LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

0 x

Однако утилитаризм любой разновидности имеет свои недостатки.
Во-первых, добро и польза здесь отождествляются. Но добром может
предстать и то, что в данный момент не приносит никакой пользы, как акт
самопожертвования. И то, что полезно, может быть сопричастно и добру,
и злу. И главная причина такого неправомерного отождествления добра и
пользы состоит в «натуралистической ошибке», совершаемой утилитари-
стами. Утилитаристы, как и гедонисты и эвдемонисты, не отличают добро
как ценность, которая идеальна, от пользы, которая материальна.
Во-вторых, утилитаризм любой приносит в жертву пользы своей или
общей другие интересы людей, например их свободу.
В-третьих, утилитаризм решает вопросы с точки зрения «среднего»
человека, перенося на всё общество его потребности, интересы, взгляды.
Он не проявляет должного участия к каждому человеку, особенно слабому,
непреуспевающему.
Нравственность в социальной этике также выводится из других, не
моральных, социальных институтов. Важнейшими разновидностями соци-
альной этики являются марксистская этика и «договорная концепция» мо-
рали.
Марксистская этика выводит мораль из противоречий общих и ча-
стных интересов. Добро по своему содержанию есть общий интерес. Но
общий интерес выражается в классовой форме, и потому мораль имеет в
классовом обществе классовый характер. Общечеловеческая нравствен-
22
ность в марксистской этике отрицается как бессмысленное понятие. В
свою очередь, существование классов определяется экономической струк-
турой общества. Следовательно, мораль, в конечном счёте, детерминиру-
ется экономикой. Как во всякой надстроечной системе, у морали, по сло-
вам К. Маркса, нет своей истории, нет своей автономии. Поскольку в об-
ществе существуют несколько классов, постольку возникает проблема оп-
ределения наиболее прогрессивной морали. Марксизм утверждает, что
мораль наиболее социально прогрессивного класса является и наиболее
прогрессивной на данном этапе развития общества. Самой прогрессивной
моралью объявлялась мораль рабочего класса. Само понятие добра выво-
дилось из интересов пролетариата. По утверждению В.И. Ленина: «Нрав-
ственно всё то, что служит интересам рабочего класса».
Марксистская этика имеет и достоинства, и недостатки. Один из её
недостатков состоит в том, что здесь также совершается натуралистиче-
ская ошибка, когда социальные отношения отождествляются с добром. И
другой недостаток тот же, что и в натуралистической этике, когда наибо-
лее социально-прогрессивное объявляется и нравственно более совершен-
ным, добрым. Однако это положение бездоказательно. Необоснованным
предстаёт и отрицание общечеловеческих норм морали, и сведение всей
нравственности только к классовой её форме.
«Договорная концепция» морали имеет давнюю историю. Её круп-
нейшими представителями были античные софисты (5 – 4 вв. до н.э.),
Т. Гоббс (1588 – 1679), Дж. Локк (1632 – 1704). Но её идеи продолжают
жить и в Новейшей истории. Так, договорную концепцию справедливости
предложил в XX веке крупнейший этик современности американский учё-
ный Дж. Ролз. Договорная концепция морали считает, что в основе нрав-
ственности лежит общественный договор. Люди, обладающие разумом и
свободой, способны договориться о том, что считать справедливым и не-
справедливым, что почитать за достоинство и благо. Общественный дого-
вор предполагает также государство и право, которые являются гарантом
общественных соглашений и предписаний. Это положение позднее будет
проиллюстрировано в знаменитой дилемме узника29. Таким образом, мо-
29
Суть этой дилеммы в следующем. Представим себе двух узников, которых
допрашивает по одиночке прокурор. Они знают, что если оба сознаются в совершении
преступления, то получат по 5 лет заключения. Если оба не сознаются, то по 1 году
каждый. Но если кто-то один сознается, а другой – нет, то сознавшийся будет освобо-
ждён, несознавшийся осужден на 10 лет:


23
раль приобретает юридический и политический характер, она, собственно,
возможна лишь в государстве, но к самому государству моральная оценка
уже не применима.
Рассмотрим более конкретно современную договорную теорию, как
она представлена в теории справедливости как честности Дж. Ролза.
Дж. Ролз постулирует исходную ситуацию, где рациональные субъекты
выбирают те или иные моральные принципы, в данном случае – принципы
справедливости. Эта исходная ситуация чисто гипотетическая, она допол-
няется принципом неведения, когда индивиды не знают ни о своём соци-
альном положении, ни о своём будущем, ни о положении своей страны и
т.п. Человеку надо отрешиться от всего этого, чтобы было исходное ра-
венство всех и чтобы эта информация не довлела на него, именно тогда
выбор будет честным. В подобной честной исходной ситуации разумный
человек, по мнению Дж. Ролза, должен выбрать следующие два принципа,
определяющие справедливость, как наиболее очевидные: 1) равенство ос-
новных свобод и 2) неравенство социальное и экономическое, направлен-
ное на поддержку наименее преуспевших.
Достоинство концепции Ролза в её истинной гуманности, рацио-
нальности, в содержательности и всестороннем анализе важнейших вопро-
сов, связанных со справедливостью. Несомненной и примечательной за-
слугой учёного, с нашей точки зрения, является то, что он подошёл к са-
мому феномену справедливости «широко», связывая справедливость,
прежде всего, с объективными рациональными принципами (двумя), кото-
рые, в свою очередь, связаны с базисной структурой общества, а не явля-
ются только принципами сознания, как это традиционно понималось. Дж.
Ролзу поэтому удаётся провести интересный и содержательный анализ
экономики, политики, права, системы воспитания, которые входят в базис-
ную структуру общества. И это одновременно предстаёт этическим анали-
зом самой справедливости.

Первый узник Второй узник
непризнание признание
непризнание 1:1 10 : 0
признание 0 : 10 5:5
Наиболее рациональное решение для обоих – это не признаться. Но практически вся-
кий в такой ситуации признаётся, и оба получают по пять лет, т.е. выбирают худший
для обоих результат. Это объясняется недоверием их друг другу, отсутствием гаранта
их возможного договора. – См. о дилемме узника также: Ролз Дж. Теория справедли-
вости. – Новосибирск. 1995. – С. 291 – 291; Гусейнов А.А., Апресян Р.Г.. Этика. – М.,
1998. – С. 405 – 409.
24
Но не убедительны его формулировка исходной ситуации, которая
является чрезмерно гипотетической, а также его установка на изначальную
рациональность субъектов, его положение о первенствующей значимости
рациональности в моральном выборе. Мы не можем согласиться и с со-
держанием самой справедливости, которая выражается у Дж. Ролза в от-
меченных двух принципах, ибо здесь абсолютизируется западный, в част-
ности, американский опыт, где признаётся самодостаточность свободы и
неустранимость неравенства.
Существенным недостатком его концепции справедливости, который
признаётся и самим автором, является то, что моральная ценность приро-
ды, нравственное отношение к животным не могут быть рационально
включены в неё, ибо неразумная природа, очевидно, не может быть субъ-
ектом договора. И это общий недостаток для любого варианта договорной
концепции морали. Иными словами, она недостаточно всеобща и универ-
сальна, чтобы охватить все отношения, которые воспринимаются нами ин-
туитивно как нравственные.
Договорная концепция и логически несовершенна, в том числе и
теория справедливости как честности Дж. Ролза, ибо по ней те или иные
ценности добра принимаются в результате договора, который возникает по
необходимости, т.е. тогда, когда есть конфликты, зло. В бесконфликтном,
т.е. нравственно совершенном обществе, не должно быть и договора, и мо-
ральных ценностей, той же справедливости, что абсурдно. Последнее про-
тиворечит нашему интуитивному понятию и совершенного общества и со-
вершенного человека.
Автономная этика, как отмечалось, не сводит мораль к иным факто-
рам, а старается «вывести» её из себя самой. Наиболее ярким примером
автономной этики является этика Канта. Кант подразделил принципы на
автономные, или независимые, и гетерономные, зависимые от других фак-
торов. Основу морали по Канту составляет врождённый принцип практи-
ческого разума (нравственного сознания). Подобные принципы Кант на-
зывал трансцендентальными. Трансцендентальный принцип морали – это
категорический императив, т.е. безусловное автономное повеление, - по-
веление, которое должно выполняться при всех условиях. Есть три фор-
мулировки категорического императива: 1. Поступай всегда согласно та-
кому принципу, чтобы он мог стать всеобщим в аналогичных ситуациях.
2. Относись к другому человеку так, как если бы ты хотел, чтобы он от-
носился к тебе. 3. Относись к человеку всегда как к цели и никогда как к
средству.
25
Заслуга Канта и состоит прежде всего в его учении об автономии ос-
новополагающих моральных принципов. Вл. С. Соловьёв в книге «Оправ-
дание добра» очень высоко оценил учение Канта об автономии морали: «В
Канте, без сомнения, следует признать Лавуазье нравственной философии.
Его разложение нравственности на автономный и гетерономный элементы
и формула нравственного закона представляют один из величайших успе-
хов человеческого ума»30. «Нравственность действительно самозаконна, -
писал Вл. С. Соловьёв, - в этом Кант не ошибся, и этот великий успех, свя-
занный с его именем, не пропадёт для человечества»31.
Автономная этика, включая и этику Канта, имеет свои достоинства и
недостатки. Достоинство автономной этики состоит в её ориентации на
специфику морали. Представители автономной этики и, прежде всего,
Кант очень многое сделали для выявления особенностей морали, её отли-
чия от иных природных, социальных, духовных феноменов. Однако её не-
достатком является определённая отчуждённость от реальных проблем,
связанных с нравственным бытием человека как представителя природы,
социума. Автономная этика чрезмерно абсолютизирует специфику морали
и недооценивает её связь с иными - неморальными - факторами.
Этика имеет черты автономии и гетерономии. Это получило отра-
жение, например, в христианской этике. Такой подход к морали реализу-
ется и в данном, предлагаемом Вам курсе этики.

Природные, социальные и духовные
основы нравственности

В морали, имеющей черты автономии и гетерономии, можно выде-
лить природную, социальную и духовную основу. Природными началами
морали предстают врождённые нравственные чувства и, прежде всего,
чувства совести, сострадания, любви, долга, благоговения. Есть много ис-
тинного в учении Вл.С. Соловьёва, который за субъективные основы мо-
рали принимал три чувства - стыд, сострадание и благоговение. Но в че-
ловеке есть много и иных моральных чувств, в том числе и отрицательных,
таких как чувство злобы, ненависти, зависти и др. Они отчасти социаль-
ные, но отчасти и врожденные.
В этике существует учение о естественном нравственном законе.
Это учение получило развитие в религиозной этике, в частности, в христи-
30
Соловьёв Вл. С. Оправдание добра // Соч.: В 2 т. - М., 1988. Т. 1. - С. 241.
31
Там же. С. 244.
26
анской этике. Так, К. Войтыла (папа Иоанн Павел II) пишет, что «закон
природы человек познаёт умом, он прост, он сам себя объясняет, и на нём
основана нравственность. Распознаёт его каждый нормальный человек,
хотя бы и самый простой. Закон этот даёт возможность вписаться во Все-
ленскую гармонию, а если человек нарушит границы, велит ему искать пу-
ти, чтобы вернуться назад. Но прежде всего он позволяет человеку – даже
самому простому, даже не знающему ни одной буквы Евангелия – участ-
вовать в замыслах Бога, Творца и Законодателя, существовать в единстве
творения»32. В Православии также признаётся реальность естественного
нравственного закона: «В богословии Православной Церкви принимается
положение о реальности естественного нравственного закона как принци-
па, имеющего безусловный и всеобщий характер и лежащего в основе всех
правовых и этических норм»33. В христианской этике при этом обращают-
ся к определённой традиции, которая берёт начало от апостола Павла, от
святых отцов церкви. Так, апостол Павел писал в Послании к Римлянам:
«Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не
имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них
написано в сердцах»34. Тертуллиан (II в.) утверждал: «Итак, прежде Мои-
сеева Закона, написанного на каменных скрижалях, я утверждаю, сущест-
вовал неписаный закон, который обыкновенно понимался естественным
образом и соблюдался предками».
К числу природных основ морали можно отнести и те моральные
ценности, которые человек обнаруживает в природе и которые составляют
её определённую моральность. В природе существует некоторая предрас-
положенность к добру, к благу, хотя есть и природное зло. И человеку
важно видеть это естественное добро, которое осознаётся за каждой тва-
рью и поступать в соответствии с данным сознанием. – Об этом пойдёт
речь ниже, в следующих лекциях.
В нравственности существуют и социальные основы. К социаль-
ным основам нравственности надо отнести реально существующие нравст-
венные отношения, нравы, обычаи, традиции, нормы и принципы поведе-
ния. Каждая культура, нация, сословие, социальная группа, класс, даже
профессия вырабатывают свои специфические нравственные ценности, от-
ношения, нормы. Нравственность предстаёт продуктом исторического

32
Войтыла К. Основания этики // Вопросы философии. – 1991.- № 1. – С. 40.
33
Архимандрит Платон. Православное нравственное богословие. – М., 1994. –
С. 32.
34
Рим. 2, 14-15.
27
творчества всего человечества. На развитие и существование морали ока-
зывают огромное влияние такие социальные институты, как семья, право,
государство, церковь.
К социальным основам нравственности следует отнести и объектив-
ные моральные ценности различных социальных систем, а именно: мо-
ральные ценности экономики, гражданского общества, политики, права,
духовной сферы. Реально существующая нравственность существенно за-
висит от существующей в обществе экономики, политики, религии и дру-
гих социальных систем. В свою очередь, мораль оказывает на все сферы
общества активное влияние, которое многообразно.
Социальные основы есть и у субъективной нравственности, как то,
что сформировалось в каждом отдельном индивиде в процессе его социа-
лизации. Это его нравственные идеи, нормы поведения, его добродетели.
Актуальной остаётся проблема нравственного воспитания личности, одна-
ко, очевидно, что она не может быть решена вне общества.
В морали есть и свои духовные основы. И это, прежде всего, духов-
ная деятельность самого человека. От человека требуется подчас огромное
мужество, сила духа, чтобы противостоять злу, развить в себе нравствен-
ные качества. Определённые нравственные искушения испытывали даже
самые совершенные люди. Так, апостол Павел писал: «Ибо мы знаем, что
закон духовен, а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю: по-
тому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю»35.
Религиозная этика признаёт в качестве духовных основ морали так-
же Благодать Бога, через которую, считается, переданы человеку опреде-
лённые нравственные положения, законы. Здесь ссылаются на религиоз-
ный опыт человечества, в котором отражено подобное божественное про-
исхождение некоторых нравственных предписаний. Так своё законода-
тельство еврейский народ получил впервые на горе Синай от Бога через
Моисея, что отражено в Ветхом Завете Библии. В Новом Завете описано
нравственное учение Иисуса Христа, в которого христиане верят как в Бо-
гочеловека.

Основные функции морали, их анализ

Важнейшая функция морали – регулятивная. Большинство этиков
согласно с тем, что это основная функция нравственности. Мораль и фор-

35
Рим. 7, 14-15.
28
мируется как определённый регулятор человеческих отношений к другим
людям, самому себе, к природе, к Богу. И тем развитее должна быть мо-
раль, чем сложнее общество, чем совершеннее сам человек.
В чём особенность нравственной регуляции? Дело в том, что регу-
лятором поведения человека выступают и такие социальные институты,
как право, политика, религия. Так, почему наряду с правом нужна и мо-
раль? Собственно, существование морали не зависит от нашего желания.
Она есть потому, что она естественна, объективна. Она существует также
естественно как голубой цвет неба, синий цвет моря, зелёный цвет травы.
Как всякая определённость мораль накладывает ограничения на свободу
воли. Но моральные ограничения выделяются среди других вследствие их
всеобщности и значимости. В самом деле, в праве существует принцип,
согласно которому разрешено всё, что не запрещено. Вот эту сферу сво-
боды и контролирует мораль, «заполняет» её своими понятиями свободы,
долга, добра, зла. Кроме того, мораль регулирует и ту сферу действий че-
ловека, которая подконтрольна праву. Поэтому сфера регуляции морали
шире, нежели у права. Например, право не оценивает самоубийства, ибо
это бессмысленно, - нельзя приложить никаких правовых санкций к мёрт-
вому человеку. Мораль же оценивает самоубийц, так согласно православ-
ной традиции самоубийц хоронили вне кладбища, за кладбищенской огра-
дой.
В XIX веке русский философ Вл.С. Соловьёв предложил классиче-
скую для русской культуры парадигму: «право есть минимум морали».
Однако это тот минимум, который необходим для нормальной жизни че-
ловеку, ниже которого начинается ад на земле. Право необходимо для спа-
сения, но недостаточно. Отметим, что то же самое следует сказать и о мо-
рали, из которой также нельзя делать культ, которую нельзя обожествлять.
Данная точка зрения на право согласуется с христианским учением о пра-
ве, в том числе с современной православной доктриной права. Так, в «Ос-
новах социальной концепции Русской Православной Церкви» отмечено,
что «право содержит в себе некоторый минимум нравственных норм,
обязательных для всех членов общества. Задача светского закона – не
в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в
том, чтобы он не превратился в ад»36.


36
Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. IV.2. // Служ-
ба коммуникации ОВЦС МП. – М., 2000. http://www.russion-orthodox-church.org.ru

29
Следует отметить далее, что юридическая норма ограничивает дей-
ствия человека по большей части чисто формально, без учёта мотивации.
Мораль же регулирует поведение по большей части с содержательной сто-
роны. Кант отмечал, что категорический императив как основной закон
поведения один и тот же для права и морали, но в праве он действует толь-
ко с внешней стороны, через закон, а в морали – и с внутренней стороны,
через долг. Мораль, действительно, отличается от права своим содержа-
тельным, неформальным характером. Поэтому, в частности, мораль не
обязательно должна быть писаной.
Мораль отличается от права и по субъекту регуляции. Право обра-
щено к человеку как к определённому гражданину, а мораль обращена к
человеку как к личности. Личность же есть ценность, которая не признаёт
каких-то физических или политических границ.
Мораль отличается от права и по своим санкциям. Мораль относит-
ся к внеинституциональным формам регуляции, в то время как право от-
носится к институциональным формам. Так, право опирается на государ-
ство, а мораль - на общественное мнение и на чувства человека, такие как
чувства совести, долга, справедливости, любви и т.п. И ответственность
за нарушения норм в праве и в морали различна. Высшей мерой наказания
в праве может быть смертная казнь, а в морали – общественное и личное
осуждение.
В следующих лекциях мы ещё продолжим эту тему различия морали
и права через анализ юридических и моральных норм. Сейчас же надо от-
метить, что мораль, с одной стороны, предполагает свободную личность,
а, с другой - формирует свободную и ответственную личность. Мораль и
ограничивает свободу воли, и определяет, формирует положительную сво-
боду как способность самоутверждения истины, добра, красоты и вопреки
обстоятельствам. Этим положительная свобода отличается от свободы
произвола как вседозволенности. Мораль выше оценивает положительную
свободу, которая предстаёт как способность человека сознательно следо-
вать нравственной норме, и она же является важнейшим фактором разви-
тия подобной положительной свободы.
Следующей функцией морали считается оценочная функция. Мо-
раль не только регулирует поведение человека, но одновременно и оцени-
вает поступки людей, цели их деятельности с точки зрения добра и зла.
Нравственной оценке подлежат не только действия человека, но и вся дей-
ствительность как социальная, так и природная. Нравственная оценка, в
свою очередь, выступает для субъекта как требование к определённому
30
поступку, а именно как нравственный долг к совершению добра в отноше-
нии к тому или иному объекту.
Существует определённая проблема, состоящая в том, почему чело-
век должен выполнять то, что оценено как добро, если зло часто выгоднее
для него? Другими словами, почему добро предстаёт одновременно и дол-
гом? Другая проблема здесь – это проблема сущности долга, его природы.
Долг можно определить как осознание человеком какого-либо тре-
бования как своей личной нравственной обязанности. Долг выступает все-
общей субъективной формой осознания моральных ценностей. Кант, мар-
ксистская этика связывали долг с несовершенством человека и совершен-
ством морального требования. С этой точки зрения получалось, что для
святого требования морали утрачивали свой долженствующий характер и
выступали как естественные. Однако нравственный опыт человечества
свидетельствует, что для подлинно нравственного человека долг возрастал
по мере более глубокого постижения добра. Это прекрасно выражено в
стихах Б. Пастернака:
«…Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе,
Жизнь прожить – не поле перейти».
(«Гамлет»)
«…Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь».
(«Гефсиманский сад»)
Долг есть «обратная» сторона добра, и существует неразрывная связь
добра и долга. Нельзя для человека отделить долг от добра, как и добро от
долга. И в этом есть нечто таинственное. Здесь находит своё проявление
тот естественный нравственный закон, о котором речь шла выше.
Логически противоречий между добром и долгом не должно быть,
могут быть противоречия лишь между разными видами долга. Примером
таких противоречий может быть противоречие между общественным дол-
гом и семейным для отдельных лиц. Если же противоречие между добром
и долгом возникает в нравственном сознании человека, то это свидетельст-
вует о несовершенстве его или окружающей действительности, или того и
другого одновременно. Как в таком случае поступить человеку? Что вы-
брать: добро или долг?
31
Вопрос о соотношении добра и долга по-разному решался в этике.
Есть деонтическая этика, отдающая предпочтение долгу перед добром.
Примером такой этики является этика Канта, марксистская этика. Человек
по Канту не должен делать выбор, руководствуясь нравственным чувством
добра, - это всё должно быть изгнано из морали как нечто чрезвычайно
субъективное. Человек должен основывать свой выбор на идее долга, ру-
ководствуясь только суровым чувством долга. У Канта на страницах его
серьёзного философского труда, посвящённого морали, «Критика практи-
ческого разума» присутствуют настоящие лирические панегирики в адрес
долга. «Долг! Ты возвышенное, великое слово, в тебе нет ничего прият-
ного, что льстило бы людям, ты требуешь подчинения, хотя, чтобы побу-

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign