LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 18
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

228. Что же тогда такое эта ожесточенная борьба христиа
нина «супротив природы»? Мы ведь не дадим обмануть себя
пустыми словами и рассуждениями! Просто это его природе
претит то, что на самом деле и есть природа. У большинства
страх, кое у кого — отвращение, еще у кого то просто некая
духовность, любовь к идеалу без плоти и вожделений, а у са
мых возвышенных — тяга к этакому «чистому экстракту при
роды», ему то они и норовят уподобиться. Само собой по
нятно, что самоуничижение вместо чувства собственного
достоинства, пугливая настороженность перед лицом вле
чений, отход от насущных повседневных обязанностей (бла
годаря чему, опять таки, создается чувство собственного
высокого ранга), возбуждение себя на непрестанную борьбу
за немыслимые вещи, привычка к беспредметному испуска
нию чувств,— все это ведет к созданию определенного чело
веческого типа: в нем преобладает раздражительность хирею
щего под спудом тела, но эта нервозность и вдохновляющие
ее поводы истолковываются совершенно иначе. Вкус подобно
го рода натур падок, во первых, 1. на изощренное; 2. на цве
тисто загадочное; 3. на крайности в чувствах.— Свои есте
ственные наклонности они тем не менее удовлетворяют, но
интерпретируя их в новой форме, например, как «оправ
дание перед богом», «чувство душеспасительной благодати»
(всякое неодолимо приятное чувство — гордость, наслажде




nietzsche.pmd 146 22.12.2004, 0:06
Black
ние и т. д.— интерпретируется именно так.) Общая пробле
147
ма: что станется с человеком, который все естественное в
себе опорочивает, все себе практически возбраняет и заго
критика прежних высших ценностей




няет под спуд? В действительности же христианин являет
собой образчик утрированного самообладания: чтобы обуз
дать свои вожделения, он, похоже, считает необходимым
либо вовсе их изничтожить, либо пригвоздить к кресту.

229. Долгую череду тысячелетий человек физиологичес
ки себя не знал — он и сегодня еще себя не знает. Знание
того, например, факта, что у человека есть «нервная систе
ма» (а вовсе никакая не «душа»), до сих пор остается уделом
лишь немногих самых осведомленных. Но человек даже и
не подозревает себя в том, что он чего то не знает; воисти
ну надо быть очень гуманным, чтобы сказать: «я этого не
знаю», чтобы позволить себе роскошь невежества.
Если, допустим, он страдает, или, наоборот, в прекрас
ном расположении духа, он ничтоже сумняшеся найдет тому
причину, не слишком затрудняясь поисками… В действи
тельности он эту причину найти не может, ибо он даже и не
подозревает, где ее искать… Что тогда? А тогда он следствия
своего состояния примет за его причину, например, какое
нибудь дело, предпринятое в хорошем настроении (по сути
то потому только и предпринятое, что хорошее настроение
придало ему духу), покажется ему, гляди ка, причиной этого
хорошего настроения… Между тем как на самом то деле и
эта удача, как и хорошее настроение, были обусловлены бла
гоприятной координацией физиологических сил и систем.
Или, напротив, он чувствует себя скверно: и, как следст
вие, не может управиться с какой то заботой, с сомнениями,
с недовольством собой… Но на самом то деле человек при
этом всерьез полагает, что его плохое самочувствие есть
следствие его сомнений, его «греха», его «самокритики».
Но вот возвращается состояние восстановления сил —
часто после глубокого утомления и прострации. «Как это
получилось, что я чувствую себя так свободно, так раскован
но? Это просто чудо, только бог мог такое совершить».— И
вывод: «он мне простил мой грех»…
Отсюда возникает практика: чтобы вызвать в себе чув
ства греха и покаянной подавленности, надо привести в
болезненное и нервозное состояние свое тело. Методика




nietzsche.pmd 147 22.12.2004, 0:06
Black
этих действий известна. Как и следует ожидать, человек не 148
усматривает каузальную логику факта — в итоге мы получа
ем религиозное обоснование умерщвления плоти, оно пред
стает как самоцель, тогда как на самом деле оказывается
лишь средством для достижения того болезненного несва
рения души, которое мы принимаем за раскаяние («идея
фикс» греха, гипнотизирование несушки очерчиванием
вокруг нее круга «греха»).
Подобные надругательства над собственным телом по
рождают почву для многообразных «чувств вины», то есть
некоего всеобщего недуга, который требует объяснения…
С другой стороны, точно также возникает и методика
«спасения»: сперва мы провоцировали неистовство чувства
молитвами, движениями, жестикуляцией, клятвами,— те
перь на смену ему приходит изнеможение, часто очень тя
желое, нередко и в форме эпилепсии. А за этим состояни
ем глубокой вялости и разбитости наступает проблеск вы
здоровления — или, в религиозных понятиях, «спасение».

230. В прежние времена подобные состояния и послед
ствия физиологического изнурения, поскольку они чрева
ты вещами внезапными, ужасными, необъяснимыми и не
предсказуемыми, почитались больше, чем здоровые состо
яния и их последствия. Люди боялись, предполагали здесь
воздействие высших сил. Сон и сновидения, тень, ночь, при
родный страх сделали ответственными за возникновение
двоемирия — а надо было прежде всего присмотреться к
симптомам физиологического истощения. Древние рели
гии своими обрядами умели специально подводить верую
щих к состоянию истощения, когда он с неизбежностью начи
нал переживать подобные вещи… Людям казалось, что они
вступают при этом в сферы высшего порядка, где все пе
рестает быть известным.— Видимость высшей силы…

231. Сон как следствие всякого утомления, утомление как
следствие всякого чрезмерного возбуждения…
Потребность в сне, обожествление и обожание самого
понятия «сон» во всех пессимистических религиях и фило
софиях.
Утомление в данном случае — это утомление расы; сон,
с психологической точки зрения, есть лишь выражение не




nietzsche.pmd 148 22.12.2004, 0:06
Black
обходимости в более глубоком и продолжительном отдыхе…
149
На самом же деле это смерть обольщает в образе своего
брата — сна…
критика прежних высших ценностей




232. Весь христианский набор упражнений по части пока
яния и спасения души можно рассматривать как произволь
но вызываемое folie circulaire1; как нетрудно догадаться, осу
ществим он лишь в уже предрасположенных к этому (то есть
болезненных и слабых) индивидуумах.

233. Против раскаяния и его чисто психологического врачева
ния. — Неумение справиться с каким то переживанием уже
есть признак упадка. Бередить старые раны, упиваться пре
зрением к себе и собственной подавленностью — это про
сто одна из болезней, из которой никогда не воспоследует
«спасение души», а только новая стадия того же заболева
ния…
Эти состояния «душеспасительной благости» у христи
анина суть только изменения одного и того же болезненно
го состояния,— истолкования эпилептического кризиса по
определенной формуле, которую дает не наука, а религиоз
ная мания.
Человек, когда он болен, на свой болезненный лад добр…
большую часть психологического аппарата, с которым ра
ботало христианство, мы сегодня причисляем к формам
истерии и эпилепсии.
Всю эту практику психологического душевного восста
новления следует поставить обратно на физиологическую ос
нову; «угрызения совести» как таковые суть лишь помеха на
пути к выздоровлению,— надо пытаться новыми действи
ями все в себе уравновесить, дабы как можно скорей избе
жать хвори самомучительства… чисто психологическую прак
тику душевного врачевания, используемую церковью и сек
тами, следовало бы дискредитировать как опасную и вред
ную для здоровья… больного нельзя исцелить молитвами и
заклинаниями злых духов — состояния «раскаяния», насту
пающие под воздействием подобных мер, весьма далеки от
того, чтобы вызывать доверие с психологической точки
зрения…

1
периодическое безумие (франц.)




nietzsche.pmd 149 22.12.2004, 0:06
Black
Человек здоров, когда способен посмеяться над убийст 150
венной серьезностью и рвением, с какими он относился к ка
кой нибудь мелочи жизни, что прежде до такой степени его
завораживала; человек здоров, когда к угрызениям совести,
к укусам ее относится так же, как к укусу собаки, в которую
швырнули камнем,— когда он своего раскаяния стыдится.
Вся предыдущая практика, чисто психологическая и
религиозная, была направлена лишь на изменение симптомов:
человека считали выздоровевшим, когда он падал ниц пе
ред крестом и начинал божиться, что будет хорошим чело
веком… Но преступник, который с мрачной решимостью
держит ответ за свою судьбу и задним числом не хулит свое
деяние, имеет в себе куда больше душевного здоровья… Пре
ступники, вместе с которыми Достоевский отбывал катор
гу, все сплошь были натурами несломленными,— разве это
не во сто крат более цельные и ценные люди, нежели иной
«сломленный» христианин?
(Я рекомендую врачевать угрызения совести по мето
де Митчелла.)

234. Угрызения совести: признак того, что характер чело
века еще не дорос до совершенного им поступка. Бывают уг
рызения совести даже после добрых дел: из за необычности этих
дел, из за того, что выделяет их из старого и общего ряда.

235. Против раскаяния. Не люблю эту трусость в отноше
нии собственного поступка; не следует так легко предавать
самого себя под натиском внезапного стыда и смущения.
Скорее уж тут уместно чувство безусловной гордости. На
конец, какая и кому от этого польза! Ни один поступок рас
каянием назад не вернешь; равно как не вернешь его «про
щением» или «искуплением». Надо быть теологом, чтобы
уверовать в силу, способную «загладить» и «вывести» вину:
мы, аморалисты, предпочитаем вовсе в вину не верить. Мы,
напротив, считаем, что всякое действие в корнях своих цен
ностно идентично,— равно как и то, что действия, обращен
ные против нас, несмотря на это, с экономической точки
зрения, могут быть полезными, общежелательными действи
ями.— В отдельных случаях мы, возможно, и признаем, что
каких то поступков легко могли бы и избежать,— просто в
совершении его нам благоприятствовали обстоятельства.




nietzsche.pmd 150 22.12.2004, 0:06
Black
Но кто из нас, при благоприятных то обстоятельствах, не со
151
вершил бы целый набор преступлений? Поэтому никогда
не надо говорить: «этого и того тебе не следовало бы делать»,
критика прежних высших ценностей




а всегда и только: «как странно, что я уже сотню раз этого
не сделал». — Наконец, лишь немногие действия суть дей
ствия типические и в этом смысле действительно являют
собой аббревиатуру личности; в свете того, до какой малой
степени большинство людей представляют собою личнос
ти, редко какой человек характеризуется своим деянием.
Деяние по воле обстоятельств, сугубо поверхностное, су
губо рефлекторное, как ответ на внешнее раздражение,
свершившееся прежде, чем глубины нашего бытия были им
затронуты, спрошены. Вспышка гнева, рывок руки, удар
ножа — что в этом от личности! Деяние очень часто влечет
за собою застывший взгляд и скованность, несвободу — слов
но воспоминанием о нем человек заворожен, словно себя
он все еще ощущает лишь придатком своего деяния. Это ду
шевное расстройство, этот своего рода гипноз нужно побо
роть в себе первым делом: отдельный поступок, каким бы
он ни был, в сравнении со всеми остальными действиями
человека все равно что нуль, он может быть не в счет и ника
кой счет при этом не исказит. Дешевый интерес, который
может проявить к нему общество, дабы все существование
наше свести только к одному направлению, как будто вся
цель и смысл его только в том и заключается, чтобы одно
единственное это деяние искоренить, самого автора дея
ния заражать не должен: к сожалению, сплошь и рядом имен
но это и происходит. Тут все дело в том, что всякое деяние
с необычными последствиями влечет за собой душевное
расстройство — неважно даже, хорошие это последствия
или скверные. Посмотрите на возлюбленного, только что
заручившегося верным обещанием; на поэта, которому руко
плещут в театре — по части torpor intellectualis1 они ни в чем
не отличаются от анархиста, к которому только что нагря
нули с обыском.
Есть действия, недостойные нас — действия, которые,
признай мы их типичными для себя, низвели бы нас в более
низкий разряд. В таком случае надо избежать только одной
ошибки — признания данного действия типичным. Есть, од

1
интеллектуального оцепенения (лат.)




nietzsche.pmd 151 22.12.2004, 0:06
Black
нако, и обратный род действий, которых мы недостойны: 152
исключения, рожденные особой полнотой счастья и здоро
вья, волны наших высочайших приливов, которые однаж
ды столь высоко вздыбил шторм, случай — такие поступки
и «деяния» не типичны. Никогда не следует судить о лич
ности художника по его творениям.

236. А. Человек все еще беспутен и страшен в той мере, в
какой сегодня еще представляется необходимым христи
анство…
В. С другой точки зрения оно вовсе не нужно, а, напро
тив, сугубо вредно, но действует притягательно и соблаз
нительно, потому что отвечает болезненному характеру це
лых слоев и типов нынешнего человечества… вдохновля
ясь христианством, они уступают своим внутренним на
клонностям — декаденты всех мастей.
Следует строго различать между А и В. В случае А хри
стианство — снадобье или, по меньшей мере, средство обуз
дания (при некоторых обстоятельствах оно вызывает бо
лезненные состояния, что может оказаться полезным, дабы
сломить дикость и грубость человеческой натуры).
В случае В оно само есть симптом болезни, усугубляет
декаданс; оно противодействует общеукрепляющей системе
лечения, то есть инстинкт больного здесь направлен против
того, что для него целебно.

237. Партия серьезных, достойных, вдумчивых — и противосто
ящее ей скопище диких, нечистых, непредсказуемых бестий;
это просто проблема содержания животных — при этом ук
ротитель должен на своих зверей действовать устрашаю
ще и сурово, внушать им ужас.
Все существенные требования должны ставиться с бру
тальной непреложностью, то есть с тысячекратно преуве
личенной суровостью: даже само исполнение требования дол
жно представать в огрубленном виде, вызывая почтитель
ный страх; например, обесчувствливание со стороны брах
манов.

*
Борьба с канальством и скотством; как только будет дос
тигнута определенная степень обуздания и порядка, нуж




nietzsche.pmd 152 22.12.2004, 0:06
Black
но разверзнуть как можно более ужасающую пропасть меж
153
ду очищенными и возрожденными — и всем прочим остатком…
Пропасть эта преумножает самоуважение, веру выс
критика прежних высших ценностей




ших каст в то, что они из себя представляют — отсюда и ка
ста нечестивых. Презрение и избыток его, пусть даже в сто
кратном преувеличении, психологически совершенно оп
равданы — только так они проймут, кого следует.

238. Борьба против брутальных инстинктов — нечто совсем
иное, нежели борьба против инстинктов болезненных: меж
ду тем средства этой борьбы, направленной на то, чтобы
совладать с брутальностью, нередко сами ведут к возникно
вению болезни; психологическое целительство в христиан
стве очень часто направлено на то, чтобы сделать из скоти
ны больное и, следовательно, кроткое животное.
Борьба против грубых и необузданных натур должна
вестись средствами, способными на эти натуры воздейство
вать: средства всяческих суеверий здесь необходимы и со
вершенно незаменимы.

239. В известном смысле наша эпоха созрела (а именно де
кадентна) — какой была и эпоха Будды. Вот почему возмож
но и христианство без абсурдных догм (омерзительнейших
выродков античного гибридизма).

240. Даже если предположить, что не может быть приве
дено доказательство против христианской веры, Паскаль,
имея в виду ту устрашающую возможность, что таковое дока
зательство все же сыскалось бы и оказалось истинным, тем
не менее почитал в высшем смысле разумным оставаться
христианином. Сегодня, в знак того, насколько христиан
ство утратило в своей устрашающей силе, приводят иной
довод в его оправдание, а именно тот, что, дескать, даже
если это и заблуждение, все равно приятно всю жизнь этим
заблуждением наслаждаться и пользоваться его преимуще
ствами,— то бишь, похоже, эту веру надо сохранить как раз
благодаря ее успокоительному воздействию,— значит, не из
страха перед некоей грозящей возможностью, а скорее из
страха лишиться определенной прелести в жизни. Этот
гедонистический поворот, доказательство аргументами удо
вольствия, есть симптом упадка: он подменяет собой дока




nietzsche.pmd 153 22.12.2004, 0:06
Black
зательство силой, то есть тем, что в христианской идее было 154
потрясением, а именно страх. В этом своем перетолкова
нии христианство и вправду клонится к истощению: люди
теперь довольствуются опиумным христианством, ибо в них
уже нет силы ни на искания, ни на борьбу, ни на риск, ни на
противостояние в одиночку, ни даже на паскализм, это ум
ственное самоуничижение, веру в презренность человека,
страх «возможно приговоренного». Но подобное христиан
ство, признанное в первую очередь успокаивать больные
нервы, в страшной развязке «бога на кресте» вообще не нуж
дается — вот почему повсюду в Европе потихоньку делает
успехи буддизм.

241. Юмор европейской культуры: истинным считают од
но, а делают другое. Пример: какой прок от всего искусства
толкований и прочтений, ежели церковная интерпрета

<< Пред. стр.

страница 18
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign