LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

тему более частных ценностей, среди которых можно выделить базисные
для той или иной сферы бытия, а также системные. Среди последних в
свою очередь выделяются важнейшие, или главные системные ценности
конкретных природных, социальных, экзистенциальных образований.
Главные ценности разворачиваются через частные предметные ценности
добра и зла. Так и образуется мир моральных ценностей как система мо-
ральных ценностей с определённой структурой. В более развёрнутом виде
структура системы моральных ценностей выглядит следующим образом:
1) Базисные моральные ценности:
1.1. Неживая природа:
- естественность;
- благо;
- софийность.


69
1.2. Живая природа:
- жизнь;
- индивидуальность;
- органичность.
1.3. Социальная природа:
- жизнь;
- личность;
- соборность (единство).
Система общественных нравственных ценностей имеет следующую
структуру:
2) Системные общественные нравственные ценности:
2.1. Экономика: благо – хозяйственность – справедливость.
2.2. Политика: мир – свобода – солидарность..
2.3. Право: легальность – достоинство – равенство.
2.4. Гражданское общество: любовь – честь – содружество.
При этом моральные ценности социальной системы по рангу более
высокие, нежели ценности живой природы, также как ценности живой
природы более значимы, нежели ценности неживой природы. В свою оче-
редь, в системе социальных нравственных ценностей наблюдается подоб-
ный же иерархический порядок, когда ценности политики оказываются
более высокого ранга, нежели ценности экономики, а ценности права выше
рангом ценностей политики и т.д. Иерархичность тех или иных ценностей,
т.е. их место в ценностной иерархии, их ранг, определяется мерой вопло-
щения в них фундаментальных и базисных ценностей.
Существует и другой, формальный, критерий деления ценностей на
«высшие» и «низшие». Из двух ценностей та предстаёт ниже рангом,
которая может в действительности или в возможности проявиться как
абсолютная на уровне бытия, где другая ценность проявляется лишь
как относительная или вообще не проявляется ни в действительно-
сти, ни в возможности. – Так, справедливость ниже рангом, нежели сво-
бода, ибо справедливость реализуема в экономике, где свобода лишь отно-
сительна вследствие неустранимого здесь влияния материальных средств
производства, которые уже в силу своей вещественности лишь частично
подвластны человеку. К. Маркс отмечал с грустью, что человек в эконо-
мике будет всегда в определённой зависимости от природы.
Моральные ценности обладают и таким свойством как интенцио-
нальность. Интенциональность есть направленность ценности на пред-
мет и на субъект. Это специфическое свойство ценностей, характери-
зующее их бытие, функционирование. Интенциональность моральных
ценностей означает как их реальную предметность, так и избиратель-
ность, - определённые ценности связаны лишь с определёнными видами
70
вещей, с определёнными типами субъектов. Поэтому возможны ситуации,
когда объективно присущие предметному миру моральные ценности не
функционируют в общественном бытии, и объясняется это отсутствием
субъектов, для которых данные ценности и являются действительно реаль-
ными.
Падение нравственного уровня общества поэтому может наблюдать-
ся и при неизменных, более того, прогрессирующих экономических, поли-
тических отношениях, но когда уменьшается или исчезает социальная
группа, являющаяся потенциальным носителем, «реаниматором», опреде-
лённых моральных ценностей. Моральные ценности в подобных случаях
продолжают существовать как объективные свойства, не реализуемые в
полной мере своих потенций. Подобная трагедия случилась в СССР, когда
в процессе коллективизации деревня потеряла 10-13 миллионов крестьян,
являвшихся носителями ценностей налаженного крестьянского быта, хо-
зяйственности, трудолюбия, любви к земле, патриотизма. И хотя остава-
лась та же земля, скот, орудия труда, но они уже функционировали в об-
ществе по-иному.
Интенциональность моральных ценностей не означает механиче-
скую связь между самими ценностями и их предметными носителями. Ин-
тенциональность, напротив, свидетельствует о сложном характере этих
связей, которые нельзя свести к генетическим, причинно-следственным
отношениям. Существует изначально избирательная связь ценностей,
предметов и субъектов. Сами моральные ценности не могут существовать
автономно от мира вещей, субъектов, Бога, атрибутами которых они пред-
стают, но и конкретные вещи, субъекты могут предстать свободными от
аксиологических качеств лишь в абстракции.
Факт интенциональности моральных ценностей имеет определённое
гносеологическое и педагогическое значение. Отметим в этой связи лишь
следующее. Познание моральных ценностей не может не включать в себя
и познание самой природы, общества и человека. Но нельзя и аксиологиче-
ский анализ действительности выдавать за анализ самих ценностей, кото-
рые, повторим, обладают и таким свойством, как трансцендентность, или
относительная независимость, автономность.
Педагогическое значение факта интенциональности моральных цен-
ностей состоит в том, что нравственное воспитание в силу идеальности,
трансцендентности и интенциональности моральных ценностей не должно
протекать стихийно, а должно включать в себя целенаправленную, содер-
жательную и избирательную деятельность, учитывающую особенность
субъектов, специфику их связей с миром добра и зла.



71
Понятия добра и зла в этике. Зло и грех

С содержательной стороны моральные ценности предстают ценно-
стями добра и зла. Все моральные ценности являются ценностями добра и
зла как таковых, а также различных их конкретных форм. Иными словами,
мир моральных ценностей – это ценности добра и зла - как ценностей
справедливости, свободы, достоинства, любви, насилия, эгоизма, злобы и
т.д. И здесь сразу же возникают такие кардинальные вопросы для этики,
как вопросы: «Что есть добро?» и «Что есть зло?», «Какова природа отри-
цательных моральных ценностей?». Это всё традиционные для этики во-
просы, по которым, однако, этики всегда пытались и пытаются сказать не-
что нетрадиционное.
Следует согласиться с точкой зрения Дж. Мура, проделавшего глу-
бокий профессиональный анализ этой проблемы, что дать исчерпывающе-
го определения «добра» невозможно102. Но потому, считал Дж. Мур, и
«все суждения о добре являются синтетическими и никогда аналитически-
ми»103.
Почему понятие «добра» не определимо? Прежде всего, потому что
оно предстаёт простым понятием, таким же как, например, понятие
«жёлтое». Подобные понятия не содержат в себе составных частей, «ин-
вариантно образующих определённое целое». «В этом значении понятие
«добра» неопределимо, - пишет Дж. Мур, - ибо оно простое понятие, не
имеющее частей (выделено нами – М.П.Е.) и принадлежащее к тем бес-
численным объектам мышления, которые сами не поддаются дефиниции,
потому что являются неразложимыми крайними терминами (выделено на-
ми – М.П.Е.), ссылка на которые и лежит в основе всякой дефиниции»104.
Можно согласиться с тем, что именно простота добра как его един-
ство, цельность, а также его крайность как «угла», на котором строится
всё здание морали, и единственность и определяют его неопределимость.
Но определённое единство и единственность свойственны любой нравст-
венной ценности, и потому можно предположить, что и любая моральная
ценность до конца не определима. В самом деле, как при попытки опреде-
лить добро или зло, так и при определении производных, конкретных мо-
ральных ценностей, всегда остаётся в них «нечто» невыразимое адекватно
в языке, но осознаваемое нами на уровне чувств, интуиции, что составляет

102
«На вопрос: «Что такое добро?» я скажу, что добро – это добро, и это весь мой от-
вет. На вопрос же: «Как следует определить добро?» я отвечаю, что это понятие не
может быть определено, и это всё, что я могу сказать о нём» (Дж. Мур. Принципы эти-
ки. - М., 1984. - С. 63.).
103
Дж. Мур. Указ. соч. - С. 63.
104
Дж. Мур. Там же. - С. 66-67.
72
их такое специфическое, сущностное качество, как определённая мораль-
ность.
Мы можем предложить лишь такие «относительные» вербальные
определения добра и зла, как то: «добро есть наиболее общая положитель-
ная моральная ценность», а «зло – наиболее общая отрицательная мораль-
ная ценность». Рассматривая далее добро как определённое качество ре-
альных явлений, мы можем отметить, что содержание добра проявляется
через совокупность различных конкретных моральных ценностей. И что
со стороны сущности любая конкретная моральная ценность есть, прежде
всего, ценность добра или зла. Само же добро предстает как совокупность
полноты бытия, единственности и единства, которые, в свою очередь,
проявляются через ценности жизни, личности, всеединства и т.д. Анало-
гично и зло со стороны содержания предстаёт отрицанием полноты бытия,
утверждением хаоса, множественности и эгоизма, которые, в свою оче-
редь, разворачиваются в более частные ценности и т.д.
Вопросы, касающиеся природы зла, сущности и содержания отри-
цательных моральных ценностей всегда были актуальными и сложными
для тех этических учений, которые исходили из объективной природы до-
бра, и особенно если при этом утверждали и его божественную сущность.
Как всемогущий и благой Бог-Творец может допустить творение и сущест-
вование зла? Проблемы теодицеи воистину есть испытание нашей веры и
разума!
Концепции зла можно подразделить на два вида: монистические и
дуалистические. Дуалистические взгляды на зло представлены в религи-
озных и идеалистических учениях, как, например, в зороастризме, у мани-
хейцев, Платона, Шеллинга, Бердяева и др. С данной точки зрения в ми-
ре признаются два начала – одно доброе, светлое, отождествляемое с иде-
альным Богом, а другое – злое, тёмное, меоническое, часто отождествляе-
мое с материей. Общим недостатком этих концепций является пессимизм
в отношении возможностей добра, конечной победы добра. Здесь, если
даже отстаивается Божественная благодать, то ограничивается Божествен-
ное всемогущество.
В монистических учениях о зле можно выделить материалистиче-
ское и идеалистическое направления при всей условности подобного деле-
ния. В материалистическом направлении, примером чего может служить
марксистская философия, признаётся материальная первопричина, дейст-
вующая с естественной необходимостью, которая поэтому лишена нравст-
венной ответственности. Здесь отрицается метафизическое, физическое и
трансцендентное зло и признаётся лишь социальное и нравственное. Но
поэтому и главными средствами борьбы со злом признаются только соци-
альные и нравственные. Однако неудача всех подобных социально-
73
нравственных программ борьбы со злом, когда и сама нравственность по-
нимается узко как субъективный или субъективно-объективный феномен,
свидетельствует уже о её несовершенстве, что определяется, прежде всего,
ограниченным представлением о самом зле. Социальный и личностный
факторы в противоборстве со злом необходимы, но не достаточны. Собст-
венно проблема зла в материализме не может получить глубокого осмыс-
ления, ибо зло здесь изначально преуменьшено.
Наиболее сложна проблема зла для монистических религиозных и
религиозно-философских учений, в том числе для христианского мировоз-
зрения. Наиболее важные идеи по данной проблеме здесь были высказаны
апостолом Павлом, Дионисием Ариопагитом, Иоанном Лествиничником и
другими святыми отцами церкви, которые особое внимание уделили нрав-
ственному и трансцендентному злу105. Широкую известность получила
теодицея Лейбница. Лейбниц признавал метафизическое зло (несовершен-
ство), физическое (страдание) и нравственное (грех). Он рассуждал таким
образом, что Всемогущий и Благой Бог сотворил совершеннейший из воз-
можных миров, иной бы не соответствовал природе Бога, и зло здесь имеет
частный характер и является необходимым элементом для осуществления
более общего добра. Зло, таким образом, относительно и необходимо.
Лучше, если будет грешник, который получит за грехи свои вечную кару,
нежели мир явится менее совершенным, чем он есть. В общем-то, это
страшная логика, используемая радикальными социал-реформаторами всех
цветов, признающих необходимость и уже потому оправданность времен-
ных жертв, хотя бы и очень больших и кровавых, ради будущего вечного
блага.
Итак, что есть зло как моральная ценность? Может ли существовать
отрицательная ценность сама по себе? И не является ли зло лишь сторо-
ной, аспектом добра? И может ли в действительности существовать добро
без зла? Не переходит ли часто добро во зло, как и, напротив, зло в добро?
И где граница подобной метаморфозы? И какова может быть природа зла,
если признать вечность благого и совершенного Творца и Вседержителя?
Несомненно, нужно признать реальность зла, которое связано с фи-
зическим несовершенством, психическим страданием, с нравственными
проступками, с социальным насилием, метафизическими дьявольскими
соблазнами. Предметными субстанциями этих видов зла являются опреде-
лённые, так называемые «отрицательные» свойства, страсти. Зло опреде-
ляется как наиболее общая отрицательная моральная ценность, которая
представлена через совокупность конкретных ценностей. Отрицательная
ценность существует сама по себе как определённое качество, а именно
как специфическое свойство прежде всего таких свойств как уродство, на-
105
См.: Добротолюбие. - Свято-Троицкая Сергиева Лавра. - 1992. Т.1-5.
74
силие, эгоизм, злоба и т.п. Эти качества «отрицательных» качеств не яв-
ляются просто недостатком добра, а предстают по содержанию своему
совершенно иными качествами
Относительное добро – это также всегда добро, а не зло, хотя и не
полное. Добро никогда не переходит во зло, хотя любая тварь, кроме анге-
лов, причастна добру и злу. И той тонкой границы между добром и злом, о
которой так много писали, нет, её нет как таковой в реальности. Ценности
добра и зла являются антагонистическими свойствами, существующими
изначально различно в действительности или в возможности. Когда ут-
верждается, что вот данный предмет или данное свойство, отношение мо-
жет быть добром и злом, то это может быть истинным, но это не означает,
что добро может быть злом. Просто данный конкретный объект или
субъект предстают носителями ценности и добра, и зла. В иной систе-
ме то или иное явление может предстать и в иных моральных качествах.
Так, например, и страдание, которое иногда ошибочно отождествляется со
злом и которое действительно связано с определёнными видами «психиче-
ского», морального зла, может быть сопричастно и высоконравственному
добру. Крест как символ страдания предстаёт в то же время и символом
нравственной жизни в данной заражённой злом действительности. Так и
через красоту, любовь зло может войти в человека и в мир. Знаменитое
замечание Ф.М. Достоевского о страшной силе красоты, в которой сходит-
ся божественное и дьявольское, и имеет в виду подобную диалектику доб-
ра и зла, жизни и смерти.
Сами ценности добра и зла трансцендентны. Поэтому можно поста-
вить задачу дереализации зла как достижения совершенства в своём роде,
что достигается через совокупность определённых качеств, имеющих по-
ложительную нравственную ценность, и через совершенствование мира в
целом. Добро, несомненно, может существовать без зла. Зло же не мо-
жет существовать автономно, оно предстаёт лишь отрицанием добра, оно
по сущности своей, по определению есть нечто разрушительное, а не сози-
дающее, творческое. Обычная ошибка в утверждении о том, что добро не
может существовать без зла, как без своей противоположности, состоит в
том, что здесь ценность добра и зла не отделяется от оценки добра и
зла, т.е. совершается аксиологическая этическая ошибка. Но и отрица-
тельные оценки могут быть таковыми не потому, что есть положительные,
т.е. не через соотношение с ними, а потому, что есть отрицательные объек-
тивные ценности, специфическим выражением которых они предстают.
Традиционно, нравственные ценности и оценки рассматриваются как
имеющие горизонтальную структуру:



75
1)

В то время как мир моральных ценностей имеет вертикальную ие-
рархическую структуру:




2)




И оценка положительная может быть дана не через сравнение с от-
рицательной ценностью, а через соотношение с верхним положительным
пределом или с моральным Абсолютом, или для верующего с Царствием
Божием. Равно как отрицательные оценки следует давать через соотноше-
ние оцениваемого факта с нижним пределом зла, с адом.
Зло необходимо правильно соотносить не только с добром, но и с
грехом. Несомненно, что всякий грех есть зло, но всякое ли зло есть грех?
Что же такое грех? В Толковом словаре В.И. Даля отмечено, что грех есть
«поступок, противный закону Божию; вина перед Господом». А также это
«вина или поступок; ошибка, погрешность», «распутство», «беда, напасть,
несчастье, бедствие». В «Этимологическом словаре русского языка» М.
Фасмера это слово связывается «с греть с первоначальном значением
жжение (совести)»106. Грех в современном языке согласно «Толковому
словарю» С.И. Ожегова понимается в двух основных значениях: во-
первых, грех «у верующих: нарушение религиозных предписаний, пра-
вил», а, во-вторых, «предосудительный поступок».
Таким образом, понятие греха имеет два основных значения: религи-
озное, как нарушение религиозных заповедей, как преступление перед
Господом; и светское, как предосудительный проступок, за который, по
определению слова «предосудительный», человек заслуживает порицания,
за который он несёт ответственность.
Понятие «греха» имело важное значение и для права, по крайней ме-
ре, для западной традиции права, формирование которой приходится на ХI
- XIII века, - на эпоху «папской революции». В исследованиях данной про-

106
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. - М., 1986. Т.1. - С.456.
76
блемы отмечается, что «в более ранний период слова преступление и грех
были взаимосвязанными. В общем виде все преступления были грехами.
А все грехи – преступлениями. Не проводилось чётких различий в приро-
де тех проступков, которые надо было искупить церковным покаянием, и
тех, которые надо было улаживать переговорами с сородичами (или кров-
ной местью), местными или феодальными собраниями, королевскими или
императорскими процедурами»107. И «только в конце XI и в XII в. впер-
вые было проведено чёткое процессуальное различие между грехом и пре-
ступлением»108. Утверждение нового, дошедшего до нас значения понятия
«греха» способствовало конкретизации прерогатив права и морали, церкви
и государства. «Грех» предстаёт важным понятием культуры.
В современном языке грех, как видим, имеет религиозное и нравст-
венное значение, что предстаёт отражением их объективной взаимосвязи.
Понятие «греха», как оно функционирует в обыденном языке, можно и
нужно использовать в этике как определённую категорию. С нашей точки
зрения, грех – это поступок, который есть творчество зла и нарушение
принципа максимина, когда существует действительная или возможная
свобода выбора.
Что же есть объективного в грехе, позволяющем назвать грех гре-
хом? Во-первых, грех связан с нарушением добра, со злом, с творчеством
зла, или сотворчеством, если действие не является осознанным поступком.
Грех, таким образом, не предстаёт просто пребыванием во зле, а есть сози-
дание зла. Во-вторых, греха нет там, где отсутствует действительная или
возможная свобода. Если действия предопределены естественной или со-
циальной необходимостью, то хотя бы они и приводили субъекта во зло,
они не являются грехом, и связанное с ними зло не греховно.
Например, бизнесмен резко увеличивает цены на свой товар, по-
скольку произошла девальвация денег. Несомненно, что эти действия
скажутся отрицательно на благосостоянии людей, и особенно малообеспе-
ченных. И с этой точки зрения они есть зло, но не есть грех, ибо они жёст-
ко определены экономическими законами бизнеса.
В-третьих, грех есть там, где есть нарушение принципа максимина.
Принцип максимина означает выбор в ситуации альтернативы той из аль-
тернатив, худший результат которой превосходит худшие результаты иных
альтернатив109. Принцип максимина схож с принципом наименьшего зла,
однако предполагает не только действительные худшие результаты, но и
возможные, что требует рационального содержательного осмысления си-
туации. В вопросе греха принцип максимина важен именно потому, что не
107
Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. - М., 1994. - С. 183.
108
Берман Г.Дж. - Там же. - С. 183.
109
См., например: Дж. Ролз. Теория справедливости. - С.140.
77
всякое зло, не всякий поступок, связанный со злом, есть грех. Например,
употребление мяса в пищу косвенно или непосредственно связано с убий-
ством животных, что есть зло, но оно здесь не является грехом, поскольку
подобные действия определяются естественной необходимостью обычного
человека в мясной пище.
Грехи существуют разных видов. Так, можно подразделить грехи на
«вольные», которые всецело в сознательной воли человека, «невольные»,
как непроизвольные, неосознанные и совершаемые под принуждением
(«подневольные»). Грехи могут быть также моральные, совершаемые над
природой, собственной или внешней, нравственные, совершаемые перед
обществом, и этические. Этический грех мы творим в том случае, когда
принимаем дополнительные нравственные нормы и связанные с ними обя-
зательства (приносим обеты), а потом их нарушаем.
Существуют также действия, качества, отношения, сущности, кото-
рые безразличны для греха, но не безразличны для добра или зла, что
вообще исключено, учитывая всеобщность морали. Подобные феномены
можно определить как адиафорные.
Отношение зла и греха носит исторический характер. Зло вошло в
мир через грех. В христианстве творчество зла связывается как с грехопа-
дением человека, так и первоначально с грехопадением ангелов, и главной
причиной греха предстаёт в том и в другом случае эгоизм разумных сво-
бодных созданий господа, пожелавших стать «как боги»110. Зло, сотво-
рённое Люцифером, или Денницей, и другими ангелами, и творимое ими
над природой, а затем и людьми, существенно изменило качество бытия,
внеся в него отрицательные ценности. «Как упал ты с неба, денница, сын
зари! Разбился о землю, попиравший народы, - восклицает великий пророк
Исаия. – А говорил в сердце своём: «Взойду на небо, выше звёзд Божиих
вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду
на высоты облачные, буду подобен Всевышнему». Но ты низвержен в ад,
в глубины преисподней»111.
В своей реальной жизнедеятельности никто не может всецело избе-
жать зла, но можно и нужно избежать греха, хотя из людей, как об этом
свидетельствует Библия, безгрешным был один Иисус Христос. Приоб-
щался ли когда-либо Иисус Христос к злу? Мы можем проиграть такую
ситуацию, не впадая в кощунство, даже если мы атеисты, чтобы лучше
осознать диалектику зла и греха. Евангелия свидетельствуют, что он вку-
шал растительную и животную пищу, следовательно, способствовал унич-
тожению живых существ и тем самым приобщался к злу. А возьмём зна-

<< Пред. стр.

страница 8
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign