LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

но возбужденной массы в мистерии — он ищет жертву, кро
вавую фантасмагорию, которая могла бы выдержать конку
ренцию с картинами местного тайного культа: бог на крес
те, испитие крови, unio mystica1 с «жертвой».
Он пытается привести продолжение существования (бла
женное, безгреховное дальнейшее существование отдель
ной души как ее воскрешение из мертвых) в каузальную
связь с жертвой (по образцу Диониса, Митры, Осириса).
Ему необходимо выдвинуть на первый план понятия
вины и кары, то есть не новую жизненную практику (как яв
лял и проповедывал ее сам Иисус), но новый культ, новую
веру в превращение, равносильное чуду (в «спасение» че
рез веру).
Он распознал великую потребность языческого мира и, дав
совершенно произвольную подборку фактов жизни и смер
ти Христа, переставив акценты, повсюду сместив центр
тяжести… он исконное христианство по сути аннулировал…

1
таинство слияния (лат.)




nietzsche.pmd 114 22.12.2004, 0:06
Black
В итоге покушение на священников и теологов вылилось
115
благодаря Павлу в новое священничество и в новую теоло
гию — в господствующее сословие, а также и в церковь.
критика прежних высших ценностей




Покушение на непомерное зазнайство «личности» обер
нулось в итоге верой в «вечную личность» (заботой о «веч
ном спасении»…), парадоксальнейшим перегибом личнос
тного эгоизма.
В том то и юмор всего этого дела, трагический юмор:
Павел с неимоверным размахом снова нагромоздил то, что
Христос своей жизнью аннулировал. И наконец, когда цер
ковь готова, она берет под свое покровительство даже суще
ствование государства…

168. Церковь являет собой именно то, против чего пропо
ведовал Иисус — и против чего он наставлял бороться сво
их учеников.

169. Никакой бог не умер за наши грехи; никакого спасе
ния в вере; никакого воскрешения после смерти — это все
подлоги и фальсификации того «истинного» христианства,
ответственность за которые следует возложить на неисп
равимого упрямца [Павла].
Образцовая жизнь заключается в любви и смирении; в
полноте сердца, которая не отталкивает и самого последне
го человека; в безусловном и полном отказе от желания
настоять на своей правоте, от защиты, от победы в смысле
личного триумфа; в вере в блаженство здесь, на земле, воп
реки беде, сопротивлению и смерти; в примирительности,
в отсутствии гнева, презрения; в неискательстве награды;
в несвязывании никого признательностью; изощренней
шее духовно умственное бессеребренничество; очень гор
дая жизнь, подчиненная воле к жизни бедной, жизни слу
жению.
После того, как церковь отреклась от всей христиан
ской практики и совершенно недвусмысленно санкциони
ровала жизнь в государстве, то есть именно тот образ жиз
ни, против которого Иисус боролся, который он осуждал,
ей пришлось вложить смысл христианства куда то еще: в веру
в неправдоподобные вещи, в церемониал молитвы, в покло
нение, праздники и т.д. Понятия «грех», «прощение», «на
казание», «воздаяние»,— в первохристианстве совершенно




nietzsche.pmd 115 22.12.2004, 0:06
Black
несущественные, почти исключенные из обихода, выходят те 116
перь на первый план. Жуткая мешанина из греческой фи
лософии и иудейства; аскетизм; беспрерывные судилища и
осуждения; иерархия рангов.

170. Христианство с самого начала все символическое про
меняло на примитив:
1. Антитезу «истинная жизнь» — «ложная жизнь» пре
вратно истолковала как противопоставление «посюсторон
няя жизнь» и «потусторонняя жизнь»;
2. Понятие «вечная жизнь», противопоставляемое брен
ности личной жизни, переделали в «личное бессмертие»;
3. Побратание по еврейско арабской традиции через
благодать совместной трапезы, еды и питья, стало «таин
ством причастия»;
4. «Воскресение» — как вхождение в «истинную жизнь»,
как «новое рождение» — отсюда: условность истории, насту
пающая когда то после смерти;
5. Учение о сыне человеческом как «сыне божьем», жиз
ненные связи между человеком и богом — отсюда: «вторая
ипостась божья» — устранено как раз сыновнее отношение
всякого человека, даже самого распоследнего, к богу;
6. Спасение через веру, то есть то, что нет иного пути
к сыновству у бога, кроме той жизненной практики, которой
обучал Иисус,— перетолковано в веру, согласно которой на
добно верить в чудесное искупление грехов, не самим челове
ком добытое, а смертью Христа подстроенное и обеспечен
ное: благодаря чему пришлось по новому истолковать и об
раз «распятого Христа». Эта его смерть сама по себе отнюдь
не была главным событием, … это был просто еще один знак,
как надо вести себя с мирскими властями и законами — не
противиться… В этом и был пример.

171. К психологии Павла. Факт — это смерть Иисуса. Оста
ется его истолковать… Что истолкование может быть как ис
тинным, так и ложным, подобным людям даже в голову не
приходит: просто в один прекрасный день их осеняет идея —
«эта смерть могла означать то то и то то» — и в ту же секунду
она для них именно это и означает! Доказательством же ги
потезы служит тот порыв одухотворения, которым она наде
ляет своего создателя.




nietzsche.pmd 116 22.12.2004, 0:06
Black
«Доказательство силы»: то бишь мысль доказывается
117
своим воздействием,— («по испугу его», как наивно говорит
Библия); что вдохновляет — должно быть истинным; за что
критика прежних высших ценностей




проливаешь кровь — должно быть истинным.
Здесь происходит всегда одно и то же: внезапное чув
ство могущества, которое пробуждает в человеке осенив
шая его мысль, приписывается этой мысли как ее качество
— а поскольку иного способа почтить мысль, кроме как по
именовав ее истинной, люди обычно не знают, то первым
же определением, которое она получает в знак отличия,
оказывается слово истинная… Иначе разве могла бы она так
подействовать? Мысль внушена нам некой силой — будь она
неправдой, она бы не могла так подействовать… То есть
мысль воспринимается как вдохновение извне, а воздей
ствие, которое она оказывает, несет в себе что то от неодо
лимости демонического влияния.
Получается, что мысль, которой этакий декадент не в
силах оказать сопротивление, которой он полностью подпа
дает, тем самым «доказана» как истинная!!!
Все эти святые эпилептики и очевидцы всевозможных
галлюцинаций не обладали тысячной долей той честной
самокритики, с которой нынче любой филолог подходит к
тексту или проверяет историческое событие на предмет
его достоверности… все они, в сравнении с нами, просто
моральные кретины…

172. Когда главное не в том, истинно что либо или ложно, а
только в том, как оно воздействует — это признак абсолютно
го отсутствия умственной порядочности. Тут все годится —
ложь, клевета, самые бесстыдные натяжки,— лишь бы оно
помогало достигнуть того градуса разгоряченности, когда
люди начинают «верить».
Формальная школа средств совращения в веру: принци
пиальное презрение любых сфер, откуда может возникнуть
противоречие (как то разума, философии и мудрости, недо
верия, предусмотрительности); бесстыдное восхваление и
возвеличение учения с постоянными ссылками на то, что его
ниспослал бог и только бог,— что апостол ничего не значит,—
что тут ничто не подлежит критике, только вере, только
предполаганию; что воспринять это спасительное учение
есть чрезвычайная и величайшая на свете милость и благо;




nietzsche.pmd 117 22.12.2004, 0:06
Black
что воспринимать это учение следует только в состоянии 118
глубочайшей благодарности и покорности…
Постоянные спекуляции на враждебности, которую все
низшие питают ко всему, что в чести и почете: им это уче
ние подсовывают как учение против всех сильных и муд
рых мира сего, вот что к нему и соблазняет. Оно убеждает
отверженных и обделенных всех мастей; оно сулит блажен
ство, предпочтение, привилегии самым униженным и не
казистым; оно возбуждает в бедных, убогих, глупых голо
вах вздорное самомнение, будто бы они и есть пуп и соль
земли.
Все это, еще раз повторяю, заслуживает самого глубо
кого презрения: мы избавим себя от критики учения, доста
точно взглянуть на средства, которыми оно пользуется, да
бы понять, с чем мы тут имеем дело. Оно спекулировало на
добродетели, оно самым бессовестным образом узурпирова
ло всю притягательную силу добродетели… оно спекулировало
на силе парадокса, на потребности древних цивилизаций
в грубости и бессмыслице; оно обескураживало, возмуща
ло, подстрекало к гонениям и злодействам.
Это все расчетливая, продуманная низость точно того же
разбора, что и низость иудейских священников, когда те ус
танавливали свою власть и создавали иудейскую церковь…
Следует различать: 1. то тепло «любви» как страсти (что
зиждется на основах жаркой чувственности) 2. и абсолют
ное неблагородство христианства — его тягу к постоянным
преувеличениям, его болтливость — недостаток холодного
ума и иронии — отсутствие воинского во всех инстинктах
— предубеждение священников против мужской гордости,
против чувственности, наук, искусств.

173. Павел: он ищет силу против правящего иудейства,— но
движение его слишком слабо… Переоценка понятия «иу
дей» — понятие «раса» отодвигается в сторону; но это озна
чало отрицать основы, фундамент. «Мученик», «фанатик»
— значение всякой сильной веры…
Христианство — это форма распада старого мира в глу
бочайшем его бессилии, при котором самые болезненные
и нездоровые слои и потребности всплывают наверх.
Как следствие на первый план должны были выступить
иные инстинкты, дабы образовать единство, способную к




nietzsche.pmd 118 22.12.2004, 0:06
Black
обороне силу — короче говоря, было необходимо нечто вро
119
де чрезвычайного положения, подобного тому, из которо
го почерпнули свой инстинкт самосохранения иудеи…
критика прежних высших ценностей




Неоценимую услугу оказали тут гонения на христиан
— общность чувства опасности, массовые обращения в веру
как единственное средство положить конец гонениям на
отдельных лиц (он [Павел], следовательно, и к самому по
нятию «обращение» относится как можно легче).

174. Христианско иудейская жизнь: здесь не доминировала
враждебность. Лишь грандиозные гонения, видимо, заста
вили выплеснуться такие страсти — как жар любви, так и пла
мя ненависти.
Когда видишь самых близких своих павшими жертвой
во имя веры, то поневоле станешь агрессивным; своей побе
дой христианство обязано своим гонителям.
Аскетизм не есть специфическая черта христианства —
Шопенгауэр тут заблуждался; аскетизм просто врастал в
христианство — повсюду, где и без христианства имеется
аскетизм.
Ипохондрическое христианство, все эти зверские муки и
пытки совести, точно так же есть только продукт опреде
ленной почвы, на которой пустили корни христианские
ценности — это отнюдь не само христианство. Христиан
ство впитывало в себя всевозможные хвори худосочных
почв, и упрекнуть его можно разве лишь в том, что оно не
умело сопротивляться заразе. Но именно в этом и есть его
сущность: христианство — это тип декаданса.

175. Реалией, на которой могло воздвигнуться христиан
ство, была маленькая еврейская семья диаспоры, с ее теплом
и нежностью, с ее неслыханной, да возможно, и непонят
ной для всей римской империи готовностью помочь, всту
питься друг за друга, с ее скрытой, рядящейся в одеяния
смирения гордостью «избранного народа», с ее сокровен
нейшим и без всякой зависти отказом от всего, что навер
ху, от всякого внешнего блеска и самоценной силы. Распоз
нать в этом силу, понять, что это блаженное состояние может
перекидываться и на других, оказаться соблазнительным и
заразным и для язычников — в этом и есть гениальность Пав
ла: использовать этот кладезь скрытой энергии, умного сча




nietzsche.pmd 119 22.12.2004, 0:06
Black
стья для создания «иудейской церкви свободного вероиспо 120
ведания», использовать весь иудейский опыт и навык общин
ного самосохранения в условиях иноземного владычества, да
и иудейскую пропаганду — именно в этом угадал он свою мис
сию. Ибо то, что он увидел перед собою, был абсолютно
аполитичный и задвинутый на обочину разряд маленьких
людей — с их искусством утверждаться и пробиваться в жиз
ни, взращенном на некотором числе добродетелей, сводив
шихся к добродетели одного единственного смысла («Сред
ство сохранения и возвышения определенной разновидно
сти человека»).
Из маленькой иудейской общины берет начало и прин
цип «любви»: здесь под золой смирения и бедности тлеет
более страстная душа — не греческая, не индийская и уж тем
паче не германская. Песнь во славу любви, Павлом сочинен
ная, не имеет в себе ничего христианского,— это иудейское
раздувание вечного пламени, семитского по происхожде
нию. Если в психологическом отношении христианство че
го то существенного и достигло, так это повышения темпе
ратуры души в тех более холодных и благородных расах,
которые в ту пору были наверху; это было открытие — что
даже самая убогая жизнь может стать богатой и бесценной
благодаря такому вот повышению температуры…
Само собой разумеется, что такой переход не мог прои
зойти в отношении господствующих сословий: иудеи и хри
стиане обоюдно отличались дурными манерами,— а сила и
страстность души при плохих манерах обычно действуют
отталкивающе и вызывают чуть ли не отвращение. (Я эти
дурные манеры прямо таки вижу, когда читаю Новый Завет.)
Чтобы почувствовать в этом притягательность, нужно было
ощутить сродство униженности и нищеты с говорящим здесь
типом низшего народа… Это, кстати, вернейший способ
узнать, есть ли у человека хоть толика классического вкуса —
проверить, как он относится к Новому Завету (сравни Таци
та): кого это чтение не возмутит, кто не испытает при этом
искренне и глубоко нечто вроде foede superstitio1, словно от
соприкосновения с чем то, от чего немедленно хочется от
дернуть руку из боязни запачкаться — тому не ведомо, что
есть классическое. «Крест» надо воспринимать, как Гете.

1
омерзительного благоговения (лат.)




nietzsche.pmd 120 22.12.2004, 0:06
Black
176. Реакция маленьких людей: высшее чувство могущества
121
дает любовь. — Понять, в какой мере здесь говорит не чело
век вообще, а только одна разновидность человека. Вот это
критика прежних высших ценностей




и следует рассмотреть поближе.
«Мы божественны в любви, мы станем «детьми Божь
ими», Бог любит нас и ничего от нас не хочет, кроме люб
ви» — это означает: всякая мораль, всякое послушание и дей
ствование не вызывают такого чувства могущества и сво
боды, какое дает любовь; из любви не сделаешь ничего дур
ного, а сделаешь гораздо больше, чем сделал бы из послуша
ния и добродетели.
Здесь стадное чувство, чувство общности в большом и
малом, живое чувство единения воспринято как сумма жизне
чувствований — взаимная помощь, забота и польза постоянно
вызывают и поддерживают чувство могущества, а видимый
успех, выражение радости его подчеркивают; есть тут и гор
дость — в чувстве общины, обиталища бога, «избранности».
На деле же человек еще раз пережил чувство расщепле
ния личности: на сей раз он поименовал свое чувство люб
ви богом. — Надо помыслить себе пробуждение подобного
чувства, ощутить нечто вроде содрогания, услышать обра
щенные к тебе чужие слова, «евангелие» — небывалая новиз
на не позволяет человеку приписать все это просто любви:
он полагал, что это сам бог явился пред ним и в нем ожи
вает — «бог приходит к людям», образ «ближнего» транс
формируется в бога (поскольку ведь это на него, ближнего,
изливается наше чувство любви). Иисус становится этим
ближним — точно так же, как он был переосмыслен в боже
ственность, в первопричину нашего чувства могущества.

177. Пребывая в убеждении, что они бесконечно многим
обязаны христианству, верующие делают из этого тот вы
вод, что основатель христианства был персонажем перво
го ранга… Вывод этот неверен, но это типичный вывод лю
дей почитающих. При объективном взгляде на вещи допус
тимо предположить, во первых, что они ошибаются в оцен
ке всего, чем они христианству обязаны: убеждения еще ни
чего не доказывают относительно того, в чем человек убеж
ден, а в религиях они скорее даже должны вызывать подо
зрения в обратном… Во вторых, допустимо предположить,
что все, чем человек обязан христианству, следует припи




nietzsche.pmd 121 22.12.2004, 0:06
Black
сывать не его основателю, а тому готовому образованию, 122
той целокупности, той церкви, которая из христианства
возникла. Понятие «основатель» столь многозначно, что
само по себе может означать для всего движения просто
случайность повода: по мере возрастания церкви возвели
чивался и образ ее основателя; но как раз подобная оптика
и позволяет заключить, что когда то этот основатель был
чем то очень неясном и неопределенным — в самом начале…
Стоит вспомнить, с какой вольностью Павел трактует, боль
ше того — почти сводит на нет проблемы личности Иисуса:
это просто Некто, кто умер и кого потом после его смерти
снова видели, некто, кого иудеи вверили смерти… Это про
сто мотив — а уж музыку к нему создает он сам…

178. Основатель религии вполне может быть незначитель
ным — спичкой, не более того!

179. К психологической проблеме христианства. — Движущей си
лой остается: вражда, народное возмущение, бунт обижен
ных жизнью. (С буддизмом дело обстоит иначе: он не рож

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 110)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign