LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 29
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Юм более других философов запутал этот
вопрос. Он полагал, что рациональность
соотносится в первую очередь с убеждениями.
По его мнению, поступки, рассмотренные в
отрыве от убеждений, нельзя квалифицировать
как рациональные или иррациональные;
иррациональными следует считать действия,
основанные на ошибочных убеждениях,


270

рациональными - на истинных. "Я не вступлю
в противоречие с разумом, - писал Юм, - и в
том случае, если решусь безвозвратно
погибнуть, чтобы предотвратить малейшую
неприятность для какого-либо индейца, или
вообще совершенно незнакомого мне лица.
Столь же мало окажусь я в противоречии с
разумом и тогда, когда предпочту несомненно
меньшее благо большему и буду чувствовать к
первому более горячую привязанность, чем ко
второму"1. Согласно Юму, что бы человек ни
делал, он поступает рационально, если его
действие не основано на ошибочном утвержде-
нии. Совершенно очевидно, что такое
понимание рациональности является не просто
неточным, но совершенно ложным.
Тем не менее, в несколько
модифицированном виде позиция Юма находит
поддержку у некоторых философов. Если вы
спросите их: "Почему действие на основе
истинных убеждений следует считать
рациональным?", то они не ответят так, как
сказал бы последовательный сторонник Юма:
"Потому что такое действие как раз и
является иррациональным, по определению".
Они ответят несколько иначе: "Действие на
основе истинных убеждений обычно приводит к
максимальному удовлетворению желаний". Если
вы далее спросите: "А почему рационально
поступать так, чтобы максимально
удовлетворить свои желания?", вы получите
скорее всего, такой ответ: "Потому что все
человеческие действия как раз и направлены
на максимальное удовлетворение желаний".
Этот ответ неверен, ибо есть люди, которые
____________________
1 Юм Д. Соч.: В 2 т. М., 1965. Т. 1. С.
557.


271

имеют иные стремления. Но наши оппоненты и
здесь найдут возражение, они скажут: "Да,
такие люди есть, но они сумасшедшие". В
этом и состоит суть дела. Понимание
рационального поступка как такого действия,
которое основано на истинных убеждениях,
становится возможным лишь потому, что
предполагается, будто люди всегда действуют
рационально. Если же признать, что люди
могут действовать иррационально и не имея
ложных убеждений, то определение
рационального поступка человека через
"истинное убеждение" станет невозможным.


Концепция "максимального удовлетворения
желаний"

Точка зрения, согласно которой признаком
рационального действия является его
сопряженность с максимальным удовлет-
ворением желаний, есть наиболее
распространенная модификация юмовского
подхода. Следует, однако, заметить, что
разум трактуется здесь совершенно не так
как у Юма. По Юму, рациональность не
связана с целью, любое желательное для
субъекта действие может быть рациональным,
необходимо лишь, чтобы это действие
основывалось на истинных представлениях и
убеждениях. Казалось бы, разница не велика:
действует человек любым желательным для
себя способом или ограничивает себя теми
способами действия, которые ведут к
максимальному удовлетворению желаний. Но на
самом деле это различие носит
принципиальный характер, ибо теперь
рациональность обретает цель - максимальное


272

удовлетворение желаний, и человек способен
действовать вразрез с этой целью, даже если
все его убеждения истинны. Рациональность,
таким образом, уже не связывается с
убеждениями, и рациональный поступок может
быть определен без помощи понятия "истинные
убеждения". Наличие истинных убеждений
свидетельствует о рациональности лишь по-
стольку, поскольку они способствуют
достижению цели - максимально удовлетворить
желания субъекта.
Может показаться, что при таком подходе
рациональность рассматривается как
характеристика только средств, цели же
обусловлены желаниями. Это совершенно
неверно, ибо именно рациональность требует
максимального удовлетворения желаний. Юм
говорил: "Разум есть и должен быть рабом
аффектов и не может претендовать на какую-
либо другую должность (office), кроме
служения и послушания им"2. Те же, кто
модифицирует юмовскую теорию, полагают, что
разум не может быть рабом каждого
отдельного аффекта, он подчинен только
системе аффектов. Между этими двумя
позициями, как я уже говорил, существует
огромное различие. Точка зрения Юма не
имеет достаточных оснований, точка зрения
его последователей чрезвычайно убедительна.
Согласно Юму, нет таких аффектов или
желаний, на реализацию которых разум
накладывает запрет. Последователи Юма
уточняют: любое желание само по себе,
действительно, не является рационально
запрещенным (иррациональным), однако если
его осуществление препятствует
____________________
2 Юм Д. Указ. изд. Т. 1. С. 556.


273

максимальному удовлетворению желаний, то
оно подпадает в этом случае под
рациональный запрет. Если же данное желание
не противоречит какому-то другому, более
важному желанию, то действие, направленное
на его осуществление, нельзя считать
иррациональным. При этом каждый индивид сам
решает, какое желание является более
важным. Рациональность служит только
средством гармонизации наших желаний,
каждое из которых, взятое само по себе, вне
связи с другими желаниями, является
рационально допустимым (то есть ни
запрещенным, ни необходимым).
Одинаково допустимо, с точки зрения
разума, пожелать съесть апельсин или не
желать этого, захотеть пойти на концерт или
предпочесть остаться дома. Иррациональным
мы называем обычно то или иное действие
лишь в том случае, если человек знает, что
удовлетворяя свое желание, он тем самым
приносит в жертву другое, более важное
желание. Например, человеку нравится
выпивать, но не нравится похмелье. Можно ли
сказать, что он действует иррационально,
поглощая спиртное? Это зависит от того,
считает ли он свое желание избежать
похмелья значительно более важным, чем
желание выпить. Если он считает именно так,
то, подчиняясь своему желанию выпить, он
поступает иррационально; если же он так не
считает, то его поступок не иррационален.
Понятно, однако, что в разные моменты
жизни один и тот же человек по-разному
оценивает важность тех или иных своих
желаний. В какой-то момент удовольствие,
получаемое от выпивки, значит для него
больше, нежели желание избежать будущих


274

неприятностей. На другой день он думает
иначе. Получается, что квалификация
некоторого поступка как рационального или
иррационального зависит от легко меняющихся
обстоятельств и намерений субъекта.
Очевидно, взвешенное решение субъект может
принять лишь в "момент трезвости", когда у
него нет сильного желания выпить и он не
страдает после выпивки. То, что он решает в
этот момент, определяет его оценку своих
будущих желаний и поступков. Если в таком
спокойном состоянии он решит, что пьянка
вполне стоит ее последствий, то его желание
выпить не будет иррациональным. Однако
обычно в подобные моменты желание не иметь
неприятностей от пьянства люди ставят выше
удовольствия, получаемого от спиртного,
поэтому, поддаваясь искушению "зеленого
змия", они как правило, поступают
иррационально.
Эту модель можно применить и в других
случаях. Подлинную ценность своих желаний
человек устанавливает, условно говоря, в
"момент трезвости", то есть будучи
свободным от данных желаний и способным
хладнокровно осмысливать их. То или иное
желание можно считать иррациональным только
при условии, что человек понимает (или
должен понимать), что его поведение в
соответствии с этим желанием помешает ему
осуществить другое желание или комплекс
желаний, которые он в момент спокойной
рефлексии оценил как значительно более важ-
ные.






275

Основные иррациональные желания

Зачисление некоторых желаний в класс
иррациональных не есть акт произвола, для
этого всегда имеются определенные ос-
нования. Это не значит, что можно составить
список таких желаний, осуществление которых
всегда иррационально: то, что пред-
ставляется, на первый взгляд, безусловно
иррациональным, в каких-то особых условиях
выглядит вполне рационально. Если, на-
пример, кто-то хочет, чтобы ему отрезали
руки, мы почти наверняка расценим это
желание как иррациональное; но ведь не ис-
ключено, что он идет на ампутацию рук ради
спасения своей жизни, а в таком случае его
намерения рациональны. И все же я могу
назвать ряд желаний, действовать ради
удовлетворения которых было бы в ординарной
ситуации иррационально для любого человека
интеллект которого достаточен, чтобы
сделать его субъектом морали. Этот ряд
включает в себя: желание быть убитым,
испытывать боль, быть искалеченным, или
лишенным свободы, или лишенным
удовольствий.
Если меня спросят, почему я называю эти
желания иррациональными, я отвечу: потому
что они таковы. Разве мы не считаем
иррациональными действия людей, которые
руководствуются каким-либо из перечисленных
желаний просто оттого, что у них имеется
такая склонность? Возможно, кому-то этот
ответ покажется неубедительным. Тогда можно
сказать иначе: указанные желания являются
иррациональными потому, что человек с по-
добной склонностью действует (без каких бы



276

то ни было резонов) против собственных
интересов, а это неразумно.


Убеждение как основание (reason) действия

Человеческие действия определяются не
только желаниями, но и убеждениями. Если,
например, человек убежден, что такая-то
определенная линия поведения уменьшит для
него риск умереть, пострадать, лишиться
свободы и т.п., или увеличит его шансы на
достижение свободы, получение удовольствий
и пр., то это его убеждение послужит
основанием (причиной, мотивом) для того,
чтобы избрать данную линию поведения.
Наличие подобного убеждения может сделать
рациональным такой поступок, который без
этого был бы иррациональным.


Определение иррационального действия

Иррациональным является намеренное
действие человека, достаточно
информированного и разумного, чтобы
понимать его предвидимые последствия,
включая возможность значительного
возрастания риска смерти, страдания,
увечья, потери свободы или наслаждения (что
подразумевает и подавление тех рациональных
желаний, которые он трезво рассматривает в
качестве наиболее важных для себя), и при
этом не имеющего адекватных оснований для
совершения этого действия. Отнюдь не обяза-
тельно, чтобы сам человек был убежден, что
его действие в самом деле может привести к
такого рода последствиям; речь идет о том,


277

что подавляющее число людей имеющих такие
же знания и интеллект, были бы уверены, что
такое действие ведет к такого рода
последствиям.


Рациональность и эгоизм

Многие считают, что все желания и
убеждения, определяющие поступки человека,
могут быть истолкованы в духе эгоизма, то
есть подлинным основанием для выбора
определенного образа действий служит
убеждение данного субъекта в том, что такие
действия соответствуют его личному
интересу. Однако я не думаю что
интерпретация всего сказанного выше через
понятие эгоизма может здесь что-то добавить
или прояснить. Наоборот, это весьма смутное
понятие можно было бы объяснить, соотнеся
его с выделенным мною классом
иррациональных желаний и оснований
действия.
Как я уже говорил, иррациональные желания
- это те, которые противоречат собственному
интересу личности, а основанием поступка
является убеждение в том, что данный способ
действия соответствует этому интересу. Но
все это правильно лишь в том случае, если
человек берется изолированно, как
единственный житель необитаемого острова.
Рациональность часто отождествляют с
эгоизмом. Это ошибка, но за нею стоит тот
реальный факт, что действительность в
собственных интересах - значит действовать
рационально. Следует, однако, учесть, что
здесь имеется в виду не вообще
рациональность, а рациональная допустимость


278

"эгоистических поступков", поэтому из
указанного факта вовсе не следует, будто
разум всегда запрещает действовать вразрез
со своим интересом. Подобные действия
рационально запрещены лишь в том случае,
когда для них нет иных оснований, кроме
собственного интереса действующей личности.
Для изолированного индивида было бы
иррационально жертвовать своим интересом.


Мотивы поведения и интересы других людей

Обычно, однако, личность не пребывает в
изоляции, она находится в окружении других
людей. В связи с этим у индивида, помимо
эгоистического интереса, формируются и
другие мотивы деятельности. Отказ от
удовольствий, готовность принять страдания
и т.д. теперь уже нельзя считать
иррациональными побуждениями, если человек
убежден, что тем самым он спасает кому-то
жизнь, или облегчает боль, или помогает
обрести свободу и пр.
Следовательно, можно назвать рациональным
поведение человека, когда он отказывается
от удовольствий и идет на муки не только
ради собственной выгоды, но и ради пользы
для другого. Конечно, столь же рационально
было бы и не лишать себя удовольствий и не
страдать ради другого. Речь идет лишь о
том, что рациональные мотивы поведения не
ограничены эгоистическим интересом. Разум
не запрещает действовать вопреки собствен-
ному интересу на благо других, такое
поведение рационально допустимо.
Когда человек убежден, что его действие
принесет пользу другому, то это убеждение


279

является одним из рациональных оснований
поступка. Столь же рационален мотив,
основанный на убеждении, что данный
поступок выгоден самому себе. Некоторые ро-
дители жертвуют своими интересами ради
детей, другие - нет. Ни тот, ни другой
выбор не свидетельствует против их рацио-
нальности. Часто бывает так, что выбор
людей из взаимоисключающих альтернатив
рационально допустим, то есть нет рацио-

<< Пред. стр.

страница 29
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign