LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

проститутки, зная, что их контракты с содержателями публичных домов
недействительны на суде, широко пользуются этим и постоянно перекочевывают
из одного дома терпимости в другой, так что состав обитательниц их почти
ежемесячно меняется.
Проститутки, которых Тарновская причисляет к категории "insouciables",
отличаются, по ее словам, "необыкновенной подвижностью, болтливостью и таким
живым темпераментом, что при самом ничтожном поводе они переходят от смеха к
плачу и наоборот. Главнейшей чертой характера их является полная
неспособность сосредоточиваться на чем-нибудь и отсутствие выдержки во всех
их начинаниях". "Трудно представить себе, -- замечает Parent, -- ветреность
и поверхностность проституток: почти невозможно заставить их сосредоточиться
на чем-нибудь и следить за ходом мыслей; малейший пустяк отвлекает их
внимание". Du Camp справедливо полагает, что "в каждой проститутке прежде
всего бросается в глаза ее апатия и равнодушие ко всему окружающему, а затем
ее ветреность и непостоянство мыслей". Совершенно права была, по его мнению,
та из них, которая охарактеризовала себя словами: "Je suis papillon".
Легкомысленность и непостоянство этих падших созданий обусловливаются у них
слабостью высшей черты психического развития человека, именно внимания,
которое бывает нарушено при всех формах вырождения. Такой легкомысленности
соответствует и полная нерасчетливость проституток. В жизни очень часто
встречаешь кокоток, которым удалось собрать известное состояние благодаря
своей ловкости и уму и которые растрачивают его на всевозможные пустяки,
совершенно не думая о том, как непродолжителен источник их доходов --
красота. Публичные женщины низшего разбора еще менее задумываются о своей
тяжелой будущности. Вот почему так редки даже среди наиболее ловких и
счастливых из них случаи наживы и обеспечения на старости лет. Лучшим
доказательством этого может служить знаменитая куртизанка Cora Pearl, через
руки которой прошли миллионы и которая должна была писать на старости лет
свои мемуары, чтобы иметь чем существовать. В Париже много лет тому назад
несколько филантропов задумали устроить дом призрения для проституток,
которые должны были с этой целью делать небольшие еженедельные взносы. Дом
этот должен был служить проституткам убежищем на старости лет и во время
болезни. Но эта благородная затея филантропов не могла быть осуществлена,
так как она не встретила сочувствия со стороны самих проституток, из числа
которых только весьма небольшая часть согласилась делать взносы.
Подобно тому как Zola рисует Nana, так точно описывают характер
проституток все исследователи проституции, как Parent-Duchatelet, Carlier,
Lecour, Тарновская и другие. "Большинство проституток не обладает
необходимой энер-гиею для того, чтобы думать о своем будущем" (Carlier).
"Будущность не существует для них, или они, по крайней мере, нисколько не
заботятся о ней" (Тарновская). Даже те счастливицы, которым удается выйти
замуж, нередко возвращаются к своему прежнему образу жизни и кончают свои
дни в нищете, в больнице или тюрьме.

20. Лживость. Проститутки, подобно преступникам, обнаруживают
неотразимую склонность ко лжи даже в тех случаях, где для этого у них нет ни
основания, ни цели. Carlier усматривает в этой черте характера их
профессиональный признак и в доказательство своих слов сообщает следующую
историю. Некая X. была зарегистрирована в списки проституток под именем
своей кузины, документы которой она похитила и предъявила полиции. По
прошествии некоторого времени ее разыскивали родные, желавшие отдать
причитавшуюся ей часть наследства. Полиция, заподозрив ее настоящее имя,
пригласила ее в участок для удостоверения ее личности, но она на допросе
отказалась от своего имени и осталась при том, которым назвалась. Тогда
родные заявили, что доказательством того, что она не та, за кого выдает
себя, может служить известный физический признак, имеющийся у нее на теле.
При осмотре ее признак этот действительно был найден, но она продолжала
упорствовать в своей лжи, несмотря на все увещевания и обещания полиции не
разглашать того, что она занимается проституцией. Пробовали пригрозить ей,
что она лишится наследства, если будет продолжать упорствовать. Ничего не
помогало. Тогда наконец при помощи многочисленных документов было неоспоримо
выяснено ее настоящее имя и она была заключена в тюрьму как проживавшая под
чужим именем. Но и здесь она продолжала настаивать на справедливости своих
прежних показаний, пока наконец не решились прибегнуть к последнему
средству, именно к вызову ее родных и к очной ставке с ними. Только лишь
увидев своего брата, она бросилась к нему на шею, заплакала и созналась во
всем. Своей упорной лжи она не могла объяснить иначе, как только словами: "Я
не хотела сказать этого".
Д-р de Sanctis на основании наблюдения 28 проституток констатирует у
них удивительную аналогию с истеро-эпилептическими больными в том отношении,
что они так же систематически лгут, как эти последние, и что ложь
вырабатывается у них в прочную, не основанную на необходимости привычку
(mendacium systematicum). Равным образом и Тарновская нашла у проституток
органическое тяготение ко лжи преимущественно у тех, у которых имеются
налицо признаки истерии (категория "hysteriques"), которые, стало быть,
-- как она объясняет, -- бессознательно стремятся выражать свои мысли и
чувства только приблизительно, неточно.
С другой стороны, лживость проституток отчасти объясняется их
социальным положением, равно как и сознанием ими того взгляда, какой
существует на них в обществе. Им приходится постоянно в жизни бояться
чего-нибудь: родительской власти, полиции, суда -- и таким образом в них
постепенно вырабатывается привычка лгать при самых обыденных
обстоятельствах.

21. Эквивалент врожденной проституции у высших классов населения.
Статистика показывает, что проститутки рекрутируются преимущественно среди
беднейших классов населения, и таблица Parent-Duchatelet относительно
побудительных причин проституции очень поучительна. Мы помещаем ее ниже с
оговоркой, что, по нашему мнению, причины эти в большинстве случаев только
мнимые, кажущиеся; истинный же корень проституции кроется, как мы думаем,
только в индивидуальном вырождении.
Очевидно, что лица категорий 1 и 6-9 настоящей таблицы принадлежат к
беднейшим классам населения и составляют, вместе взятые, большинство --
именно 3839 из 6183. Goncourt также отмечает, что все выдающиеся кокотки
прошлого столетия происходили из низших слоев общества.


Побудительные причины проституции
У парижанок
У жительниц больших городов
У жительниц ма-леньких городов
У жительниц деревень
У иностранок
Всего
1. Бедность и крайняя нищета
570
405
182
222
62
1441
2. Потеря родителей, изгнание из родительского дома, беспризорность
647
201
157
211
39
1255
3. Желание содержать слабых и больных родителей
37
-- -
-- -
-- -
-- -
37
4. Желание воспитывать своих младших братьев, сестер, племянников и т.д
29
-- -
-- -
-- -
-- -
29
5. Желание овдовевших или покинутых своими любовниками женщин воспитать многочисленную семью, оставшуюся у них на руках
23
-- -
-- -
-- -
-- -
23
6. Приезд в Париж с целью устроиться и найти средства к существованию
-- -
187
29
64
-
280
7. Приезд в Париж в качестве содержанок военных, купцов, студентов и других и оставление любовниками
-- -
185
75
97
47
404
8. Обольщение служанок их господами и потеря мест вслед за тем
123
97
29
40
-- -
289
9. Оставление любовниками после более или менее продолжительной связи с ними
559
314
180
302
70
1425
Итого
1988
1389
652
936
218
5183




Не отрицая значения нищеты и беспризорности как факторов, весьма сильно
влияющих на контингент случайных проституток, мы должны заметить, что
врожденная проституция встречается не только в низших классах населения, но
имеет свои эквивалент и в высших слоях его. Проститутке-пролетариатке,
живущей в доме терпимости, соответствует в аристократии неисправимая
распутница и нарушительница супружеской верности. Было бы наивно думать, что
настоящие блудницы живут только в публичных домах. Вот пример врожденной
проституции, происходящей из богатой, знатной фамилии.
R. происходила из дегенерированной семьи (мать душевнобольная, а отец
эксцентрик) и уже в раннем детстве обнаруживала большую нравственную
испорченность. В 14 лет она пыталась убежать из родительского дома с одним
поклонником своим, а год спустя скрылась с другим, за которого и вышла
замуж. Хотя муж достался ей, видно, ценою такого риска и стольких жертв, он
далеко не был конечною целью ее желаний, ибо спустя всего несколько месяцев
после свадьбы она завела уже целую серию любовников и с несколькими из них
находилась даже в связи одновременно. Это очень холодная, нечувственная
натура, а любовникам удается расшевелить ее лишь после больших усилий. Она
очень охотно проделывает с ними masturbatio manualis и buccalis, так как --
по собственному выражению -- "лучше чувствует при этом мужчину". Эти
мерзости доставляют ей особенно большое удовольствие, когда она совершает их
в таких местах, где она может легко пойматься, например в ложе театра, в
экипаже во время прогулки, в садовой беседке или, наконец, у себя в будуаре
во время бала. К детям своим относится неодинаково: то она с ними чересчур
нежна, то позволяет себе в их присутствии самые непристойные вещи. В течение
нескольких часов или даже минут она от истинного раскаяния в совершенном
поступке переходит к еще большим безобразиям. Так, например, однажды она
говорила своему любовнику, которого принимала по случаю недавнего выкидыша у
себя в спальне, что перенесенная ею болезнь повлияла на нее облагораживающим
образом и что отныне она хочет прекратить прежнюю жизнь и исправиться.
Говоря это, она пыталась в то же время мастурбировать его и час спустя
совершила с другим своим любовником masturbatio buccalis. Будучи по природе
недоброй, она находила особенное удовольствие в том, чтобы натравлять одного
своего любовника на другого, если они оба встретятся у нее в доме. Она
читает много романов и в них черпает материал для своих сентиментальных и
романтических сцен, которым она сообщает грубый, чисто животный характер.
Однажды, расставаясь с одним из своих любовников, она крикнула ему на
прощание: "Смотри же, приходи ко мне так часто, как захочешь, как к
обыкновенной проститутке". Такие и подобные сцены она охотно устраивает
своим любовникам даже на улицах, не обращая ни малейшего внимания на то,
насколько это компрометирует ее и их. Страсть ко лжи в этой женщине была
развита так сильно, что она лгала на каждом шагу, большею частью совершенно
без всякого основания, даже бессознательно и никогда не была в состоянии
повторить еще раз то, что она рассказывала раньше. Она выдумывала вещи, не
имевшие для нее решительно никакого значения: ни прямого, ни косвенного, и
признавалась, что, если бы муж или кто иной застиг ее на месте преступления
в нарушении супружеской верности, она все-таки отрицала бы свою вину, "ибо,
-- рассуждала она, -- мое отрицание имело бы в глазах света ровно такое же
значение, как и его утверждение".
Масе приводит в пример жену одного богатого и высокопоставленного лица,
происходившую из очень почтенной семьи. Особа эта наняла две меблированные
комнаты в другой части города и там принимала тайно друзей своего мужа и
даже незнакомых ей мужчин. Со своих любовников она денег не брала, напротив,
часто даже сама делала им подарки, для чего неоднократно обкрадывала своего
мужа при помощи подобранного к его кассе ключа.
Вот еще один случай. Один богатый господин был женат на бедной девушке,
происходившей из очень простой семьи. Но, несмотря на ее прекрасное, даже
завидное положение, она испытывала, по-видимому, тоску по той грязи, в
которой родилась и в которой жила до выхода замуж. Молодая женщина попросила
у мужа позволение съездить домой и там шлялась во время карнавала в костюме
простой служанки по всем балам, вступая, подобно обыкновенной проститутке, в
интимные связи с мужчинами. Затем она снялась в очень откровенном, сильно
декольтированном костюме и позволила выставить свою карточку в витрине. Ко
всем просьбам и увещеваниям родных мужа вести себя приличнее и не делать
скандалов она оставалась глуха. Почувствовав себя беременной, она пригласила
врача и, несмотря на то что совсем не знала его, обещала отдаться ему, если
он вызовет у нее аборт. Здесь мы точно так же имеем дело с нравственно
помешанной, врожденной проституткой, которая не попала в дом терпимости
только благодаря особенно сложившимся обстоятельствам, но которая попадет в
него не сегодня завтра. Если до этого дело и не дойдет, она все-таки
представляет собой типичную проститутку.
Между старой, истасканной проституткой, живущей развратом своей дочери,
и великосветской дамой, которая выдает свою дочь замуж за своего последнего
любовника, чтобы таким путем удержать его около себя, существенной разницы
нет. Типичный пример подобной матери вывели братья Goncourt'ы в своем романе
"Renee Mauperin" -- и такие экземпляры далеко не редкость среди
развращенной аристократии. Я напомню здесь только о принцессе R.,
родственной самым знатным дамам Франции и Италии, о распутстве и половых
эксцессах которой мы уже говорили выше. Родись она в бедной семье, из нее
вышла бы обыкновенная проститутка, между тем как, благодаря своему высокому
положению, она легко могла скрыть большую часть своих безнравственных
преступлений. А разве не заслуживают названия проституток те женщины,
которые обзаводятся любовниками для того, чтобы они оплачивали все их
прихоти и капризы (подобный пример выведен Bourget в его романе "Mensonges")
-- или же отдаются начальникам своих мужей с целью составить последним
карьеру? Все эти женщины при других условиях стали бы проститутками,
уличными потаскухами или элегантными кокотками, -- смотря по своей ловкости,
красоте или уму.
Самое блестящее описание подобных врожденных проституток дал Balsac в
лице выведенной им m-me Mameffe. "Г-жа Mameffe, -- говорит он, --
принадлежала к числу тех тщеславных замужних кокоток, которые предаются при
первом удобном случае самому грубому разврату со всеми его последствиями и
которые готовы извлечь выгоду из всего, совершенно не задумываясь над
средствами, какими должно быть это достигнуто. Эти Macchiavelli в юбках
самые опасные и безнравственные из всех испорченных парижанок".
То же самое следует сказать и о тех великосветских дамах, которые во
времена Второй империи связывали политику с любовными интригами и, благодаря
своим интимным отношениям с выдающимися государственными деятелями,
распоряжались должностями, почестями и нередко и государственными тайнами.
Да и сама маркиза Pompadour, при менее счастливых обстоятельствах и не будь
она так умна, была бы не регентшей Франции, а обыкновенной проституткой!

22. Проституция и преступность. Теперь займемся рассмотрением спорного
вопроса о той связи, которая существует между проституцией и преступностью.
Тождество преступника и проститутки в анатомическом и психологическом
отношениях настолько полно, насколько это возможно: оба они идентичны с
нравственно помешанными, а потому равны между собою. Как у одного, так и у
другого мы находим те же самые дефекты нравственного чувства, ту же
бессердечность и рано появляющуюся наклонность ко злу, то же равнодушие к
общественному мнению, благодаря которому один легко мирится с положением
преступника, а другая -- проститутки; наконец, одинаковую нерасчетливость,
легкомысленность и лень, равно как одинаковое же тщеславие и страсть к
шумным развлечениям, кутежам и оргиям. Проституция есть, стало быть, не
более, как известная форма выражения женской преступности, вместе с которой
она представляет два аналогичных, параллельных явления, сливающихся друг с
другом. Среди проституток необыкновенно распространены сравнительно легкие
преступления, как воровство, вымогательство и нанесение телесных
повреждений. С психологической точки зрения проститутка та же преступница, и
если она не совершает преступления, то причина этого -- ее физическая
слабость и ограниченное умственное развитие, а еще более то обстоятельство,
что в разврате она имеет средство для удовлетворения всех своих желаний и
потому по закону затраты наименьшей энергии предпочитает именно это средство
другим. Итак, проституция есть специфическая форма женской преступности.
Настоящие преступницы, совершившие более или менее тяжелые преступления,
представляя собою всегда крупные аномалии в том или другом отношении,
отличаются необыкновенной нравственной извращенностью, далеко превосходящею
мужчин, и с биологической точки зрения обладают чисто мужскими характерами
-- словом, на них нужно смотреть скорее как на исключения из среды женщины.
Таким образом, подтверждается наш взгляд, что истинную женскую преступность
нужно видеть именно в проституции. Теперь нам станет понятным, почему среди
проституток преобладают именно легкие, незначительные преступления. Будучи
по своей природе преступницами, они идут по общему для всех преступников
пути, но только до известных, так сказать, пределов: за этими пределами их
преступность начинает выражаться уже в особой специфической форме, в
проституции. Мы знали многих девушек, которые в детстве были воровками, а
выросши, перестали воровать и сделались проститутками.
С другой стороны, высказанному нами только что взгляду на проституцию
нисколько не противоречит и тот факт, что проститутки лишь очень редко
совершают преступления, опасные с социальной точки зрения. Напротив, функция
их в известном смысле даже полезна для общества, так как они служат как бы
предохранительным клапаном для чувственности мужчин, а стало быть, и
средством предупреждения преступлений. Мы знаем, что и преступник может в
известные моменты превращаться в героя или по крайней мере казаться таковым,
но он остается тем не менее преступником.
Основываясь на данных самой тонкой психической структуры, совершенно
тождественной у преступников и проституток (кроме, конечно, отличий полового
характера, который вполне соответствует нормальной разнице между обоими
полами), мы еще раз подтверждаем, что преступления и проституция суть
выражения мужской и женской преступности, причем мы совершенно не касаемся
различного социального значения обоих этих явлений. Имея в виду именно
последнее, мы далеки поэтому от мысли требовать искоренения проституции при
помощи таких же суровых мер, как и преступления.

СЛУЧАЙНЫЕ ПРОСТИТУТКИ

Не все проститутки -- нравственно помешанные субъекты; иначе говоря, не
у всех у них разврат является пороком врожденным. Многие из них становятся
проститутками только лишь благодаря случайно сложившимся обстоятельствам.

1. Антропологические данные. Мы уже раньше показали, что значительная
часть, почти 43%. проституток, не имеет никаких или весьма мало
дегенеративных признаков и что в 53% их не наблюдается никаких отклонений в
менструациях в смысле слишком раннего или позднего появ-ления их. Далее,
нами было также выяснено, что 45% проституток не страдает бесплодием, 16% их
обладает нормальными рефлексами и 39% -- нормальною чувствительностью к
болевым раздражениям.

2. Психологические данные. Случайные проститутки значительно более
отличаются от нормальных женщин, чем случайные преступницы. Между тем как
эти последние, особенно воровки, стоят ближе к нормальным женщинам, чем к
врожденным преступницам, случайные проститутки, напротив, более приближаются
к врожденным проституткам, чем к типу нормальных женщин. Поэтому у них
всегда можно доказать, хотя и не в такой интенсивной степени, наличность
различных порочных наклонностей и других ненормальных психологических
особенностей.
П. Тарновская сообщает об одной девушке, которая случайно сделалась
проституткой, благодаря тому обстоятельству, что она очутилась одна в чужом,
незнакомом ей городе. Приехав туда и не найдя на станции тех друзей, которые
должны были ее встретить, она была в большом горе, не зная, куда деться. К
ней подошла какая-то пожилая дама и, узнав, в чем дело, предложила ей тут же
выгодное место горничной в одном очень богатом доме. Молодая девушка с
радостью согласилась и пошла за старухой, которая привела ее в дом
терпимости. Прожив в нем три месяца, молодая девушка забеременела. За это
время она познакомилась с одним господином, который полюбил ее, выкупил из
публичного дома и поместил в деревне, обставив ее и ребенка даже роскошью.
Однако она недолго прожила в этой обстановке. В один прекрасный день она
возвратилась в дом терпимости и снова сделалась проституткой. Время от
времени она наезжала в деревню, чтобы повидать своего горячо любимого
ребенка.
Аналогичный случай наблюдала Grandpre. В нем дело идет о девушке,
которую родной отец толкнул на путь разврата. Это была не только
неиспорченная, но даже благородная натура с возвышенными порывами. При этом
характер у нее был странный и в высшей степени капризный: то она бывала
весела и до крайности шаловлива, то, напротив, мрачна до отчаяния и из
одного настроения переходила в другое внезапно, в одно мгновение. Ей стал
противен образ жизни проститутки, который она вела, и, чтобы заглушить свои
угрызения совести, она начала кутить и устраивать оргии. "Я не создана, --
говорила она, -- для подобной жизни; когда я подумаю только, до чего я
дошла, меня берет ужас, и я пою, танцую, кучу, лишь бы забыться, иначе я
наложу на себя руки". Один раз она действительно пыталась покончить с собой
и сделала это так же внезапно, под влиянием минуты, как это обыкновенно
делают женщины, страдающие истерией и эпилепсией. Чуть ли не каждый день она
решала бросить прежнюю жизнь и начать новую, но... напрасно: "Я бы очень
желала этого, но теперь... это невозможно". Минуту спустя после этого
скорбного признания, сделанного г-же Grandpre со слезами на глазах,
она, как ни в чем не бывало, уже бегала и резвилась среди прочих своих
товарок по заключению.
У Maxime'a du Camp'a мы находим описание одной проститутки,
представлявшей собою редкое сочетание порока и добродетели. Уже в 14 лет она
была арестована за приставание на улицах к мужчинам и объяснила в полиции,
что ей ничего более не оставалось, как сделаться проституткой, потому что
никакой работы она не знает, а родная мать выгнала ее из дому. Впоследствии
она имела дочь, которую нежно любила, но ребенок умер у нее на руках в одну
холодную ночь почти от голода. Отчаяние ее не знало границ... Вторично
арестованная полицией, она обратилась к тюремному инспектору с трогательным
письмом, в котором, между прочим, писала: "Примите во внимание, что мать моя
посылала меня в дом подкидышей, а малютка моя умерла вследствие лишений у
меня на руках. Я обращаюсь к вашей сострадательности..." Выпущенная на
свободу, она познакомилась с честным мастеровым, который вскоре женился на
ней, полюбив ее за ее доброе сердце. Но она недолго жила с ним: при первой
же нужде, какую пришлось ей испытать, она бросила его и вернулась к прежней
жизни, к которой слишком привыкла. Она была опять арестована и сдана на руки

<< Пред. стр.

страница 8
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign