LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 31
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

всех его проявлениях), ограничение в
правах, утрата свободы и пр., то есть все
то, что объемлется понятием "вред". Любая
из этих реалий противоречит личному
(эгоистическому) интересу субъекта;
подвергая других таким же испытаниям, он


289

также наносит им вред. Эгоистический
интерес человека состоит в том, чтобы
избегать таких вещей и иметь больше
свободы, удовольствий, возможностей для
собственного развития и т.д. Помогать
другим или быть им полезным - значит
оберегать их от страданий, увечий, смерти,
от потери свободы и удовольствий, или
способствовать развитию их способностей,
возрастанию степени их свободы, получению
ими удовольствий.
То, что рациональность определяется здесь
в конечном счете через перечисление
некоторых реалий, а не посредством общей
формулы, для многих послужит достаточным
основанием, чтобы отвергнуть мою концепцию.
Предпочтение формулы перед перечнем
восходит, по крайней мере, еще к Платону.
Подобно большинству других традиционных
приоритетов, указанное предпочтение не
имеет аргументов в свою пользу. Аргументы
же против перечня реалий сводятся, главным
образом к эпитетам типа "случайный",
"произвольный". При этом предполагается,
что общая формула, в отличие от перечня, не
является произвольной. Думаю, что мой
перечень "произволен" единственно в том,
что взят мною именно как перечень, а не как
формула. Если рациональность действительно
есть одно их фундаментальных понятий
философии науки, то его следует определять
через перечисление обозначаемых реалий, ибо
базовые дефиниции вообще должны быть скорее
остенсивными, нежели вербально-понятийными.
Удивительно, что этот важный момент
постоянно упускается из виду.
Я исхожу из того, что разум не требует от
индивида заботиться о благе других,


290

особенно если это противоречит его соб-
ственным интересам. Важно, однако,
учитывать, что в случае конфликта интересов
рационально допустимым является в равной
мере как следование собственному интересу,
так и принесение его в жертву ради других.
Рациональность не есть руководство к
действию, как это полагают те, кто
отождествляет ее либо с эгоизмом, либо с
моральностью. Рациональность не может слу-
жить опорой морали, но она и не враг
морали.
Я старался трактовать рациональность
таким образом, чтобы в логическом согласии
с нею находились производные от нее понятия
- иррациональное, рационально запрещенное.
Я понимаю, что некоторые вещи,
квалифицированные мною как рационально
допустимые, многие предпочли бы назвать
иррациональными. Я не отрицаю, что имеются
сильные доводы в пользу того, чтобы считать
иррациональными явлениями садизм, мазохизм
и желание причинить вред другим. (Впрочем,
я уже указывал, что необходимо различать
иррациональность и психическое расстрой-
ство, но, по-видимому, этот довод
недостаточно убедителен). И я не стал бы
возражать против подведения под категорию
рациональности и других вещей, если в
пользу этого будут выставлены
соответствующие аргументы. Назвать нечто
рациональным или рационально допустимым -
не значит одобрить все это, в этих словах
имеется только один модальный оттенок -
"отсутствие осуждения". Одобрительный смысл
несет в себе лишь выражение "рационально
необходимый". Что касается слова
"иррациональный", то оно имеет явно


291

выраженный нормативный смысл: называя
явление иррациональным, мы осуждаем его.
Многие желают провести четкую
разграничительную линию между фактами и
ценностями, дескриптивным и прескриптивным.
Однако все вышеизложенное свидетельствует о
том, что применительно к разумному существу
такое четкое разграничение невозможно, ибо
рациональность не принадлежит целиком ни к
одной из альтернатив.







292



Л. Гроарк


Практический разум и полемика вокруг
порнографии

Современная этика в англоязычных странах
характеризуется возрастанием интереса к
практическим проблемам морали - интереса,
который ставит под вопрос важность
актуальных прежде дискуссий по проблемам
метафизической и эпистемологической основы
морали, особенно подчеркивавшихся различий
между этическими и фактологическими
суждениями и принципиальности проблемы
природы морального дискурса. Движение в
этом направлении начинается с обзора
М.Уорнок 1960 года "Этика с 1900 года", в
котором высказала предположение, что
сосредоточенность английской этики на
теоретических проблемах в первой половине
нашего века "ведет к увеличивающейся
тривиальнсти ее предмета"1 так как уводит
философов от размышления о насущных
моральных вопросах. Как она сама
предвидела, самые последние этические
дискуссии в англо-язычных странах отказы-
ваются от предпочтения теории и обращаются
к разнообразным практическим проблемам,
таким как мир, дискриминация, загрязнение
окружающей среды и порнография.
Несмотря на эту тенденцию, обсуждение
практических моральных проблем в
англоязычном мире все еще остается подчи-
____________________
1 Warnock M. Ethics Since 1900. L., 1960.


293

ненными теории; поскольку большинство
этиков подходят к конкретным моральным
проблемам, сначала обсуждая их в русле
определенной теоретической традиции затем
прилагая соответствующие выводы к проблемам
долга, прав, обязанностей (наиболее
типичные при этом кантианская,
марксистская, христианская,
либертарианская, контракторная и
утилитарианская точки зрения).
В связи с этим я хочу обсудить пути
подхода к практическим моральным проблемам
и показать, что призыв обращаться к
этической теории и "прикладной" этике,
который характерен для попыток философов
решать практические проблемы, неверен, и
его следует заменить таким подходом, когда
роль этической теории в изучении морали
сводится к минимуму. Движение к прикладной
этике, характерное для современных
этических дискуссий, вполне оправданно,
хотя оно простирается недостаточно далеко,
а сам термин "прикладная" этика спорен,
если при этом предполагается приоритет
этической теории, считающей, что конкретные
моральные вопросы должны решаться путем
"приложения" некоторых, прежде полученных
теоретических выводов. В противоположность
этому в данном случае предполагается, что
этическое исследование должно
концентрироваться на исследовании
фактических обстоятельств, в которых
возникают специфические моральные вопросы,
и обращаться к моральной теории только при
необходимости решения каких-то специфи-
ческих вопросов - т.е. в ситуации, которая
возникает гораздо реже, чем философы обычно
полагают. Так что здесь речь пойдет скорее


294

не столько о "прикладной", сколько о
"практической" этике, которая
рассматривается как выражение
практического, а не теоретического разума.
Представив некоторые общие соображения в
пользу предлагаемого подхода, я
проиллюстрирую его последствия для дебатов
о цензуре порнографии.
Обычный подход к этике не вполне подходит
при решении практических моральных проблем,
поскольку он концентрирует внимание на
теоретических вопросах и дискуссиях,
которые в большинстве случаев имеют
косвенное отношение к реальным моральным
проблемам. Решение последних как правило
зависит не от сложной этической теории, но
от глубокого понимания фактов, в связи с
которыми обсуждается тот или иной вопрос,
момент. Так, ключом к решению проблемы
гонки вооружения являются не моральные
теории и предположения, рассматривающие, в
которых она рассматривается, а понимание ее
исторических, экономических,
стратегических, социологических, техно-
логических и научных аспектов2. Например,
понятие ограниченной атомной войны основано
не на дискутируемых моральных теориях, а на
недооценке стоящего за ним риска и
преувеличении наших возможностей справиться
с ее последствиями. Оба эти заблуждения
отчетливо видны в американской ядерной


____________________
2 См.: Nuclear Arms Control: Eluding the
Prisoner's Dilemma // Fox M.A., Groarke
L. Nuclear War: Philosophical
Perspectives. N.Y.: Peter Lang. 1985.


295

политике в период президентства Рейгана3;
хотя попытки ее философского анализа
переполнены теоретическими моральными
представлениями (так называемым "моральным
реализмом", который, в нем провозглашался),
им не удалось уловить те фактические
ошибки, которые увековечили ее.
Легко можно представить другие случаи,
где эмпирические вопросы должны играть
превалирующую роль в рассмотрении и решении
практических моральных проблем. Политика в
отношении политических беженцев может
потребовать прежде всего глубокого
понимания их политических обстоятельств;
критика обычных вооруженных может
потребовать переоценки противостоящих им
сил; необходимое решение экологических
проблем может быть предопределено научной
очевидностью; а отрицание отдельных
аргументов в поддержку смертной казни может
быть основано на эмпирическом заявлении,
что она не сдерживает потенциальных убийц.
В этих и многих других случаях не фило-
софский взгляд, а понимание обстоятельств,
в которых возникает проблема, служит ключом
к пониманию практических моральных
вопросов. Попытка понять эти
обстоятельства, а не моральную теорию, дает
ключ к пониманию многих практических мо-
ральных вопросов. Следовательно, на первый
план в этическом анализе должно быть
выдвинуто именно изучение таких обстоя-
тельств; так что нет никаких оснований
считать теоретические дискуссии
____________________
3 См.: Groarke L. Protecting One's Own:
Hobbes, Realism and Desamament // Public
Affairs Quarterly. 1988. V. 2, N 1.


296

отличительным признаком этического
исследования.
Упор на традиционные философские подходы,
который характерен для этики как
теоретической дисциплины, также вызывает
сомнения, поскольку при этом решение
практических проблем ставится в зависимость
от сложных и трудных для решения
теоретических вопросов. В особенности не
очевидны метафизические и
эпистемологические аспекты различных
этических построений, именно поэтому
теоретизирование при рассмотрении
практических проблем лишь усложняет их
решение. Во многих случаях
теоретизирование, давая решение
определенных теоретических проблем,
оказывается несостоятельным при подходе к
практическим проблемам, поскольку часто
определенные теоретические решения
оказываются совместимыми с различными
ответами на практические моральные вопросы.
Например, решение таких трудных вопросов о
том, что лежит в основе морали - разум или
чувство, не влечет за собой какие-то
определенные выводы о специфических
моральных вопросах. Даже в тех случаях,
когда из теоретических позиций можно
сделать какие-то практические выводы, все
же не ясно, являются ли теоретические сооб-
ражения предпосылкой этических решений, так
как мы часто отрицаем теоретическую позицию
как раз в силу того, что она ведет к
практическим выводам, которые мы не можем
принять. Такие проблемы усугубляются
непростой задачей снятия различий между
теми конфликтующими моральными аксиомами,
которые характеризуют кантианскую,


297

марксистскую, утилитарианскую,
либертарианскую и другие точки зрения.
Двести лет, что сущестует философия не
привели к разрешению противоречий, на-
пример, между конкурирующими позициями
приоритета индивидуальной свободы или
равенства, и попытки осуществить выбор
между теоретическими позициями относительно
этой дилеммы, приводят исследователя,
скорее, к тому, что разногласия
углубляются, а не смягчаются. Могут быть
случаи, при рассмотрении которых нельзя
будет обойтись без решения проблем такого
рода, но отсюда не следует, что сначала
нужно принять определенный теоретический
подход и только затем браться за решение
конкретных этически вопросов.
Здесь невозможно рассмотреть все те
вопросы, которые возникают в результате
применения теоретической позиции к прак-
тическим моральным проблемам. Вместо такого
рассмотрения (которое могло бы оказаться по
существу противоположным тому, что я
предлагаю), я хочу подкрепить свою позицию,
проиллюстрировав ее на конкретном примере
моральных аспектов порнографии и
допустимости ее цензуры, тем более, что в
англоязычных странах полемика по вопросу
цензуры порнографии все время отличается
излишним акцентом на теоретических вопро-
сах.
Начнем наше рассмотрение с дискуссий,
имевших место в семидесятых годах, когда
наблюдалась тенденция изображать
порнографию как положительный фактор
здорового сексуального освобождения, а ее
цензуру - как сексуальное подавление. В тех
дискуссиях отразилось слишком наивное


298

понимание порнографии, и на этом следует
уделить внимание, практически показав, что
влечет за собой отрицание цензуры4. Как
заметил один комментатор после просмотра
конфискованных в Торонто материалов, "Мы не
можем рассуждать о порнографии абстрактно,
если не хотим оказаться в дураках"5.
Конечно, не всякая порнография содержит
насилие и ненасильственная порнография
(иногда называемая "эротикой" или "мягкой
порнографией") как таковая не вызывает
моральных возражений. Но именно поэтому
практически ориентированные дискусси о
порнографии должны уделять специальное
внимание насильственной порнографии,
поскольку все увеличивающаяся тенденция к
насилию стала наиболее отличительным
признаком порнографии последних двадцати
лет. В Северной Америке, Великобритании,
Швеции и Голландии изначальная терпимость в
отношении сексуальной откровенности,
перелилась в порнографические журналы,
фильмы и видеоклипы, в которых все большее
и большее место принадлежит насилию
(особенно насилию в отношении женщин и
детей) как источнику сексуального
удовлетворения. В результате
распространяется продукция, которая,
____________________
4 Например, философская дискуссия, в ходе
которой не удалось выяснить эти
последствия, представлена у Sparohott
F.E. Art and Censorship: A Critical
Survey of the Issue // Philosopohy and
Contemporary Issues. N.Y.: Macmillar,

<< Пред. стр.

страница 31
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign