения духовных сил (помимо того,
лгать крайне утомительно); 4) в симпатии. Уподобляться
другим, стремиться чувствовать вместе с ними, предполагать
у других такие же чувства доставляет облегчение: мы име
ем здесь нечто пассивное по сравнению с тем активным,
которое отстаивает свое священнейшее право оценки и не
прерывно его осуществляет (а это не дает покоя); 5) в бес
партийности и хладнокровии суждения — боятся напряже
ния аффекта и предпочитают стоять в стороне, быть «объек
тивными»; 6) в честности — предпочитают лучше подчинять
ся существующему закону, чем создавать таковой для себя,
чем приказывать себе самому и другим; страх перед необ
ходимостью приказывать — лучше подчиниться, чем реаги
ровать; 7) в терпимости — страх перед необходимостью осу
ществлять свое право, творить суд.

280. Инстинкт стада видит в середине и среднем нечто выс
шее и наиболее ценное: это — то положение, которое зани
мает большинство, и тот образ поведения и действия, ко
торые ему при этом свойственны. В силу этого инстинкт
является противником табели о рангах, которая рассмат
ривает подъем от низшего к высшему в то же время как нис
хождение от наибольшего числа к наименьшему. Стадо ощу
щает исключение, стоящее как над ним, так и под ним, как

1
бездействие, лень (лат.).




nietzsche.pmd 174 22.12.2004, 0:06
Black
нечто ему враждебное и вредное. Его уловка по отношению
175
к исключениям высшего порядка, к более сильным, более
могущественным, более мудрым, более плодотворным за
критика прежних высших ценностей




ключается в том, чтобы убедить их взять на себя роль блю
стителей, пастырей, стражей, стать первыми слугами стада
— таким образом оно превращает опасность в выгоду. На се
редине нет места для страха: здесь ни в чем не ощущается
одиночества; здесь мало простора для недоразумения; здесь
господствует равенство; здесь собственное бытие ощуща
ется не как упрек, а как истинное бытие; здесь царствует
довольство. Недоверие проявляют лишь к исключениям;
то, что ты исключение, вменяется тебе в вину.

281. Если мы, руководствуясь инстинктом общественнос
ти, создаем правила и запрещаем известные поступки, то
мы запрещаем, само собой, не известный вид «бытия», не
«образ мыслей», а только определенное направление этого
«бытия», известный способ применения на практике этого
«бытия», этого «образа мыслей» — но тут является на сцену
идеолог добродетели, моралист и говорит: «Господь читает
в сердцах!.. Что в том, что вы воздерживаетесь от опреде
ленных поступков, от этого вы не делаетесь лучше!» Ответ:
«Милостивый государь, длинноухий поклонник добродете
ли, мы ничуть не хотим быть лучше, мы очень довольны
собой, мы не хотим только причинять друг другу вреда,— и
поэтому мы запрещаем известные поступки в известном
отношении, именно по отношению к нам самим, тогда как
мы не нахвалимся этими поступками, когда они направле
ны против врагов общества,— например, против вас. Мы
воспитываем наших детей в этом направлении, мы приви
ваем им эту точку зрения… Если бы мы преисполнились
этим «богоугодным» радикализмом, как рекомендует нам
ваше святое сумасбродство, если бы мы были настолько
наивны, чтобы осудить вместе с упомянутыми поступками
и их источник — «сердце», «образ мыслей», то это равно
сильно было бы осуждению самого нашего существования,
а вместе с ним — осуждению его верховной предпосылки —
образа мыслей, сердца, страсти, которые мы чтим высши
ми почестями. При помощи наших законов мы пресекаем
для этого образа мыслей возможность прорываться в не
надлежащих формах и искать новых путей,— мы поступаем




nietzsche.pmd 175 22.12.2004, 0:06
Black
благоразумно, когда мы предписываем себе такие законы, 176
мы вместе с тем остаемся нравственными… Догадываетесь
ли вы, хотя бы в отдаленной степени, каких жертв это нам
стоит, сколько самоукрощения, самопреодоления, сурово
сти по отношению к самим себе нужно для этого. Мы нео
бузданы в наших желаниях, бывают минуты, когда мы го
товы пожрать друг друга… Но «чувство общности» одержи
вает верх над нами: заметьте же себе это— это почти опре
деление нравственности».

282. Слабость стадного зверя создает совершенно такую же
мораль, как слабость декадента: они понимают друг друга,
они вступают в союз (большие религии декаданса всегда рас
считывают на поддержку со стороны стада). Все болезнен
ное само по себе чуждо стадному животному, оно само по
себе последнее неоцененно; но будучи неспособно управ
лять собой, оно нуждается в «пастыре»— это прекрасно по
нимают священники… Государство недостаточно интимно;
не родное; «руководство совестью» ускользает от него. В ка
ком отношении стадному животному прививается священ
никами болезненность?

283. Ненависть к телесно и духовно привилегированным: вос
стание безобразных, неудавшихся душ против красивых,
гордых, бодрых. Их средство — заподозривание красивого,
гордого, радостного; «не существует никаких заслуг», «опасно
сти громадны — мы должны трепетать и чувствовать себя
плохо», «естественность есть зло — нужно бороться с приро
дой! Также и с разумом» (противоестественное как высшее).
И опять в роли эксплуатирующих это состояние и при
влекающих «народ» на свою сторону являются представите
ли религий. «О грешнике» более радуется Бог, чем «о правед
нике». В этом борьба против «язычества» (угрызение сове
сти как средство разрушения душевной гармонии).
Ненависть средних к исключениям, стада — к независимым
(обычай, как подлинная «нравственность»). Поворот в сто
рону борьбы против «эгоизма». Ценным объявляется толь
ко то, что — «для другого». «Мы все равны»,— против влас
толюбия; против властвования вообще; против привиле
гий; против сектантов, свободомыслящих, скептиков; про
тив философии (как противоречащей «инстинкту орудия




nietzsche.pmd 176 22.12.2004, 0:06
Black
и углов»); у самих философов «категорический императив»,
177
моральная природа объявляется «всеобщей и вездесущей».
критика прежних высших ценностей




284. Одобряемые состояния и наклонности: мирный, слав
ный, умеренный, скромный, почтительный, тактичный,
храбрый, целомудренный, честный, верный, верующий,
прямой, доверчивый, преданный, сострадательный, гото
вый помогать, добросовестный, простой, мягкий, справед
ливый, щедрый, снисходительный, послушный, бескорыс
тный, независтливый, добрый, трудолюбивый.
Следует различать: насколько такие свойства развива
ются как средства к осуществлению определенной воли и
цели (часто «злой» цели): или как естественные следствия
какого нибудь доминирующего аффекта (напр., духовность);
или как выражение нужды, т. е.: условие существования (при
мер: гражданин, раб, женщина и т. д.).
Summa: все эти свойства, взятые вместе, ощущаются как
«хорошие» не ради них самих, а применительно к масштабу
«общества», «стада», как средство к достижению целей этих
последних как нечто необходимое для их сохранения и про
цветания и в то же время как следствие подлинного стад
ного инстинкта в отдельном индивиде; таким образом — на
службе у некоего инстинкта, который по существу отличен
от этих состояний добродетели. Ибо стадо по отношению к
внешнему миру враждебно, корыстолюбиво, безжалостно, ис
полнено властолюбия, недоверия и т. д.
Антагонизм сказывается в лице «пастыря»: в нем должны
совмещаться противоположные друг другу свойства стада.
Смертельная вражда стада против иерархии: ее инстинкт
на стороне уравнителей (Христос). По отношению к сильным
единицам (les souverains1) оно враждебно, несправедливо,
необуздано, нескромно, нахально, бестактно, трусливо, лжи
во, коварно, безжалостно, скрытно, завистливо, мстительно.

285. Я учу: стадо стремится сохранить известный тип и обо
роняется на обе стороны, как против вырождающихся (пре
ступников и т. д.), так и против выдающихся над ним. Тен
денция стада направлена на неподвижность, застой и сохра
нение, в нем нет ничего творческого.

1
верховным, суверенным (фр.).




nietzsche.pmd 177 22.12.2004, 0:06
Black
Приятные чувства, которые внушает нам добрый, доб 178
рожелательный, справедливый человек (в противополож
ность к напряжению, боязни, которые вызывает в нас вели
кий, новый человек) суть чувства нашей личной безопасно
сти и равенства; этим путем стадное животное идеализи
рует свою стадную природу и только тогда и чувствует себя
хорошо. Это выражение чувства благосостояния маскиру
ется красивыми словами — отсюда возникает — «мораль». Но
понаблюдайте ка ненависть стада к правдивому.

<< Пред. стр.

страница 21
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign