LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

где S - количественная характеристика науки, T - техники, P - производства, t - времени.
Способность использовать новую технику на базе опережающего роста научных знаний является важнейшим условием экономического успеха. При этом необходимо приоритетное развитие фундаментальных исследований в сравнению с прикладными. Расходы на науку в большинстве цивилизованных стран растут довольно быстрыми темпами. Так, в США с 1965 по 1985 гг. они возросли в 1,7 раза, в Японии - в 4,5 раза. Происходит рост числа лиц, занятых в сфере науки, растут расходы на науку (рис. 4).


Рис.4. Рост числа научных работников (n) и расходов на науку (p). (32,78).
Если взять отдельные цивилизованные страны, то обнаружим, что в США, к примеру, за 20 последних лет количество лиц, занятых в науке увеличилось в 1,5 раза, в Японии - более чем в 3 раза. Абсолютно неоправданным поэтому является то невнимание к финансированию науки и подготовке научных кадров, которое ныне существует в России.
Если раньше наука в России являлась приоритетной сферой, то за последние годы она оказалась на периферии государственных интересов. За период с 1991 по 1995 годы ассигнования на науку сократились ориентировочно в 4,31 раза. Это привело к уменьшению возможностей приобретения новейшей зарубежной литературы и научной аппаратуры, к моральному старению последней, что влияет на результативность экспериментальных научных исследований. Если в США и Японии "средний возраст" измерительных приборов не выше 5 лет, то у нас 60% этих приборов превысил 15 лет. Настойчивые призывы к ученым самим зарабатывать средства на существование заставляет их забросить фундаментальные исследования, выполнять внешние заказы коммерческих структур и даже уходить из "большой науки" в коммерческие структуры и за рубеж, где существует более высокая заработная плата.
В последние годы сокращается приток молодых сил в науку. Так, с 1992 по 1994 годы число выпускников из аспирантуры сократилось на 12%. "Что касается современного положения российской науки , - справедливо пишет В.Ж.Келле,- то по отношению к ней, можно сказать, государство использует метод экономического удушения, что приводит к свертыванию целых научных направлений и деградации научных коллективов и подразделений, утечке умов и резкому сокращению притока молодежи в науку" (33,14).
В качестве одной из важнейших закономерностей взаимосвязи науки и техники выступает обратное воздействие науки на развитие техники. В этом случае техника выступает как реализованное знание.
Наука познает законы объективного мира - этой основы целесообразной деятельности людей. Чем больше люди познают законы внешнего мира, тем в большей степени они могут их использовать, создавая для этой цели технические устройства и технологические процессы. Чтобы познать технику нужно познать законы природы, которые материализованы технике. При внимательном анализе техники, пишет Х.Блюменберг, обнаруживается, что техника есть прикладная наука, что "технизация - это форма проявления науки", поскольку "техника самостоятельно развивает свои конструктивные возможности на основе чисто теоретических результатов исследования...Понятие техники может быть определено как совокупность приложений научных результатов"(28,79).
Техника как и технология и организация производства является лишь одним из способов, с помощью которого наука реализует свои достижения. Создание техники есть опредмечивание знаний, их материализация через практическую деятельность людей. Наука и техника являются единым процессом материально-производственной деятельности человека, в котором они выступают не как внешне обособленные друг от друга отрасли человеческой деятельности, а как противоречивые моменты, стороны внутренне цельной деятельности людей. В единстве науки и техники находит разрешение прежнее противоречие между ними, когда наука и техника, лишь внешне соприкасаясь между собой, существовали раздельно.
Анализ взаимосвязи науки и техники опровергает традиционные взгляды на различие между наукой и техникой, когда последние не только рассматривались в отрыве, но и в противопоставлении друг другу. Ф.Рапп выдвигает ряд опровержений резкого разграничения науки и техники.
Утверждение о том. что естествознание имеет дело с естественными процессами, а техника с артефактами опровергается тем, что современные естественнонаучные эксперименты с сложным научно-лабораторным оборудованием являются артефактами, а технические процессы, входя в состав материального мира, естественными процессами.
Утверждение о том, что техника является естествознанием опровергается тем, что многие научные проблемы для техники не имеют большого значения, а многие методы технической практики основываются не на естественнонаучных знаниях. а на полуэмпирических правилах опыта.
Противопоставление науки и техники как теории и практики опровергается тем, что для естественных наук характерна определенная, конкретно осязаемая практика, а техническая деятельность имеет свое собственное теоретическое основание.
Наконец, понимание науки как побочного продукта или как вспомогательного средства для постановки технических задач несостоятельно, поскольку в момент постановки научно-исследовательских задач предвидеть последующие возможности приложения результатов их решений практически невозможно .
Но все же, безусловно, различие между наукой и техникой есть. Техника выражает преобразующе-практическую деятельность человека, а наука - его познавательную, теоретическую деятельность.
Конечно, существует примат практики над теорией, техники над наукой. Однако это не исключает обратного активного воздействия теории на практику, хотя в принципе практика определяет теорию. В каждом конкретном случае отношение между практикой и теорией, техникой и наукой оказываются как бы перевернутыми: наука выступает как сторона, определяющая техническую деятельность. Другими словами, в процессе взаимодействия техники и науки причина и следствие постоянно меняются местами и связь техники с наукой не должна заслонять обратную связь - науки с техникой.
Современная техника является одним из продуктов науки и знаний, освоенных человечеством. Без знаний нельзя не только создавать современные технические устройства, но эффективно их использовать. Возможности современной техники в значительной степени зависят от того, насколько глубоко человек познал объективные законы природы, на основе которых созданы те или иные технические устройства. Это, в частности, выражается в том, что используемые объективные законы природы определяют структуру совокупной техники, существующей в обществе.
Рассматривая технику как овеществленное знание о законах природы ее можно представить в виде системы, отдельные элементы которой различаются между собой по характеру используемых законов природы и по характеру использования этих законов.
Законы внешнего мира, используемые в технике, - это законы механические, химические и биологические. В соответствии с этим, по характеру используемых законов техника может быть представлена как система, элементами которой являются механическая (физическая), химическая и биологическая, или точнее, бионическая техника. При в этом, в настоящее время основную массу совокупной техники составляет техника, основанная на применении механических и физических законов. Она является исходным и до настоящего времени важнейшим элементом технической системы. Однако в общей массе совокупной техники возрастает удельный вес химической техники. Происходит химизация общественного производства. Этот процесс идет, с одной стороны, по линии химизации производственных процессов, перехода от механической технологии к химической в различных отраслях техники а , с другой - по линии создания так называемой "большой химии" или химической индустрии, обеспечивающей общественное производство массой искусственно создаваемых веществ.
Возраст бионики нельзя сравнить с химической, а тем более с физической техникой. Она делает ныне только свои первые шаги. Однако эти шаги настолько эффективны, так резко меняют сложившиеся представления о принципах конструирования технических устройств, что технику будущего часто видят как технику, построенную по принципам бионики.
Что касается структуры техники по характеру использования законов, то ее можно представить из трех элементов, последовательно появляющихся один после другого и ныне наличествующих в составе совокупной технике. Вначале длительный период вплоть до появления крупного машинного производства существовала эмпирическая техника, основанная на производственном опыте и трудовых навыках, на стихийном использовании тех законов, которые намного позже познала наука. Затем появилась техника, возникшая на основе эмпирического и научного знания. Передовые отрасли современной техники - информационная, атомная, автоматическая конструируются и функционируют на основе сознательного использования объективных законов, открываемых наукой, эта техника выступает как инобытие науки.
Порожденная техническими потребностями производства наука имеет огромную силу обратного воздействия и выступает как одна из движущих сил развития техники. Современная наука не только определяет создание тех или иных технических устройств, но на основе изучения законов природы и техники может определить тенденции технического прогресса, экстраполировать их в бедущее и может предвидеть таким образом будущее состояние техники.
Обратное воздействие науки на технику связано с рядом обстоятельств.
Прежде всего, наука намного сильнее и результативнее воздействует на прогресс техники, чем знания, выработанные на основе производственного опыта и трудовых навыков. Последние отражают лишь внешнюю сторону предметов и процессов, отдельные явления и имеют весьма приближенный характер. В силу этого эффективность их технического применения снижается. Куда более результативными оказываются научные знания, отражающие сущность предметов и процессов, вскрывающие их глубинные, скрытые от чисто опытного познания стороны, имеющие большую степень достоверности.
Необходимо иметь в виду, что усвоение достижений науки занимает малый период времени по сравнению со временем первоначального получения научных знаний. "Продукт умственного труда - наука - всегда ценится далеко ниже ее стоимости, - писал К.Маркс- потому, что рабочее время, необходимое для ее воспроизведения, не идет ни в какое сравнение с тем рабочим временем, которое требуется для того, чтобы первоначально ее произвести"(29, 355). Теорему о биноме, замечает он, школьник может выучить в течение одного часа, тогда как для ее открытия самому Ньютону требовалось неизмеримо больше времени.
Выгодность применения достижений науки в технике вытекает из особенностей производства самих научных знаний. Выгоды от применения результатов науки намного большие, чем расходы, понесенные обществом на их получение. Достижения науки, ставшие достоянием гласности, вообще не стоят ни гроша.
Надо учесть, что научные открытия исключительно долговечны, они, по существу, никогда не стареют и не "изнашиваются" в ходе употребления. Научные знания - товар особого рода. Стоимость любого товара по мере его употребления снижается. Полученные научные знания принадлежат к такому роду богатства, которое, чем больше оно употребляется, тем становится более развитым и более полным. Эта особенность научного знания была подмечена уже в древности. Бхартрихари так воспевал эту особенность научного знания:
"Сокровище такое существует,
Которому не страшны воры:
Украсть его нельзя. Всегда
Несет оно с собой несказанное счастье.
Хоть тратишь ты его и раздаешь другим,
А все ж оно растет - потом ему не страшен!
Его зовут наукой!" (7,175).
По мере развития научных знаний и их технического применения старый капитал воспроизводится в более производительной форме, что ведет к росту производительности труда.
Техническое применение полученных научных знаний позволяет заменять все в больших масштабах труд людей силами природы. Производство товаров все менее зависит от непосредственных затрат живого труда и все более от технологического применения науки. Силы природы, как таковые, стоимости не имеют, так как в них не вложен труд человека. Следовательно, использование науки для замены человеческих сил силами природы не только не повышает стоимости товара, но, напротив, удешевляет его, увеличивает богатство общества не увеличивая в той же мере стоимости этого богатства. Благодаря применению науки природные агенты делают труд более производительным, не повышая стоимости продукта, не увеличивая стоимости товара.
Таковы причины эффективности обратного воздействия науки на развитие техники. Действие этих причин ярко проявляется в истории науки и техники. При этом конкретные условия определяют как их силу, так и формы их проявления.
Обратное воздействие науки на развитие техники идет, в основном, в двух направлениях. В одном случае в производстве применяются уже имеющиеся данные науки. Так, открытие в конце 19 века П.Гриссом реакции диазотирования позволило получить обширный класс азотокрасителей, на основе которого возникла промышленность синтетических красителей и продуктов из них. В других случаях наука исследует проблемы, выдвигаемые техникой и внедряет полученные результаты в ее развитие. Так, техника конца 19 века поставила ряд проблем, в ходе решения которых возникают динамика твердого тела, гидродинамическая теория трения, колебания, резонанса. Их внедрение революционизировала промышленность.
Что касается силы обратного воздействия науки на развитие техники, то в различные исторические периоды она была различной, но, в общем, это воздействие неуклонно возрастало. Вместе с быстро растущим познанием законов природы росли и средства обратного воздействия на природу. Эта тенденция ярко проявляется в современных условиях.
В целом можно утверждать, что диалектика взаимосвязи науки и техники состоит в постоянном повышении роли научных исследований в прогрессе техники. Более того, чем выше уровень развития общественного производства, чем сложнее техника, тем большую роль играет наука.
Происходящая ныне в большинстве развитых стран научно-техническая революция отличается от первой промышленной революции неизмеримо большей ролью, которую в ней играет наука. Жизнь отдельного человека на Земле и в космосе, общества в целом теперь обусловлена непрерывным развитием науки и все более широким применением ее результатов. Раньше промышленность состояла из обособленных элементарно механизированных производств, нуждающихся в науке лишь для немногих ключевых областей. Современная промышленность превратилась в сложный комплекс, который все чаще обращается за помощью к науке.
Состояние техники все более непосредственно отражает состояние науки. Удельный вес техники как инобытия научных знаний возрастает в совокупной технике. Чем моложе техника. тем глубже ее связь с наукой. А.Бергсон писал, что "чем больше наука продвигается вперед, тем больше изобретений стимулируется ее открытиями; часто остается сделать лишь шаг от теории к ее применению"(30,331). Внутри своих лабораторий наука подчас порождает новые виды техники. Именно в стенах научных лабораторий зародилась атомная техника, полупроводниковая техника, космическая техника, бионика, техника лазеров, мазеров, МГД-генераторов, техника современной информатики в виде компьютеров, принтеров, факсов и т.д. Наука все более воздействует и на технологию, способствует замене механической технологии химической. Спектр наук, получивших непосредственный выход в производство, расширяется.
Возрастает также роль науки в создании ее технической базы, в организации и проведении научных исследований, а также во внедрении своих результатов в производство.
Развиваясь все более ускоренными темпами, наука оказывает все возрастающее влияние на технику в результате чего ныне отношения между наукой и техникой быстро меняются: наука все в меньшей степени следует за техникой, а техника все больше идет по стопам науки.
Заметим, что говоря о повышении роли науки в развитии техники, нельзя делать заключение что наука начинает играть определяющую роль в развитии техники, производства и всего общества в целом. Если раньше существовала опасность недооценки роли науки в развитии техники, то в настоящее время появилась противоположная опасность - чрезмерного преувеличения этой роли. Сейчас, когда 20 век подходит к концу и люди все больше пытаются заглянуть в третье тысячелетие часто науке приписываются слишком большие заслуги во всем хорошем или плохом что характерно для тех колоссальных и разительных перемен свидетелем которых было уходящее столетие.
Между тем, возрастание роли науки в развитии техники нисколько не означает уменьшения роли техники в прогрессе познания. Несомненно, роль науки в развитии техники в наше время существенно возросла, но, вместе с тем, неизмеримо повысилась и роль техники в развитии науки. Из фактора, отстающего от развития техники, наука превратилась под воздействием практики в фактор, опережающей технический прогресс. Не случайно в названии преобладающий сейчас форме научно-технического прогресса ("научно-техническая революция") слово "научно" стоит впереди. Однако такая перестановка составляющих элементов научно-технического прогресса нисколько не означает, что доминирующая роль вообще перешла от техники к науке. Изменилась не сущность взаимоотношений между наукой и техникой, а форма их взаимодействия. В ходе развития науки и техники постоянно усложняется и расширяется взаимодействие и взаимовлияние их друг на друга. Роль науки возросла не в сравнении с ролью техники, а в сравнении с той ролью, которую раньше играла наука в развитии техники.
Роль науки в развитии техники и производства вообще возрастает прежде всего в силу роста субъективного фактора в историческом прогрессе. Чем дальше человечество идет по пути общественного прогресса, тем большее значение и большие масштабы приобретает сознательное регулирование обмена веществ между обществом и природой, тем более человек ставит себе на службу стихийные силы природы, тем сильнее повышается способность и возможность людей управлять как окружающей средой, так и общественными отношениями.
Вторая причина возрастания обратного влияния науки на технику заключается в том, что техника становится все более и более сложной, основывается на использовании все более и более сложных законов природы. Познать эти законы чисто эмпирическим путем уже нельзя. Для открытия и разработки способов технического применения этих законов необходимы сложные научные эксперименты с использованием точной научной аппаратуры. Данные экспериментов требуют тщательной обработки с применением математического аппарата и электронно-вычислительных средств.
Таким образом, техника является реализованным человеческим знанием, а в условиях современности, прежде всего, материализацией научных знаний. Взаимосвязь науки и техники приобрела устойчивый, необходимый, закономерный характер. Современные науку и технику можно уподобить двум магдебургским полушариям не могущим существовать друг без друга и выступающим в виде научно-технической революции.



5. Научно-техническая революция -
синтез науки и техники.


В развитых странах мира ныне научно - технический прогресс принял революционную форму. Два потока - техническое и научное развитие слились в единый научно-технический поток, получивший название научно-технической революции. В чем же состоит сущность и содержание научно-технической революции, каковы основные этапы ее развития в ходе которого из науки и техники получился научно-технический сплав?
Одним из наиболее спорных вопросов при обсуждении проблем научно-технической революции является вопрос о ее сущности. Единого мнения здесь нет. Одни авторы сводят сущность НТР к изменению в производительных силах общества, другие - к автоматизации производственных процессов и созданию четырехзвенной системы машин, третьи - к возрастанию роли науки в развитии техники, четвертые - к появлению и развитию информационной техники и т.д. Нам кажется, что во всех этих случаях отражаются лишь отдельные признаки, отдельные стороны научно-технической революции, а не ее сущность, которую, по нашему мнению,. можно определить так: научно-техническая революция есть совокупность взаимообусловленных качественных изменений в науке и технике, ведущих к установлению новой естественно-научной картины мира и к коренному изменению места и роли человека в производственном процессе.
Для более глубокого понимания сущности научно-технической революции рассмотрим процесс ее развития. Прослеживая этот процесс можно выделить его определенные этапы: формирование предпосылок НТР, ее первые проявления, развертывание и, наконец, современный этап.
Формирование естественнонаучных предпосылок НТР относится к концу 19 - началу 20 веков, когда классическая механическая ньютоновская картина мира работами Герца, Рентгена, Лебедева, Лоренца, Томсона, Розерфорда, Бора, Пуанкаре, Планка, Эйнштейна была заменена релятивистской механикой, а по существу - новой естественно-научной картиной мира. Поскольку работы в области физики и математики оказали стимулирующее воздействие на другие области естествознания, это была революция в естествознании.
На основе этих работ как из рога изобилия посыпались научные открытия - динамика твердого тела, аэродинамика, механика жидкости и газов, теория устойчивости движения, физико-химический анализ, теория вероятностей и другие. Но эти научные открытия еще не находили технического применения. Даже такие видные достижения технического прогресса того времени, как крекинг-процесс, двигатель внутреннего сгорания, самолет и радио базировались на использовании знаний классической механики. Однако эти научные открытия не могли не повлиять на общее миропонимание людей, на настрой их мыслей, перестройку этих мыслей. Именно эта революция в естествознании явилась предтечей последующей за ней научно-технической революции, которая возникает на основе использования новейших научных достижений в технике и развивает дальше как технику, так и науку.
В 30-х годах нашего века проявляются первые ростки научно-технической революции - новая квантовая теория, волновая механика, начало комплексной механизации производственных процессов, появление первых автоматов, радиолокации, осуществлены деление ядра и цепная реакция. Научные открытия получают быстрое применение. Дж.Бернал писал, что "впервые в истории наука и ученые принимают непосредственное и открытое участие в серьезных экономических, промышленных и военных событиях своего времени" (31 ,383).
Участие науки в функционировании производства привело к качественному изменению технического базиса производства. Завершается переход от паровых двигателей к электродвигателям, происходит качественное техническое усовершенствование двигателя внутреннего сгорания и переход к турбодвигателям, дальнейшее развитие получают средства транспорта и связи, появляются реактивные самолеты, ракеты, полимеры и пластические массы, техника массового поточного производства и ядерная техника.
С середины 50-х годов в полной мере развертывается революционная форма научно-техничвеского прогресса как преобладающая форма развития науки и техники. Происходят дифференциация и интеграция различных областей научного знания. Углубляется специализация научной деятельности и в то же время интегративные процессы в науке преодолевают профессиональную ограниченность ученых, способствуют решению крупных комплексных научных проблем.
Для структурных сдвигов в науке свойственно также изменение удельного веса и значимости технических наук, занимающих лидирующее положение. Прежнее их понимание как прикладных отраслей механики, физики, химии отмирает и технические науки становятся самостоятельной группой наук, выполняющих функции познания, конструирования и функционирования мира искусственно созданной технической среды - второй формы объективной реальности. Все большую значимость приобретают фундаментальные научные исследования как теоретическая основа революционных сдвигов в технологии. Быстрыми темпами начинают развиваться биологические науки, возникает бионика как особая наука о свойствах живых организмов и использовании этих свойств в технике и технологии.
В процессе углубления науки в более сложные области материального мира содержание науки обогащается, наполняется новыми фактами, гипотезами, законами, теоретическими принципами и теориями. Возрастает точность и достоверность результатов научных исследований. Это обеспечивает все большую роль науки в развитии и функционировании практики, что приводит к изменению функций науки. Наука превращается в одну из производительных сил общества, а по мере дальнейшего развития научно- технической революции она становится непосредственной производительной силой общества. В этом случае наука имеет как бы две ипостаси. В своей субъективной форме наука как производительная сила выступает в виде технико-техенологических знаний и определенных трудовых актов человека. Объективизированной формой науки является техника и технология. Научные знания, материализованные однажды человеком в технике и технологии, в дальнейшем без посредства человека, непосредственно функционируют в автоматизированном производственном процессе. Наука заставляет неодушевленные члены системы машин посредством ее конструкции действовать как автомат.
Автоматизация производственных процессов, как следствие передачи нетворческих сторон трудовых функций человека техническим устройствам, выдвигается постепенно в число лидеров технического прогресса. Впитывая в себя новейшие достижения науки и техники, автоматизация качественно меняет место и роль человека в непосредственном технологическом процессе. Из непременного агента этого процесса человек превращается в его регулятора в широком смысле этого слова. Постепенное включение компьютеров в технологический процесс начинает заменять отдельные стороны логических функций человека и делает первые шаги кибернетизация производства. На этом этапе развития научно-технической революции были автоматизированы уже ранее механизированные процессы, но многие виды труда еще остались за пределами автоматизации. Однако весьма заметно проявляется тенденция ускорения темпов автоматизации и расширения ее рамок, она постепенно охватывает вспомогательные участки промышленного производства, сельское хозяйство и сферу бытовых услуг, приводит к резкому росту технического обеспечения функционирования всех отраслей народного хозяйства.
Рост технической оснащенности отраслей народного хозяйства, все возрастающий технический потенциал общества требует для своего функционирования все большего количества энергии. Это стимулирует как развитие традиционных способов ее получения (использование энергии падающей воды, угля, нефти, газа, торфа), так и переход к использованию новых источников энергии, особенно внутриатомной. Как основной вид энергии электричество используется не только для приведение в движение технических устройств, но и в технологических процессах (термических, световых, электромагнитных и др.).
Развертывающаяся научно-техническая революция требует не только все большего количества энергии, но и вещества. Совершенствуются способы извлечения вещества из руд, начинает практиковаться вторичная обработка сырья. Происходит рост химического синтеза веществ нужных производству и быту.
В это же время начинает бурно развиваться радиоэлектроника и все шире применяться в научных исследованиях и на производстве. Однако настоящий "радиоэлектронный взрыв" еще впереди.
В этот период развития научно-технической революции происходит крупное научно-техническое и культурное событие - наука и техника вырывается в космос, начинается их космизация, утрачивается геоцентрический характер научно-технического прогресса. Человечество вступает в качественно новый этап взаимоотношения с природой, что имело огромное мировоззренческое значение и, вместе с тем, стимулировало дальнейшее развитие науки и техники. Наука получает огромную сумму принципиально новых знаний, что приводит к возникновению новых наук - космической биологии, космической медицине и других наук, к изменению методологии исследования в ряде областей научного знания. Так. астрономия, занимающаяся наблюдением небесных тел и процессов, стала широко применять научный эксперимент.
Изменяется и область техники и технологии. В условиях глубокого космического вакуума испытываются свойства новых материалов, веществ, технических конструкций и технологических процессов. На основе передовых отраслей научно-технического прогресса на Земле создается огромное космическое хозяйство. Новые конструктивные решения, приборы, материалы, топливо, организация научных исследований и внедрений оказывают влияние на другие отрасли народного хозяйства, которые усиливаются работой космической техники на потребности общества.
С середины 70-х годов 20 века начался новый, современный этап научно-технической революции, плоды которого получили широкое практическое применение. Теперь уже революционные научно-технические изменения охватили все отрасли производства и отрасли науки.
Сущность современного этапа научно-технической революции состоит в качественном повышении наукоемкости техники и технологии, в переходе от материало-, энерго- и трудоемких процессов к материало-, энерго_ и трудосберегающим. Содержание нового этапа научно-технической революции составляют качественные изменения в системе научного знания в сочетании с приоритетными направлениями технического прогресса, которые определяют вступление человечества в новую технологическую эру 21 века. Каждое из направлений этого этапа научно-технической революции изменяют свою значимость и роль в процессе развертывания научно-технической революции в различных странах. Вместе с тем эти направления имеют глобальный характер, т.е. их важнейшие характеристики присущи в той или иной степени всем странам.
В самом содержании научного знания возрастает удельный вес выводного знания, продолжается дальнейшая дифференциация и интеграция наук. Усиливается взаимосвязь наук, первичная форма этой взаимосвязи, когда каждая наука изучает определенную сторону объекта своими специфическими методами и средствами а затем науки обмениваются между собой информацией с целью получения целостного знания об объекте, сменяется развитой формой взаимосвязи. В этом случае возникает междисциплинарное сотрудничество в процессе самого исследования, представители различных областей научного знания решают одну общую задачу, проводят одно комплексное научное исследование, охватывающее различные аспекты объекта.
Задачи, выдвигаемые техническими потребностями производства, становятся все более сложными, возникают комплексные проблемы. Для их решения нужна другая методология научного исследования, делающая возможным обобщение более широкого и глубокого уровня. Возникает особый класс понятий - общенаучных: алгоритма, модели, вероятности, системы, функции, структуры и др., которые широко используются в особом классе наук и научных направлениях- общей теории систем,кибернетике,синергетике и др.
Синергетика (теория самоорганизации) - междисциплинарное направление научных исследований, определенная совокупность общепринятых в научном сообществе идей и методов (образцов) научного исследования, научная парадигма, вводящая принципиально новое видение мира и новое понимание процессов развития. Имея преемственную историческую связь с кибернетикой и общей теорией систем синергетика исходит из противоположной точки зрения на объективную реальность. Для синергетики неравновесность не препятствие, а, напротив, источник упорядоченности, для нее процессы окружающего нас мира в принципе нелинейные а линейные процессы составляют весьма ограниченный класс. Предметом синергетики является механизм самоорганизации структур, переход от хаоса к порядку и обратно. Этот механизм исходит из структурной общности всех явлений в живой и неживой природе, функциональной общности процессов самоорганизации и особой, конструктивной роли случайности в развитии. Хаос - основа процесса развития.
Синергетика показывает при каких условиях и для каких систем случайности (флуктуации) могут привести к возникновению порядка. Ключевые идеи синергетики: нелинейность, самоорганизация и открытые системы. Не только человек активен, но и природа не является "немой".
В нелинейной среде (т.е в среде, которая описывается нелинейными математическими методами) имеется спектр альтернативных случайностей. Какие из них могут быть реализованы определяется возможным "блужданием" по полю путей развития. Случайность есть творческое конструктивное начало, она способна сыграть роль того механизма, той силы, которая выводит систему на ее внутреннюю организацию. Поэтому случайности могут приводить к существенному результату. Но чтобы случайность могла породить значительные события, среда должна находиться в критическом, возбужденном состоянии. Незначительный повод может вызывать катастрофу. Неустойчивое состояние среды чувствительно к малым флуктуациям. Если существует много путей развития есть право выбора оптимального и таким путем можно сократить время прихода желательных событий и далеко не все направления развития реализуются. Мир творим случайностью.
Нетрудно видеть, что подобные идеи, существующие в современной науке, вносят существенные коррективы в философское осмысление процесса развития, который традиционно понимался как закономерный процесс, реализующий объективную необходимость.
Новые научные направления рождаются не только на стыке различных научных дисциплин, но и на стыке науки и техники. Так, новое направление по целенаправленному изменению генетических программ - генная инженерия открыла перед наукой и техникой совершенно новые возможности: извлекать из клетки само вещество жизни, перекраивать его и манупулировать с генами для создания новых видов растений и животных. Уже существуют "генные машины", способные собирать фрагменты генов за несколько часов.
Развитие традиционных областей научного знания, появление новых наук и научных направлений привело к экспоненциальному росту научных знаний и числа ученых. Во времена К.Маркса объем научной информации удваивался каждые 50 лет, ныне - каждые 20 месяцев (рис.5)

Рис.5. Рост потока научно-технической информации (n -
кратность роста). (32,77).
В целом, в процессе революционных преобразований в современной науке происходит коренное изменение содержания научных знаний об объективном мире, в силу чего содержание науки приходит в противоречие с формой (способом) научного мышления. Это приводит к фундаментальному изменению как в сфере теоретических представлений, так и в методологии научного познания.
Новый этап научно-технической революции включает в себе не только революционные изменения в науке, но и приоритетные направления современного научно-технического прогресса - электронизацию народного хозяйства, комплексную автоматизацию, компьютеризацию и роботизацию производства, развитие атомной энергетики, новую технологию получения и обработки материалов, биотехнологию.
Под электронизацией народного хозяйства понимается качественно новый этап в развитии электронной техники, которую на Западе часто называют "компьютерной революцией". Это название имеет определенное основание, так как появление компьютеров является важным научно-техническим и социальным фактором, одним из главных направлений научно-технической революции. "Компьютерная революция" поднимает на принципиально новый уровень автоматизацию умственного труда, что обеспечивается созданием интегральных коммуникационно-вычислительных систем, которые во взаимодействии с человеком могут формировать, управлять и контролировать информационные потоки и за счет этого глубже и точнее познавать объективный мир.
Качественно новый этап в развитии электронной техники представляет производство и использование микропроцессоров, которые стали символом нового этапа научно-технической революции. Микропроцессоры - база всех средств промышленной автоматизации, это важнейшие блоки ЭВМ, роботов, автоматов, это качественный скачок в развитии электроники. Имея широкий диапазон применения - от регулирования расходов топлива в автомобиле до космической техники, микропроцессоры при повышении их качества и надежности снижаются в стоимости изготовления и цене. Микропроцессоры превратили производство компьютеров в одно из ведущих и наукоемких отраслей промышленности. Рождается современная информатика, исследующая информационные процессы любой природы для разработки информационной техники и технологии.
Появление микропроцессоров Национальная Академия Наук США рассматривает как "вторую промышленную революцию", качественно отличную от первой, связанную с появлением универсального двигателя и суппорта. Но видимо более точным является утверждение, что появление компьютеров с использованием микропроцессоров ознаменовало определенный этап в развитии научно-технической революции, который связан с таким видом кибернетической техники, как мини- и микро-ЭВМ.
Ведутся работы по созданию биокомпьютеров, которые будут использовать белковую память. Наряду с работами по созданию молекулярного биокомпьютера ведутся разработки нейрокомпьютера - системы нечисловой информационно-логической обработки, реализуемой на машинных средствах. Это направление использует достижения физики твердого тела и нейробиологии, которые стимулировали разработку искусственных нейронных сетей в виде электронных схем.
Компьютеры получили широкое применение в народном хозяйстве - от промышленности и научных исследований до искусства и быта. Микропроцессоры являются "нервными узлами" средств автоматизации для гибких производственных систем (ГПС), имеют большой диапазон использования. Огромными темпами развивается современная радиоэлектроника. Высокая скорость передачи сигнала, безынерционность, малые размеры, экологичность, большая степень надежности обеспечили техническое, технологическое и научное применение радиоэлектронных устройств.
Важным направлением современного этапа научно-технической революции является комплексная автоматизация производственных процессов. Причем ее рассматривают ныне не в узкотехническом аспекте, как замену труда человека работой машины, а как создание человеко-машинных систем, которые включаются в человеческую деятельность. Если на предыдущих этапах развития научно-технической революции автоматизировались отдельные трудовые процессы людей или отдельные технологические участки, то теперь речь идет о комплексной автоматизации, представляющей собой гибкие автоматизированные производства (ГАП). Государственный стандарт определяет ГАП как совокупность или отдельную единицу технологического оборудования и систем обеспечения его функционирования в автоматическом режиме, которая обладает свойством автоматизированной переналадки при производстве изделий произвольной номенклатуры в установленных пределах их характеристик.
История появления ГАП восходит к 50-м годам, когда в серийном производстве жесткая автоматизация обнаружила уязвимые места - большая нагрузка на человека-оператора, невозможность быстрой переоснастки оборудования для выпуска новой продукции. Выпускаются станки с программным управлением (СПУ), которые связаны между собой, с роботами и ЭВМ в составе единого машинного центра. СПУ, роботы и ЭВМ создали начальные звенья ГАП. Для кардинального решения проблемы вводятся система автоматического проектирования (САПР). Это позволило интегрировать все технологические звенья вместе с контрольными программирующими устройствами в систему ГАП.
ГАП представляет собой автоматизированный производственный участок, состоящий из трех частей - перенастраивающегося производственного оборудования, автоматической системы планирования и управления производством и автоматической системы проектирования, конструирования, разработки и изготовления новой продукции. ГАП создает оптимальные условия для полной ликвидации тяжелых и непривлекательных видов труда, экономит труд, делает его привлекательным для человека. Функционирование ГАП включает в себя роботов.
Историческая роль робототехники заключается в создании условий для перехода к полной автоматизации - качественно новому технологическому способу производства. Гибкие производственные системы помимо роботов опираются на использование САПР, ЭВМ, СПУ, контрольные программирующие устройства. Создается система компьютеризированного производства - способ соединения компьютеров с производством. Она обеспечивает компьютеризированное конструирование, групповую технологию, автоматизацию вспомогательных процессов, компьютеризацию производственных операций, функционирование роботов. Такая система позволяет использовать ЭВМ на всех стадиях производства и в качестве главного компонента включается в сеть управления отдельных станков, их групп и всего предприятия.
Современный этап научно-технической революции предполагает ускоренное развитие атомной энергетики, совершенствование АЭС, улучшение использования природного урана, разработку реакторов на быстрых нейронах. Практическое применение управляемых реакций термоядерного синтеза по мнению специалистов станет возможным на рубеже 21 века. Сейчас имеется научное основание для сооружения технологического термоядерного реактора. Эта работа началась под руководством международного агентства по атомной энергии. Однако по мере развития атомной энергетики все чаще и острее становится проблема обеспечения безопасности и экологичности атомных энергоблоков. Чернобыльская авария показала какой вред и неисчислимые беды приносит их аварийность.
Перспективным является непосредственное преобразование атомной и тепловой энергии в электрическую с помощью магнитогидродинамических генераторов (МГД-генераторов), солнечных батарей, термогенраторов, топливных элементов. Прямое преобразование тепла в электричество позволяет создать простые и вместе с тем надежные ядерные и электрические установки.
Новые материалы и технологии их производства и обработки будут разрабатываться на основе создания новых компазиционных, керамических, износостойких и полупроводниковых материалов, пластических масс, создания технологий с применением высоких давлений, вакуума, импульсных воздействий и энергии взрыва. Создается новый "набор" материалов, их качественное и количественное увеличение. Дело в том, что под воздействием современного этапа научно-технической революции в "наборе" используемых материалов происходят существенные изменения, а количество потребляемого материала достигает огромных размеров. Поэтому, хотя в перспективе новая волна научно-технической революции движется по линии создания материалосберегающей техники и технологии, ныне производство полимеров растет высокими темпами, получает быстрое развитие порошковая металлургия и вторичная обработка сырья.
Вообще для современного этапа научно-технической революции характерно ускоряющееся развитие способов создания принципиально новых материалов, не встречающихся в природе. Сформировалась новая отрасль науки и техники - экспериментальная минералогия, позволяющая создавать вещества с заданными свойствами.
Пластмассы, металлоорганические соединения (металлы и полимеры), кристаллиты, сплавы с заранее заданными свойствами широко применяются в современном производстве удовлетворяя его жестким параметрам. Они заменяют естественные материалы, добыча которых подчас дороже стоимости изготовления искусственных материалов. Особое значение имеют жаропрочные и сверхпрочные материалы, композиционные материалы нового типа, создание предельно чистых веществ. На основе практического использования теории сверхпроводимости при гелиевой температуре создана сверхпроводящая керамика, микронная пленка, кабели, "супермагниты".
Необходимой частью современной техники становится применение органических продуктов и красителей. Растворы органических красителей применяются в лазерах, в печатающих устройствах для современных компьютеров, в жидкокристаллических материалах для индикаторов. В промышленности все большее применение получают металло-матричные композиты, обладающие высокой прочностью и износостойкостью, дисперсионно-упрочненные алюминий-радиевые сплавы, алюминиды, полиэфкретоны, титан и его сплавы.
Наконец, важным направлением современного этапа научно-технической революции является ускоряющееся развитие биотехнологии. Это новая и быстро прогрессирующая отрасль науки и производства основана на промышленном применении естественных и целенаправленно создаваемых живых систем (прежде всего микроорганизмов). они получают все большее применение в сельском хозяйстве, медицине, энергетике. Изучаются биологические процессы, связанные с обменом веществ, для создания технологии с использованием биологических процессов. Для развития биотехнологии характерна широкая автоматизация, применение микропроцессорной техники. Изучаются биологические процессы, связанные с обменом веществ, для создания технологии с использованием этих биологических процессов. Разработаны и совершенствуются биотехнологии получения новых биологически активных веществ и лекарств, средств защиты растений и регуляторов их роста, получения продукций, создания сельскохозяйственных гибридов, биоэнергетики. Глубоко изучаются механизмы хранения и передачи наследственной информации для их моделирования.
Практическое использование биологических процессов знаменует качественно новый этап в развитии общественного производства. Происходит превращение природных процессов в помышленные и их сочетание. Биотехнология является одним из соединительных звеньев современного этапа научно-технической революции с набирающей силу научно-технологической революцией.
Во временном отношении, как видно из предшествующего изложения, научно-техническая революция охватывает довольно длительный период времени. Трудно сказать сейчас, когда она окончится. Но учитывая нынешние темпы развития науки и техники можно сделать предположение, что для завершения научно-технической революции потребуется не так уж сравнительно много времени. Она, видимо, завершится с переходом от старого индустриального технологического базиса, к качественно новой информационной технологии с формированием компьютерных интегрированных производств, внедрением комплексных автоматизированных систем и технологий, суть которых составляет переход от механических к физическим, химическим и биотехническим процессам. Эти процессы будут сопровождаться не только созданием АСУ, овладением термоядерной энергией, но и комплексным применением достижений всех наук в целях гармоничного развития человека. Таким образом, за горизонтами современного этапа научно-технической революции вырисовываются контуры новой и более радикальной гуманитарной революции. Объектом этой революции будет сам человек, и ее ход будет подчинен гуманистическим идеалам человечества.
Качественно новый этап научно-технического прогресса делает еще только свои первые шаги, выступает еще в виде отдельных проявлений и намечающихся тенденций. Но сквозь них проглядывает основная черта современного этапа научно-технической революции - перерастание ее в научно-технологическую революцию.
Перерастание научно-технической революции в научно-технологическую революцию определяется осознанием ограниченности для человечества его жизнедеятельных ресурсов. От идеи господства над природой, на что нацелена современна техника и технология, люди переходят к идеи гармоничного развития с ней, на что ориентируется технология будущего. Формируется новый уровень более глубокого слияния науки с производством, проникновение науки во все сферы общественной жизни. Технология как наука о производственной деятельности использует науку не только для достижения конечного эффекта данного конкретного производства, но и для научного обоснования всех социальных, культурно-гуманистических решений и процессов, связанных с этим производством.
Вполне естественно, что такие решения опираются на большое количество самой разнообразной информации. Объем расчетно-вычислительной деятельности, ее качество резко возрастают. Здесь уже не пригодны прежние расчетные средства. Их заменяют ЭВМ, компьютерная наука, информатика. Последняя формируется на базе синтеза компьютерной техники и науки, кибернетики, АСУ.
Информатика - это наука, изучающая все аспекты получения, хранения, преобразования, передачи и использования информации. Под этим понятием объединяются ряд научных направлений, исследующих разные стороны одного и того же объекта - информации. В числе этих направлений можно назвать теоретическую информатику, кибернетику, программирование, искусственный интеллект, информационные системы, вычислительную технику.
Что касается ЭВМ, то они из вспомогательных устройств превращаются в один из ведущих факторов процесса производства и управления. Этим обстоятельством вызвана компьютерная революция - появление ЭВМ новых поколений, ведущих многоканальную параллельную обработку информации. Одновременно появляются роботы, обладающие автономией и способностью воспринимать и выдавать информацию на естественном языке.
Возвращаясь к современному этапу научно-технической революции, отметим его характерные черты. Он протекает на основе глубокого использования достижений фундаментальной науки, выступает в качестве главного фактор интенсификации всей экономики, концентрирует внимание на массовом тиражировании наукоемких видов продукции и предполагает активизацию человеческой деятельности.
В этой главе мы выяснили природу человеческого знания, особено технического знания, рассмотрели технические науки как специфическую форму технического знания, историю и логику взаимосвязи навуки с техникой. Эту взаимосвязь можно сравнить с двумя поездами - пассажирским (техника) и скорым (наука). Первый из них отправился в путь раньше второго, но второй имеет большую скорость движения. В процессе движения этих поездов вначале техника шла впереди науки, затем они двигались как бы параллельно, а ныне наука идет впереди техники. Но пути движение этих поездов пролегли через широкие социальные просторы. Техника всегда развивалась в социальной среде, и связь общества с техникой воздействовала на ее развитие и функционирование. Техника всегда выступала как социальный феномен.










Литература.
1.Томсон Дж. Предвидимое будущее.М.,1958.
2. Нейсбат Дж., Эбедин И. Перестройка корпораций // США-ЭПИ, 1987, № 1.
3. Новая технократическая волна на Западе. М.,1986.
4. Философия техники в ФРГ. М., 1989.
5. Ясперс К. Смысл и предназначение истории. М., 1991.
6. Вахтомин Н.К. Генезис научного знания . М., 1973.
7. Антология мировой философии, т. 1. М., 1969.
8. Бэкон Ф. Новый органон// Бэкон Ф. Соч. в 2-х томах, т.2. М., 1972.
9. Антология мировой философии, т.2. М., 1970.
10. Маркс К. и Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1953.
11. Шеллинг Ф. Система транцендентального идеализма // Шеллинг.Ф.
Собр. соч. в 2-х томах,т.1. М., 1987.
12. Крымский С.В. Научное знание и принципы его трансформации.
Киев, 1974.
13. Славин А.В. Проблема возникновения нового знания. М., 1976.
14. Плеханов Г.В. Избр. произведения в 3-х томах, т. 3. М., 1957.
15. Поппер К. Открытое общество и его враги, т.2. М., 1992.
16. Крылов А.Н. Воспоминания и очерки. М., 1956.
17. Доливо-добровольский М.О. Избр. труды М., 1948.
18. Проблемы НТР, вып. 2. ЛГУ. 1974.
19. Козлов Б.И. Возникновение и развитие технических наук. Л.,1988.
20. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958.
21. Основы научных исследований. М., 1989.
22. Планк М. Происхождение и влияние научных идей. М., 1975.
23. Взаимосвязь технических и общественных наук. Л., 1972.
24. Негодаев И.А. Наука и техника как социальные явления. РГУ. 1973.
25. Степин В.С. , Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники.
М.,1995.
26. Тимирязев К.А. Наука и демократия. М., 1967.
27. Осипов Г.В. Техника и общественный прогресс. М., 1959.
28. Блюменберг Х. Жизненный мир и технизация с точки зрения феномено-
логии // Вопр. философии, 1993, № 10.
29. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. т. 26, ч.1.
30. Бергсон А. Два источника морали и религии. М., 1994.
31. Бернал Дж. Наука в истории общества. М., 1956.
32. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994.
33. Проблемы социальной истории науки и техники. М., 1996.







Глава 4.
Техника как социальный
феномен.


В предыдущем изложении техника рассматривалась как особого рода деятельность, средство этой деятельности и как практически реализованное человеческое знание. Но в каком бы аспекте мы не рассматривали технику, она существует в обществе и для общества, имеет общественную природу, является элементом общественной системы. Конечно, важнейшим элементом этой системы является сам человек, поскольку именно он приводит в движение все остальные общественные факторы, в том числе и технику. Но техника - наиболее подвижный, революционный элемент общественной системы. Развитие общества начинается с тех изменений, которые происходят в ее техническом базисе и которые через сложную социальную ткань в конечном счете определяют развитие всех остальных общественных явлений. Поэтому анализ техники как социального феномена представляет по своей сути главную задачу философии техники. Каково же соотношение технического и общественного прогресса, воздействие техники, с одной стороны, на культуру общества а, с другой - на природную среду? Об этом и пойдет речь.



1. Главная проблема философии
техники.

Развитие и функционирование техники - не самоцель. Техническая деятельность, материализуя в процессе проектирования, конструирования и функционирования артефактов знания, имеет свой целью решение определенных практических задач, удовлетворение потребностей людей, общества. Вполне естественно поэтому, что, изучая технику, философия первостепенное значение предает выяснению диалектики взаимосвязи техники и общества, что позволяет людям в какой-то степени ставить под контроль и даже управлять этим процессом. Исследование взаимосвязи технического и общественного прогресса - главная задача философии техники.
То воздействие, которое оказывает техника на развитие общества, было замечено давно. Но особую остроту этот вопрос приобрел с тех пор, когда возникает крупное машинное производство и начинается бурный научно-технический прогресс в индустриальном обществе, разрушивший патриархальный уклад жизни с его весьма медленными темпами развития общества. Паровоз и синематограф, телеграф и трамвай, крупные машины и радио заставили изменить образ жизни и мыслей миллионов людей. Как-то сразу обнаружилось, что люди живут в технизированном мире, что создаваемая их руками техника влияет не только на их быт, повседневную жизнь, но и на моральные ценности, межличностные общения людей и даже на искусство, политику , отношения между социальными группами и государствами.
Когда стали исследовать влияние техники на жизнь людей и оценивать это влияние, то мнения оказались далеко не однозначными. Одни восторгались и гордились техническими успехами своего времени, технические новшества у них вселяли чувство оптимизма, уверенность в том, что покоряя природу при помощи техники можно полностью удовлетворить все человеческие запросы и ликвидировать все социальные неприятности. У других, напротив, возникло чувство пессимизма, стрха перед техническим демоном, опасение за то, что человек будет порабощен машиной, эра роботов сменит эру человека. Так возникло две тенденции в понимании взаимотношения техники и общества - технократизм и антитехнократизм с их многочисленными разновидностями, то набирающими силу, то ослабляющимися в различное историческое время.
В философии проблема взаимосвязи техники и общества приобретает актуальность с началом 20 века, особенно после первой мировой войны, которая продемонстрировала всю разрушительную силу техники. Пессимизм и оптимизм в решении этого вопроса в зависимости от социальных условий сменяют друг друга.
В 20-х годах этого века особую популярность имели работы немецкого социолога О.Шпенглера, такие как "Закат Европы", "Человек и техника" и другие. Выступая сторонником строго детерминированного техникой однонаправленного развития общества, О.Шпенглер рассматривал историю человечества с первых его шагов как путь, направленный к цивилизации при посредстве техники. Ныне, утверждал он, цивилизация уже достигнута, но она стала царством машин и этот искусственно созданный технический мир вытесняет и отравляет естественный. Машинная техника теперь быстро движется к своему завершению, симптомами чего являются коллониальная политика, эксплуатация труда, войны, депрессия, безработица и настроения разочарования от техники, которая восстала против своего творца - человека. "Властелин мира стал рабом машины, - заключает О.Шпенглер. - Она вовлекает его, нас, притом всех без исключения, помимо нашего сознания и воли в свой бег; в этой бешенной упряжке победитель мира будет загнан насмерть" ( цит. по:1,45).
Последняя работа А.Бергсона "Два источника морали и религии" также пронизана пессимистическими настроениями. Отмечая, что под воздействием научно-технического прогресса стал совершаться гигантскими шагами общественный прогресс, А.Бергсон с сожалением констатирует, что "дух изобретательства не всегда осуществляется на благо человечества. Он создал тьму новых потребностей; он не всегда в достаточной степени заботился о том, чтобы обеспечить большему числу людей, а если возможно, то всем, удовлетворение старых потребностей...Миллионы людей недоедают. И некоторые из них умирают с голоду"(2,332). Технические изобретения, по утверждению А.Бергсона, развили вкус к достатку и роскоши, жажде развлечений и это вызывает серьезное беспокойство за будущее человечества. Вместе с тем, А.Бергсон не теряет надежды на возможность общества поставить силы технического монстра себе на службу. Для многих людей, пишет он, обладание автомобилем является их высшим стремлением. Почему же не признать несравненную пользу, приносимую автомобилем - этим техническим чудом и не пожелать, чтобы он размножался и распространялся повсюду, где в нем нуждаются? "Человечество томится, наполовину раздавленное под тяжестью осуществленного им прогресса, - заканчивает свои рассуждения по этому поводу один из главных представителей философии жизни. - Оно не осознает еще в достаточной мере, что его будущее зависит от него самого. Ему самому предстоит решить прежде всего, хочет ли оно продолжать жить. Ему самому затем следует спросить себя, хочет ли оно только жить или же, кроме того, совершить усилие, необходимое для того, чтобы и на нашей непокорной планете осуществлялась главная функция Вселенной, этой машины для создания богов" (2,346). В этих утверждения А.Бергсона имеется известный отход от пессимистического понимания взаимоотношения технического и общественного прогресса. Постепенно под влиянием работ Т.Веблена и Ф.Тейлора в США зарождается движение технократов. Рассматривая технический фактор как доминирующую силу истории человечества, это движение видело в технике фактор, стимулирующий социальный прогресс. Техницистская, технократическая тенденция на Западе достигла своего апогея в 60-е года благодаря работам Ж.Фурастье, Р.Арона, У.Ростоу и др. Высказывая восторженный оптимизм эти авторы возлагали на новейшие достижения техники большие надежды по ликвидации существующих социальных конфликтов. В работах Г.Кана, А.Винера, Д.Бэла и др. возникают идеи об обществе "всеобщего благоденствия", "постиндустриальном обществе" и т.д. Дж.Гэлбрейт в своей книге "Новое индустриальное общество" стремится доказать, что движущей силой превращения индустриального общества в новое индустриальное общество является техника. При этом люди, обладающие техническими знаниями, опытом и способностями постепенно берут в свои руки власть, на предприятиях "власть переходит к техноструктуре и это ослабит противоречие между работодателями и наемными работниками" (3,327). В масштабах же всего общества в силу определенной инертности техноструктуры власть должны взять ученые.
Теорию "постиндустриального общества" сконструировал Д.Бэлл, который определил такие факторы перехода к постиндустриальному обществу как создание сферы экономических услуг, преобладающе положение технических специалистов и технического знания, возможность технологического роста и появление новой "интеллектуальной технологии".
З.Бзежинский в это же время выдвигает теорию "технотронного общества", где главенствующую роль будет играть новая вычислительная техника и электроника. Именно они коренным образом изменят положение человека в обществе и сведут на нет социальные конфликты.
Эта волна восторженно оптимизма в 70-е годы сменяется более осторожной позицией. Начинается поворот от прямолинейного технократического детерминизма к новотехнократическим взглядам, которые отмечают некоторые негативные и даже кризисные процессы, происходящие в обществе под воздействием научно-технического прогресса, и обращаются к рассмотрению широкого спектра социальных факторов. Неотехнократизм уже не приемлет безоговорочно прежнюю оценку социальных последствий достижений техники.
В работе "Другая революция" Ж.Эллюль пишет, что "техника - фактор порабощения человека"(4,148). Технические средства становятся самоцелью, дегуманизируя ценностные установки морали, политики, науки. Происходит техническая мутация общества. В противном случае дух техницизма захватит не только материальную, но и духовную жизнь человека. Уже сейчас, пишет Ж.Эллюль, дух техницизма не только овладел сознанием, но и проник даже в бессознательное, что является признаком формирования технократического общества.
Продолжая линию антитехнократизма Г.Маркузе выдвигает свою "критическую теорию индустриального общества", которую он с наибольшей полнотой изложил в своей известной книге "Одномерный человек". Он рассматривает современное общество как структуру, возникшую в результате тесного переплетения науки, техники, промышленности, общественных и индустриальных сил в их нерасчлененной слитности. Таким образом возникает индустриальное общество, в котором техника способствует созданию тоталитарной системы, базирующейся на мощном развитии производительных сил, стабилизирующих эту систему. Техника стала главным рычагом исторического развития. Но под влияние техники общество и человек с его сознанием становятся "одномерными", однонаправленными, эмоциональность приносится в жертву холодному рациональному расчету. Техника стандартизирует жизнь, стабилизирует общество и развитие общества прекращается. В горниле техники культура, политика, экономика сливаются в одну всеохватывающую и всепоглащщающую систему и чем больше она развертывается, тем больше стабилизируется. Выход из этого положения Г.Маркузе видит в переходе от "одномерного" рационального образа мыслей к "двухмерному", т.е. к революционному сознанию. Этот "великий отказ" от индустриального общества должен быть совершен безработными, студентами, национальными меньшинствами и призван рационально переориентировать развитие науки и техники.
Взгляды Г.Маркузе развивает Ю.Хабермас, который в своей "критической теории общества" утверждает необходимость "реполитизации" - рационального отделения задач социального развития от технологических. В структуре общества он выделяет институциональную структуру и технически развивающуюся и противопоставляет их друг другу. Техническая структура из потенциала завоевания обществом свободы превратилась в средство господства и является основным рычагом антидемократизма.
В написанной Л.Мэмфордом книге "Миф машины" общество уподобляется мегамашине, т.е. гигантской социотехнической системы, предельно унифицированной и жестко регламентированной. Он пишет: "Когда все составные части машины - политическая и экономическая власть, военная, бюрократическая и царская - объединены в одно понятие, я называю ее мегамашиной"(5,62). Если первоначальный труд был необходимой частью человеческой жизни, продолжает он, то мегамашина, вытеснив человека из сферы производства посредством механизации и автоматизации, лишила человеческий труд его самоценного значения. Л.Мэмфорд обвиняет технику, которая созданием иллюзии господства общества над природой поработила членов этого общества, превратила их в рабов машин. "Миф машины ввел запреты, ограничения, насадил атмосферу принудительности и раболепия, которые и сами по себе, и как следствие вызванных ими противодействий угрожают сегодня еще более пагубными последствиями, чем это было в эпоху пирамид" (5,63). Правда Л.Мэмфорд выступает не против техники самой по себе, а против культа техники, который есть действительное зло. В связи с этим он указывает на противоречивое начало, заложенное в самой технике и пишет: "С самого начала человеческая машина была двулика: с одной стороны, принудительная и разрушительная, а с другой - жизнеутверждающая и конструктивная" (5,64).
Амбивалентный характер воздействия технического прогресса на общество отмечают многие философы техники. Так, Ф.Рапп пишет: "В основе многих проблем, которые ставит современная техника, как это ни парадоксально, лежат именно ее слишком большие успехи"(6,85). Об этом же пишет У.Драйзард. В своей книге "Наступление информационного века" он отмечает, что противоречия технического прогресса выражаются в том, что за технический прогресс неизменно приходится расплачиваться: давая что-то с одной стороны, он лишает чего-то с другой; технический прогресс всегда создает больше проблем нежели решает; негативные последствия технологических нововведений неотделимы от позитивных; технологические нововведения имеют неопределенные последствия. Отсюда он делает вывод: "Наивно утверждать, что технология нейтральна, что она может применяться как во благо, так и во зло; добро и зло в данном случае приходят одновременно и нераздельно друг от друга"(4, 350).
Этот вывод явно направлен против получившего среди научно-технической интеллигенции мнения что техника сама со себе безразлична к социальным интересам людей, но люди не безразличны к технике применяют ее для достижения своих целей, а эти цели могут быть или благонамеренными или злыми. Подобное мнение высказывал, к примеру, К.Ясперс, который писал: "Одно, во всяком случае очевидно:техника - только средство, сама по себе она не хороша и не дурна. Все зависит от того, что из нее сделает человек, чему она служит, в какие условия он ее ставит"(7,140).
Отстаивая тезис о социальной нейтральности техники, К.Ясперс придерживается "инструментальной" трактовки техники когда последняя понимается как система материальных средств человеческой деятельности безразличных к социальным интересам. Такое понимание техники однако не может быть правильным по ряду соображений.
В самом деле, поскольку техника выступает в одной из своих ипостасей как способ деятельности общественного человека, она является важнейшим элементом общественных связей и отношений и в этом случае не может быть независимой от системы существующих в обществе производственных и технологических отношений.
Не может техника иметь нейтрального отношения к социальным интересам и в том случае, когда она понимается как средство деятельности, поскольку техника "сама по себе" не существует, она всегда "вплетена" в ткань тех социальных условий, в которых она функционирует.
Следущее соображение против социального нейтралитета техники состоит в том, что в технике материализуются не только определенные законы природы, но и те или иные социальные цели. Именно в силу всех этих обстоятельств ряд исследователей открыто выступают против социального нейтралитета техники. Так, Х.Ланге в статье "Виноваты ли машины?" пишет, что "конструкция и принцип действия этих систем (информационной техники - И.Н.) обеспечивают эксплуатацию и давление капитала на персонал предприятия. Таким образом, представление о нейтральности средств труда, которые в зависимости от поставленной цели или преследуемых интересов может использоваться "правильно" или "неправильно", обнаруживает полную несостоятельность в условиях современного развития техники"(8, 17).
В процессе технического творчества, развития и функционирования техники люди реализуют не только свое естественное отношение к природе, но и общественные отношения. Поэтому в ходе создания технических устройств происходит опредмечивание, объективизация не только технологических целей непосредственного производителя, но и социально-экономических, политических, эстетических, нравственных, экологических целей общества. Связь техники с этими целями отражается по разному. Социальные цели деятельности, реализуемые в технике, образуют историческую форму ее создания и эксплуатации. Поскольку в технике реализуются качественно отличные друг от друга законы - природы и общества, техника имеет как бы двойственный характер и содержит возможность проявления противоречий как между техникой и природой, так и между техникой и обществом.
Ныне возникают организационные структуры, включающие в себя ученых, инженеров, администраторов, политиков и интересы этих групп непосредственно связываются друг с другом. "Это включает в себя процесс перевода политических целей в технические цели и исследовательские стратегии, связывающие разные дискурсивные универсумы" -пишет П.Вайнгарт (6,158).
Наконец, можно привести еще один аргумент в пользу отрицания нейтральности техники, приводимый Г.Каном. "Часто утверждают, - пишет он, что сама по себе техника не имеет своих внутренних тенденций, что сама по себе она не несет ни блага, ни вреда. Мы предпочитаем считать, что один вид техники более вреден, чем другой, что концепция научно-технического прогресса не исключает выхода развития из- под контроля человека" (4, 182).
Несмотря на то, что в 80-е годы усиливаются пессимистические протесты против демонии техники в общественной жизни, в эти же годы ярко высвечивается тенденция философского осмысления воздействий научно-технической революции на формирование постиндустриального (информационного, компьютерного) общества. На Западе возникает новая технократическая волна, поднятая в основном американскими философами и социологами.
Так, Дж.Мартин, рассуждая о будущем обществе которое он назвал "телематическим", признает, что "в глазах общества технология стала каким-то сверхъестественным чудовищем"(4,371). По мере того, как технология становится более могущественной, ее способность приносить либо опасение, либо проклятие возрастает. Сегодня нам легче уничтожить нашу планету, чем ликвидировать уже нанесенный ущерб. Обратной дороги нет: будущее принесет нам не возвращение к примитивным условиям прошлого, а новые формы цивилизации. Поэтому надо "не сдерживать технологию, а всячески развивать ее"(4,372).
Другой американский философ А.Турен пишет о том, что мы движемся прочь за рамки индустриального общества к обществу, отличающемуся большей способностью к самоизменению. Одновременно он выступает против техницизма, утверждая, что говорить о компьютерном обществе столь же поверхностно, как говорить об обществе парового двигателя или электромоторном обществе. По мнению А.Турена нет резона давать столь большую привилегию определенному виду техники в те или иные исторические периоды. Формирующееся общество он предлагает назвать программируемым обществом - "обозначение, которое ясно указывает на его способность создавать модели управления производством, организаций, распределением и потреблением"(4,415).
Большинство современных западных философов техники связывают будущее общество с информационной техникой и оценкой знания в качестве главного общественного богатства. "В этом смысле, - писал Д.Бэлл, - как труд и капитал были центральными переменными в индустриальном обществе, так информация и знания становятся решающими переменными постиндустриального общества" (4,332).
Использование компьютерной техники по мнению многих западных философов кладет конец "эпохе Форда" - эпохе крупной индустрии. Она заменяется высококвалифицированными мелкими предприятиями, основные из которых являются семейными. На этой основе возникают "электронные коттеджи" и даже "электронные деревни". Формируются проблемы занятости; усиливающейся поляризацией общества, которая вызвана разницей людей в овладении знаниями; социальной изоляции. В подобных расуждениях анализируются "болевые точки" будущего общества что представляет несомненный интерес. В этой связи отмечаются как негативное, так и позитивное воздействие компьютерной техники на общественную жизнь.
Обращая внимание на негативное влияние компьютерной техники на общество, Г. Кан пишет, что "опасность от компьютерных систем еще более реальна, чем опасность от загрязнения окружающей среды, ядерная опасность или опасность от физического увечья в связи с применением новой техники" (4,194). Многие философы и социологи при этом пишут, что кибернетическая техника, применяемая в общества, будет способствовать централизации политической власти, укреплению репрессивных функций государства, ограничению политической свободы граждан, тотальному контролю, формированию машинного типа мышления с его бинарной логикой, формализации всех процессов чувственного восприятия, потери способности к ассоциативному мышлению, рационализации всех сторон жизни включая и творческую деятельность конструкторов и научных исследователей. В итоге формируется "технизированый человек", происходит "социальное загрязнение", социальное одиночество, кризис гуманитарной культуры, возникает строго организованное общество. "В конце развития неизбежно возникает строго организованное общество, так как компьютер, как важное организационное средство, будет способствовать установлению порядка, свойственного самому компьютеру" (9,109).
Вместе с тем в западной философии техники отмечается и положительное воздействие компьютерной техники на общественную жизнь. Разумное использование компьютерной техники "указывает выход из того круга негативных последствий, который сложился в результате предшествовавших этапов индустриализации, - экологических, экономических, социальных и социально-психологических" (9,101). Разумное использование компьютерной техники предполагает децентрализацию управления, широкое участие граждан в политике, ликвидацию основных рабочих мест и монотонных операций, придание труду творческого характера, повышение качества многих социальных услуг, освобождение от домашнего труда, увеличение свободного времени.
Большинство западных философов техники придерживаются технократического стиля мышления, которое во всех своих разновидностях (пессимистических или оптимистических) исходит из неправильного понимания диалектики взаимосвязи техники и общества. Рассматривая технику вне системы общественных связей и отношений, вне способа производства вообще, игнорируя опосредующие звенья связи техники с обществом, это мышление абсолютизирует решающую роль техники в общественном развитии и не вскрывает всей диалектической картины связи техники с другими общественными явлениями. В этом случае техника признается единственной причиной развития общества и все решения возникающих проблем принимаются в этом аспекте, без учета других - политических, демографических, экологических и т.д. факторов.
Технократическое мышление получило широкую популярность в условиях все шире развертывающейся научно-технической революции, которая представляет собой пролог новой технологической эпохи в истории человечества. Научно-технический прогресс превратился в важнейший фактор общественного развития, внес существенные изменения в существующую систему ценностей, в образ жизни, в общественное сознание. Технизация различных сторон общественной жизни получила извращенное отражение, стимулируя распространение технократического мышления.
Компьютеризация процесса познания человеком окружающего мира также способствовала утверждению в общественном сознании технократического стиля мышления. Это познание ныне все в большей степени опосредовано информационными техническими системами, что вызвало противоречивые последствия. С одной стороны резко возросли познавательные возможности человека, скорость получения, обработки и выдачи информации, ее точность, доступность для познания многих сложных явлений и процессов. С другой - ЭВМ способствует формализации знаний, превращению их в информацию. Полисемантический естественный язык заменяется жестко однозначными искусственными языками и результаты познавательного процесса оформляются в рамках требований формально-математической логики. Таким образом, применение компьютеров в познавательных целях развивает формально-логическую компоненту мышления, приглушает не только диалектическое, но и образное мышление и формирует "машинную картину мира". Мало того: от человека отторгаются функции принятия решений и таким образом его личная ответственность уменьшается.
Все эти процессы дегуманизируют мышление. Человек начинает рассматриваться не как индивид, личность, а как безвольный участник какого-либо технологического процесса. Мышление человека в этом случае лишается этической и эмоциональной окраски, игнорируются качества личности как члена определенной социальной общности, свободного и сознательного субъекта деятельности и культуры. Рассмотрение личности технократическое мышление заменяет разговорами о "человеческом факторе" - сущностных силах индивида, реализуемых в технологическом процессе. Здесь речь идет не о всестороннем развитии личности, а о стимулировании тех качеств индивида, которые находят применение в производстве. Это психологические, психофизиологические, физические силы человека, приводимые им в действие в процессе трудовой деятельности.
Преодоление антигуманного характера технократического мышления является важной задачей философии техники. Однако нельзя "с порога" отметать, как это не так давно практиковалось, весь теоретический багаж западной философии техники. Последняя наряду с ошибочными положениями содержит целый спектр здравых рассуждений о роли техники в общественном прогрессе. Поэтому, подводя итог краткому анализу воззрений западной философии на проблему взаимосвязи техники с обществом, можно, с учетом всего арсенала этих воззрений, учитывая все их негативные и позитивные моменты, определить наиболее характерные и существенные черты взглядов западных философов и социологов на эту проблему.
Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что проблема взаимосвязи техники с общественным прогрессом всегда была и ныне является традиционно центральной проблемой философии техники. По этой проблеме существует веер различных точек зрения от технократического оптимизма до технократического пессимизма. При этом преобладающее большинство западных философов техники, рассматривая технику абстрагируясь от ее многочисленных социальных связей, абослютизируют социальную роль техники и остаются на технократических позициях. Но философия техники содержит попытки анализа техники в широком культурном аспекте.
Западная философия техники сумела выявить противоречивое воздействие техники на развитие общества. Она осветила те огромные позитивные изменения, которые происходят или могут произойти в недалеком будущем современного общества, предугадала наступление постиндустриального общества, определила его основное содержание. Вместе с тем были показаны те негативнее явления, которые вызваны новой волной научно-технической революции и тем самым общество было предупреждено о возможных социальных бедах. Философия техники отразила тот факт, что нарастающая мощь цивилизации порождает понимание связанных с этой цивилизацией опасностей.
Большим шагом вперед в развитии философии техники был отказ от понимания техники как системы средств деятельности, безразличной по отношению к социальным ценностям и интересам. Отказ от трактовки техники как социально нейтрального средства привел к пониманию органической взаимосвязи развития техники с развитием общественной жизни.
"Общественно-политический "прогресс" будущего будет определяться тем, - пишет К.Циммерли, - в какой мере удастся переработать достижения научно-технического прогресса в социальном отношении... Путь продвижения вперед - это не унылая ретроспекция, но развитие совершенно заново продуманных технологий и общественных теорий" (6,255). Технические системы и методы, продолжает К.Циммерли, по разному оцениваются различными социальными группами. Главную функцию в этой оценке выполняют не чисто инженерно-научные соображения, а экономические и политические интересы.
Подобные взгляды имеются и в рассуждениях Х.Закесе, который прямо утверждает, что "цели техники имеют внетехническую природу, как все цели человеческой деятельности, могут быть и хорошими и плохими. Постановка подлежащих целей функционирования техники - не проблема техники, а проблема общественной структуры и формирования политической воли" (6,420-421).
От этих рассуждений, что вполне логично, философия техники сделала последний важный шаг - признала необходимость социальных изменений для успешного развития техники. В этом плане - высказывания Ж.Эллюля: "Беда в том, что политика, какою мы ее видим сегодня, совершенно не в состоянии справиться с техникой и сама ею полностью детерминирована. Информатизация позволила бы вырваться из технической системы... Но сегодня для этого необходима подлинная революция по отношению к государству и автоматизировавшейся технике" (4,149). Эта политико-техническая революция включает в себя перестройку производственных мощностей, полную ликвидацию централизованного бюрократического государства, всесторонне развитие способностей людей, резкое сокращение рабочего времени. Политико-техническая революция по Ж.Эллюлю заключается "в захвате не власти, а позитивных потенций современной техники, и в их полной переориентации в целях освобождения человека" (4,150). Реализация политико-технической революции возможна лишь при полной мутации человека - психологической, идеологической, нравственной, короче, при перестройке всех целей человеческой жизни и деятельности.
Подобные взгляды, по нашему мнению, уже близки к действительному пониманию диалектики взаимосвязи техники и общества, но чтобы представить картину этой взаимосвязи нужно уяснить саму сущность общественного прогреса и представить технику как социальный феномен.


2. Диалектика взаимосвязи обществен-
ного прогресса и техники.
Одним из всеобщих свойств материи является движение как всякое изменение, в том числе появление или исчезновение тех или иных явлений. Частным случаем движения является развитие как необратимое, направленное, закономерное изменение материальных и идеальных объектов. Многие философы акцентируют внимание на том, что к развитию можно отнести те совокупности изменений, в которых существует не только определенная направленность, но и тенденциии к дальнейшим изменениям, в ходе которых проявляются необратимые состояния.
Развитие может быть двоякого рода: восходящее, т.е. от простого к сложному, от низшего к высшему - прогресс и нисходящее - т.е. от сложного к простому, от высшего к низшему - регресс. Обе эти типа развития реализуются в количественной и качественной формах и в процессе борьбы противоположных тенденций. При этом в процессе развития эти две тенденции переплетаются с преимущественным действием прогрессивного развития и временными регрессивными отклонениями. Прогресс в наиболее общей форме может быть охарактеризован как процесс функционального обогащения развивающихся систем, увеличение степеней свободы их внутренних и внешних связей.
Таким образом, прогресс (от лат. progressus - движение вперед, успех) - это тип, форма развития, характеризующаяся необратимым, направленным и закономерным движением от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному, который реализуется в борьбе противоположных тенденций в количественной и качественной формах.
Идея прогресса, правда в сфере научного познания, была выдвинута еще в 16-17 веках в работах Р.Декарта и Ф.Бэкона. До этого идея общественного прогресса существовала в виде утопии. Бурные революционные преобразования в Западной Европе во второй половине 18 века, связанные со становлением буржуазных производственных отношений способствовали разработке теории общественного прогресса. Несомненная заслуга в этом принадлежит философам и активным деятелям Французской революции А.Тюрго и М. Кондорсе. Закреплено в философии понятие общественного прогреса работами Г. Гегеля и К.Маркса.
Общественный прогресс - это необратимое и закономерное развитие общества от его низших ступеней к высшим, протекающее в эволюционных и революционных формах и охватывающее собой все стороны общественной системы как социальной формы движения материи. Отражая различные стороны общественной жизни, разнообразные виды человеческой деятельности, общественный прогресс имеет сложную структуру, элементами которой являются: экономический прогресс, связанный с производством материальных средств жизни людей; научный прогресс,определяемый развитием научных знаний и их практическим применением; технический прогресс как процесс все большей замены труда человека искусственно созданными техническими средствами; духовный прогресс, реализуемый в развитии различных форм общественного сознания; демографический прогресс, выраженный в росте народонаселении, его здоровьи, продолжительности жизни и пр.; экологический прогресс, измеряемый степенью рационального отношения общества к природной среде.
Выше мы утверждали, что общественный прогресс есть определенный вид движения от низших ступеней развития общества к высшим. Но какая ступень в этом развитии является высшей, а какая низшей? Другими словами, чем измерять общественный прогресс, каков его критерий? Единого мнения по этому вопросу нет. Это объясняется тем, что общественный прогресс, как уже было отмечено, имеет сложную структуру и для каждого элемента этой структуры нужны свои специфические критерии. При таком подходе игнорируется, что общество есть целостная система. Люди, как отмечал Г. В. Плеханов, делают не несколько историй, а одну историю своих собственных отношений и поэтому нужен основной критерий общественного прогреса, критерий общественного прогресса в целом, а не только его составляющих.
С точки зрения ортодоксального марксизма критерием общественного прогресса является способ производства материальных благ, включающий в себя определенные уровни развития производительных сил, производственных отношений и классовую структуру общества. На первое место при этом выставляется уровень развития производительных сил. В одной из работ подобного рода со ссылкой на В.Ленина утверждается: "именно развитие производительных сил выступает в качестве "высшего критерия общественного прогресса"(10,251). Направлением общественного прогресса марксизмом признается переход от одной общественно-экономической формации к другой.
При подобном определении критерия общественного прогресса игнорировалось то, что, во-первых, развитие производительных сил не самоцель, а лишь средство для укрепления могущества человека в его борьбе с природой и средство удовлетворения людских потребностей и, во-вторых, что главным "двигателем" общественного прогресса является сам человек.
Позже, частично поправляя неправильное представление о критерии общественного прогресса, в различных учебниках по философии стали утверждать, что "высшим и объективным критерием общественного прогресса является развитие самого человека"(11,501) или что "интегративным, значит, наиболее важным критерием прогресса выступает уровень гуманитзации общества то есть положение в нем личности... средняя продолжительность жизни"(12,290). Однако и в этом случае определение критерия общественного прогресса не понимало в полной мере человека как субъекта исторического развития.
Отражая роль и значимость человека в процессе развития общества можно утверждать, что критерий общественного прогресса заключается в степени овладения обществом стихийных сил природы и общества и, в связи с этим, в степени свободы человека. Напомним в подтверждение этого утверждения, что еще Гегель понимал всемирную историю как прогресс в познании свободы, который мы должны познать в его необходимости. "Именно свобода как высшее проявление человечности, - пишет А.И.Ракитов, - есть та, быть может никогда по всей своей абсолютной полноте не достигаемая ценность, стремление к которой и возрастание которой составляют подлинное историческое содержание и меру социального прогресса, по отношению к которому технологический, интеллектуальный и экономический прогресс составляют лишь его условия, моменты и предпосылки" (13,65).
Свобода выступает как важнейшее условие самореализации сущностных сил человека. Она понимается как возможность принимать решения со знанием дела и обладать всем необходимыми ( в том числе и техническими ) средствами, а также социальными ресурсами для их реализации. Содержание свободы включает в себя объективную свободу, т.е. наличие необходимых условий для деятельности человека, субъективную свободу, т.е. наличие знаний и интеллектуальных качеств человека, свободу выбора и реализации решений, включая необходимые для этого средства.
Не только отдельный человек, но и народ, человечество в целом может пойти по неверному пути. Поэтому закономерен вопрос о правильности развития той или иной цивилизации. "Человек обладает свободой выбора, но вся задача заключается в том, чтобы распознать пути, ведущие к гибели, и пойти верной дорогой. Этого выбора человечеству, как и отдельному человеку, никто не гарантировал. Путь к подлинной жизни люди должны находить сами, руководствуясь нравственными и эстетическими ориентирами и теоретическим познанием мира и своего места в этом мире" (14,424).
Представления об общественном прогрессе, роли человека в нем на протяжении истории общества изменялись в соответствии с представлением людей о мире в целом. Это хорошо показал Р.Пассе (см: 15,52-58).
Модель "Вселенной Ньютона" управлялась законами механического детерминизма. Развитие общества в соответствии с этим представлялось как движение от A к B по линии, все точки которой строго определены (рис. 6).

А- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - В

Рис.6
В этой схеме человек не обладая никакой свободой, не играет какую-либо роль в развитии событий общественной жизни, которым он полностью, с фатальной необходимостью подчиняется.
Под влиянием первых теорий термодинамики появляется новое понимание развития природных процессов и отсюда - новая модель общественного прогресса (рис.7).


Рис.7

Развитие также идет от А к В, но в каждый данный конкретный момент оно не детерминировано, хотя в целом процесс развития детерминирован. В этой модели учитывается новый фактор - роль случая, а, следовательно, и вероятность в истории. К этой модели близка классическая марксистская схема истории, сочетающая историческую определенность со свободной деятельностью людей в рамках этой предопределенности.
Наконец, сегодня на основе новой теории термодинамики, разрабатываемой брюссельской школой во главе с И.Пригожиным, создается новая модель прогрессивного развития. Эта модель исходит из того, что имеется бесконечный круг вероятностей, создаваемый возможным сочетанием (усложнением) элементов. Часть вероятностей реализуется и это сопровождается чередованием принципов детерминизма и индетерминизма. В какой-то данный момент развитие может пойти в любом из двух направлений (рис.8)



Рис.8

В момент равновесия сил возможен любой исход и чаще всего здесь срабатывает какой-то незначительный фактор - "созидающий скачок". Следовательно, у нас есть лишь совокупность недетерминированных вероятностей, становится понятна роль в истории меньшинства, выдающихся людей как "созидающего скачка". Деятельность человека приобретает активность, историческую значимость.
Исходя из такого понимания общественного прогресса можно утверждать, что в обществе существуют условия для проявления свободы. Признание случайности в общественном прогрессе обосновывает многовариантность исторического процесса, хотя общественный прогресс не только альтернативен, но и инвариантен, т.е. однозначен, необратим в своей главной тенденции. Существование альтернатив определяется противоборством различных экономических и политических структур. Но они же определяют границы альтернативности в истории, их объективную обусловленность. Другими словами, существуют лишь такие альтернативы, которые вытекают из объективных условий. Но альтернативный характер общественного прогресса обусловливает возможность исторического выбора. Будущее истории в каждый момент исторического времени и пространства имеет вероятностный характер, соединяя в себе объективные возможности и субъективное творчество.
Важным является еще одно обстоятельство, отмеченное В.С.Барулиным. Логика истории, пишет он, выражает общую направленность всемирно-исторического процесса и тяготеет к определенной однозначности. В истории же отдельных стран и народов существует различное множество альтернативных вариантов. Поэтому "исторический процесс и однонаправленен, если речь идет о его общей логике, и многовариантен, если речь идет о конкретной истории"(15,245). При этом однонаправленность и многовариантность исторического процесса свидетельствуют о противоречивости исторического процесса, однако эта противоречивость единого целого, поскольку безвариантность логики всемирной истории есть своеобразное следствие вариантности ее конкретной истории.
Таким образом ныне утверждается новое понимание мира как глобальной самоорганизующейся системы, живущей по нелинейным законам. Такое понимание мира уже оправдало себя в ряде естественных и технических науках, но еще не завоевала должного права в философи. "Важнейшая закономерность объективной диалектики - нелинейность реальных процессов - еще не осмыслена философами, - пишет Р.Ф.Абдеев, - не нашла отражения в концептуальном аппарате материалистической диалектики, хотя нелинейность является всеобщей закономерностью в природе"(16,24). Тем не менее, о многовариантности общественного прогресса ныне философы говорят все чаще.
В зависимость от модели общественного прогресса понимается роль техники и технической деятельности в этом прогрессе.
В первой модели техническое творчество и техническая деятельность вообще теряет свой смысл, поскольку все заранее предопределено жесткой объективной закономерностью. Вторая модель допускает определенную роль техники и технического творчества в истории. Наконец, в последней модели общественного прогресса создание и функционирование техники может рассматриваться как проявление свободы человека.
Для нас важно отметить, что любая модель общественного прогресса органически связана с ролью техники в этом процессе. Более того, само рождение идеи общественного прогресса как феномена общественной жизни совсем не случайно совпало с формированием идеологии индустриальной цивилизации и подготовкой промышленной революции. Технология стала осознаваться как фундаментальный базис цивилизации. Промышленное развитие в 18-19 веках все более тесно связывается с идеей прогресса, примером чему может служить марксизм где под прогрессом понимается смена различных общественно-экономических формаций на основе производительных сил общества.
Признаться, в целом нам импонирует последняя модель общественного прогреса, хотя целиком мы с ней согласиться не можем, поскольку в ней явно преувеличивается роль случайностей в общественном развитии. Именно поэтому мы отмечаем объективную обусловленность альтернативных возможностей в истории.
Точка зрения марксизма на роль техники в обществе известна: техника в составе производительных сил общества, через систему общественных отношений, сложную сеть социальных феноменов является конечной причиной всех социальных изменений. Высказывания К.Маркса и Ф.Энгельса свидетельствуют, что они рассматривали технику как важнейший и наиболее подвижный элемент всей общественной системы, определяющий функционирование всех других элементов. "Эта техника,- пишет Ф.Энгельс, - согласно нашим взглядам определяет также и способ обмена, затем способ распределения продуктов и тем самым после разложения родового строя также и разделение на классы, отношения господства и подчинения, государство, политику, право и т.д."(17,174).
Конечно, если брать большие исторические эпохи, которые в марксизме называются общественно-экономическими формациями, то это положение не вызывает возражений. Действительно, примитивные орудия дикаря и варвара обусловили первобытнообщинный строй, а появление крупной машиной индустрии - капиталистический. Однако если исследовать живую ткань истории, то объяснить все сложные перипетии ее развития техническими достижениями невозможно. Попробуйте свести к развитию техники походы Александра Македонского, превращение "первого маршала революционной Франции" в императора Наполеона, декабристское движение в России, поэзию Пушкина или музыку Моцарта! Это будет уже не живая ткань истории, а серая историческая паутина.
Развитие общества - многофакторный процесс. На различных этапах этого развития те или иные политические, социальные, экономические или технические факторы на определенное время могут выступать в качестве ведущих. Так, ныне главную роль в общественном развитии России играет политика, определяющая многие стороны материальной и духовной жизни общества, в том числе развитие и функционирование техники.
Заметим, кроме того, что марксистское представление об общественном прогрессе - последовательный переход от одной общественно-экономической формации к другой на основе развития способов производства и прежде всего техники - имеет, как это неоднократно указывали его авторы, ограниченное применение, формационный подход к общественному прогрессу разрабатывался лишь для развитых стран Западной Европы. Он не применим для исследования общественного прогресса в общечеловеческом масштабе.
Мы против вульгарного отрицания всего того, что есть в марксистских взглядах на соотношение общественного прогресса и техники. Положения марксизма о технике как показателе общественных отношений, о связи форм общественного сознания с материальными условиями труда, с техническим базисом общества, о соответствии определенных этапов общественного прогресса с тем или иным уровнем развития техники и многие другие до сих пор используются некоторыми теоретиками ( заметим кстати: стыдливо без каких-либо ссылок на их авторов). Маркс, даже по признанию западных теоретиков (как мы это уже показали), и ныне является крупной фигурой в философии техники и многие его положения вновь приобретут популярность. Об этом хорошо в начале нашего века написал бывший русский марксист, а затем противник марксизма М.И Туган - Барановский: "Старое всегда воскресает в преобразованном виде. И марксизм, если сойдет со сцены, то лишь для того, чтобы войти в состав новых учений, которые воспользуются неумирающими элементами марксизма, чтобы сделать еще один шаг вперед по пути к решению проблем нашего времени..." (18,434).
Однако жизнь идет вперед и простыми ссылками на марксизм мы не можем дать глубокого понимания тех сложных и многофакторных процессов, которыми наполнен современный этап общественного прогресса и одна их его главных составляющих - технический прогресс, как многофакторные социальные феномены. Марксизму с его однолинейностью, догматичностью, претензией на абсолютные истины и непримеримостью к оппонентам должен быть противопоставлен научный анализ современности с использованием всего рационального содержания предшествующей человеческой мысли и практики, в том числе с использованием и того рационального, что есть в марксизме.
Марксистский взгляд на общественный прогресс не единственное заслуживающее внимания и безальтернативное учение о технике и обществе. Существуют и другие подходы к решению этой проблемы, имеющие определенную эвристическую ценность и вызывающие определенный интерес.
Л.Мэмфорд в работе "Техника и цивилизация" обосновывает идею единства исторического процесса в ходе которого осуществляется преемственность технических достижений следующим образом.
Современная техника, согласно Л.Мэмфорду, определяя общественный прогресс, возникла в начале нашего тысячелетия и прошла определенные этапы своего развития.
Первый этап - эзотерическая эпоха (1000 - 1750 г.г.) опирается на технологический комплекс воды и дерева. Важнейшими изобретениями этого этапа являются часы, типография, доменная печь и производство стали. В итоге возникает культурно- исторический комплекс, включающий в себя архитектуру, живопись, интенсификацию жизни, великие произведения искусства и науки, развивается подлинная интеллигенция
Второй этап - палеотехническая эпоха (вторая половина 18 века - 70-е годы 19 века). Этот этап основывается на технологическом комплексе угля и железа. Ключевые открытия в науке и изобретения в технике были уже к этому времени сделаны. Теперь индустрия распространяется в новые места, разрушая уклад жизни и окружающую среду. Человек нового типа пренебрег всем в погоне за властью и деньгами. Появляются безработица, голод, войны. Наука развивается утилитарно, для создания новых машин, которые стали враждебны человеку. "Машина... как "механическое", - пишет Л.Мэмфорд, - всегда враждебна "органическому", людям. Машина вообще антисоциальна" (Цит.по: 1,76-77). Но истоками технического прогресса являются социально-психологические факторы. Технический прогресс не имеет имманентных законов и меняется произвольно, в зависимости от действия социальных сил.
Третий этап - неотехническая эпоха (современность) основывается на использовании электричества и сплавов. Он открывает перспективы разумного отношения к природе, управления и организации социальной жизни, небывалого индустриального развития. Это эра будущей переориентации научно-технического прогресса на человека, поворота к человеку, ликвидации основного порока западного рационализма и механицизма. В эту эпоху человек вступает медленно и мы живем между двумя мирами - умершим и другим, которому все еще не удается родиться.
В западной философии и социологии существует множество других моделей общественного прогресса и роли техники в нем, например, так назывываемая оптимистическая теория прогреса человеческого общества Ж.Фурастье, теория стадий экономического роста У.Ростоу, индустриального общества Дж.Гелбрейта, информационного общества Д.Белла, программируемого общества А.Турена, телематического общества Дж.Мартина и др. Каждая из них пользовалась популярностью в то или и другое время. Ныне наиболее популярны и наиболее с нашей точки зрения основательны взгляды Эльвина Тоффлера, изложенные впервые им в нашумевшей на Западе книге "Третья волна".
Основная задача, которую сформулировал автор этой книги - дать "крупномасштабный синтез, подробную всеохватывающую картину новой цивилизации, рождающейся среди нас" (19,84). Для выполнения поставленной задачи Э.Тоффлер предполагает нам взглянуть в новом аспекте на существующее сегодня общество, предварительно проанализировав более ранние стадии истории человечества. Эта история , утверждает Э.Тоффлер, представляет собой ряд сменяющих друг друга "волн" цивилизаций. Все глобальные проблемы, противоречия, исторические драмы являются результатом резонанса этих "волн".
"Первая волна" представляет собой сельскохозяйственную цивилизацию. Эта цивилизация возникла около 8-10 тысяч лет назад и господствовала до 1650 - 1750 г.г. Основой экономики, культуры, семьи, политики является земля. Всюду господствовало простое разделение труда, существовали определенные классы, власть была жестко авторитарной, экономика - децентрализованной.
В 19 веке произошел взрыв - промышленная революция. "Высвобожденная его гигантская сила, распространившаяся по всему миру, - "вторая волна" - изменила образ жизни миллионов" (20,85). К середине 20 века силы "первой волны" были разбиты и на земле воцарилась индустриальная цивилизация.
Почти одновременно с победой индустриальной цивилизации на нее начала накатываться "третья волна". Она несет с собой новые институты, отношения, ценности, короче - новую цивилизацию. Э.Тоффлер с увлечением говорит о принципиально новом характере становящейся цивилизации. "Третья волна" несет с собой подлинный новый образ жизни, который основан на возобновляемых источниках энергии, на новом институте, который может быть назван "электронным коттеджем", на радикально преобразованных школах и корпорациях будущего. Формирующаяся цивилизация несет с собой новый кодекс поведения и выводит нас за пределы концентрации энергии денежных средств и власти.
Для "второй волны" характерны стандартизация, специализация, синхронизция, концентрация, максимизация и централизация. В цивилизации, вызванной "третьей волной", эти характерные признаки индустриального общества сменяются противоположными. Все социальные проблемы решаются корпорациями под воздействием "революционных изменений" в производстве - экономических, социальных, информационных, политических и моральных.
Э.Тоффлер, продолжая свои рассуждения, в книге "Сдвиг власти" пишет о "сдвиге власти" в области образования, здравоохранения, финансов, бизнеса и средств массовой информации. Эти сдвиги вызваны растущей ролью информации, знания во всех сферах жизни общества. Новые знания ускоряют все экономические процессы в обществе и экономят время. Информационная сеть начинает искать информацию, тип которой неизвестен, и начинает приобретать самосознание. Развитие экономики все в большей степени будет определяться ростом гибкости производств, управленческих структур, которые должны соответствовать новым быстро изменяющимся условиям.
Знание, пишет Э.Тоффлер, становится определяющим фактором в большинстве сфер деятельности, в том числе властных. Обилие информации часто искажается информационной сетью и именно эта подчас искаженная информация служит основой принятия политических решений. Вместе с тем, реальные мотивы обладающих властью лиц становятся все менее прозрачными, покрываются туманом секретности. "Наибольший сдвиг власти из всех, имеющих место, это не сдвиг от одной личности, партии, институтами страны к другой. Он представляет собой неявный сдвиг относительно роли и взаимоотношений насилия, богатства и знания по мере того, как современные общества ускоряют свое движение к будущему"(19,191). Если сила, продолжает Э.Тоффлер, является основанием развития доиндустриальной эпохи, то деньги - индустриальной, а знание - современного ускоряющегося общества. Знание - самый гибкий и в то же время самый прочный источник власти. Поэтому перераспределение знания, интеллектуальных ресурсов является важнейшей задачей современной цивилизации.
Так, постепенно в философии техники вызревает цивилизационная модель общественного прогресса, согласно которой общество прошло свои сельскохозяйственную, индустриальную цивилизации и ныне вступает в постиндустриальную (информационную, компьютерную, технотронную, телематическую и т.д.) цивилизацию. Основная ценность первой цивилизации - земля, второй - товар и нынешней -знание. При этом цивилизационный подход к общественному прогрессу нисколько не отвергает другие ракурсы философского анализа этого процесса, в том числе и информационого.
Различные модели цивилизационного подхода к общественному прогрессу пронизывает идея об ускорении темпов развития общества под воздействием технического ( научно-технического) прогресса. Действительно, чем на более высшей ступени своего развития находятся средства деятельности людей, тем более существенное влияние они оказывают как на саму эту деятельность, так и на различные сферы общественной жизни. Изобретение колеса оказало влияние на средства общения людей, "ее величество" паровая машина преобразовала феодальное общество и ускорила развитие индустриального общества. Нет нужды доказывать, какое воздействие на ускорение темпов общественного прогресса оказали самолеты и радио, электрические средства общения и телевизор. Сейчас огромное воздействие на общественное развитие оказывают технические средства получения, обработки, хранения и использования информации. "Превратившись в подлинную "индустрию информации" - пишет Р.Ф.Абдеев, - эта важнейшая часть средств производства привела, особенно во второй половине ХХ в., к невиданной интенсификации информационных процессов, к ускорению темпов общественного прогресса, создав возможность оптимизации управленческих процессов во всех областях жизни общества"(16,158). В итоге этого ускорения человечество в последней четверти 20 века вступило в новую стадию своего развития - в стадию формирования постиндустриального общества, которое знаменует собой переход к новой цивилизации.
Трудно пока определить более или менее точно характерные черты будущего постиндустриального общества, которые, находясь в процессе своего становления, ныне просвечиваются сквозь временной туман. Различные авторы выделяют те или иные их сущностные характеристики. Если синтезировать многочисленные мнения по этой проблеме, то можно в приближенном виде охарактеризовать становящееся постиндустриальное общество следующими чертами.
- в обществе происходит процесс ускоренной автоматизации и роботизации всех сфер производства и управления. Сокращается число лиц, занятых в промышленности и в сельском хозяйстве. Уменьшение числа работников "у станка" приводит не к упадку производства, а к росту его эффективности за счет повышения квалификации работающих и введения наукоемких технологий.
- технические системы, связанные с получением, переработкой, хранением и выдачей информации получают широкое развитие на основе новейшей технологии и занимают по своей социальной и технической значимости лидирующее место в составе совокупной техники.
- происходит информатизация всех сфер общества, главным богатством которого является знание. "В современном обществе информация становится наиболее важным и значимым товаром, а информационные услуги превращаются в лидирующий сектор экономики, способный дать миллионы новых рабочих мест"(17,99). Происходит переход от товаропроизводяшей к наукоемкой технологии.
- преодолевается господство экономики, производства материальных благ над людьми. Реализуется индувидуализация процесса труда, научно разработанные нормативы охраны труда и техники безопасности.
- радикально изменяются социальные структуры, следствием чего является расширение сферы информационной деятельности и сферы услуг.
- вводятся элементы рационального контроля над технологическими и социальными изменениями. Государство как сложная самооргаизующаяся система еще более совершенствует свою структуру путем взаимодействия законодательной, исполнительной, судебной, власти информации и власти интеллекта. Власть интеллекта реализуется жестким отбором в руководящие звенья всех уровней наиболее подготовленных, компетентных специалистов.
- резко повышается качество жизни, возрастает социальная защищенность членов общества, происходит демократизация общества. В полной мере реализуется свобода печати, гласность, на базе информационной технологии существуют общедоступные банки данных.
- системы образования и здравоохранения являются приоритетными объектами заботы государства, люди, работающие в этих областях народного хозяйства, должны быть предметом постоянной заботы административных органов.
- общество реализует переход от идеи господства над природой к идеи гармоничного взаимодействия с ней. Первоочередное значение придается научно разрабатываемым и инженерно внедряемым безотходным (малоотходным) технологиям, рациональному природопользованию и охране окружающей среды.
Как видим, в формировании этой ступени общественного прогресса главенствующая роль принадлежит информационной технике. Именно поэтому новое общество часто называют не постиндустриальным, а информационным. Так, А.Д.Майле пишет: "С технологической точки зрения основные достижения будут связаны с интеграцией техники и передачи и обработки информации, которая и сформулирует Информационное общество, где такой товар, как "информация" подлежит продаже в более явной форме чем сейчас"(20,158).
Термин "информационное общество" возник во второй половине 60-х г.г., когда люди осознали рост информации по экспоненциональной кривой, получившей название "информационного взрыва". Для обработки огромного массива информации стали необходимы специальные средства обработки этой информации. Грядущее общество стали называть не только информационным, но и обществом знаний, постиндустриальным обществом, ионосферой. Само название "информационное общество" появилось в Японии. В специальном докладе группе ученых правительству о перспективах развития экономики страны говорилось, что этот термин характеризует общество, в котором и изобилии циркулирует высокая по качеству информация, есть необходимые средства, для ее хранения, распределения и использования. Информация легко и быстро распространяется по требованию людей в привычной для них форме и по стоимости эта информация доступна каждому. Японцы использовали информационную технологию в конкурентной борьбе.
К 1980 г. сфера информационного бизнеса информационных услуг резко возросла. Так. к этому времени в сельском хозяйстве США было занято 3% работающих, в промышленности - 20%, в сфере обслуживания - 30% и 48% людей было занято в создании средств для работы с информацией и непосредственно самой работой с нею.
В информационном обществе возрастает удельный вес индивидуального труда на базе созданной развитой сети автоматизированных рабочих мест. Большие изменения произойдут в сфере образования и научных исследований, изменится характер труда в промышленности в связи с появлением новых информационных технологий, изменится организация производства и произойдет сокращение количества лиц, работающих на производстве.
Общество будущего как информационное имеет ввиду и Н.Н.Моисеев, когда он утверждает, что в этом обществе на базе сложной сети информатики возникает коллективный интеллект как система индивидуальных интеллектов. Грандиозный организм планетарного человечества как бы приобретает мозг, общий планетарный интеллект, который может оказаться способным открывать новые перспективы для развития человека как биологического вида. Наступление этого информационного общества по мысли Н.Н.Моисеева можно ускорить созданием международных телекомукационных систем и соответствующей организацией информационных потоков.
С таким пониманием будущего общества можно пожалуй согласиться, если иметь в виду техническую сторону нового этапа цивилизации. Если же отражать все указанные выше признаки будущего общества, то это понимание страдает узостью своего содержания и явно отдает техницистским пониманием роли техники в общественном прогрессе.
Главное, что характеризует будущую цивилизацию состоит в том, что она при помощи техники создает условия для счастливой жизни людей, для развития человека, она нацелена на человека. Поэтому точнее ее будет называть цивилизацией антропогенной (от гр. antropos - человек). Технический аспект этой цивилизации, то, что называется постиндустриальным или информационным обществом, является лишь средством достижения генеральной цели этой цивилизации - самореализация и развитие творческих сущностных сил человека. Но именно с формирования постиндустриального общества начинает в процессе нового этапа научно-технической революции свои первые шаги новая антропогенная цивилизация. Опять таки, в который раз мы убеждаемся в огромной стимулирующей силе техники для развертывания общественного прогресса.
Заметим, что диалектика взаимосвязи общества и техники состоит не только в том огромном воздействии, которое оказывает техника на развитие общества, но и, прежде всего, в социальной обусловленности, зависимости развития техники от общества. Об этом мы уже неоднократно говорили и скажем еще в заключении этого раздела. Но нам хотелось в данном случае привести лишь один пример.
Появление информационной техники определено формированием ряда социальных функций и предпосылок: увеличением всех видов социальных и технических скоростей, требующих контроля и управления; возрастанием интенсивности общения; необходимостью создания средств для хранения общественной и индивидуальной памяти; усложнением технологических процессов; экспоненциальным приростом научных знаний и необходимостью их быстрой обработки; новыми техническими изобретениями; прогрессом математической логики, развившей идеи Декарта, Паскаля, Лейбница; исследованием в области языков программирования; исследованиями в области вычислительной техники и теории алгоритмов и пр.
Этот пример приведен нами для того, чтобы показать многофакторность зависимости развития техники от социальных условий, которая понимается подчас весьма линейно как зависимость развития техники от запросов определенных социальных слоев общества или от потребностей материального производства.
Возвращаясь к разговору о постиндустриальном обществе, мы должны заметить, что на путь его формирования ныне стали далеко не все страны мира, а наиболее развитые в экономическом отношении страны Северной Америки, Западной Европы, Япония и некоторые страны Юго-Восточной Азии. При этом изменяются географические рамки лидеров научно-технического прогресса. Промышленная революция 18 века сделала индустриально-господствующей Европу. Научно-техническая революция переместила экономический и политический центр капиталистического мира в Америку. Начинающийся переход к постиндустриальному обществу поднял вопрос о том, кто должен быть индустриальным центром мира - США, Япония или Германия. Шансы Японии в этой борьбе возрастают - размеры валового национального продукта Японии уже превышают половину американского. На путь быстрого и все ускоряющегося технического развития стали так называемые новые индустриальные страны - Бразилия, Сингапур, Тайланд, Тайвань, Южная Корея. Что касается России, то она оказалась в особом положении.
За последние годы в России произошли важные социально-политические и экономические изменения. Ликвидирован тоталитарный режим, идет процесс демократизации общества, формируются рыночные отношения, утверждаются идеи духовного и идеологического плюрализма, формируется культура гласности. Вместе с тем на фоне противоборства различных партий, движений и сил усиливается бюрократизация и стяжательство, разрушается экономический и научно-технический потенциал страны, растет безработица и инфляция, набирают силу мафиозные структуры, коммерциализация и приватизация пагубно сказываются на состоянии культуры и образования, возникают огромные различия между отдельными социальными слоями в итоге чего происходит коррозия среднего класса - гаранта стабильности общества. В результате всего этого Россия все в большей и большей мере скатывается на обочину современного научно-технического прогресса.
Ликвидация всех болезней российского общества, связанных с его качественными преобразованиями, требует дальнейшей демократизации, создания единого экономического и правового пространства, регулируемой государством рыночной экономики, стабилизации социальной сферы, формирования среднего класса, сочетания сильной власти в центре и на местах с народовластием.
Современное развитие России наглядно демонстрирует связь общественного и технического прогресса: негативные процессы, происходящие ныне в российском обществе, явились тормозом дальнейшего развития научно-технической революции , которая, таким образом, оказалась искусственно прерванной.
История человеческого общества свидетельствует, что там, где технический прогресс не сопровождался социальным прогрессом, он развивался в уродливых формах, не получал простора и, в конце концов, замирал. И напротив, когда технический прогресс сочетался с общественным, шло стремительное развитие техники и общество прогрессировало в своем развитии. Плодотворный технический прогресс не может быть реализован без общественного прогресса. "Для того, чтобы изменить господствующий количественный настрой нашей цивилизации, - пишет Х.Сколимовски, - требуется радикальная перемена нашего способа понимания, наших институтов, нашего сознания" (4,248).
Подводя итоги анализа взаимоотношения общественного прогресса и техники, отметим основные моменты этой взаимосвязи.
В философском плане диалектика соотношения общественного и технического прогресса есть конкретный случай проявления диалектики целого и части. Эта диалектика состоит в том, что общественный и технический прогресс не могут существовать, функционировать друг без друга. Между общественным прогрессом как органическим (развивающимся) целым и техническим прогрессом как его частью существует сложная система разнокачественных связей - генетических, структурных, функциональных, управленческих и др.
Поэтому исследование технического прогресса невозможно в отрыве от общественного прогресса. В свою очередь ,полную картину общественного прогресса как органического целого нельзя получить не изучив все части этого целого и, прежде всего, не исследовав технический прогресс как социальный феномен.
Если вести более конкретный разговор, то диалектика общественного и технического прогресса заключается в следующем. С одной стороны, существует связь, идущая от общественного прогресса к технике (главная структурная связь). С другой - связь, идущая от техники к общественному прогрессу (обратная структурная связь). Эти две линии взаимосвязи общественного и технического прогресса реализуются при относительной самостоятельности развития и функционирования общества и техники друг от друга.
Эта диалектика проявляется, прежде всего, в социальной обусловленности развития техники. Не существует технических задач, которые бы не касались общества. Именно общество формулирует задачи технике в виде социальных заказов, определяет финансовые возможности, общую направленность технического прогресса, его перспективы. Технологическая необходимость есть способ проявления общественной необходимости. "Ведь цели техники имеют внетехническую природу, - пишет Х.Закесе. - Постановка надлежащих целей функционирования техники - не проблема техники, а проблема общественной структуры и формирования политической воли" (6,420).
Мы уже отмечали, что, безусловно, существует определенная самостоятельность в развитии техники, которая может опережать, а может (что чаще) отставать от социальных запросов в силу наличия в ней своих специфических законов развития и функционирования. Но как социальный феномен техника подчиняется и общесоциологическим закономерностям. Поэтому в целом, в главной своей тенденции технический прогресс, его темпы, результативность и направленность определяются обществом.
Необходимо отметить не только зависимость технического прогресса от общественного, не только определенную самостоятельность в развитии техники, но и то, что технический прогресс оказывает обратное воздействие на развитие общества, является одной из могучих движущих сил этого развития. Ускорение технического прогресса заставляет нас умножать усилия для ускорения решения ряда социальных проблем, а замедление темпов технического прогресса заставляет людей прилагать огромные усилия для решения возникающих проблем, ликвидации негативных сторон общественной жизни.
Необходимо отметить амбивалентный характер воздействия техники на общественный прогресс. Непосредственная цель достигается с помощью определенной техники, однако эта техника может вызвать не ожидаемые и не желательные последствия. Каждое воскресное издание газеты "Нью-Йорк Таймс" поглощает несколько гектаров леса. Повышение количества вырабатываемой энергии с огромной скоростью уничтожает невосполнимые запасы нефти, газа, угля. Средства защиты древесины приводит к отравлению организма. Химические удобрения отравляют пищевые продукты. АЭС несут радиоактивные заражения. Подобный перечень можно было бы продолжить. Технический прогресс имеет свою цену, которую должно платить общество.
Особую противоречивость воздействия на общество оказывает современный этап научно-технической революции. Так, возникновение "гибких рабочих мест", т.е. работы на дому в результате компьютеризации информационной сферы, имеет ряд преимуществ. К их числу можно отнести экономию времени и горючего при переездах, лучшее использование времени работника путем самостоятельности ее планирования и рационального чередования труда и отдыха, более полное использования рабочей силы за счет вовлечения в процесс труда домохозяек и пенсионеров и улучшения территориального распределения рабочей силы, укрепление семьи, снижение расходов на содержание контор. Но эта работа имеет и отрицательные последствия: нераспространение на работающих на дому систем социального страхования, потеря социального контакта с коллегами, усиление чувства одиночества, появление отвращения к работе.
В целом развитие техники вызывает качественные измения в обществе, рево люционизирует все сферы деятельности человека, все элементы общественной системы, способствует формированию новой культуры. Ж.Кантен пишет, что под воздействием технического развития происходит переход "от этапа цивилизации, на котором доминировала технокультура, к новому этапу на котором ведущей уже становится социокультура... Инновация будет иметь тем больше шансов на успех, чем гармоничнее и теснее она соединит технический аспект с социальным" (Цит. по:11,209). Взаимодействие техники и культуры требует специального анализа, что также является полем внимания философии техники.



3. Техника и культура.
Прежде чем вести разговор о взаимодействии техники и культуры следует уяснить, как мы будем трактовать само понятие культуры, поскольку по этому вопросу существуют различные точки зрения от отождествления культуры со всеми социальными факторами до ее понимания как сферы поэзии, музыки, театра.
Понятие "культура" ( от лат. cultura - возделывание почвы, обработка земли), потеряв свой первоначальный смысл, стало употребляться для характеристики всего того, что сделано, преобразовано человеческой деятельностью. Ныне оно употребляется в различных значениях, существует множество определений этого понятия, которые имеют нечто общее (см. 22,6-7).
Прежде всего культура понимается как активная человеческая деятельность, как способ этой деятельности и ее результат - определенные материальные и духовные ценности. Далее обращают внимание на то, что культура характеризует степень свободы человека в природе и обществе, что она есть мера преодоления дикости человеком. Наконец акцентируют внимание на том, что культура является не элементом общественной системы, а ее качественной характеристикой.
Обобщая все вышеприведенные характерные черты культуры, можно дать ее следующее определение. Культура есть способ деятельности общественного человека и результат этой деятельности, характеризующие качественное состояние определенной ступени общественного прогресса.
Какую же роль играет техника в развитии и функционировании культуры? Этот вопрос давно привлекал внимание людей, но особую актуальность он приобрел с ростом могущества индустриальной цивилизации.
В начале 20 века немецкий философ О.Шпенглер опубликовал книгу "Закат Европы", вызвавшей огромный интерес и ставшей весьма популярной среди интеллектуалов.
В этой книге О.Шпенглер объявил смерть культуры под воздействием технического прогресса внутренним законом развития культуры и выступил с рядом предположений о будущем. Рассматривая историю общества как путь к цивилизации при помощи техники, О.Шпенглер утверждал, что все явления культуры кроме технических изобретений как орудия борьбы за власть постепенно теряют свое значение, общественный прогресс со временем прекращается и культура Запада достигает своей кульминации. Эта кульминация заключается в том, что человечество вступает в цивилизацию где культура покоряется технике и свертывается, умирает. Ссылаясь на опыт всемирной истории, О.Шпенглер пишет, что в это время культура "вдруг застывает, ее роль свертывается, силы ее надламываются - она становится цивилизацией" (23,30).
Идея конфликта технического и культурного прогресса высказывалась и высказывается многими философами. Вспомним хотя бы работу Н.А.Бердяева "Конец Европы" или работы Г.П.Данилевского. Последний более ста лет назад, еще в 1868 году, написал примечательный рассказ "Жизнь через сто лет". Содержание рассказа сводится к тому, что при помощи чудодейственного средства его герой переносится через сто лет ,т.е. примерно в наше время, в Париж. В рассказе рисуется эпоха бурного технического прогреса, который застает герой рассказа: многоэтажные дома, асфальтированные дороги, подземные поезда железных дорог, водо-, свето-. и теплохранилища, электрическое освещение, телефонная связь и пр. Однако этот технический прогресс породил культурный регресс: живопись заменена фотографий, в моде вакханалия, многоженство, пояса, браслеты и ожерелья заменили одежду, полное падение всех искусств и поэзии, вместо музыки - волны бессмысленных тонов и звуков без страсти и выражения, мелодии исчезли. Обращаясь к нашим современникам герой рассказа с гневом говорит: "Я вас не понимаю и от души сожалею. Вы презираете все, что не ведет к практической, обыденной, неизменной пользе! Вы пренебрегаете идеями великого философского цикла и дали развитие одному - практическим, техническим, не идущим далее земли, наукам и ремеслам. Вы отдали луч солнца за кусок удобрения, песню вольного поэтического соловья за мычание упитанной для убоя телушки" (24,34).
Когда читаешь этот рассказ, то невольно приходит мысль о нашем времени, некоторые черты которого сумел разглядеть Г.П Данилевский сквозь пелену исторического времени. И именно потому, что опасение за конфликт между техническим и культурным прогрессом продолжает волновать людей, это опасение выразилось в философии техники, представители которой стараются понять возникающие коллизии, их объяснить и найти выход.
Так, Л Мэмфорд основную причину социальных бедствий современного общества видит во все возрастающей диспропорции между уровнем развития техники и нравственности. По его мнению культуре угрожает предельно рационализированная технократическая организация общества. Он пишет о необходимости ориентировать развитие техники на развитие человека и его культуры.
К началу 70-х годов 20 века возникает явная тенденция рассматривать технику в системе культуры в историческом аспекте, в системе внетехнических факторов. Такую попытку предпринял, в частности, К. Хюбер в работе "Критика научного разума". Понимая философию техники как органическую часть культурологии, автор считает технику элементом культуры. Технические потребности людей аналогичны всем прочим культурным потребностям, но техника той или иной эпохи является феноменом исторической случайности, независима от предшествующего развития и определяется только данной системой культуры. Она не имеет своих специфических законов развития и определить е будущее в системе иной культуры невозможно.
Примерно в это же время возникает утверждение о существовании двух культур между которыми нет понимания. "Итак, - писал Ч.П.Сноу в статье "Две культуры и научная революция", - на одном полюсе - художественная интеллигенция, на другом -ученые, и как наиболее яркие представители этой группы - физики. Их разделяет стена непонимания, а иногда - особенно среди молодежи - даже антипатии и вражды. Но главное, конечно, непонимание. У обеих групп странное, извращенное представление друг о друге. Они настолько по-разному относятся к одним и тем же вещам, что не могут найти одщего языка даже в плане эмоций" (25,197). Утверждая наличие двух культур, Ч.П.Сноу писал о необходимости их синтеза, что дало бы мощный стимул интеллектуального всплеска все человеческой культуры.
Против разделения единой человеческой культуры на два сегмента выступает ряд ученых. Ф.Хофман в лекции "Одна культура", прочитанной в Ростовском университете, на материале истории науки продемонстрировал факты, свидетельствующие о том, что ученые в своей деятельности исходят не только из своих научных принципов, но и из ценностей гуманизма. Гуманитарии в свою очередь с удовольствием пользуются техникой. Другой известный физик Е.Л.Фейнберг в своей книге "Две культуры" вместо конфликта "двух культур" предсказывает плодотворное взаимодействие науки, техники и искусства, их синтез в процессе дальнейшего развития единой человеческой культуры.
Действительно, культура по своему существу едина и в основе этого единства лежит творческая материальная и духовная деятельность. Это понимают многие западные философы техники. Отмечая, что ныне распространяется субкультура неприятия цивилизации, что наша цивилизация оказалась под прессом все обостряющегося осознания пределов своей полезности, К.Люббе подчеркивает, что в этих условиях "в нашей общественной жизни совершенно недостаточно быть только специалистом. Нам всегда необходимы гражданская компетентность, моральные и политические суждения" (6,167). Отсюда он делает вывод, что "техническая интеллигенция, выполняя свои технические функции в нашей цивилизации, небезразлична к моральному и политическому аспекту ее существования" (6,170).
Конечно, еще бытует мнение, что инженер в своей деятельности свободен от воздействия культурных ценностей и руководствуется чисто техническими показателями. "Вообще можно сказать, - пишет К.Поппер, - что инженер или технолог предпочитает рациональное рассмотрение институтов как средств, обслуживающих определенные цели, и оценивает их исключительно с точки зрения их целесообразности, эффективности, простоты и т.п." (26,55). Но для нашего времени все более типичным становится рассмотрение техники и технической деятельности в контексте культуры. "Уже сами инженеры прекрасно понимают: сегодня мало быть профессионалом, - пишет Ортега-и-Гассет.- Ибо покуда профессионалы решают свои узкие задачи, история выбивает у них из под ног всякую почву" (27,40). Еще более категорично утверждение Г.Ропполя: "Таким образом, технические проблемы являются одновременно и моральными проблемами, и поэтому мораль развивающегося мирового сообщества людей не вправе игнорировать условия, возможности и последствия технической деятельности" (6,195). В подавляющем большинстве философских и социальных исследований техника рассматривается во взаимодействии с культурой. Какова же связь техники с культурой?
Прежде всего, техника является важнейшей культурной ценностью. Сфера культуры не ограничивается классическими ценностями искусства, этики, науки. Кроме духовной существует материальная часть культуры, к которой относится и техника как деятельность и ее средство, воплощающее в себе человеческие знания. Прогресс технических средств, приобретение умения и навыков их использования, их совершенствование являются важнейшим фактором развития и функционирования культуры. Современный культурный человек должен уметь пользоваться многими техническими средствами -холодильником и телевизором, аудио и видеотехникой, лифтом и автомашиной, пишущей машинкой и компьютером. Технический уровень непроизводственной сферы, материальных основ духовной культуры (медицина, быт, печать, связь, искусство, образование, наука и т.д.) существенно характеризует уровень развития культуры общества.
Безусловно нельзя выводить все особенности развития культуры непосредственно только из развития и состояния техники. Попытки Л.Уайта определить основную линию развития культуры возрастанием количества используемой энергии или археолога и этнографа А.Леруа-Гурана рассмотреть эволюцию культуры в зависимости от элементарных технологических процессов трудовой деятельности лежат в русле технологического детерминизма о котором у нас уже шла речь. Последний, как уже было сказано, не учитывает сложных диалектических связей между техникой и другими социальными явлениями. Но все же каждому уровню развития культуры соответствует определенный уровень технического развития общества. Техника воздействует на все другие элементы культуры и через систему общественных связей и отношений является решающей доминантой культурного прогресса, материальным основанием всей культуры.
Как важнейшая культурная ценность, материальное основание всей культуры техника интегрирует все культурные ценности той или иной эпохи в определенную систему. Она раскрывает внутреннее богатство культуры, разнообразие ее содержания. В этом смысле можно говорить о технической культуре как характеристике культурного потенциала общества. Техническая культура в каждый исторический период того или иного общества является неотемлимым компонентом культуры.
Следует указать еще на одну функцию техники в составе культуры. Многие культурные достижения, например, научные открытия, технические изобретения не всегда превращались в элементы цивилизации как функционирующей культуры поскольку социальный и технический уровень общества той или иной эпохи не позволяли их использовать. Для включения достижений культуры в систему цивилизации последние должны получить всеобщее признание, социальную значимость и общественное применение. Движущей силой цивилизации являются люди, которые приводят в движение разнообразные средства деятельности и главные из них - средства труда, технику. Следовательно техника (в соединении с человеком) имеет первостепенное значение в преобразовании факторов культуры в факторы цивилизации.
Наконец, характеризуя роль техники в развитии и функционировании культуры, следует отметить еще одно обстоятельство. Дело в том, что в развитии культуры существует определенная преемственность, которую хорошо выразил В.И.Вернадский. Отметив, что переживаемое нами время является исключительно уникальным в истории человечества, он пишет, что истоки сегодняшнего культурного прогресса следует искать в далеких столетиях прошлого. "Представление об окружающем, с которым человечество Запада вступило в ХХ век, несмотря на все успехи естествознания, математики, исторических наук, техники, которыми так ярко может характеризоваться ХIХ столетие, по существу явилось результатом постепенного и неуклонного развития принципов и построений новой эпохи, подготовлявшейся в XVI и ясно вылившейся в XVII столетии, когда окончательно сказались в научной работе еще более ранние достижения Коперника и путь, проложенный Колумбом, новая математика, новая философия, коренная ломка идей о строении и положении в мире человека" (28,213). Современность есть дочь прошлого и мать будущего.
Поэтому нельзя согласиться с отрицанием преемственности в развитии культуры, которое встречается в ряде работ западных философом. Так, О.Шпенглер утверждал, что любая культура начинается сызнова и поэтому в ней нет устоявшихся и сохраняющихся на протяжении истории общечеловеческих качеств. Другой философ - Х.Шельский писал, что современная эпоха "требует тотального разрыва с историей" и является уникальной, не связанной с предшествующим развитием культуры. К.Ясперс писал, что современная техника радикально изменила жизнь человека и "в результате всего этого оборвалась нить истории, прошлое уничтожено или забыто в такой степени, что утеряны все возможные аналогии или сравнения с тысячелетиями истории". Человечество вступает на новый путь, поэтому неправы те, кто "неправомерно связывает в последовательном развитии прошлое с настоящим, проводит недопустимые сравнения между нашим и минувшим существованием" (7,116).
В действительности история человеческого общества есть процесс, где прошлое, настоящее и будущее находятся между собой в органической связи, где новые поколения воспринимают опыт прошлых и закладывают фундамент для культуры будущего. И в этом своем развитии человеческой культуры техника играет огромную роль. Конечно, немаловажное значение имеют и другие культурные ценности, например, художественная литература или наука. Но общество в своей повседневной суетной жизни имеет дело не с научными достижениями, а с их техническим воплощением. Именно техника "цементирует" связь между поколениями людей. "Можно сказать, - писал С.В.Шухардин, - что в истории связь поколений осуществляется через технику" (29,15).
Однажды найденные человеком рациональные технические формы, особенно ручные орудия труда, сохраняются и применяются длительное время без существенных изменений. Каждое новое поколение, вступая в жизнь, застает уже готовые технические формы как результат работы предшествующих поколений. К.Маркс писал: "Раз соответствующая форма инструмента эмпирически найдена, он перестает изменяться, как это показывает переход его в течение иногда тысячелетия из рук одного поколения в руки другого" (30,497).
В технике фиксируются традиции, которые проявляются в исторически устойчивых формах техники, ее конструкциях, функциях и свойствах. Эти традиции обусловлены общечеловеческими потребностями и являются актом социального наследования. В основе социальной наследственности в отличие от биологической лежит труд и его орудие - техника. Последней и принадлежит решающая роль в осуществлении и передаче традиций. Параллельно этому наследуются соответствующие фиксируемые в технике приемы, человеческие способности и свойства, человеческая культура имеющая непреходящее значение, существующая довольно длительный период исторического времени. К примеру, поражает необычной динамичностью и внутренней экспрессией традиционная культура африканского народа маконде. Удивительно, что материалы, техника и приемы резьбы сохранились у него на протяжении многих столетий почти без изменений.
В процессе дальнейшей трудовой деятельности люди на основе усвоения всего предшествующего культурного богатства развивают свои способности, воплощая их в технике. Некоторые из традиций прошлой культуры становятся устаревшими и отбрасываются, другие, напротив, сохраняются и развиваются. Существующий противоречивый культурный потенциал, унаследованный от предшествующих поколений, является базой формирования и развития новых традиций. Следовательно, традиции в развитии техники предполагают новации, появление качественно новых технических средств и технологий, которые возникают на базе традиций и вместе с тем решительно ними порывают, но не отменяют.
В современную эпоху научно-технического прогресса одни традиции изменяются, другие отмирают, сроки действия третьих сокращаются. При этом ломаются устаревшие традиции, которые в новых условиях препятствуют научно-техническому прогрессу. Ломка устаревших традиций сопровождается формированием новых, одной из которых является все большая обращенность технического прогресса к человеку.
Развитие техники органически связано с человеком, технику можно понимать как проекцию человеческих качеств на природу. Человек бессмертен в создаваемой им мире техники и культуры - этой "второй природе". Умирая в "первой природе", человек остается жить в культуре, вернее в той его части, которую он создал в процессе своей естественной жизни. И эта вторая жизнь не менее значима чем первая. Бытие человека - это его существование как субъекта истории, способного сохранять и воспроизводить себя в каждом новом поколении. Поэтому человек не может быть уподоблен вещи, обладающей конечной и раз навсегда данной формой существования.
Если на этапе индустриализации существующие человеческие возможности приспосабливались к технике, то сегодняшние бурные темпы научно-технического прогресса потребовали дальнейшего развития самого человека. "Мы столь радикально изменили нашу среду, - писал Н.Винер, - что теперь, для того чтобы существовать в этой среде, мы должны изменить себя" (30,16). Возникшее противоречие между уровнем развития человека и техники и необходимость скорейшей ликвидации этого противоречия отмечают многие ученые и инженеры, философы и социологи. Нет смысла выращивать технологических гигантов. чтобы они служили расе моральных пигмеев, - отмечали участники международного симпозиума "Есть ли у нас будущее?", характеризуя неспособность использовать мощь, находящуюся в нашем распоряжении и утверждая необходимость совершенствования человека.
С целью разрешения возникающих проблем ныне формируется ряд новых наук. Инженерная психология учитывает одновременное управление человеком все большим и большим количеством объектов и их параметров, необходимость декодирования поступающей информации, все увеличивающееся отделение от человека объектов управления, возрастание требований и скорости действий работника, обусловленные повышением скорости управляемых процессов. Эргономика, промышленная эстетика и другие возникшие науки нацеливаются на необходимость развития человека, подчинения технических параметров человеческим.
Отмечая, что в новых отраслях техники нет нужды в тысячах рабочих, выполняющих однообразную, стандартную работу, Х.Скалимовски говорит о необходимости развития работников. Эту же мысль развивает и Э.Тоффлер, когда пишет о нужде в инициативных, изобретательных, образованных рабочих. "На каждый доллар, который мы вкладываем в новые машины, - пишет он, - должно приходиться несколько долларов, вкладываемых в человеческий капитал - в обучение, образование, переселение, социальную реабилитацию, культурную адаптацию" (4,272).
Многие авторы, отмечая тот факт, что под влиянием технической среды изменяется и сам человек однако эти изменения осознаются с трудом, задают себе каламбурный вопрос: "Я действительно стал консервативным или молодежь становится все левее?" Проблема человека состоит в том, что он оказался неспособным идти в ногу с теми изменениями, которые он сам производит, пишет в своей книге "Человеческие качества" основатель небезызвестного "Римского клуба" А.Пиччеи. Все в современном мире быстро изменяется, должен изменяться и сам человек. Но ныне в человека отсутствует необходимое чувство ответственности за свои поступки и поведение. В человеке ослабли те качества, которые были ему необходимы раньше в его борьбе за существование. Он ослаб физически, притупилась его биологическая активность. Конечно развитие его интеллектуальных способностей продолжается, но все же нарушено равновесие между прогрессом среды и биологическими возможностями человека. "Суть проблемы,- пишет А.Пиччеи, - как раз и заключается в несоответствии между созданной человеком действительностью и тем, как он ее воспринимает и учитывает в своем поведении" (32, 234). По его мнению возникла необходимость перейти от концепции, ориентированной на удовлетворение потребностей человека, к концепции, нацеленной на развитие человека, его возможностей и способностей, перейти к от научно-технической к человеческой революции, которая призвана восстановить культурную гармонию человека и всей общественной системы. Должны зародиться новые ценности и мотивации, взгляды и поведение. "Эта концепция, - пишет А. пиччеи,- совершенно планомерно ставит в центр своих проблем человека способ его существования и образ жизни" (32, 229).
Таким образом, речь идет не только о привидении в соответствие развитие человека с уровнем технического развития общества, но и о развитии человека соразмерно с достигнутым уровнем развития всех составляющих элементов общественного прогресса, всей человеческой культуры. Человек должен производить себя во всей своей ценности на базе усвоения достижений всех культурных ценностей. С этой точки зрения культура - это производство особого рода, главным результатом которого является сам человек во всей своей целостности, всесторонности своего общественного существования. В этом процессе "производства человека" первостепенное значение принадлежит технике. Это добавляет еще один штрих к характеристике той роли, которую играет техника в развитии и функционировании культуры. Направленная на развитие человека, техника приобретает гуманистический смысл.
Реальный гуманизм признает личность вышей ценностью и критерием всех других ценностей. Технический прогресс должен быть "человекоцентричным". Западные мыслители отмечают тот факт, что современная техника, напротив, часто лишает людей их индивидуальности: чем выше уровень развития техники, чем сложнее техника, тем более стандартизированными, одинаковыми становимся мы сами.
Заметим, что определенная доля истины в этих суждениях содержится и каждый из нас это повседневно ощущает. Мы смотрим одни и те же телепрограммы, читаем одни и те же газеты, журналы и бесстелелеры, живем в аналогичных квартирах, пользуемся одинаковым транспортом и одеждой. Человека надо спасти от этой "одномерности". Глубоким гуманизмом поэтому проникнуты призывы, сформулированные в отчетливой форме Л.Мэмфордом: "Чтобы спасти нашу науку и нашу технику, мы должны прежде всего спасти человека" (Цит.по: 1, 101). Это "спасение человека" лежит на пути гуманизации всей культуры и, прежде всего, культуры производства.
Под гуманизацией культуры производства понимается совершенствование всех элементов последней с точки зрения приведения ее в соответствие с потребностями человека, всестороннего развития личности и удовлетворения ее жизненных стремлений.
Главнейшим элементом культуры производства является профессиональные знания личности - знания о конкретной технологии деятельности участника производственного процесса. Чтобы эти знания имели гуманистическую направленность, т.е. способствовали производству, формированию человека, необходимо как бы их "просвечивание" сквозь осознание работником общественной значимости своей профессиональной деятельности. Инженер конструктор, к примеру, должен знать что результаты его деятельности - определенная техническая конструкция - не самоцель, а средство удовлетворения личных и общественных потребностей членов общества. Это поднимает профессиональных работников на уровень сознательных участников общественного прогресса, преодолевает узкий профессионализм мышления, труд приобретает ярко выраженный гуманный характер.
Гуманистическое "просвечивание" профессиональной деятельности позволяет учитывать запросы и возможности человека в процессе производства. Процесс общественного производства выступает не только как процесс производства вещей и идей, но и как процесс производства и воспроизводства человека. Это не следует понимать в вульгарном смысле как "деторождение", а как формирование человека - биологического и социального существа, как процесс становления личности.
Рациональному использованию техники производства для развития личности способствует правильно установленное соотношение между условиями производства, используемой техникой и возможностями человека. Здесь необходимо знание эргономики, которая рассматривает человека, машину и среду как сложное функционирующее целое, в котором главным элементом является человек. Разрабатывая методы учета человеческого фактора при создании техники и соответствующих условий труда, обосновывая принцип преимущественных возможностей человека и техники, эргономическое мышление, рассматривает соотношение человека и техники. Ведущей стороной этого соотношения эргономика считает человека. Следовательно, эргономическое мышление способствует гуманизации культуры производства.
Суть гуманистического подхода к проектированию производственной среды основывается на ряде принципов.
Принцип охраны здоровья требует учета возможностей человеческого организма, как адаптивных, так и компенсаторских.
Принцип индувидуализации предполагает возможность регулирования физических параметров рабочей среды в соответствии с антропологическими показателями работника.
Принцип дифференциации требует гибкости структуры трудовой деятельности, представляющей работающему возможность выбора альтернативных решений.
Принцип динамичности заключается в возможности изменения отдельных компонентов трудового процесса по мере изменения условий труда при гибкой организации производства.
Принцип сопричастности предполагает возможность участия работников данного производства в его управлении и в раскрытии на этой основе своих социально-творческих способностей.
Гуманистический подход к проектированию делает современное инженерное мышление многомерным, комплексным, учитывающим одновременно и технические, и экономические, и экологические требования к производству. Поэтому, в отличие от понимания гуманизации технического прогресса в широком, социальном плане как использование технического прогресса для развития личности, узкий аспект гуманизации технического прогресса представляет собой инженерно-конструкторскую проблему. В этом случае речь идет об учете психофизических и эргономических норм при проектировании машин. Хотя социальные факторы и здесь являются решающими, но они присутствуют как бы имплицитно. В этом случае не происходит "вписывание" человека в контур созданной технической системы, а идет проектирование деятельности человека и на этой основе определяются параметры машины, которая необходима для этой деятельности.
Реализуемые в техническом прогрессе принципы гуманизма качественно изменяют труд человека. Он утрачивает свой вынужденный характер и становится свободным проявлением способностей индивида. Деятельность людей по своему содержанию приобретает творческий характер. Трудовая дисциплина становится более содержательной, трудовые функции работника более ответственными. Изменяется не только содержание и характер труда, но и его форма: труд приобретает форму самодеятельности. Все это требует более высокой профессиональной и общей культуры работника, высокой сознательной дисциплины.
Научно-технический прогресс оказывает воздействие на общественный прогресс также через систему моральных ценностей. Он расширяет сферу действия моральных ценностей и моральные ценности, которые раньше действовали в основном в традиционных областях культуры - искусстве, литературе, ныне функционируют и имеют все большее значение в научной и технической деятельности. Возникает ряд жгучих проблем современности, например, проблема соотношения истины и добра, морали и науки и др. Более того, технический прогресс воздействует на сами моральные ценности в том плане, что он обогащает их внутреннюю структуру рациональными элементами морального сознания, стимулирует взаимопроникновение идеологического и психологического уровней моральных ценностей. Особое воздействие на моральные ценности и всю культуру человека оказывает широкое внедрение в повседневную жизнь компьютеров, требующих дальнейшего развития многих способностей людей.
Возникает много этических вопросов, поскольку этика раздвинула свои границы в формируются различные ее виды - ядерная этика (утверждает, что иррациональность присуща самой внутренней природе ядерных вооружений и потому их производство внутренне противоречиво), экологическая этика (основывается на томистской концепции естественного закона, на убеждении, что неэтично загрязнять или вообще нарушать естественную окружающую среду), биомедицинская этика (разделенная на ряд моральных вопросов, касающихся различных стадий жизни человека от рождения до смерти), инженерная этика ( проблемы ответственности и этика господства), компьютерная этика - (вопросы тайн частных лиц и защиты корпоративных интересов, воздействие ЭВМ на человека, проблемы информационного загрязнения).
Постепенно формируется особый раздел философии техники - политическая философия техники, которая интересуется справедливым распределением технических выгод, проблемами добродетели и преступления. Все это актуализирует проблему ответственности инженерной деятельности.
Внедрение современной технологии привело к расширению и трансформации всего поля ответственности. Нельзя согласиться с мнением, что компьютеры лишают нас ответственности и статута человека. Скорее они порождают новые виды ответственности, новые этические проблемы.
Можно согласиться с К. Митчемом, что инженерия с самого начала своего возникновения и до конца 17 столетия была по преимущественно военной, простым средством, без какого-либо внутреннего идеала, отличного от эффективности и предполагает подчинение внешним социальным структурам. Это наложило свой отпечаток на ответственность инженера, хотя результаты его деятельности более предсказуемы.
Соединение интеллектуальных способностей человека с техническими возможностями компьютеров, роботов, электронных средств массовой информации - телевидения, аудио- и видеотехники создает новый тип массовой культуры. Появление рок- н - рола (1954 г.) и группы "Битлз" ( начало 60-х годов) явились первыми ласточками этого процесса. Изменяется не только способ взаимодействия в системе "человек-машина", но и сами элементы этой системы. Умственные возможности человека усиливаются, человеческий интеллект получает развитие, интеллектуальная деятельность человека охватывает с помощью компьютеров те задачи, решение которых ранее человеку были недоступны и приобретает еще более творческий характер. От письменной культуры человечество переходит к новой экранной культуре. Она складывается на основе синтеза компьютера с видеотехникой, космических каналов связи образующих информационный космос. Возникает новое, экранное мышление для которого характерно "сращение" логического и образного, понятийного и чувственно-наглядного. Новый язык начинает проникать в науку.
Мы входим не только в мир компьютеров и электроники, роботов и информатики, но и в мир развития в человеке его разума и гуманности, что влечет за собой далеко идущие последствия. Введение микрокомпьютеров и особенно микропроцессоров открывает новый этап в развитии НТР с далеко идущими последствиями, которые пока еще не могут быть оценены. Мир компьютерной техники неумолимо вторгается в нашу жизнь. Никакой свободы выбора - пользоваться компьютером или нет - современность не оставляет, от компьютеров также нельзя уйти, как нельзя уйти от электричества, телефона, радио или телевизора. На наших глазах рождается новая культура, соединяющая интеллект человека с техническими возможностями компьютеров. Для этой культуры характерно изменение самого стиля мышления. ЭВМ очень логичны и заставляют людей совершенствовать стиль мышления на высоком уровне абстракции - алгебраической. Возникает особый стиль мышления, который мы предпочитаем называть блочным. Правда при этом эмоционально окрашенное геометрическое или образное мышление подавляется. Психологи все более часто выражают беспокойство по поводу того, что в развитых странах эйдетизм, т.е. способность памяти сохранять яркие образы предметов, исчезает.
Внедрение в культуру компьютерной техники открывает широкий простор для технизации интеллектуальной деятельности человека и порождает множество проблем. Под воздействием быстрой компьютеризации одной из центральных в сфере культуры становится проблема соотношения мозга и машины. Как согласовать компьютерную грамотность с традиционным образованием? Компьютер освободил мозг от рутинной работы, но станет ли от этого наш мозг сильнее? Мы очень мало знаем свой мозг и очень трудно предугадать то влияние, которое окажет на него компьютер. Не ослабеет ли мозг от того, что он все меньше будет работать в том направлении, в котором он работал многие тысячелетия? ЭВМ не может не только думать, но и чувствовать. Не притупит ли свои чувства человек, все более тесно общаясь с компьютером?
Актуальность этих и подобных вопросов обостряется тем обстоятельством, что уже сейчас, в первые годы компьютеризации общества появились негативные последствия этого процесса. Ослабление у людей образной памяти сопровождается появлением "одержимых программистов" - хакеров, у которых ослабляются социальные связи с внешним миром. "Уход" в мир компьютеров, с которыми общаться гораздо проще чем с людьми, приводит к иллюзии жизни в мире, где человек выступает в роли демиурга, творца комфортабельного для себя мира. Наблюдаются факты разобщающего воздействия компьютеров на коллектив, выделение "компьютерной элиты", происходит потеря определенных полезных навыков, "тайны профессии" и мастерства, которые накапливались веками. Притупляются особенности естественного языка - его многозначности, метафоричности, алгоритмический язык ЭВМ приучает человека к метафизическому мышлению, усилению роли его логически-формальной стороны взамен диалектической. Принижаются интуитивные качества человека и его мышление делается инструментальным, способность к творчеству не принимается в расчет. Возникает проблема адаптации человека к измененной системе коммуникаций в обществе. Многочасовая работа человека "один на один" с компьютером действует психически угнетающе, зачастую вызывая у людей ненависть к "электронному чудовищу".
Особо следует сказать о все возрастающей волне информационной преступности. Центральные средства массовой информации полны сообщениями о "взломщиках" электронно-банковских сетей и компьютерных "шалунах". Наибольшую известность в СНГ получила скандальная история с проникновением питерского хакера в компьютерные сети США и изъятия из нее сотен тысяч долларов. В Ростове-на-Дону хакеры в одной из торговых фирм изъяли 150 млн.рублей и было предпринято несколько попыток проникновения в компьютерные сети обмена информацией местных коммерческих банков и Регионального центра информации при главном управлении Центробанка Ростовской области. В самих США компьютерные "грабители" тоже сильно распоясались. Недавно ФБР арестовало школьника из Филадельфии, сумевшего "взломать" файлы самых крупных американских компаний. Компьютерная преступность становится одним из наиболее ярких проявлений негативных последствий компьютеризации современной культуры.
Однако нельзя не отметить и положительное воздействие компьютеризации современной культуры. Работа на компьютере требует от человека отказа от вредных привычек, например, употребление спиртного или курения. Эта работа предполагает рост профессиональных знаний человека, его нравственных качеств, общей культуры. Темпы освоения новой компьютерной техники, которая развивается бурными темпами, во многом зависят от уровня культуры, которая, в свою очередь, формируется под сильным влиянием компьютеризации. Здесь влияние обоюдное. Формируется такой тип культуры, при котором идеи передаются от индивида к индивиду посредством различных знаков - символов, действий, подражаний и т.д. Человек, общающейся с компьютером, должен точно формулировать свои мысли, что естественно накладывает отпечаток на характер такого человека в целом. Труд индивида становится более ответственным, интеллектуально насыщенным, он утрачивает вынужденный характер и становится свободным проявлением способностей индивида, приобретает форму самодеятельности. Компьютеры развивают способность к самообучению, учат среди возможных решений выбирать оптимальное, находить возможности решения тех или иных задач. Постепенно формируется культура диалога общения человека с машиной и если человек не подготовлен к этому диалогу, то машина ему ничего не выдаст. Человек и машина должны идти навстречу друг другу к образованию интеллектуального симбиоза.
В связи с персональными компьютерами человек должен приобретать "вторую грамотность", не теряя "первую". Микрокалькулятор не избавляет школьника от изучения таблицы умножения. В противном случае человек может стать рабом машины. На дисплее человек получит нужную ему информацию сразу. Но как это отразится на межличностных связях, общении? Компьютеризация создает новую психологическую атмосферу.
Формирования культуры общения с машиной протекает на фоне традиционного стиля мышления, которое оказывает неоднозначное влияние на процесс этого формирования. С одной стороны, традиционный стиль мышления, связанный не только с образованием абстрактных понятий но и с наглядным образом, в определенной степени тормозит выработку навыков общения с компьютером при помощи числового кода. Но с другой - "обычная", традиционная грамотность является необходимым условием формирования компьютерной грамотности. Поэтому наивно усматривать во "второй" компьютерной грамотности замену "первой", традиционной. Без полного усвоения в процессе образования общей грамотности с большой компонентой гуманитарного знания компьютерная грамотность может способствовать превращению человека лишь в придаток компьютера. Опыт работы со студентами свидетельствует, что те из них, кто хорошо усвоил курс высшей математики, легко и быстро овладевают основами программирования и непосредственной работой на дисплее. Не освоившие курс высшей математики обычно не в состоянии написать простую программу. Однако традиционное образование часто тормозит течение мысли по новому. Не случайно академик Е.И.Велихов отмечает, что в этом случае идет становление человека как личности и компьютеры очень интересно и по разному вписываются в различные периоды становления человека. Так, маленькие дети считают компьютер живым и легко входят с ним в контакт. Это происходит потому, что ход их мыслей не тормозит традиционное мышление.
Недалеко то время, когда плановые хозяйственные работники не умеющие разговаривать с компьютером будут столь же беспомощны, как сейчас неграмотные люди. Умение общаться с компьютером скоро станет элементарным признаком культурного человека, как умение читать и писать в наши дни.
Опосредуя отношение человека к действительности, компьютеры все более определяют человеческую деятельность. Таким образом, не только люди создают информационные системы, но и эти системы требуют и создают новых людей. Конечно поголовная компьютерная солидная грамотность ныне невозможна, хотя бы уже потому что для решения этой задачи наше общество не имеет необходимое количество компьютерных средств. Но и делать всех людей программистами нет необходимости. Вместе с тем любой специалист должен быть пользователем ЭВМ, умело обращаться с ними при решении конкретных производственных проблем, уметь создать файл, вызвать его, отредактировать текст, сделать рисунок или чертеж и перенести его в документ, отпечатать нужный материал на принтере. На производство должен приходить грамотный в вопросах информатики работник. Требуется сознательно и активно формировать способности человека к новому уровню развития информатики. Такую задачу должна выполнить вся система образования - начальное, среднее и высшее.
В развитых странах мира на образование населения обращается особое внимание и выделяются колоссальные средства. В меморандуме Президента США об образовании (декабрь 1991 г.) забота об образовании названа стратегией нации и на образование выделяются огромные средства - до 260 млрд. долларов ежегодно. В меморандуме отмечается, что только то государство может обеспечить достойную жизнь своим гражданам, которое выделяет необходимые средства на образование и науку. Инвестиции в сферу образования признаются самым выгодным вложением капитала. Образование должно использовать всю мощь современной информационной техники. Поэтому инвестиции на информатику в США превосходят суммарный вклад в энергетику, сырьевые и перерабатывающие отрасли.
Определенные подвижки в этом отношении есть и у нас, хотя вложение инвестиций не только в сферу науки, но и в сферу образования явно недостаточны. Разработанная Рос.НИИСИ по заказу Госкомитета РФ по высшему образованию концепция системной интеграции информационных технологий в высшей школе нацелена на определение задач, основных направлений, темпов, приоритетов развития и системной интеграции информационных технологий в условиях кризисной экономики и перехода к рыночным методам хозяйствования. Эта концепция отмечает, что компьютерная грамотность и графика обеспечивает воспитание творческой личности, поскольку они опираются на правополушарное мышление в головном мозге человека. Ныне еще преобладает логически аналитическое левополушарное мышление в ущерб образному, синтетическому, интуитивному и синтетическому правополушарному мышлению. Поэтому главное в предлагаемой концепцией методе обучения с помощью новых информационных технологий - это образная фиксация мысли. С этой целью геометрическое (пространственное) мышление в образовании должно стать важнейшей компонентой правополушарного мышления, от развития которого в значительной степени зависит воспитание и формирование творческой личности. С этим мышлением связано подсознание, интуиция, личная значимость, психологическая защита своего "Я", операции в реальном пространстве и времени, целостные (гештальные) представления модели мира и объектов. В этом плане важную роль играют компьютерная живопись, графика, музыка, компьютерные игры (особенно стратегические). Следует иметь ввиду, что оптико-моторное знание у человека значительно превосходит его логико-вербальную компоненту. Таким образом, главным в обмене информации между обучающим и обучаемым становится образная фиксация мысли.
К сожалению, сложившаяся система образования не способна сформировать у человека те качества, которые необходимы ему для полнокровной и успешной дальнейшей деятельности. Это определено рядом обстоятельств и прежде всего потерей образования воспитательной функции. А.В.Луначарский писал, что "образование слагается из обучения и воспитания, причем и обучение, и воспитание между собой переплетаются" (33, 86). Обучение - это передача определенных знаний, а воспитание - организация характера. Знание само по себе не ведет к росту духовности. а служит преимущественно профессиональной подготовке. Еще Апокалипсис провозглашал: "много знания - много печали", а древние греки говорили, что многознание уму не научает. Надо отличать знание от мудрости. Последняя означает умение человека осмысливает с нравственно-философских позиций любые явления. Знание приобретает значимость для человека, когда оно соединяется с его моральными принципами и личными идеалами, выработанными в процессе воспитания. Поэтому воспитание как вторая компонента образования не менее если не более важна, чем первая - обучение, т.е. приобретение знаний.
Само слово "образование" говорит о том, что человек формирует себя, создает свой образ. Цель образования - формирование личности. Помогая усваивать добытое другими образование делает человека более свободным, является способом саморазвития и поэтому требует активности субъекта.
Между тем ныне образование сталкивается с пассивностью студентов и снижением их интереса к профессии. Это связано с тем, что на образование смотрят с узко практических позиций. Произошло отчуждение образования от духовной культуры. Мы все больше обращаемся к уму своих питомцев, а не к их совести.
Довоенное поколение инженеров училось еще у тех преподавателей, которые знали традиции Толстого и Достоевского, Герцена и Чернышевского, Руссо и Гете. Ныне культурная традиция прервана. Все, что выходит за пределы чисто технических решений, в большинстве случаев воспринимается не только студентами, но и (стыдно сказать) часто преподавателями как нечто второстепенное, не заслуживающем внимания. Культурная подготовка инженеров? Изучение ими философии, истории? Все это иногда допустимое , но третьеразрядное! В итоге мы воспитали несколько поколений технократически мыслящих людей, лишенных твердых нравственных устоев. Высшая школа в значительной степени утратила свою главную - воспитательную - функцию.
Все эти обстоятельства требуют не только перестройки учебного процесса, но и перестройки самих преподавателей. Необходимо создать систему непрерывного повышения квалификации преподавателей применительно к изменениям, происходящим в учебном процессе под воздействием научно-технического прогресса. Такая система помимо традиционных и подчас уже себя изживших форм повышения педагогического мастерства и научного уровня педагогов должна включить в себя, в частности, систематическое овладение компьютерной грамотностью и изучение иностранных языков с последующей аттестацией преподавателей и материальным стимулированием. Введение гуманистической компоненты в учебный процесс должен быть несовместим с технократическим мышлением.
Технократический способ мышления, учет только экономической выгоды, бюрократизм, понимание человека как придатка машины, недооценка развития социальной сферы - все это явления одного порядка - нашей некультурности. А каковы результаты такого технократического подхода? Результат один: наша страна оказалась на обочине современного научно-технического прогресса и развития мировой цивилизации. Из 110 открытий, получивших техническое применение и тем самым определивших облик современной цивилизации, 65% принадлежит США, 15% - ФРГ и 10% - Японии. Что касается нашей страны, то мы можем назвать только одно открытие подобного рода - лазер.
Что касается "чисто" профессионально подготовки, то система образования сегодня выпускает усредненных специалистов, которые в лучшем случае обладают послушанием, пунктуальностью, способностями к однообразным заученным действиям. Это - заводские специалисты конвейерного производства. Деятельность этих специалистов по мере его автоматизации, роботизации и компьютеризации становится все менее эффективна. Производству все более требуются люди инициативные, творческие, ставящие под сомнение традиционные решения и вместе с тем люди, обладающие высококвалифицированными знаниями. Возникает необходимость реформы все системы образования, превращения ее из системы, обслуживающей производство, в систему, направленную на производство (формирование) личности. Возникла необходимость перехода от понимания образования как предпосылки производственного процесса к его оценки как цели производства человека.
В ходе этой революции образования огромную роль должна сыграть информационная техника.Использование этой техники обуславливает установление коммуникационных связей между обучающимися индивидами, развивает логику мышления. Вместо того, чтобы объяснять как решать уравнения учителя будут учить как применять математические методы, как сформулировать задачи, чтобы их могла решать машина.
Революция образования призвана выработать модель специалиста, способного выполнять свои функции в условиях сложного и динамичного производства. Это относится прежде всего к подготовке инженеров в связи с ускорением темпов научно-технического прогресса, которое особенно заметным стало со второй половины 19 века. Это ускорение повлекло за собой ускоренное развитие всей культуры к которой люди не смогли сразу адаптироваться. В 1899 году Э.Геккель писал: " Как известно, вся область нашей современной культуры - медицина и технология, промышленность и сельское хозяйство, горноделие и лесоводство, сухопутный и водный транспорт - получили во второй половине XIX века такой могучий размах, что наши предки XVIII столетия растерялись бы в нашей обстановке, если бы могли воскреснуть" (34, 406). Каким было бы удивление Э.Геккеля сейчас, если бы он воскрес! Как бы быстро не развивалась техника в конце 19 столетия, люди рождались, жили и умирали примерно в одной и той же технической среде. Теперь впервые в истории человечества темпы смены многих поколений техники опережают темпы смены поколений работников. Ф.Рапп, отмечая, что в прошлом на протяжении многих поколений не происходило никаких заслуживающих упоминания технических нововведений, писал, сто "наши современники на протяжении одного поколения пережили такие нововведения, как радио, автомобиль, самолет, телевидение, автоматизация, компьютерная и атомная техника" (6,226). На глазах одного поколения людей произошла смена четырех поколений компьютеров и роботов. При этом техника морально стареет быстрее, чем физически.
В условиях, когда поколения машин сменяются быстрее, чем поколения людей необходима "гибкая технология" системы образования, ее умение быстро перестраиваться для своего соответствия техническим потребностям и другим областям человеческой практики. Возникают проблемы непрерывного образования и самообразования. "Старые времена, когда вы получили квалификацию и могли бы полагаться на нее всю жизнь, или, по крайней мере, в течение нескольких десятилетий, прошли" - утверждает один из руководителей Института информатики США И.Адамс (Цит.по:36, 23). Высказывается мнение о том, что 25-летний инженер должен проходить курс переподготовки 8 раз в течение своей 40-летней карьеры. "Современному обществу, - пишет Т.Стоуньер, - необходима новая система образования человека в течение всей его жизни. При быстрых изменениях информационной среды люди должны иметь возможность время от времени получать новое образование. В будущем периоды рабочей деятельности человека будут чередоваться с периодами его переподготовки" (4,394).
Важная причина, в силу которой к инженеру предъявляются повышенные и новые требования, заключается в том, что изменяются задачи инженера в процессе функционирования, и особенно в процессе проектирования новой техники. До сих пор техническая система проектировалась и конструировалась исходя из определенных технических показателей - энергоемкости, материалоемкости, надежности и др. После подобного проектирования и конструирования определялись функции человека в технической системе и соответствующие требования к человеку. Теперь изменилась сама логика проектирования . Оно идет как бы "от человека": качества и возможности человека берутся как отправные для определения технических характеристик проектируемой технической системы. В итоге проектируется не просто техническая система, а система "человек-техника", формируется так называемое системное проектирование. Оно имеет дело не с массовыми, а с уникальными объектами и с проектированием системы деятельности. Более того: реализуется переход от проектирования техники и технологии, где человек рассматривается как звено человеко-машинной системы, к проектированию субъектно-объектных отношений, к созданию целостных комплексов человеческой деятельности. Поскольку эта деятельность должна учитывать воздействие окружающей среды, проектируемые комплексы выступают как системы "человек - техника - окружающая среда". При таком системном проектировании инженер, чтобы добиться оптимального распределения функций между человеком и машиной, должен знать психофизические и социальные качества человека, разрешить проблему общения человека с машиной, учесть социально-психологические, эргономические, экологические, эстетические, нравственные факторы. Возникает необходимость гуманистического подхода к проектированию, которое учитывало бы охрану здоровья, индивидуализацию труда, альтернативность возможных принимаемых решений, изменение отдельных компонентов трудового процесса, сопричастность в управлении производством.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign