LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 15
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

подобных каузальных отношений является
взаимодействие данного индивида с другими
людьми.
Неприятие утилитаризма как теории морали
частично проистекает из стратегической
природы жизни: ведь мы совершаем
непосредственно именно поступки, а не
производим результаты. Поэтому каждый легко
согласиться с тем, что судить о людях
следует по их поступкам. Но, с другой
стороны, нельзя расценивать поступки
человека просто как правильные или
неправильные вне зависимости от контекста,
от действий других людей.
Если мы заимствуем некоторые положения
теории ценностей, то теория игр
естественным образом подключится к утили-
таристскому анализу актов выбора. Теория
____________________
6 сам по себе (лат.)


136

игр в том виде, как ее используют
обществоведы (social scientists), включает
в себя упрощенный вариант теории ценностей:
принципом выбора в ней является чаще всего
выгода отдельного игрока, а не всех
участников. Большинство теоретико-игровых
разработок базируется на чрезвычайно
простой посылке, а именно на идее
межличностной аддитивности пользы, выгоды
или удовольствия. Получается, что мои
удовольствия прибавляются к вашим
удовольствиям, с тем чтобы в итоге
образовалась наибольшая сумма счастья.
Подобными представлениями руководствуется
утилитаризм в его самых грубых вариантах. В
принципе и теория игр, и утилитаризм могли
бы обрести большую интеллектуальную
привлекательность в качестве теорий
соответственно рационального и морального
выбора, если бы посылки, заимствованные ими
из теории ценностей, были более
достоверными.
Иногда предметом дискуссий являются два
следующих положения теории ценностей: во-
первых, польза есть такое качество, которое
может быть взято у одного человека и
передано другому; во-вторых, полезность
допускает количественное выражение, так что
ее можно измерить с помощью особых единиц.
Эти два положения не зависят друг от друга,
каждый может иметь большее или меньшее
значение. Например, возможна теория по-
лезности, предполагающая безусловную
межличностную сопоставимость пользы и ее
количественное выражение посредством сколь
угодно точных единиц измерения. Теория
полезности в другом ее варианте включает в
себя только упорядоченные по признаку


137

пользы перечни разных состояний и дел для
каждого индивида, безо всяких сопоставлений
между ними. Этих крайних вариантов может
избежать теория, допускающая некоторые по-
рядковые (но не количественные)
сопоставления между индивидами, каждый из
которых может иметь собственную количе-
ственную шкалу полезности.
Чтобы построить хорошую
консеквенциалистскую теорию морали,
требуется дальнейшая разработка теории игр,
базирующейся на разных теориях ценностей. В
частности, нужна такая теория игр, которая
опирается на порядковую (иерархическую)
полезность, с межличностными
сопоставлениями или без них.
Заметим, что теория игр есть не что иное,
как формализация предложенного Сиджвиком
варианта теории эгоизма, эгоизм, "если
понимать под ним просто метод, направленный
на самореализацию личности, является, по-
видимому, той формой, которую может принять
почти любая этическая система, не меняя при
этом своих основных характеристик. И даже в
виде "эгоистического гедонизма" этот метод
трудно отличим от интуитивизма, если
качество удовольствия считать чем-то
отличным от его количества и более
важным"7. Интуитивизм - это метод
рассуждения, отправным пунктом которого
является непосредственное принятие
моральных (или, в другом случае, математи-
ческих) истин. Моральную теорию эгоизма
можно было бы назвать также этикой игры.
Поскольку моральный выбор противо-
поставляется чисто эгоистическому выбору,
____________________
7 Sidgwick. The Method of Ethics. P. 95.


138

мы можем принять интерес (в теоретико-
игровом его понимании) в качестве анта-
гониста морального выбора. Такая трактовка
послужит основой последующего обсуждения
проблемы. Итак, моральным я буду называть
такой выбор, в котором учтены последствия
поступка не только для самого деятеля, но и
для других людей, так что моральный выбор
часто вступает в конфликт с эгоистическим
выбором.


3. Моральная и политическая теория

Имеется много доводов в пользу
существования социальных институтов, но
самый важный аргумент основан на том, что
человеческий разум ограничен, а
общественные отношения весьма сложны и
запутанны, и в этих условиях социальные
установления, институты помогают нам
добиться лучших результатов, чем мы могли
бы надеяться достичь с помощью
индивидуальных действий, предпринятых с
лучшими побуждениями. Несмотря на явную
зависимость моральных результатов от
институционального устройства, моральная и
политическая теории в определенной мере
отделены друг от друга. Вероятно, это
является побочным следствием разделения
академических исследований на так
называемые дисциплины. Моральная теория
стала предметом интереса тех, кто работает
на кафедрах философии, в то время как
политическая теория - тех, кто работает на
кафедрах политологии (political science).
Подобное разделение обессмысливает многое
из того, чем занимались афинские философы,


139

деятели шотландского Просвещения и другие
мыслители. Любая попытка широкого охвата
моральных проблем неизбежно выводит к
вопросу о природе политики и тех
институтов, которые регулируют и направляют
человеческие действия. Термин "моральная
философия" когда-то обозначал широкий
спектр теоретических построений - от этики
(в современном узком смысле этого слова) и
до политической экономии. Сегодня тот, кто
занимается "моральной философией",
ограничивается по существу проблемами
индивидуального выбора и личностных
качеств.
В противовес общепринятому разделению
моральной и политической теорий, я хочу
выдвинуть здесь три тезиса - два кри-
тических и один конструктивный. Первый
тезис: мы часто склонны к чересчур узкому
толкованию моральной философии, передавая
вопросы более общего плана в ведение
политологии, экономических наук и других
дисциплин. Второй тезис: наши обобщения,
переходы от узких вопросов к более широким
нередко случайны и производны. Например, мы
толкуем патернализм как определенного рода
отношения между индивидами, а затем
возводим это явление на уровень социального
принципа, без учета возникающих при этом
дополнительных сложностей, связанных с
ограничениями разума. И, наконец, третий,
конструктивный тезис: все эти вопросы - и
более широкие, и более узкие - относятся к
философии морали, составляют ее предмет. Мы
лучше разберемся в более общих вопросах,
если попытаемся понять частные, и наоборот.
Необходима согласованность этих двух
уровней исследования.


140

Из всех теорий морали, пожалуй, только
утилитаризм охватывает весь широчайший
диапазон человеческих взаимоотношений. Эта
теория судит о правильности или
неправильности любых поступков по их
предполагаемому воздействию на благополучие
людей (и, возможно, животных). Можно
сказать, что в утилитаризме мораль
неразрывно сплетена с политико-институцио-
нальными проблемами. Утилитаризм включает в
себя и индивидуальную, и социальную теорию
морали, ибо друг без друга они существенно
неполны. К большому сожалению, такой подход
был во многом утрачен утилитаризмом XX
века, который, как и большинство
современных моральных теорий, сосредоточил
внимание на сугубо личностных проблемах,
связанных с принятием решения в условиях
человеческих взаимодействий с предельно
малым числом участников, таких, например,
как личное обещание или индивидуальная
благотворительность. С появлением работ Дж.
Роулса (особенно его "Теории
справедливости"8, вызвавшей многочисленные
отклики) это неоправданное сужение
моральной теории ушло в прошлое.
Но до того, как это случилось,
утилитаризм XX века ориентировался в
основном на качество обычной, традиционной
морали, относящейся к взаимодействям с
малым числом участников. Правда,
ограниченная подобным образом моральная
теория была расширена и обобщена в других
отношениях. Заповедь "Не убий" была в свое
время не абсолютной и даже не общей, она
____________________
8 Rawls J. A Theory of Justice. Cambridge,
Mass.: Harvard University Press, 1971.


141

применялась лишь к детям Израиля, и то не
ко всем и не всегда, как это видно из
Ветхого Завета, где некоторые убийства
представлены в качестве морально одобряемых
деяний. Мы сделали эту заповедь
универсальной, освободив ее от пут
племенных отношений с их ограниченностью и
жестокостью. Она предстает перед нами как
некий продукт отвлеченного разума. Однако
эта абстракция терпит значительный ущерб от
искажений и ограничений, которым она
подвергается, соприкасаясь с разными куль-
турами и обычаями, поскольку многое в нашей
моральной жизни зависит от конкретных
социальных структур и установлений, от
случайных обстоятельств. Чтобы понять в
целом моральную сторону жизни, надо суметь
распознать случайности, имеющие отношение к
делу, и отбросить несущественные.
Иногда полагают, что суть утилитаристской
позиции выражается в благотворительности. В
таком предположении есть доля истины, ибо
утилитаристы, действительно, считают
главной ценностью благоденствие всех людей,
а "все" - это, за малым исключением, суть
"другие люди". Действовать же на благо
других и значит заниматься
благотворительностью. Однако против столь
простого истолкования утилитаризма говорит
то, что мы, как правило, не в состоянии
реально сделать достаточно много для блага
других людей. Индивидуальная
благотворительность - это слишком шаткая
основа для достижения всеобщего блага.
Поэтому главным критерием успеха
утилитаристкой деятельности следует считать
создание таких институтов, которые взяли бы
на себя задачу увеличения общего блага. Это


142

значит, что одной из основных целей
утилитаризма является уменьшение
потребности в индивидуальной
благотворительности и даже ее полное устра-
нение.
Разумеется, этот побудительный мотив,
определяющий утилитаристскую линию
поведения в целом, не действует в эпизоди-
ческих чрезвычайных ситуациях, в случаях
крайней нужды и т.п., когда на первый план
должна выйти простая благотворительность.
Что же касается повседневного потока жизни,
то здесь утилитаризм направляет свою
активность на институциональные структуры,
с тем, чтобы создать людям условия для
индивидуальных достижений на ниве их
собственного благополучия. Но если в этом и
заключаются рекомендации утилитаризма,
тогда он представляет собою такую моральную
теорию, которая по существу является также
и политической теорией. С точки зрения
утилитариста, мораль без политической
теории весьма ограниченна в своих
возможностях.


4. Утилитаризм правила (rule-
utilitarianism) и
утилитаризм действия (act-utilitarianism)9

Д-утилитарист - это тот, кто в своем
выборе одного из возможных альтернативных
действий руководствуется в первую очередь
____________________
9 Далее в русском тексте "утилитаризм
правила" и "утилитаризм действия" будут
обозначаться соответственно как "П-
утилитаризм" и "Д-утилитаризм". (Ред.).


143

стремлением получить наибольшую суммарную
пользу. Лучшие теоретики утверждали, что
определить, в чем состоит максимальная
польза, бывает трудно, ибо каузальные
теории неполны, время для принятия решения
ограниченно и т.д. Кроме того, человек
естественным образом склонен к
тенденциозному истолкованию реальных
ситуаций, в которых совершается выбор, в
результате чего его действия регулируются в
большей мере личным интересом, нежели
заботой об общем благе. Все эти проблемы,
как принято считать, снимаются П-
утилитаризмом в той его разновидности, что
представлена в "Принципах этики" Дж.Мура10:
человек должен следовать прочно
утвержденным правилам морали (не лги, не
нарушай обещаний и т.д.), не пытаясь
подсчитывать проистекающее из его действий
общее благо. Для того, чтобы выяснить,
какие возникают при этом вопросы, вкратце
рассмотрим концепцию одного из теоретиков
утилитаризма Ф.А.Хайека.
Позиция Хайека полностью
консеквенциалистская. Он считает само собой
разумеющимся, что "правила морали инстру-
ментальны в том смысле, что они
способствуют реализации главным образом
других (внеморальных) человеческих ценно-
стей"11. Хайек утверждает, что человек в
принципе не способен иметь полное знание
обо всех последствиях тех или иных дей-
ствий, так что он не может быть Д-
____________________
10 Мур Дж. Принципы этики. М.: Прогресс,
1984.
11 Hayek F. The Constitution of Liberty.
Chicago, 1960. P. 67.


144

утилитаристом. Поэтому он и выбирает
правила, которым надо следовать. Конечно,
если человек в принципе способен уяснить,
какое именно правило является хорошим, то
он с таким же успехом мог бы определить это
и по отношению к поступку. Тем не менее
правила могут быть приняты в качестве
вполне удовлетворительного руководства к
действию с учетом того, что издержки,
сопряженные с принятием решения по каждому
конкретному поступку (а именно - затраты
времени на сам акт выбора и, следовательно,
отсрочка действия), обычно перевешивает
выгоды. Однако аргумент Хайека, очевидно,
основан на предположении, что человек не
может быть уверен и в самом правиле, то
есть он не может знать, приведет ли
соблюдение правила к одним только благим
последствиям. Как же в таком случае он
может выбирать правило? Он принимает только
те правила, которые уже стали частью
традиционной культуры, а не те, что
подкреплены расчетом выгод, получаемых от
их неукоснительного исполнения. В сущности,
его выбор основан на вере, на доверии к
социально выработанным правилам (обычаям,
нравам), ибо они прошли более суровую
практическую проверку, чем могло бы в
принципе выдержать любое правило
картезианского П-утилитаризма.
Является ли Хайек в таком случае П-
утилитаристом? Мне представляется (хотя сам
Хайек считает иначе)12, что он - чистейший
Д-утилитарист, понимающий все сложности
принятия правильного решения. Во многих
____________________
12 Hayek F. The Mirage of Social Justice.
P. 17-23.


<< Пред. стр.

страница 15
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign