LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

понятие "брак"; ревность проявляется у них только тогда, когда женщина
отдается мужчине другого племени, как в Парагвае.
У массагетов каждый мужчина брал себе жену, которой потом пользовались
все. Если кто-нибудь из них желал обладать какой-нибудь женщиной, то он
привязывал свой колчан к повозке и тут же удовлетворял свое желание
(Геродот. I, 216; IV, 172; III, 191; I, 93).
У назамонов и агатирзов общая принадлежность женщин являлась вполне
определенным положением. Они строго придерживались ее, чтобы иметь право
называться всем братьями и чтобы среди них не было ни неудовольствия, ни
взаимной зависти. С этой же целью тирренцы воспитывали своих детей вместе,
причем отец ребенка оставался обыкновенно неизвестным. Озы также сообща
владели женщинами. Когда у них ребенок достигал трехмесячного возраста,
мужчины осматривали его, и он считался сыном того, на кого он более всего
походил (Геродот).
У андаманов (и у некоторых других племен Калифорнии) женщины
принадлежали одинаково всем мужчинам и у них считалось тяжким преступлением,
если какая-нибудь из них не соглашалась отдаться кому-нибудь из мужчин. У
них наблюдаются уже временные союзы между отдельными парами, особенно если
женщина забеременела, но эти союзы почти всегда прекращаются, как только
женщина разрешится от бремени. Таково происхождение брака, который из
проституции и полового насилия развился так же, как право из преступления.
У тех диких народов, у которых существует брак, он, вместо того чтобы
препятствовать проституции, напротив, благоприятствует развитию ее. Так,
онома часто обмениваются во время оргий своими женами, которых они
принуждают отдаваться также их родственникам (Hartmann).
Maclean утверждает, что у кафров нет слова для выражения понятия о
девственности. Когда девушка у них достигает совершеннолетия, об этом
возвещается публичным праздником, и отныне всякий, кто захочет, может ею
обладать.
В Дарфуре принято давать каждой девушке, достигшей совершеннолетнего
возраста, отдельную хижину, куда всякий мужчина может заходить, чтобы
провести с ней ночь.
В Австралии существует обычай, по которому место отсутствующего мужа
заступает на супружеском ложе другой мужчина из того же племени (Еyrе,
Discoveries in Central-Australia, II, 320). Девушки, начиная с 10-летнего
возраста, могут вступать в связь с мужчинами, к чему возбуждают их нарочно
устраиваемые с этой целью известные празднества.
У эскимосов женщина во время отсутствия своего мужа может отдаться кому
ей угодно (Раrrу). "В любви, -- сказали они одному русскому миссионеру, --
мы поступаем так же, как и морские выдры" (Langsdorff).
Женщины генданов в Африке носили на ногах столько кожаных браслетов, со
сколькими мужчинами они вступали в связь (Геродот. IV, с. 176).

Sextus Empiricus рассказывает подобное же о египетских женщинах,
которые гордились числом своих любовников (Нур. Pyrrh., I, 14).
В Тибете девушки носят на шее кольца, подарки своих любовников.
Значение их далеко не безразлично: чем боль-nie их у девушки, тем с большей
торжественностью празднуется ее свадьба.
На островах Дружбы туземные девушки являлись на европейские корабли и
отдавались на них матросам. Уходя, они говорили: "Mitzi, bongni mitzi", т.е.
"Мы сегодня любили, завтра повторим это".
Почти у всех индейских племен, живущих на севере Америки, как,
например, у апачей, девушка до выхода замуж и после него одинаково свободна
и может отдаваться кому захочет.
У некоторых племен на Панамском перешейке самые знатные женщины считают
недостойным для себя поступком отказать в своих любовных ласках кому бы то
ни было, кто бы ни просил их об этом.
Подобное половое смешение, как и течка у животных, повторяется здесь
периодически, преимущественно в жаркое время года, изобилующее всевозможными
плодами (Lombroso. Uomo bianco e uomo di colore, 1870).

В Никарагуа существовал ежегодный праздник, во время которого женщины
имели право отдаваться всякому, кто им нравился (Bancroft).

3. Гостеприимная проституция. Все изложенное достаточно объясняет,
каким образом могла развиться гостеприимная проституция. Обычай предлагать
жен своим гостям распространен на о. Цейлоне, в Гренландии, на Канарских
островах, на островах Таити, и отказаться от предлагаемой женщины считается
здесь большой обидой для хозяина. "Я не могу допустить, -- говорил один
туземный начальник одному священнику, -- чтобы какая-нибудь религия могла
запретить подобное невинное удовольствие, которое есть в то же время услуга
для страны, так как увеличивается ее население новым существом" (Radiquet,
I).

Когда миссионер Harris отказался в Нукагиве от подобного почетного
предложения, туземные женщины ночью пробрались к нему, желая убедиться,
мужчина ли он (Poulding).
Bousquet'y, путешествовавшему по Японии, один отец предлагал свою дочь
в присутствии мужа последней.
Marco Polo жил в Тибете у одного туземца, который нарочно уходил из
дома, для того чтобы он мог свободнее наслаждаться обществом его жен.
На Марианских и Филиппинских островах туземцы предлагали спутникам
Коцебу своих дочерей. Туземки из Манны отдавались солдатам гарнизона,
расположенного в Перузии.
У ассанов женщина может в третий день каждой недели отдаваться
иностранцу (Hartmann).
У арабского племени гассиниэ женщина также свободна в половом отношении
раз в четыре дня.
У негров ассини глава семейства, желая почтить гостя, предлагает ему
обыкновенно свою дочь (Op. cit.).
У племени надовесси славилась женщина, если после известного праздника
была в состоянии отдаться 40 военачальникам (Carver. Travels in North
America, с. 142).
Нередко случается, что муж продает свою жену. Так, в Дарфуре мужья
уступают иностранцам своих жен за известное вознаграждение (Letourneau).
В Кохинхине отец может продать за ничтожную плату свою дочь гостю или
даже чужеземцу без того, чтобы это дурно повлияло на ее будущность
(Letourneau).
Итак, из этих примеров мы видим, что брак, в простейших формах своих,
не только не искореняет проституцию, но даже, напротив, поддерживает ее.
Это беспорядочное половое сожитие служит причиной явления,
находящегося, по-видимому, в противоречии с тем презрением, на которое
всегда и везде осуждена женщина. Мы говорим о матриархате, т.е. о
родительской власти, принадлежавшей в первобытные времена матери или брату
ее. Следы его мы наблюдаем в Австралии, в Конго, в Луанго, у туарегов, у
древних египтян и у этрусков, у наеров и у многих американских племен
(Carver. Op. cit., с. 258). Согласно матриархату положение и имущество
обыкновенно наследуются от матери, а отец часто смешивается с дядей.
Это же беспорядочное половое сожитие породило странный обычай,
распространенный в Америке, в Азии, у басков и пр., который заключается в
том, что после рождения женою ребенка муж ее ложится в постель, как бы
симулируя роды. Обычай этот имеет, по-видимому, целью навести на мысль о
том, что предполагаемый отец имеет свою долю участия в рождении детей, а
следовательно, он должен иметь и известную власть над ними (Tylor. Op. cit).

4. Полиандрия. Человек перешел от смешанного (беспорядочного) полового
сожития к моногамии не прямо, а через некоторые формы, рассматриваемые нами
в настоящее время как преступления, а именно: полиандрию, кровосмешение,
насилование и насильственное похищение женщин.
У древних номадов, точно так же как и у некоторых арабских племен,
женщины принадлежали одинаково всем мужским членам семейства.
В Тибете старший брат избирает себе жену, которой затем пользуются все
его братья. Последние все переселяются на жительство в дом к новобрачной.
Дети могут наследовать лишь от матери, так как только по отношению к ней
родство не может быть оспариваемо (Turner. Historic des voyages, XXX, с.
437).
У тодов жена старшего сына становится постепенно женой всех младших
братьев мужа по мере того, как они подрастают, а эти, в свою очередь,
становятся мужьями ее сестер (Short. Op. cit., с. 240).
У наиров женщина обыкновенно имеет 5-6 мужей. Но число их может
доходить до 10, причем она с каждым из своих мужей живет по очереди 10 дней.
Что полиандрия есть, в сущности, только переходная ступень от смешанного
полового сожития к простейшей форме брака, доказывается тем, что при ней
допускается для женщины одновременное половое сожитие с несколькими
мужчинами только в том случае, если все они принадлежат к одному и тому же
племени, в некоторых случаях даже к одной и той же касте (Spencer.
Sociology, 11).

У сингалезов только братья имеют общих жен, так что половое смешение
имеет здесь место в пределах одной семьи.
В Полинезии всякий мужчина имеет право пользоваться женой своего
интимного друга (Fayo) (Letourneau).
Таким образом, начало половой нравственности кроется в желании делить
свое супружеское ложе лучше с членами одной и той же семьи, чем с целым
племенем.

5. Религиозная проституция. Даже после упрочения брака остатки
смешанного полового сожития еще долго наблюдались в некоторых свадебных
обрядах, как, например, у санталов, у которых браку женщины предшествовало
беспорядочное обладание ею кем угодно в течение шести дней. Точно так же на
Балеарских островах новобрачная отдавалась на первую ночь всем
присутствовавшим гостям, как и во время феодализма в средних веках она
принадлежала в течение этой ночи своему феодальному властелину.
Гераклидес Понтикус (364 до Р. X.) рассказывает, что в отдаленные
времена тиран острова Кефалонии лишал невинности всех девушек, которые
готовились выйти замуж.
В Талмуде мы читаем, что девушка до выхода своего замуж должна была
провести одну ночь с Тафеаром. Геродот рассказывает, что у адирмахидов все
девушки, готовившиеся выйти замуж, приводились к царю, растлевавшему тех из
них, которые наиболее отличались красотой.
В Камбодже в XIV столетии ни одна девушка не выходила замуж, не быв
предварительно лишена невинности бонзами (жрецами), которые получали
определенную плату за свой труд (thing-thang) (N.Remusat, Melanges
Asiatiques, с. 118).

Все это остатки древней проституции, по которой женщина, прежде чем
сделаться собственностью одного, отдавалась на растление многим или же
самому могущественному политическому или духовному члену своего племени.
У китайцев остатком полигамии является обычай покупать несколько
"маленьких жен", подчиненных законной "великой жене", которая и считается
матерью всех родившихся детей. Что же касается полиандрии, то следами ее
являются законоположения в кодексе Ману, на основании которых деверю
предоставляется право оплодотворять свою бесплодную невестку вместо мужа.

6. Юридическая проституция. Другая ветвь первобытной проституции есть
тот вид ее, который можно было бы назвать юридической проституцией. Сюда
принадлежит левират (ужичество), т.е. обязанность младшего брата жениться на
вдове старшего брата в случае смерти его. Обычай этот, существующий у
евреев, мексиканцев, афганцев и чипперейев, имеет основание во взгляде на
женщину как на слабое существо, считающееся собственностью всего семейства.
Другой источник подобной проституции заключается в том уважении,
которым пользовались у некоторых народов проститутки. Оставляя свое позорное
ремесло, они выходили замуж и становились нередко предметами особенного
почитания. Существует предание, что даже сам Будда, прибыв в индийский город
Везали, был принят великой начальницей куртизанок (Spier. Life in Ancient
India, XXVIII). В Абиссинии публичные женщины занимали порою очень высокое
положение при дворе и нередко становились правительницами городов и даже
целых провинций (Combe et Tamisier. Voyage en Abyssinie, II, 116).
Наконец, остатком этого рода проституции, служащим переходною ступенью
к нормальному браку, является у многих народов полная свобода в половом
отношении девушек, прекращающаяся вместе с выходом их замуж.
У шинуков в Америке девушки ведут развратный образ жизни, а замужние
женщины, напротив, отличаются чистотой своих нравов. Тиапы также придают
очень мало значения нравственному поведению девушек до выхода их замуж, хотя
и женятся охотно на девушках, уже потерявших свою девственность.
В Кохинхине на супружескую верность мужа смотрят как на его
обязанность; между тем родители нередко торгуют своими дочерьми, что,
впрочем, не мешает последним выходить замуж.
У киунгта и у некоторых горных племен ассама, равно как на Марианских и
Каролинских островах, девушки развратничают самым ужасным образом, но после
выхода замуж начинают вести самый примерный образ жизни (Lewin).
Итак, мы видим, что среди диких народов весьма распространено половое
сожитие, подобно тому как оно существует в царстве животных.

II. ПРОСТИТУЦИЯ
У ИСТОРИЧЕСКИХ НАРОДОВ
(см. Dufour, Historie de la Prostitution)

У цивилизованных народов мы находим в первобытные времена те же самые
явления, которые мы в настоящее время наблюдаем у дикарей, т.е. проституцию
всех видов, как-то: религиозную, гражданскую, гостеприимную и юридическую, и
притом в таком распространении, которое как нельзя более доказывает, что
стыд и самый брак суть продукты только более позднего развития.

1. Восток. Религиозная проституция. Геродот повествует, что в Вавилоне
все женщины, в нем родившиеся, должны были по крайней мере хоть один раз в
своей жизни явиться в храм Мелитты, чтобы там отдаться какому-нибудь
чужеземцу. Они должны были оставаться в этом храме до тех пор, пока
кто-нибудь из этих чужеземцев не бросал им на колени известную сумму денег и
приглашал их к coitus'y. Деньги, полученные таким путем, считались
священными (I, 199).
В Армении богиней проституции почитали Анаис, храм которой напоминал
собой храм Мелитты в Вавилоне.
Вокруг этого храма находились обширные поля, окруженные высокими
стенами, за которыми жили женщины, посвятившие себя этой богине. Вход сюда
разрешался одним только чужестранцам. Жрецы и жрицы этого храма избирались
из представителей и представительниц самых благородных и знатных фамилий
страны, причем продолжительность служения их богине определялась всегда их
родными. Уходя оттуда, женщины эти оставляли в пользу храма все, что они
заработали, и с успехом выходили замуж, причем женихи их справлялись в храме
об их поведении. Девушка, которую посетило наибольшее число иностранцев,
считалась самой желанной невестой (Страбон).
У финикийцев также существовала гостеприимная и религиозная
проституция. По словам Евсевия, у них был обычай отдавать на растление
чужеземцам своих дочерей единственно во славу традиций гостеприимства.
Храмы, посвященные богине Астарте и находившиеся в Тире, Си-доне и в главных
городах Финикии, были местами, где проституция практиковалась в самых
широких размахах. Это продолжалось до IV столетия, именно до царствования
Константина Великого, который разрушил храмы Астарты и на их местах построил
христианские церкви.
В финикийских колониях религиозная проституция получила торговый
характер, который вообще был свойствен этому народу. При въезде в город
Карфаген находились так называемые "Benoth Sukkoth" (палатки девушек), т.е.
публичные дома, в которых молодые девушки, торгуя своим телом, отдавались за
деньги чужестранцам с целью заработать таким путем приданое, выйти замуж и
сделаться очень почтенными, целомудренными женами, пользовавшимися большим
уважением своих мужей. Они стекались сюда со всех сторон в таком огромном
количестве, что многие из них в силу конкуренции не могли вернуться на
родину так скоро, как желали бы, чтобы там выйти замуж.
На острове Кипре было также много храмов, где культ Афродиты
сопровождался такими же религиозными обрядами. В Киликии, в Тамазисе, в
Афродизиуме и в Италии священная проституция исходила из тех же мотивов и
выражалась в тех же формах.
В Сузе, Экбатане и у парфян существовали скалы проституток.
По словам Геродота, девушки в Лидии зарабатывали себе приданое путем
проституции и продолжали заниматься ею вплоть до выхода замуж. Приданое
давало им возможность выбирать себе по своему вкусу мужей, которые не всегда
имели право отказаться от чести подобного предложения.
Они вместе с купцами и ремесленниками Лидии участвовали в расходах по
сооружению памятника на могиле Али-атта, отца Креза. Надписи, сделанные в
память этого, указывают, какую именно долю дала для этого каждая из
участвующих сторон. Оказывается, что куртизанки понесли гораздо большие
расходы, нежели ремесленники и купцы.
Геродот следующим образом описывает нам праздники, совершавшиеся в
городе Бубасте в Египте, в честь богини Изис: "Мужчины и женщины
путешествуют по реке все вместе, без всякого различия пола. Пока длится это
путешествие, некоторые женщины бьют в кастаньеты, мужчины играют на флейтах,
прочие же поют и бьют в ладоши. Когда приближаются к какому-нибудь городу,
лодки причаливают к берегу; одни женщины продолжают бить в кастаньеты,
другие перебраниваются с женщинами, находящимися на берегу, а третьи
танцуют, бесстыдно поднимая свои платья кверху". В храме богини Изис
собирались одновременно сотни тысяч пилигримов, которые предавались здесь
самому дикому разврату.
Непристойности культа богини Изис становились особенно грандиозными,
когда церемонии совершались в подземельях при посвящении какого-нибудь
новичка в таинства его после целого ряда искусов и очищений. Геродот,
посвященный во все тайны этого культа египетскими жрецами, говорит об этом
довольно много, несмотря на всю свою сдержанность.
Хеопс воздвиг свою колоссальную пирамиду, постройка которой длилась
двадцать лет и поглотила бездну денег, на средства, добытые его дочерью
проституцией. Но последняя все еще была недовольна исполнением взятой на
себя задачи и просила каждого посетителя дать ей еще на один камень для
возведения особого строения по ее плану. "Из этих камней, по словам одного
жреца, -- говорит Геродот, -- и была выстроена между тремя возвышающимися
пирамидами четвертая".
У евреев, до окончательного издания Таблиц Законов, всякий отец имел
право продать свою дочь в наложницы на известный срок, означенный в
продажном контракте. Деньги, полученные при этой продаже, поступали всецело
в его пользу, и девушка при этом ничего не получала, кроме тех случаев,
когда господин ее выдавал ее замуж за своего собственного сына, а сам брал
себе другую наложницу. Этой торговле дочерьми положил конец только Моисей:
"Не продавай своих дочерей для того, чтобы земля не покрылась пятном и
нечистью" (Кн. Левит. XIX).
Богу Молоху, который изображался в виде человека с телячьей головой и с
протянутыми вперед руками, приносили в жертву плоды, муку, диких голубей,
ягнят, баранов, быков и даже детей. Все эти жертвы бросались в одно из семи
отверстий, зиявших на животе этого бронзового идола, внутри которого
помещалась огромная печь, где они сжигались. Чтобы заглушить крики их, жрецы
Молоха во время жертвоприношений поднимали страшный шум игрою на систрах и
барабанным боем. Под этот-то шум поклонники его и совершали самые грубые и
непристойные обряды.
Приверженность к подобным обрядам так глубоко укоренилась среди
еврейского народа, что некоторые секты пытались ввести их в культ
единобожия, чем осквернили свои храмы.
Поклонение Ваал-Феору, или Вельфеору, любимому божеству мидианитян,
распространилось среди евреев так сильно, что оно часто заменяло собою
служение Богу Авраама.
По Selden'y, Вельфеор изображался в виде огромного истукана с
приподнятым и свернутым на голове платьем" как бы для того, чтобы показать
свои половые органы. Что касается пола его, то Mignot думает, что он был
гермафродит, в то время как Dulaure того мнения, что истукан этот имел
мужские половые органы. В храме, посвященном Вельфеору, жило множество
женщин, которые продавались, и вырученные таким путем деньги клали на его
алтарь. Во время известных религиозных обрядов в честь этого бога,
совершавшихся ночью в глубине священных лесов, жрецы и поклонники его
наносили друг другу ножами неглубокие раны и, разгоряченные вином и
возбужденные музыкой, плясали до тех пор, пока тут же не падали без сознания
в лужи собственной крови.
Несмотря на запрещение Торы, проституция эта, указания на которую мы
находим даже во времена Маккавеев, продолжала существовать еще долгое время.
Сюда относятся также фаллические празднества, которые совершались сообща
евреями и моабитскими девушками, устраивавшими у Бет-Эскимота палатки, где
они торговали драгоценностями и своим телом (Кн. Моисея IV, гл. XXV).
Можно сказать, что через всю историю еврейского народа проходит
беспрерывная борьба законодателей и пророков с проституцией и половой
разнузданностью народа. Подобно тому как в настоящее время каждый думает о
куске насущного хлеба и некоторых удобствах, так точно некогда всякий
заботился о свободе своей половой жизни.

Проституция гражданская. Наряду с религиозной проституцией развивалась
и гражданская проституция.
Пророк Варух говорит: "Вдоль улиц сидят женщины, опоясанные веревками,
и сожигают благовония. Та из них, которая приглашена для совокупления с
прохожим, хвастает потом перед своей соседкой, не видевшей, как он развязал
свой пояс" (Варух, VI).
В истории Тамары описываются уличные блудницы, скрытые под покрывалами,
сидящие на краю дорог и следующие за всяким, кто может им заплатить. В
Библии они изображаются то неподвижно сидящими на перекрестках дорог,
скрытые под покрывалами, то неприлично одетыми, сжигающими благовония и
распевающими песни. Но эти блудницы, по крайней мере, большинство их, не
были еврейками. Они называются просто чужеземками, и были родом из Сирии,
Египта и Вавилона.

2. Греция. Религиозная проституция. В Греции также была распространена
в глубокой древности религиозная проституция.
Солон на доходы учрежденных им в Афинах диктериад (публичных домов)
построил храм в честь богини проституции против ее статуи, у подножия
которой собирались процессии верных прозелитов этой богини. Афинские гетеры
принимали деятельное участие в празднествах в ее честь, которые совершались
в четвертый день каждого месяца и во время которых они занимались своим
ремеслом в пользу этого храма.
Другие такие же храмы находились в Фивах, в Беотии и в Мегаполисе, в
Аркадии.
Культ Афродиты был не что иное, как культ проституции, как это
доказывают различные названия, данные этой богине.
Так, она называлась "Pandemos" (всенародной), "Hetaira" или "Porne"
(гетера, представительница грубой чувственности), "Peribasia", по латыни
"Divaricatrixa" -- слово, содержащее намек на похотливый акт. Затем ее
называли "Melanis", то есть черной, или богиней любовной ночи, потому что
храм ее был окружен непроницаемым для дневного света лесом, где влюбленные
бродили ощупью. Она носила еще названия "Mucheia" (богиня тайных мест),
"Castnia" (богиня бесстыдных совокуплений), "Scotia" (богиня мрака)
."Darcetos" (богиня праздной лени),"Каllipygos" (богиня с красивыми
ягодицами), наконец "Mechanitis" (механическая богиня), так как изображения
ее из дерева с мраморными ногами и лицом, будучи приведены в движение при
помощи скрытых пружин, передавали самые циничные и грязные позы и движения.
Роль жриц этой богини часто исполняли куртизанки и способствовали таким
образом увеличению доходов ее храмов. Страбон уверяет, что в храме Афродиты
в Коринфе жило более тысячи гетер, посвященных его посетителям.
В Древней Греции был распространен обычай посвящать Афродите для
умилостивления ее известное число совсем молодых девушек. Так, мы знаем, что
Ксенофонт из Коринфа, отправляясь на Олимпийские игры, обещал посвятить ей
пятьдесят гетер, если она дарует ему свободу. "О, владычица Кипра, --
восклицает поэт Пиндар в оде, составленной в честь его победы, -- Ксенофонт
приведет в твой обширный лес целую вереницу в пятьдесят красавиц!.. А вы,
молодые красавицы, -- обращается он затем к этим последним, -- вы, которые
даете у себя приют и гостеприимство всем чужеземцам, вы, жрицы богини Пито в
богатом Коринфе, возжгите благоухания перед изображением Афродиты и,
призывая мать любви, умолите ее не отказать нам в ее небесной милости и дать
нам то блаженство, которым мы наслаждаемся, срывая нежный цвет вашей
красоты".
На одной древнегреческой вазе из знаменитой коллекции Durand'a
изображен храм Афродиты, в котором куртизанка при посредстве рабыни
принимает предложение одного чужестранца, увенчанного миртовым венком и
держащего в руке кошелек с деньгами.
Празднества в честь Адониса были не обыкновенные оргии. Гетеры
посвящали храмам его значительную долю заработков, полученных путем
проституции. Они обыкновенно пользовались празднествами в честь его, на
которые отовсюду стекалась масса чужестранцев, для того чтобы предаваться в
это время самому широкому разврату якобы во славу и под защитой этого бога.

Проституция гражданская. Прочное распространение религиозной
проституции и натолкнуло, вероятно, Солона на признание и регламентацию
гражданской проституции. При нем она впервые является официальной в
государстве, которое получает от нее известный доход.
Солон имел в виду доставить государству те доходы от проституции, какие
получали от нее до сих пор храмы, и для этого он устроил в Афинах публичный
дом, служивший для удовольствий афинской молодежи и для ограждения личности
и покоя честных женщин. Дом этот, куда всякий имел доступ, назывался
"диктериадой" (dicterion), и в нем жили купленные и содержимые за счет

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign