LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 13
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

упорядоченная жизнь разумного индивида не
может протекать изолированно от социальных
условий. Утверждать иное, значит допустить,
будто некоторого рода поведение, никоим
образом не содействующее социальной
гармонии или даже направленное против общих
интересов, может, несмотря на это, быть
квалифицировано как поведение "моральное".
Но представим себе, что подобные действия
санкционированы системой норм и имеют мас-
совый характер. Вряд ли в таких условиях
будет возможной "нормальная и упорядоченная
жизнь индивида", о которой говорит Фолк.
Интересы и счастье отдельной личности
безраздельно связаны с общностью, к которой
эта личность принадлежит, и с институтами,
которые обеспечивают ее существование и
взаимодействие с другими людьми. Поэтому
тот самый интерес, который побуждает
индивида придерживаться нормальной и упоря-
доченной жизни, должен побуждать его также
создавать и поддерживать условия, при
которых такая жизнь возможна.
Это не значит, что личный интерес и общее
благо находятся в полном согласии друг с
другом. Еще меньше оснований заявлять о
полном совпадении добродетели и счастья.
Сказанное означает только то, что
возможность максимального осуществления
личного счастья во многом зависит от
условий, определяющих социальную гармонию.
Однако даже в стабильном и гармоничном
обществе все старания "разумных эгоистов"
устроить себе счастливую жизнь могут
оказаться бесплодными из-за не подвластных
их контролю обстоятельств. Аристотель
глубже, чем Платон, видел суть вещей,


117

указывая на то, что добродетели недо-
статочно для счастья.


IV

Изложенная здесь концепция, разумеется,
не претендует на полное проянение понятия
морали, поскольку касается лишь одного из
необходимых ее условий и одного из
возможных приложений этого понятия, а
именно, использования его в качестве ха-
рактеристики системы норм. Понятие
"мораль", "моральный" не рассматривалось
здесь применительно к "точке зрения" или
"образу жизни', то есть в тех контекстах,
где существенно важно учитывать частный
интерес. Я не буду сейчас обсуждать, в
какой форме должен выступать этот интерес,
замечу лишь, что признак моральности не
следует прилагать к такой позиции или точке
зрения, которые определяются исключительно
эгоистическим интересом. В противном случае
будет нарушено требование (4) из
приведенного выше перечня условий,
выполнение которых необходимо для того,
чтобы данное понимание морали соответ-
ствовало имплицитно принятой абсолютистской
концепции нравственности. Чисто
формалистические теории не могут га-
рантировать соблюдение указанного
требования. Все частные интересы для них
равнозначны, они не в состоянии отличить
нравственность от эгоизма, не в состоянии
исключить возможность того, что индивид,
руководствующийся в своем поведении эгои-
стическим (и только эгоистическим)
интересом, будет все же квалифицирован как


118

"нравственная личность". Конечно, для того,
чтобы признать наличие у какого-то субъекта
нравственного мотива, вовсе не требуется,
чтобы он в своих словах и поступках по-
стоянно демонстрировал заботу о некоем
эфемерном счастье для всего человечества.
Если Фолк отвергает именно такой признак
нравственности, то я солидарен с ним.
Мораль допускает свободную игру личных
предпочтений и интересов в границах,
определяемых интересами других людей. Она
может требовать лишь невмешательства в дела
других и создания условий, при которых люди
могли бы строить собственное счастье
сообразно обстоятельствам, своим
способностям и темпераменту.
Возможно, кто-то будет настаивать на том,
что поскольку эпитет "моральный"
прилагается к системам норм, он должен
предполагать и некоторое соотнесение с
общим благом. Если, однако, последовательно
провести эту точку зрения, то мы получим
такую концепцию морали, которая неприложима
ни к каким реально существующим отношениям
или, в лучшем случае, приложима к некоторым
относительно малым субгруппам внутри более
крупных групп. Не нужно быть циником, чтобы
утверждать, что забота о благе других вовсе
не составляет главной цели для большинства
людей. Попытки прояснить понятие морали
должны быть ориентированы не на
установление чего-то такого, что имеет
обязательную силу для всех разумных существ
в любых мыслимых обстоятельствах, а на
выяснение того, что фактически принято
реальными людьми с их ограниченным разумом
и в этом несовершенном мире. В противном
случае результатом нашего исследования


119

могут быть такие искусственные конструкции
и идеализации, которые имеют весьма
отдаленное отношение к действительности.


V

Я утверждаю, таким образом, что идея
моральной точки зрения предполагает
мотивацию (хотя бы частичную) личности на
то, чтобы доставлять благо другим ради них
самих или, по крайней мере, чтобы не
причинять им вреда; однако констатировать
наличие в обществе морали можно и в том
случае, если часть его членов не имеет
подобной мотивации и если нормы и принципы,
управляющие обществом, не соотнесены
напрямую с общим благом: достаточно, чтобы
они фактически способствовали его при-
ращению.
Вернемся теперь к критериям адекватности
концепции морали. Особое внимание вновь
обратим на условие (2), согласно которому
мораль должна интерпретироваться таким
образом, чтобы признавалась недопустимость
одновременной истинности несовместимых друг
с другом базисных суждений морали.
Применительно к нашей ситуации получается,
что если в качестве непременного условия
моральности общества является то, что его
нормы или принципы предписывают содействие
общественного блага то условие (2)
выполняется. Ибо в таком случае исключено,
чтобы какой-то определенный способ
поведения одновременно способствовал росту
общего блага и не способствовал ему;
следовательно, исключается возможность
одновременной истинности двух несовместимых


120

моральных суждений12. Но тогда концепция
морали будет включать определенное
"материальное" содержание, причем
встроенное таким образом, что эта концепция
становится уязвимой для рассмотренного выше
возражения.
Это не относится, однако, к предложенному
мною подходу. В моей концепции морали нет
ни логического, ни концептуального запрета
на какие бы то ни было моральные суждения,
а следовательно - и на какие-либо
комбинации моральных суждений. Нет никаких
логических оснований полагать, будто в
обществе, члены которого имеют широкий
спектр подобных рассуждений (в том числе и
несовместимых друг с другом), вообще
отсутствует мораль. Способствовать росту
общественного блага могут, вообще говоря,
самые разные по содержанию нормы, однако
маловероятно, чтобы такой результат был
достигнут в случае, если предписанные этими
нормами суждения противоречат друг другу.
Любое общество имеет свои ценности,
некоторые из них институционализированы,
внедрены в социальные, экономические, во-
енные, воспитательные, религиозные
структуры. Если эти ценности конфликтуют
____________________
12 Это не означает, будто одновременная
истинность несовместимых моральных
суждений логически невозможна. Здесь
действует не логический, а практический
запрет, ибо если люди будут в своих
действиях руководствоваться
противоречащими друг другу моральными
установками, то это создаст угрозу для
социальной гармонии и, стало быть, будет
препятствовать благосостоянию общества.


121

друг с другом (другими словами, если выра-
жающие их суждения и оценки несовместимы),
в обществе возникают внутренние напряжения
и центробежные силы, обусловленные
характером конфликтующих ценностей и
институтов. В пределе разобщение общества
может достигнуть такой точки, после которой
возникают военные конфликты.
Как указывал Платон, социальный порядок
содействует общему благу лишь при условии,
что он является гармоничным. Согласно
разработанной в "Государстве"
идеализированной версии такого гармоничного
социального устройства, подавляющее
большинство граждан в своих действиях вовсе
не следует этому принципу, имеющему в виду
общее благо (большей частью люди просто
стараются как можно лучше выполнять задачи,
поставленные стражниками); так и в не-
идеальном обществе: по крайней мере таком,
функционирование которого направлено на со-
действие общему благу (неважно,
зафиксировано это где-либо или нет),
отдельный гражданин совсем не обязательно
должен следовать каким-либо ценностным
принципам. Что необходимо, так это
социальные институты, которые призваны
взращивать доброе начало в людях и
искоренять зло. Для того чтобы это реа-
лизовалось, нормы или принципы, которыми
руководствуются люди, должны не логически,
а фактически способствовать существенному
сближению суждений которыми они
руководствуются. В идеале все правильные
суждения должны были бы быть согласованы.
Практически же даже при достаточной
обоснованности всех суждений их совершенной
согласованности достичь невозможно.


122

Условие (2) можно рассматривать как часть
идеального представления о морали, которое
не полностью совпадает с моралью реальных
человеческих обществ. Нравственность всегда
развивается в обществе. Нельзя указать
такого исторического момента, когда мораль
"возникла", она появляется постепенно. В
разных обществах мораль находится на разных
ступенях развития. Подобно тому как группа
людей per se13 не составляет общества, так
и общество per se не есть воплощенная
мораль (хотя, как я уже говорил, любое
общество несет в себе по крайней мере за-
чатки нравственности). Мораль так относится
к обществу, как душа, по Аристотелю,
относится к телу: мораль есть высший уро-
вень организации социального материала,
есть средство его "очищения", благодаря
которому общество становится способным к
выполнению функций более высокого порядка,
нежели те, что имели место до ее появления.
В малых сообществах с их особыми
ценностями, единым языком, единой
религиозной или духовной ориентацией все
это проявляется, по-видимому, в наивысшей
мере. А сообщество наций на международной
арене демонстрирует это в наименьшей
степени (по крайней мере с точки зрения
тех, кто рассматривает международный
порядок как воплощение гоббсовского
"естественного состояния"). Но и там, где
мораль совершенно отсутствует или
существует лишь в зачаточной форме, она все
же может зародиться и прогрессировать; и
при желании люди могут вполне осознанно
способствовать ее становлению.
____________________
13 cама по себе (лат.).


123

Вспомним еще раз утверждение Фолка о том,
что "жизнь, ответственно направляемая
разумом", существет во имя нормального и
придерживающего порядка индивида, а не во
имя общественного порядка. Если это
означает, что индивид может игнорировать
других людей и не заботиться о качестве
жизни всего сообщества, то его действия в
подобном духе никак нельзя назвать
разумными и ответственными. Ибо,
ограничиваясь своими личными делами и
оставляя на усмотрение других вопрос о том,
каким быть обществу, человек тем самым
теряет всякий контроль над условиями, при
которых возможен желательный для него образ
жизни.


VI

Обоснование предложенного мною взгляда
сопряжено, однако, с некоторыми
трудностями. В заключение я хотел бы отме-
тить две из них. Обе они связаны с
разграничением необходимых условий морали и
мотивов, выражающих приверженность людей
определяющим моральным нормам.
С одной стороны, можно возразить, что
этот взгляд допускает, что общество, все
члены которого действуют в соответствии с
моральной точкой зрения, может тем не менее
быть внеморальным. Общество не нуждается в
морали именно в том случае, когда всеобщее
принятие моральной точки зрения
неблагоприятным образом сказывается на
подавлении тех самых интересов, содействие
которым и является целью морали. Этот
парадоксальный вывод, вытекающий, как может


124

показаться, из принятия моей концепции,
нуждается в анализе и разъяснении. С другой
стороны, можно также возразить, что
парадоксальным следствием предложенного
мною взгляда является то, что общество, ни
один из членов которого не руководствуется
моральными мотивами (все руководствуются, к
примеру, исключительно эгоистическими
интересами), может тем не менее мыслится
как обладающее морлью.
Два кратких замечания помогут разрешить
или снять эти проблемы. Относительно
первого возражения следует сказать, что
трудно поверить в то, что если все
индивиды, составляющие некоторое
сообщество, в своем поведении твердо
держатся норм морали, то само это
сообщество вряд ли сможет устойчиво и по-
стоянно противодействовать интересам своих
членов. Не исключено, конечно, что те или
иные индивидуальные замыслы останутся
нереализованными, однако полагать, будто
совместные прекрасно задуманные и
спланированные действия систематически
будут заканчиваться неудачей, значит
выказать неоправданный скептицизм
относительно возможности человека добиться
хотя бы минимального успеха в своих
действиях.
Что касается второго возражения, то я
вовсе не намерен отвергать принципиальную
возможность возникновения указанной
парадоксальной ситуации. Другое дело, что
на практике подобная ситуация едва ли
когда-нибудь реализуется. Но даже если
такая перспектива была бы вероятной, она
должна внушать не опасения, а скорее
оптимизм, поскольку принцип разумного


125

эгоизма может составить весьма надежную
основу практической жизни людей. Этот
принцип способствовал бы установлению
прочной и длительной гармонии в отношениях
между индивидами и между нациями. Трудность
состояла бы в том, чтобы побудить людей
относиться с большим вниманием к своим
подлинным интересам. Как хорошо сказал
Дж.Батлер по поводу реально существующего
положения дел, прискорбно не то, что люди
уделяют так много внимания собственному
благу (напротив, этих стараний
недостаточно), а то, что они мало заботятся
о благе других. Если же большая забота о
своем личном интересе приводит к возрас-
танию общего блага, то вряд ли возникнет
сомнение в том, что общество,
обеспечивающее такую корреляцию, отвечает
критериям нравственности.




<< Пред. стр.

страница 13
(всего 34)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign