LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 17
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

уже ощутили на кончике языка запретный для них вкус сча
стья… Не голод вызывает революции, а тот аппетит, что
приходит к народу во время еды…

210. Стоит хотя бы раз прочесть «Новый Завет» как книгу
совратительную: добродетель здесь попросту конфискуется, в
инстинктивной надежде на то, что с нею вместе можно
взять в полон и общественное мнение,— причем самая скром
ная добродетель, которая признает только идеальную стад
ность и более ничего (кроме, разумеется, пастуха): мелкая,
елейная, доброжелательная, услужливая, томно восторжен
ная добродетель, не имеющая никаких притязаний вовне,—
намеренно от «мира» отмежевывающаяся.
Это самое вздорное и темное заблуждение — полагать, будто
судьбы человечества вершатся так, что община находится
по одну сторону и воплощает в себе все праведное, а мир по
другую и воплощает все неверное, порочное и вечно про
клятое. Самая вздорная и темная ненависть против всего, что
есть власть — но ни в коем случае к ней не прикасаясь! Сво
его рода внутреннее высвобождение, которое, однако, внешне
все оставляет по старому. (Услужливость и рабство; из всего
уметь сделать средство служения богу и добродетели).

211. Христианство возможно как проявление наиболее
приватной формы существования; оно предполагает тес




nietzsche.pmd 138 22.12.2004, 0:06
Black
ный круг укромного и совершенно аполитичного общества;
139
в идеале это тайное религиозное собрание. Напротив, «хри
стианское государство», «христианская политика» — это на
критика прежних высших ценностей




глое бесстыдство, ложь, нечто вроде христианского глав
нокомандования, когда «царя небесного воинства» почита
ют как начальника генерального штаба. Да и папство тоже
никогда не было в состоянии проводить христианскую по
литику… а когда политикой занимаются реформаторы, как
Лютер, то надо знать: они такие же приверженцы Макиа
велли, как любой тиран или аморальный человек.

212. Христианство и сейчас еще возможно в любую секун
ду… Оно не связано ни одной из тех бесстыдных догм, кото
рые украсили себя его именем: ему не нужно ни учение о пер
сонифицированном боге, ни о грехе, ни о бессмертии, ни о спасе
нии, ни о вере, ему вообще не нужна никакая метафизика, а
еще меньше аскетизм, а еще меньше христианское «есте
ствознание»… [Христианство — это практика, а не вероуче
ние. Оно говорит нам о том, как нам действовать, а не как
нам веровать.]
Тот, кто сегодня сказал бы: «не хочу быть солдатом»,
«мне нет дела до судов», «я не пользуюсь услугами полиции»,
«я не желаю делать ничего такого, что нарушит мир и по
кой внутри меня — а если мне придется из за этого постра
дать, ничто не сохранит во мне мир и покой лучше, чем мое
страдание» — тот был бы христианином…

213. К истории христианства. — Беспрерывное изменение
среды: применяясь к нему, христианство беспрерывно пе
ремещает свои точки опоры… поощрение низких и бедных
сословий… развитие богаделен… тип «христианина» шаг за
шагом снова принимает все то, что он изначально отрицал
(в отрицании чего он и заключался ).
Христианин становится гражданином, солдатом, субъек
том и объектом судопроизводства, рабочим, торговцем,
ученым, теологом, священником, философом, помещиком,
художником, патриотом, политиком, «правителем»… он
возобновляет все те деяния, которые отвергал и порицал
(самооборона, признание судов, наказания, клятвы, разли
чение между разными народами, высокомерие, гнев…). Вся
жизнь христианина в конечном счете превратилась имен




nietzsche.pmd 139 22.12.2004, 0:06
Black
но в ту жизнь, от которой Христос в своих проповедях призы 140
вал отрешиться…
Церковь в той же мере воплощает собой триумф анти
христианства, что и современное государство, современ
ный национализм… Церковь — это варварское поругание
христианства.

214. Возобладали в христианстве: иудаизм (Павел); плато
низм (Августин); культ мистерий (учение о спасении, сим
вол «креста»); аскетизм (враждебность против «природы»,
«разума», «чувств»,— Восток…).

215. Христианство как разъестествление стадной морали —
результат абсолютного непонимания и самоослепления. Де
мократизация есть более естественное проявление этой мора
ли, гораздо менее лживое.
Факт: угнетенные, низшие, вся эта огромная масса ра
бов и полурабов хотят получить власть.
Первая ступень: они освобождаются,— они вызволяют
ся, сперва мысленно, они распознают друг друга среди себе
подобных, они начинают верховодить.
Вторая ступень: они вступают в борьбу, они хотят при
знания, равных прав, «справедливости».
Третья ступень: они хотят преимуществ (они перетя
гивают на свою сторону представителей власти).
Четвертая ступень: они хотят иметь власть только для
себя, и они ее заполучают…
В христианстве следует различать три элемента: а) угне
тенные всех видов, б) посредственности всех видов, в) не
удовлетворенные и больные всех видов. Силами первого
элемента христианство борется против политической зна
ти и ее идеала; силами второго элемента — против людей
исключительных и привилегированных (в умственном, чув
ственном и всяком ином отношении); силами третьего эле
мента оно борется против природного инстинкта всех здо
ровых и счастливых людей.
Когда оно добьется победы, второй элемент выйдет на
первый план; ибо тогда христианство уже склонит на свою
сторону всех здоровых и счастливых (в качестве бойцов за
христианское дело), равно как и власть имущих (как заинте
ресованных ввиду подавляющего превосходства толпы),—




nietzsche.pmd 140 22.12.2004, 0:06
Black
и вот тогда окончательно возобладает стадный инстинкт, то
141
бишь во всех отношениях бесценная посредственная натура,
которая высшую санкцию получает именно благодаря хри
критика прежних высших ценностей




стианству. Эта посредственная натура в конце концов до
такой степени начинает себя уважать (и до такой степени
осмелевает), что уже помышляет о доминировании и в поли
тическом смысле…
— Демократия — это объестествленное христианство:
своего рода «возврат к природе», но только после того, как
сугубо противоестественным образом оказалась преодолен
ной противоположная система ценностей.— Следствие: ари
стократический идеал отныне все больше лишается естест
венности («высший человек», «благородный», «художник»,
«страсть», «познание» и т. д.); романтизм как культ исклю
чительности, гения и т.д.

216. Когда и «господа» могут стать христианами. — Это зало
жено в инстинкте сообщества (племя, род, стадо, община):
воспринимать состояния и влечения, которым оно обяза
но своим сохранением, как сами по себе ценные — например,
послушание, взаимность, осторожность, умеренность, со
страдание,— и тем самым, следовательно, все, что этому
препятствует или противоречит, подавлять и сводить на нет.
Точно так же в инстинкте господствующих (неважно,
людей или сословий) заложено стремление выделять и по
ощрять добродетели, благодаря которым подданные сохра
няют преданность и покорность (состояния и аффекты, ко
торые могут быть сколь угодно чужды и претить их соб
ственным чувствам).
Стадный инстинкт и инстинкт господствующих в поощ
рении и хвале некоторого числа добродетелей совпадают
— но по разным причинам: первый из эгоизма непосред
ственного, второй из эгоизма опосредованного.
Подчинение господствующих рас христианству в сущест
венной мере есть следствие убеждения, что христианство
— религия стадная, что оно учит послушанию,— короче, что
христианами легче править, чем нехристианами. Этим по
сулом римский папа и сегодня еще рекомендует китайско
му императору пропаганду христианства.
Вдобавок к этому соблазнительная сила христианско
го идеала сильнее всего действует, пожалуй, на такие нату




nietzsche.pmd 141 22.12.2004, 0:06
Black
ры, которые любят опасность, приключения и препоны, 142
которые любят все, что связано с риском даже для их жиз
ни, но с таким риском, при котором можно ощутить чувство
абсолютного могущества. Достаточно вспомнить святую Те
резу в обрамлении героического энтузиазма ее братьев:
христианство предстает здесь как форма необузданного
порыва воли, как добровольное испытание силы воли, как
героическое дон кихотство…


[3. Христианский идеал]

217. Война против христианского идеала, против учения о
«блаженстве» и «спасении души» как главной жизненной
цели, против превознесения бесхитростных людишек, чи
стых сердец, страдальцев, неудачников и т.д.
Где и когда хоть один сколько нибудь стоящий человек
пусть даже отдаленно напоминал этот христианский идеал?
По крайней мере на непредвзятый взгляд, какой должен
быть у психолога и вообще всякого проницательного чело
века! — Достаточно перелистать всех героев у Плутарха.

218. Наше преимущество: мы живем в век сопоставлений,
мы можем проверять и сличать так и столько, сколько и как
никогда еще не проверяли и не сличали; мы есть самосоз
нание истории вообще… Мы наслаждаемся иначе, мы стра
даем иначе: сопоставление всего неимоверно разнообраз
ного есть наинасущнейшая деятельность наших инстинк
тов… Мы понимаем все, проживаем все, ничто в прошлом
не вызывает в нас враждебного чувства. Пусть даже для нас
это может плохо кончиться — наше доброжелательное и по
чти ласковое любопытство бесстрашно пускается навстре
чу самым опасным вещам…
«Все идет хорошо» — нам стоит неимоверного труда на
это возразить… Мы страдаем, когда вынуждены дойти до
такой степени неинтеллигентности, как выступление про
тив чего то… В сущности мы, ученые, сегодня лучше всех
следуем заветам Христа.

219. Ирония в отношении тех, кто полагает, будто хрис
тианство преодолено достижениями современного естество




nietzsche.pmd 142 22.12.2004, 0:06
Black
знания. Система христианских ценностей тем самым абсо
143
лютно не преодолена. «Христос на кресте» все еще — до сих
пор — самый возвышенный символ.
критика прежних высших ценностей




220. Два великих нигилистических движения: а) буддизм;
б) христианство. Последнее лишь сейчас более или менее до
стигло тех состояний культуры, при которых оно способно
исполнить свое исконное назначение — уровня, который ему
подобает, среды, в которой оно может явить себя в чистоте…

221. Мы снова восстановили христианский идеал; осталось
только определить его ценность.
1. Какие ценности этим идеалом отрицаются — что содер
жит в себе противоположный идеал? — Гордость, пафос дис
танции, большую ответственность, отвагу, великолепную ви
тальность, инстинкты покорителя и воина, обожествление
страсти, мести, хитрости, гнева, вожделения, приключения,
тяги к познанию; отрицается благородный идеал — красота,
мудрость, великолепие и опасность человеческого типа: це
леполагающий, «будущностный» человек (здесь христиан
ство обнаруживает себя как продолжение и следствие иудаизма).
2. Осуществим ли он? — Да, но в определенных климати
ческих условиях… наподобие индийскому. Ибо здесь отсут
ствует труд, работа… — он упраздняет народ, государство,
культурную общность, правосудие, он отвергает образова
ние, знание, воспитание хороших манер, промыслы и ре
месла, торговлю… он сводит на нет все, что составляет поль
зу и ценность человека — он посредством идиосинкразии
чувств человека замыкает и приканчивает: аполитичный,
вненациональный, не способный ни к защите, ни к нападе
нию, такой человек возможен только внутри строжайшим
образом упорядоченной государственной и общественной
жизни, которую эти трутни святоши повсюду и насаждают
— за всеобщий счет…
3. Остается, как следствие, только воля к усладам — и ни
к чему больше! «Блаженство» оказывается самодостаточной
аксиомой, не требующей ни обоснований, ни оправданий,
а все остальное (по принципу: живи и жить давай другим)
— только средством к этой цели…
— Но это очень низкий уровень мысли: страха перед болью,
перед всеобщим загрязнением, перед запустением и рас




nietzsche.pmd 143 22.12.2004, 0:06
Black
падом уже достаточно для того, чтобы все это отбросить… 144
Это скудоумный образ мышления… признак изможденной ра
сы… Не следует обманываться («Станьте как дети…») — род
ственные натуры: Франциск Ассизский (невротик, эпилеп
тик, визионер, как Иисус).

222. Высший человек отличается от низшего бесстрашием и
умением бросить вызов несчастью; это признак деградации,
когда начинают главенствовать эвдемонистические крите
рии оценки (физиологическое истощение, оскудение воли).
Христианство с его установкой на «блаженство» — это ти
пичный образ мышления страдательной и скудной челове
ческой породы. Полная сила устремлена к тому, чтобы тво
рить, страдать и погибнуть — ей не по нраву убогое христи
анское святошество и жреческие ужимки.

223. Бедность, смирение и целомудрие — опасные и порочащие
человека идеалы, однако, подобно ядам, вполне полезное
снадобье при определенных заболеваниях, как, например,
во времена римской империи.
Все идеалы опасны, поскольку они унижают и клеймят
презрением действительное; все они — яды, но как времен
ное снадобье необходимы.

224. Бог создал человека счастливым, праздным, невин
ным и бессмертным; наша действительная жизнь есть лож
ное, заблудшее, грешное существование, существование
кара. Страдание, борьба, труд, смерть расцениваются как
возражения против жизни, как нечто сугубо временное,
противоестественное, ставящее саму жизнь под сомнение;
как нечто, против чего требуются — и имеются! — спаситель
ные снадобья.
Человечество — от Адама и до наших дней — пребыва
ло в ненормальном состоянии: сам бог в расплату за вину
Адама пожертвовал своим сыном, дабы этому ненормаль
ному состоянию положить конец; естественный ход и ха
рактер жизни — это проклятье; тому, кто в него поверит, Хри
стос возвратит нормальное состояние — сделает его счаст
ливым, праздным и невинным. — Но земля не стала плодо
носить сама собой, без участия человеческого труда; жен
щины по прежнему рожают детей отнюдь не без боли, да и




nietzsche.pmd 144 22.12.2004, 0:06
Black
болезни тоже не исчезли: самые набожные живут в этом
145
мире ничуть не лучше распоследних безбожников. И толь
ко то, что человек избавляется от смерти и греха,— то есть
критика прежних высших ценностей




утверждения, не поддающиеся никакому контролю,— цер
ковь внедряла с тем большей уверенностью. «Он избавлен
от греха» — не делами своими, не суровыми борениями, а
просто подвигом душеспасительным искуплен — следовательно,
совершенен, невинен, достоин рая.
Истинная жизнь — только вера (то есть самообман, су
масшествие). Все действительное существование, полное
борьбы и соперничества, света и тьмы,— это существование
ложное, плохое; задача состоит в том, чтобы от него спас
тись, избавиться.
«Невинный, праздный, бессмертный, счастливый че
ловек» — именно эту концепцию «высшей желательности»
и следует подвергнуть критике прежде всего. Почему, спра
шивается, вина, труд, смерть, страдания (и, если уж по хри
стиански рассуждать, познание) — противоречат высшей же
лательности? Тухлые христианские понятия — «блаженст
во», «невинность», «бессмертие»…

225. Порочно эксцентрическое понятие «святости» — в нем
нельзя разделить «человека» и «бога». Порочно понятие
«чуда» — этой сферы попросту не существует,— единствен
ная, которую еще как то можно принять во внимание, это
сфера «духовная» (то есть символически психологическая)
— как декаданс, как приложение к «эпикурейству» — кстати,
парадиз, рай, в греческом понятии также и «сад Эпикура».
В такой жизни отсутствует какая бы то ни было задача —
эта жизнь ничего не хочет… разновидность «эпикурейских
богов». Отсутствует какая бы то ни было причина ставить
себе цели — детей заводить… все достигнуто и так.

226. Они презирали тело; они не принимали его в расчет;
больше того — они относились к нему, как к врагу. Они су
масбродно верили, будто «прекрасную душу» можно носить
в том трупном уродстве, которое они именовали телом… А
чтобы и других заставить в это поверить, им понадобилось
истолковать понятие «прекрасная душа» по новому, пере
иначить и исказить его естественную наполненность, по
куда в конце концов оно не превратилось в бледное, болез




nietzsche.pmd 145 22.12.2004, 0:06
Black
ненное, идиотически восторженное существо, каковое и 146
стало восприниматься как совершенство, да еще «ангель
ское», как преображение, как высший человек.

227. Полное неведение в вопросах психологии — у христи
анина нет нервной системы; презрительное нежелание за
мечать требования тела, само открытие тела; предполага
ется, что высшей природе человека так и подобает к телу
относиться, что душе это всенепременно и только во благо —
подчистую и без остатка сводить все совокупные чувство
вания тела к моральным ценностям; даже болезнь мыслит
ся при этом как нечто, обусловленное моралью, как кара или
как испытание, а то еще как душеспасительное состояние,
в котором человек становится более совершенным, чем он
мог бы быть, оставаясь здоровым (мысль Паскаля) — иног
да добровольное навлечение на себя болезни.

<< Пред. стр.

страница 17
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign