LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

23-Т.Лешкевич 353

сменяющуюся государственной. Мыслитель ярко живописует чувственно-эгоистическую природу людей, их алчность, присущую им в естественном состоянии. Свои выводы он резюмирует, используя древнеримскую пословицу: "Человек человеку волк". Естественное состояние означает непрерывную "войну каждого с каждым", которая, однако, обречена на самоистребление. И поэтому естественное, догосударственное состояние должно смениться государственным.
В "Левиафане" можно почерпнуть непреходящие по своему значению образцы интеллектуальных достижений. Гоббс по-новому высвечивает роль речи. Он уверен, что именно человеческая речь может помочь выйти из индивидуалистического одиночества. "Без языка люди бы жили одиноко, каждый из них замыкался бы в себе и не общался бы с другими", "без способности к речи у людей не было бы ни государства, ни общества, ни договора, ни мира, так же как нет этого у львов, медведей и волков".
Люди, вопреки естественной природе человека, которая, по мнению мыслителя, сугубо эгоистическая, должны стать на путь общественного договора. Ибо даже плохой мир лучше войны. И, конечно же, у Гоббса огромное значение придается широко известному правилу, зафиксированному еще в Евангелии: "Не делай другому того, чего ты не желал бы, чтобы было сделано по отношению к тебе". В теории естественной природы человека эта максима Гоббса есть одновременно и самоограничение первобытного эгоизма. Мыслителя волнует мера и возможность реализации свободы в рамках социума. Люди свободны делать то, что не указано в соглашениях, что проистекает из умолчания закона.
В историю философии Гоббс вошел как материалист и натуралист, он имел мало сторонников в эпоху, когда религия оставалась самой мощной идеологической силой. Широко известны его философские произведения "О теле" (1655), "О человеке" (1658), "О гражданине" (1642), "Левиафан " (1651). Материалистические воззрения Гоббса были развиты его соотечественником Джоном Локком.
354

Джон Локк, родившийся в 1632 г. на западе Англии, был увлечен занятиями медициной и одновременно философией Декарта и Гассенди. Замысел основного его сочинения "Опыты о человеческом разуме", в котором исследовались бы познавательные способности человека, был столь обширен, что работа длилась на протяжении 20 лет. Локк уверен, что мусор на пути науки - это теологически-схоластические представления, сковывающие естественный процесс развития человеческого разума, способности которого к познанию определяются ощущениями, опытом, выступающими в качестве источника знаний.
Основным содержанием локковских "Опытов" была критика врожденных идей. Схоластика искала истоки знания в душе и разуме человека, как сложившиеся в готовом виде основополагающие принципы и идеи. В этой связи Локк писал: "Некоторые считают установленным взгляд, будто в разуме есть некоторые врожденные принципы, некоторые привычные понятия... так сказать запечатленные в сознании знаки, которые душа получает при самом начале своего бытия и приносит с собой на свет. Чтобы убедить непредубежденного читателя в ложности этого предположения, достаточно лишь показать, как люди исключительно при помощи своих природных способностей, без всякого содействия со стороны врожденных запечатлений, могут достигнуть всего своего знания"18. Опираясь на данные этнографии и, как бы мы сказали сейчас, возрастной психологии, Локк опровергает саму возможность врожденных идей. Ни детям, ни идиотам, ни диким народам, ни множеству необразованного люда врожденные логические принципы неведомы. За всеми общими принципами неизбежно скрывается опыт.
Локк отрицает даже врожденность идеи Бога, указывая на существование атеистов и сам феномен атеизма. По его мнению, две разновидности опыта объясняют происхождение всех наших идей. Идеи внешнего опыта мы получаем посредством зрения, слуха, осязания и других органов чувств. Однако люди могут иметь еще и идеи о своей собственной деятельности,
23* 355

психических состояниях, чувстве радости, печали, гордости. Это названо Локком размышлением, или рефлексией. В деятельности внутреннего опыта познавательные процессы неотделимы от волевых и эмоциональных. За этой важнейшей проблемой двух родов опыта встает проблема первичных и вторичных качеств. Первичные качества - это неотъемлемые свойства всех без исключения тел: протяженность, форма, движение, число, покой. К ним Локк прибавляет еще и плотность - непроницаемость. Вторичные - это всегда изменчивые качества, доводимые до нашего сознания органами наших чувств: цвет - глазами, звуки - ушами, запахи - обонянием, вкус - рецепторами рта. Локк уверен, что является сладким, голубым или теплым в идее, то в самих телах есть только известный объем, форма, движение незаметных частиц.
С эмпиризмом Локка явно диссонируют размышления французского религиозного философа Б. Паскаля (1623-1662). Его основной философский труд "Мысли" доминирующим мотивом имеет убеждение в непостижимости человека. Человек не может уразуметь, ни что такое тело, ни что такое дух, но самое непостижимое то, как они соединены между собой. Выведенный Паскалем знаменитый образ человека - "мыслящий тростник", говорит о беззащитности и слабости этого создания. Когда же это ничтожнейшее из созданий - "мыслящий тростник" - начинает осознавать себя, оно обретает величие. Следовательно, величие человека фиксируется посредством мысли, оно зависит от нее и заключается в способности мыслить. Философ убеждает нас в этом, отправляясь в мысленное путешествие и в направлении Бесконечности и Вселенной, и в глубь другой бездны, заключенной в сжатых границах атома.
Соединение ничтожества и величия резюмируется Паскалем в формуле, что человек есть "хаос", "сгусток противоречий", междоусобица разума и страстей". Отсюда следует и основной его тезис о двойственности человека, проявляющейся в рассогласовании души и тела, в необходимости сосуществования доброго и злого в человеке и, наконец, в его ничтожестве и величии.
356

Пожелания Паскаля человеку заставляют его без преувеличений осознать свое реальное место во Вселенной: "Пусть человек отдастся созерцанию природы во всем ее высоком и неохватном величии, пусть отвратит взоры от ничтожных предметов его окружающих. ... пусть уразумеет, что Земля - всего лишь точка в сравнении с огромной орбитой, которую описывает это светило... пусть воображение летит за рубежи видимого... А потом пусть человек снова подумает о себе и сравнит свое существо со всем сущим,... пусть уразумеет, чего стоит наша Земля со всеми ее державами и городами и, наконец, чего стоит он сам". Вопрос, что такое человек, получает у Паскаля весьма нетривиальный ответ. "Небытие в сравнении с бесконечностью, все сущее в сравнении с небытием, среднее между всем и ничем"19.
Философская антропология - учение о человеке - сделалась центральной проблемой философских размышлений в эпоху Просвещения. Ярким свидетельством тому может служить тематика, вынесенная в названия основных трактатов этого времени. У Ламетри, к примеру, первая философская работа называлась "Естественная история души", а главное философское произведение именовалось "Человек-машина". Гельвеции размышлял "Об уме" и "О человеке, его умственных способностях и его воспитании". Его поэтическое произведение носит название "Счастье". Признание решающей роли просвещения во всех проявлениях человеческого бытия было самым характерным для этой эпохи. Однако данный тезис был противоречив в своей основе. Согласно ему возникала детерминация сугубо идеальными факторами (передовыми взглядами и идеями просвещения). Вместе с тем сами идеи в рамках онтологии не воспринимались как нечто определяющее и независимое от тела. Ни о какой душе вне физиологических и биологических процессов врач Ламетри не желал и слышать. Ни о каком познании души вне тела не могло быть и речи у Дидро. Следовательно, тезис о приоритетном влиянии идей повисал в воздухе, ни на чем, кроме
357

горячего желания представить все именно таким образом, не основываясь.
Своеобразным эхом идеи Просвещения отозвались в новейших антропологических концепциях. Весьма интересной представляется мысль, что человека можно описать и определить в терминах его сознания. В этом случае все эмпирические методы, и метод наблюдения в частности, обнаруживают свою неэффективность. По мнению В.В. Налимова, новое видение природы человека должно быть связано с пониманием того, что именно смысл является организующим началом человека20. Однако такая позиция базируется на признании трансличностного начала человека или, мягче, на признании того, что человек не до конца рационален по своей природе. Не зная будущего, он действует и надеется, реально проживая в ситуации неопределенности. "Человек, - как удачно выразился Э. Кассирер, - оказывается существом, которое постоянно ищет самого себя, которое в каждый момент своего существования испытывает и

Тема 36. КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ ОТКРЫТИЕ ЧЕЛОВЕКА?
Принадлежит ли открытие человека античности? - Легенда об Атлантиде. - Представления о человеке в эзотеризме. - Человек есть центр магических сил. - Эзотерическая традиция о двуединой и тройственной природе человека. - Семь планов существования человека. - Концепция человека П. Успенского. - Человек есть машина. - Идея двойственной природы человека. - Н.А. Бердяев о двойственности человека. - Двойственность, бинарность как плодотворная методологическая установка.
Традиционно считается, что человека открыла античность. Однако существует необыкновенно притягательная легенда об Атлантиде, где жили люди необыкновенной красоты, доброты и силы. Согласно легенде, когда атланты стали заботиться каждый о себе и лишь о собственном благополучии, утилизовали знание в собственных целях и начали считать, что во Вселенной нет ничего выше человека и всякий сам для себя является законом, начался упадок Атлантиды. Сокровенные знания, направленные в противоположную эволюции сторону, в сторону эгоизма и недоброжелательства, превратились в черную магию.
Платон дал этому идеальному государству географическое место в Атлантическом океане и определенное время в истории - 11500 лет тому назад. Когда Платону исполнилось 70 лет, пришло время вспомнить и о легенде об Атлантиде. В диалогах "Тимей" и "Критий" рассказывается история Атлантиды. Речь идет о предании, которое тот слышал от своего деда Тимея, а последний от близкого друга своего отца по имени Солон, который в свою очередь узнал о нем от жреца, будучи в Египте по государственным делам. "Девять тысяч лет назад за проливом, который вы называете Геракловы столбы (Гибралтарский пролив), находился огромный остров, который назывался Атлантида. На этом острове
359

возникла сильная и удивительная династия королей. Эта династия попыталась побороть многие страны. Однако несколько сильных землетрясений раскололи этот остров, и он затем погрузился в воду и полностью исчез"22.
Диалог "Критий" позволяет дополнить картину следующим образом. Когда боги поделили Землю между собой, то Афина, богиня мудрости, завладела Грецией, а Посейдону - морскому богу, досталась Атлантида. Посейдон полюбил жительницу острова, девушку по имени Клейто, которая родила ему десять сыновей, каждый из которых впоследствии стал абсолютным правителем своей части острова, подчиняясь только одному верховному правителю Атласу, или по-гречески Атланту. В течение многих поколений жители Атлантиды сохраняли высокие моральные нормы. Но со временем они стали слишком честолюбивы и жадны, и тогда Зевс решил наказать их23.
Эдвард Кейси - всемирно известный ясновидец, демонстрируя свои способности, сообщает об Атлантиде следующие сведения. Первыми ее правителями были высокоодаренные личности, которые могли общаться путем передачи мыслей на расстоянии и поэтому не нуждались в письменности. Атлантида использовала мысленную энергию, что, к сожалению, утрачено в настоящее время. Она смогла создать летательные аппараты, подводные транспортные средств и приборы, напоминающие лазеры.
Имя Бога почти никогда не произносилось вслух, но изображалось в виде сочетания солнца и полумесяца. Если приходилось произносить, то губы округлялись, как для произношения звука "О" (солнце) и затем переходили в полумесяц - звук "М", а все слово произносилось как священное "ОМ".
В золотой век атланты жили по нескольку сот лет. После 23-25 лет основным различием считался уровень мудрости, опыта, чистота мыслей в отношении друг к другу. Дети с самого раннего возраста обучались математике, а подростки интересовались изобретениями. Дети и подростки могли производить расчеты в уме со скоростью современных компьютеров. В Атлантиде женщина считалась цветком, а мужчина - лучом солнца.
360

Атланты сами решали, когда покинуть свою физическую оболочку, т.е. умереть. Они концентрировали свою волю и внимание и так ясно представляли себе другой мир, что переходили в него с полным сознанием.
Считается, что именно космические гости помогли Атлантам усовершенствовать силовой кристалл, который использовался в качестве источника мирной энергии. Эдвард Кейси сообщает, что силовой кристалл все еще покоится на дне Атлантического океана в районе Бермудского треугольника, где он время от времени заряжается энергией и где таинственно исчезает так много кораблей и самолетов. Гигантский кристалл - высшее достижение атлантической цивилизации - был создан, когда атланты смогли обуздать солнечную энергию с помощью малых кристаллов. Космические гости помогли отыскать мощную кварцевую жилу, которая по своим размерам могла отражать все лучи солнца и луны. Атлантам удалось извлечь эту глыбу, обработать грани с такой точностью и тонкостью, что они отражали каждый попадавший на нее луч.
Когда начали возникать трещины и на материке, мудрецы указали места, куда люди могли уехать, чтобы спастись. Часть жителей Атлантиды отправилась в Египет, где они основали школы по обучению письму, математике, астрономии, сельскому хозяйству и машиностроению. Например, великая пирамида в Гизах была построена с помощью искусных математиков и строителей, покинувших Атлантиду.
Когда разразилась катастрофа, часть западной территории Атлантиды погрузилась в воду, на других, равнинных, ее участках появились горные цепи. В результате климат резко ухудшился, что, вероятно, отразилось на характере атлантов. Жители Атлантиды стали более агрессивными и воинственными. Они начали наступать на другие города и использовать для этой цели гигантский кристалл. С помощью направленных лучей он уничтожал целый город. Опьяненные силой, которой они обладали, атланты начали использовать ее для контролирования людей. Их гордыня дошла до того, что они решили завоевать Китай,
361

расположенный на противоположной стороне земнбго шара. Когда атланты направили лучи гигантского кристалла сквозь центр Земли, произошел взрыв колоссальной силы, и весь континент Атлантиды опустился на дно. Теперь это место называется Саргассово море24.
Легенда об Атлантиде имеет огромный этический потенциал. В ней содержится и предостережение против нравственной нечистоты, и напоминание об огромной ответственности человека за судьбы своих соплеменников и мира в целом.
Эзотеризм аккумулирует в себе смысловые токи основной идеи, согласно которой именно человек есть центр магических сил. Еще Агриппа в своей четырехтомной "Оккультной философии" писал: "Однако знай, что мы не должны искать причины столь великих действий вне нас самих, внутри же нас живет деятельное существо, могущее без оскорбления Божества и религии выполнять все, что обещают астрологи, алхимики... Я утверждаю, что в нас самих живет начало, творящее чудеса". В его "Оккультной философии" многократно проводится мысль, что магические действия совершают не только при содействии звезд, демонов, но силами нашей души25.
В эзотеризме конкурируют или сосуществуют две концепции человека. Согласно одной из них, природа человека двойственна. Согласно другой - триедина.
Общий герметический принцип гласит: "Что сверху, то и внизу" . Он указывает на прямое отождествление души и Бога. Человек как микрокосм (его символ пентал - пятиконечная звезда) связан многочисленными невидимыми нитями со Вселенной (ее знак - шестиконечная звезда, или знак Соломона).
При объяснении двойственной природы человека в качестве первоисточника герметизма обращаются к следующему фрагменту, приписываемому Гермесу Трисмегисту: "Человек сделан подобием мира. По воле Отца он награжден мудростью больше других земных существ; через свои чувства он находится в общении со Вторым Богом, через свою мысль с Первым. В одном он утверждается как тварь, в Другом как нетварный сущий,
362

Разум и Добро"26. В человеке сосредоточены и мудрость, и чувства, не следует отказываться ни от одной из этих частей, но лишь иметь в виду, что есть первое (мудрость, добро), а что - второе (чувства).
Когда речь идет о триединстве человека, образованном душой, телом и Духом, то три Эго человека понимаются как три его измерения в ментальном (интеллектуальном), астральном (энергетическом) и физическом (телесном) проявлениях. В этой традиции строение человека представлено следующим образом:
1) физическое тело (или труп);
2) жизнь или пластический посредник (астральное тело);
3) бессмертный разум, проявляющийся в уме и воле.
Подобное толкование можно встретить и у св. Павла. Человек, по его мнению, состоит из Spiritus - anima - et corpus (ум - душа - тело). Мир физического тела, плана корпоративных ощущений, является двойником плана невидимого. Последний ощущается только существом, наделенным сверхсенсорными способностями, находящимися в зародышевом состоянии у большей части людей.
Считается, что астральное тело является хозяином тела физического и одновременно служителем Ума. Ум только формулирует приказания через фиксирование идей, которые он хочет реализовать, и тотчас же астральное тело приходит в движение, посвящая свои усилия, по мере своих средств, послушанию могущественному хозяину27.
В эзотерической литературе можно встретить и более детальную трактовку планов человеческого бытия, включающую в себя семь подуровней существования:
1. Физическое тело - "Ка" (рута - инд.).
2. Эфирное тело, образованное жизненной энергией, - "Ба" (праной - инд.). Энергетический двойник человека. Экстрасенсы могут видеть его как ауру, при специальных методах его можно сфотографировать. Ему соответствует стихия огня.
3. Астральное тело, образованное нашими эмоциями, которые не являются чисто духовными, но имеют вибрационно-материальный
363

коррелят. Это "Кхаба" - тень. Астральные тела образуют мир теней. Астральное тело может отделяться от человека, когда тот засыпает. Ему соответствует стихия воды.
4. Ментальное тело, образованное нашими мыслями, составляющими самостоятельный живой организм, есть мир логических построений. Это - "Апху" - душа (манас - инд.).
5. Причинное, или каузальное, тело передает информацию в следующие воплощения души в виде неосознанных стремлений, оно также отвечает за все врожденные заболевания. Это -"Сеп" (карма- инд.).
6. Духовное, производящее смысл -"Путах" (будхи - инд.) - возможное лишь при наличии сознания и отражающее его жизнь.
7. Атман - чистый дух, частица абсолюта, высший уровень сознания, египетское Атму28.
Очевидно, в этом контексте можно понять одно из главных, приписываемых Гермесу положений, так называемую формулу превращения телесного в бестелесное. Она гласит: "Если ты не лишишь тела их телесного состояния и если ты не преобразуешь тела в субстанции, лишенные телесности, то ты не достигнешь того, чего ожидаешь".
Если прислушаться к мнению известного египтолога Уоллиса Баджа, то теория о составляющих человека, сформулированная между периодом доисторических захоронений и IV династией египтян, выглядит так. "Физическое тело называлось Хат - это слово обозначает то, чему присуще разложение. Именно Хат помещали в гробницу и предохраняли от разложения при помощи амулетов, магических церемоний, молитв и формул. С телом Хат особым образом было связано Ка, или "двойник" человека, его можно определить как абстрактную индивидуальность или личность, наделенную всеми атрибутами человека и способную существовать независимо от него. Ка мог по своему усмотрению свободно перемещаться по земле или беседовать с богами. Душа называлась Ба, но воззрения египтян в отношении Ба были противоречивы. Ба часто изображалась в виде сокола с
364

головой человека. Считалось, что по природе и веществу она была эфирной и способна была подниматься на небеса.
Духовный разум, или дух человека, назывался Ху. Он имел вид сияющего, светящегося, неосязаемого образа его тела. Другая часть человеческой сущности Схем была персонифицированной жизненной силой человека. А следующей составляющей человека была Хаибит, или "тень", которая всегда находится возле души. И наконец, Рен - имя человека, которому египтяне придавали очень большое значение, так как считали, что при его уничтожении и разрушении уничтожается и разрушается сама сущность человека. Рен - имя было тесно связано с индивидуальностью человека. Безымянное же существо не могло быть представлено Богам, и ни одна сотворенная вещь не могла существовать без имени"29.
Учения о духовной эволюции начал человека относятся к сокровенным эзотерическим знаниям, которые в древности могли быть переданы "из уст в уши". Строящаяся на этом система совершенствования сознания начинается с подчинения тела путем специальных физических упражнений. Затем предполагается овладение энергией при помощи духовных упражнений, которые бы позволили перераспределять поток энергии, приходящей из Космоса. Следующая ступень отведена подчинению страстей, т.е. овладению астральным телом и обучению искусству останавливать мысли. И затем следует умение управления ментальным телом, руководство деятельностью ума. Таким образом, тело, энергии, желания, разум оказываются под контролем сознания.
Символом этого состояния в Египте был крест. Четыре его конца соответствовали четырем стихиям, в центре же находился созерцающий разум. И именно он, дающий безоценочное видение, признавался управляющим. В современных системах воспитания ментальные и рациональные принципы признаются ведущими в ущерб синтетической целостности человека.
Из современных авторов, тяготеющих к эзотерическим традициям, обращает на себя внимание П. Успенский. Согласно его
365

концепции, "Человек есть машина" в том смысле, что он приводится в движение внешними явлениями и внешними толчками. Все, что человек делает, на самом деле происходит с ним. Человеческая машина имеет семь разных функций: 1) мышление (или интеллект); 2) чувства (или эмоции); 3) инстинктивная функция (или внутренняя работа организма); 4) двигательная функция (или внешняя работа организма); 5) пол (функция двух начал). Кроме этих пяти есть еще две, которые проявляются только в высших состояниях сознания: высшая эмоциональная функция, проявляющаяся в состоянии самосознания, в котором человек становится объективным по отношению к самому себе, и высшая умственная функция, проявляющаяся в состоянии объективного сознания30.
Эти две высшие функции составляют два высших из четырех возможных состояний человека. Обычно человек живет только двумя состояниями, частью во сне, частью в том, что называется бодрствованием - или "относительным сознанием"; владея четырехэтажным домом, он как бы живет на двух нижних этажах.
П. Успенский считает, что в обычной жизни мы сталкиваемся с тремя типами людей; человеком №1, в котором двигательные и инстинктивный центры доминируют;
№2 - человеком, в котором превалирует эмоциональный центр;
№3 - человеком, у которого доминантой оказывается интеллектуальный центр.
Можно говорить о еще четырех категориях, которые являются продуктами специального воспитания.
Человек № 4 отличается знанием самого себя, достижением единства и сознательности, у него сбалансированы функции и центры.
Человек № 5 - обретший единство и самосознание, у него имеются функции и силы, которыми обычный человек не располагает.
Человек №6 - достигший объективного сознания. Он обладает многочисленными новыми способностями, лежащими за пределами понимания обычного человека.
366

Человек №7 - это человек, у которого постоянное Я и свободная воля. Он способен контролировать все состояния своего сознания (это Бог).
Для всех описанных типов людей и религия, и искусство, и наука приобретают соответствующий их способностям восприятия вид. Человеческая машина, таким образом, работает гораздо более ниже, чем ее возможные нормы31.
Русской философской школе очень близка идея двойственной природы человека. В частности, НА. Бердяев считал, что человек может познавать себя сверху из своего света и божественного в себе начала, а может познавать себя снизу, из своей тьмы, т.е. из подсознательного и демонического. Он может это делать потому, что "он двойственное и противоречивое существо, существо в высшей степени поляризованное, богоподобное и звероподобное, высокое и низкое, свободное и рабье, способное к подъему и падению, к великой любви и к великой жестокости и беспредельному эгоизму"32.
Двойственность, бинарность была плодотворной методологической установкой, которая с успехом демонстрировала свои преимущества не только в философии, но и в науке, и в интеллектуальном континууме в целом. Философия и наука - две формы общественного сознания - все более и более представали как два принципиально расходящиеся вектора постижения универсума. Философия сочетала в себе также двоякого рода тенденции. С одной стороны, это нацеленность на экзистенциальное постижение мироздания, с другой - сциентистски ориентированное отношение к универсуму, позитивное изучение мироздания. В самой науке исследовательский поиск предполагал двоякое направление. Теоретическое, концептуальное движение мысли весьма существенно расходилось с эмпирическим исследованием. Изучение феноменального уровня, т.е. познание явлений, не могло заменить собой стремление проникнуть на уровень ноуменальный - сущностный. Оппозиция: неизменные законы природы и весьма изменчивые человеческие установления - также свидетельствовала в пользу бинарности.
367

Двойственность обнаруживала себя и в сфере повседневности, где на словах высокие принципы провозглашались, а на деле они, как правило, ежечасно опровергались. Двойная мораль, двойная этика не требовали обосновывающих себя особых доказательств. В образовании официальные доктрины предписывали необходимость развития творческого потенциала личности, однако каждодневная практика тяготела к репетиционно-репродуктивным методам и муштре.
Тело и дух, человек падший и человек божественный, добрый и злой, светлый и темный - вот бинарии, которые инициировали мысль в поисках разрешения извечной тайны и загадки человека. "...Наступает пора писать оправдание человека - антроподицею," - замечал в свое время НА. Бердяев33. Необходимость антроподицеи очевидна. Понять человека в его конкретных эмпирических проявлениях, его недостатках и достоинствах, сделать вопрос о человеке главным пунктом философского творчества - вот перспективная задача для многих поколений мыслителей.

Тема 37. ИНДИВИДНОСТЬ, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, ЛИЧНОСТЬ
"Человек по природе своей есть существо политическое" (Аристотель). Была ли личность в античности? - Стоическая "невозмутимость" и Amor fati - "любовь к року".- Основания запрета на индивидуальность. - "Принцип индивидуации" Фомы Аквинского и ренессанс-ное мышление. - Значение Человека в первом высшем Аркане Тара. - Mens (дух), Anima (душа), Corpus (тело). - Карма -Совесть - Воля человека. - Вл. Соловьев о соотношении индивидуальности и индивидности. - Проблема определения понятия "личность". - Персонализм о личности как главном достижении земной цивилизации. - Индивид как репрезентант массы. - Голод, половое влечение и инстинкт власти - витально-инстинктивные факторы жизнедеятельности индивида. - Э. Фромм и К. Юнг о "социальных болезнях" нашего современника.
Разделяя убеждение, согласно которому именно античность открыла человека, мы окажемся в парадоксальной ситуации. Дело в том, что у древних греков не существовало понятия личности. Они не могли отделить гражданина от полиса, индивида от космоса. И хотя Сократа называют родоначальником философии человека на том основании, что он настаивает на исследовании "дел человеческих", его интересовал не столько человек, сколько его мышление, т.е. те рефлексивные установки, которые необходимо осознать и распредметить на пути поиска истины, столкновения мнений и противоположных суждений при анализе индивидуальных качеств и добродетелей, таких как благо, справедливость, умеренность и т.д.
Э. Кассирер приходит к достаточно оригинальному выводу, согласно которому "на границе между космологической и антропологической мыслью стоит Гераклит; хотя он и рассуждает
24-Т.Лешкевич 369

как натурфилософ и принадлежит к числу древних "фисиоло-гов", он понимает уже, что проникнуть в тайну природы, не раскрыв тайну человека, невозможно....А потому философию Гераклита в целом можно охарактеризовать двумя словами - "Я исследовал самого себя"34.
В книге первой "Политики" Аристотель утверждает, "что человек по природе своей есть существо политическое", "существо общественное". Природа одарила его речью; речь способна выражать то, что полезно и что вредно, то, что справедливо, и то, что несправедливо. "Это свойство людей, - считает мыслитель, - отличает их от остальных живых существ: только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость. А совокупность всего этого и создает основу семьи и государства"35.
Весьма верная и плодотворная по своему методологическому потенциалу идея Аристотеля об общественной сущности человека заставляет мыслить о человеке вообще, о его всеобщей сущности и природе, но ни о понятии личности, ни о понятии индивидуальности в античности говорить не приходится. В со-циокультурной модели античного мировосприятия неумолимая судьба накладывала запрет на свободу человеческой воли. Свобода была возможна для отдельных индивидов в весьма парадоксальной форме, когда они осознавали предписанное судьбой и осуществляли это предписание, действуя в соответствии с ним, как бы тяжело, нелепо или трагично оно ни было.
В стоической концепции человека основным достоинством считается достижение полного равновесия человека и мироздания. Стоическая "невозмутимость", непоколебимость, столь устойчива, что никакие внешние силы и катаклизмы не могут ее разрушить. В рамках такой установки вопрос о личных, глубинных переживаниях, окрашенных своеобразным и индивидуальным мировосприятием, теряет какие бы то ни было основания. Полная гармония всего со всем, строящаяся на парадоксальном основании абсолютной внутренней независимости человека, соблюдение главного и обязательного
370

условия - ataraxia - невозмутимости - вот единственный идеал, который требовал воплощения. Amor fati - "любовь к року", судьбе, а не к себе, освобождает от тщетных треволнений и страданий. Весь космос управляется судьбой. Сила духа как раз и проявляется в понимании того, что выше судьбы нет ничего и человек должен невозмутимо, бесстрастно выполнять свою обязанность жить. В этом и состоит практическая мудрость, которая помогает освободиться от аффектов и призывает следовать природе, приобщаясь к идеальной разумности мирового целого. Идеал стоической, непоколебимой, бесстрастной личности уравнивает всех людей, заставляя забывать об их инакости и непохожести.
В архаических культурах древности также имел место запрет на самобытность индивидуальности. Социокультурные основания этого табу были весьма любопытны. Исследователь культуры тропической Африки В.Б. Иорданский, ссылаясь на этнографа Ж. Лафонтена, приводит следующие свидетельства. В Бигусу (Африка) лиц, отмеченных печатью индивидуальности, необычностью поведения, обвиняли в колдовстве. "Дети росли с мыслью, что печать своеобразия опасна. Слишком большое отклонение от норм обычного поведения навлекало подозрение на человека, способствовало его отчуждению и в конечном счете могло привести к его устранению"36.
Запрет на индивидуальность действовал и в средневековье. Считалось, что. теологические доктрины средневековья освободили человечество от космологической зависимости, от предзнаменований, власти духов и демонов. Вместе с тем новая, еще более сильная зависимость от Бога нивелировала человеческую индивидуальность, позволяя ощутить себя лишь божественным творением или искоркой Божьего духа. В средневековье также не могло быть ни понятия личности, ни понятия индивидуальности. Само творчество осуществлялось как анонимный процесс, напрочь оторванный от реальных средневековых изобретателей, мастеров, конструкторов. Их имен история не сохранила. Ибо только Бог мог выступить великим искусником и творцом всего земного, никто из людей не вправе был состязаться с ним в
24* 371

мастерстве. Индивид полностью поставлен в зависимость от Бога, его "утверждение" происходит в форме отказа от себя, смирения и послушания. Христианство возвело бесплотность и немощь в ранг недостижимого идеала. Все плотское - греховно, дух должен быть устремлен к божественной благодати, где перед лицом Господа все равны. Христианство породило не только концепцию бестелесной сущности человека, оно предложило и представление о без-именном или безымянном его существовании.
Но если уникальность, индивидуальность и своеобразие человека в средневековье игнорировались, то дебаты, посвященные принципу индивидуации, занимали значительное место. Большой труд с одноименным названием "Принцип индивидуации" Фомы Аквинского затрагивал многочисленные вопросы: что понимается под принципом индивидуации? когда она осуществима? что нужно для ее завершения? все ли объективно сущее индивидуально? Б. Рассел совершенно справедливо замечал, что принцип индивидуации явился одной из важных проблем схоластической философии. Статус человека как полноценной личности, соизмеримой в своих возможностях с божеством, был осознан лишь в эпоху Возрождения. Ренессансное мышление постигло значимость индивидуальности, но это уже 16 в. н.э.
Если мы займемся значением Человека в рамках древнейшей (4 тыс. до н.э.) герметической традиции - первой тайной мудрости, то уже в первом высшем Аркане Таро мы получим довольно стройную доктрину, богатую обилием интерпретаций. Первый высший Аркан позволяет охарактеризовать состав индивидуальности в сфере ее активности, в деятельности человека. Нам бросается в глаза великий бинер Дух - Материя. Человек духовно живет в мире идей, но он также является существом физическим и материальным и реализует себя в мире материальных форм. При нейтрализации бинера Дух - Материя мы получим тернер Дух - Энергия - Материя. Двигаясь от идеи к предметам, мы столкнемся с образованием: идея - форма - предмет. На всех этих этапах будет лежать печать индивидуальности.
372

Промежуточный план при нейтрализации бинера (в одном случае это энергия, а в другом форма), называется астральным, а крайние (дух, идея) - ментальным и (материя, предмет) - физическим. Считается, что конденсацией астрала мы изменяем физические свойства. Все эти три плана взаимно проникают друг в друга, но могут быть рассмотрены в отдельности.
В человеке различаются эти три основные компонента: Mens - дух; Anima - душа; Corpus - тело. Когда человек занят умственным трудом, Mens и Anima в нем действеннее. Когда в человеке преобладает жизнь страстей или работа чистого воображения - самое деятельное начало - Anima.
Mens человека считается определяющим душу. Душа, взяв в физическом плане элементы, доставленные родителями, сумела создать себе физическое тело. Она поддерживает функции этого тела, исправляя повреждения своей физической оболочки.
Частное отражение трентала Рок - Провидение - Воля человечества в отдельном человеческом экземпляре приобретает вид Карма - Совесть - Воля человека. Провидение в жизни души человека выступает как совесть, которая освещает путь, указывая, как нейтрализовать для настоящего момента бинарий добро - зло. Воля человека определяет будущие события, но ограничена в выборе так называемой Кармой. Карма понимается как общий формуляр всех предыдущих инкарнаций души человека.
Возможны следующие комбинации:
1. Воля заодно с совестью против Кармы. Результат - очищение Кармы.
2. Воля заодно с Кармой против Совести. Результат - видимые удачи в жизни при наличии отягощения Кармы.
3. Борьба воли с Кармой без Консультации Совести. Результат зависит от соотношения сил воли и Кармы.
4. Воля против соединенных Кармы и Совести. Результат - неудачи в жизни и отягощение Кармы37.
В европейской истории долгое культурологическое и исто-рико-цивилизационное становление идеи личности и индивидуальности, когда сами личности (великие личности) были, а
373

рефлексивно-методологических способов осознания меры уникального не было, привело к тому, что эпоха Ворождения, а затем и Просвещения "открыла шлюзы", породив культ "человека". Это было неслыханное возвеличивание личности, кардинальный пересмотр воззрений на сущность и предназначение человека, объявивший о неисчерпаемых возможностях разумной личности. Разум обеспечивал цельность личности и оберегал ее от пороков. Личность же утверждала великие принципы свободомыслия. Стали возможны такие социокультурные модели личности, в которых существенными оказывались и этнические, и региональные особенности. Исторически востребованными стали понятия "Запад", "Восток". Понятие "индивидуальность" как неповторимое своеобразие какого-либо человека прочно вошло в обществоведческий обиход, знаменуя собой эпоху индивидуализма.
Таким образом, если постановку проблемы индивидуальности в рационалистической традиции относят к Ренессансу, то представление об индивидности (т.е. отдельности одушевленных или неодушевленных предметов) пронизывает все культурные пласты.
Сопоставляя понятия "индивидуальность" и "индивидность", сошлемся на размышления Вл. Соловьева: "Когда мы о чем-нибудь говорим только, что оно есть действительная вещь, внешний предмет и т.п., то мы, желая выразить этим собственное индивидуальное бытие, на самом деле определяем его, напротив, как самое что ни на есть всеобщее и тем высказываем его равенство со всеми, а никак не его индивидуальное различие; когда я говорю "это единичная вещь", то я тем самым говорю о ней как о чем-то совершенно всеобщем, ибо все вещи одинаково суть единичные вещи, единичность есть их общее свойство, и точно так же эта вещь говорит обо всем что угодно"38. И если индивидность - это представление об одном, то индивидуальным является то, что имеет свое лицо, свой почерк, свои измерения, что не подчиняется канону, унифицирующей норме, требует поштучного анализа. Идея индивидуальности "оплодотворяется" пафосом
374

оригинальности и собственноименности. Реализация индивидуальности - это рождение нового и неповторимого. Для индивидуальности характерно существование, возвращающее ее к собственным деятельным способностям. В ней нет никакого обязывающего подчинения шаблону должного. "Я" деятельно в качестве самого себя.
Сам факт различения индивидности и индивидуальности предполагает, что предикат индивидуальности не имеет всеобщего характера, иными словами, не всякий индивид - индивидуальность. Что же связывается с этим столь значимым понятием? Важна ли сила, красота, волевой накал, или какие-то иные жизнеутверждающие телесные ориентиры? Может быть, приоритетными оказываются утонченность, одухотворенность, возвышенность и отрешенность от бремени мира? Ответ следует искать только на шкале историко-цивилизационных измерений. Христианство возвело в ранг недостижимого идеала бесплотность и немощность. Ренессанс воспевал гармонию духа и тела. Бесспорным, однако, является то, что для индивидуальности невозможна потеря "самости", собственного "Я", стержня, чувства идентичности и сращенности с собственными проявлениями. Для индивидуальности характерно существование, возвращающее ее к собственным деятельным способностям. В ней нет никакого обязывающего подчинения шаблону должного. Здесь "Я" деятельно в качестве самого себя. Индивидуальность не может быть отделена от самоосуществления задатков и творческих потенций личности. Индивидуальность - это не только автономное и независимое отдельное Я, это и самоценное создание, неповторимое творение природы, которое может порадовать мир своими необычными и уникальными проявлениями. В этом смысле индивидуальность живописуется как нечто противоречивое и спонтанное.
Постсовременное понимание человека весьма своеобразно сохранило за ним стремление к свободе. Предлагается трактовка человека как "кванта" эволюции. Это значит, что человек не только очень динамичен, но и наделен весьма значительной
375

мерой неопределенности. Расширение духовной среды обитания человека меняет облик самого человека. Он, как то и отмечалось в традициях русской "соборной" философии, не только личен, но и всечеловечен.
Само понятие "личность" означает, что человек может выступить ответственным субъектом своего действия и переживания, он осознает свои восприятия и знает цену собственным инициативам. Хрестоматийное определение понятия "личность" выделяет два его основных значения. Личность - человеческий индивид как субъект отношений и сознательной деятельности. Этому соответствует латинский термин persona. Второе значение указывает на достаточно устойчивое проявление социально-психологического облика человека. Здесь личность выступает как совокупность постоянных и определенных социально-значимых черт, характеризующих индивида, и всегда отличается от эмпирического человека, ибо она в своих поступках и решениях сопряжена с принятием определенной системы ценностей. Личность есть носитель системы ценностей, которые опредмёчйва-ются и в вербальном, и в объектных планах. Поэтому считается, что личность может "сделать" самое себя, т.е. строить свою жизнь, сообразуясь с идеальным планом-замыслом, и в определенной мере подчинить себе обстоятельства.
Личность всегда нуждается в самовыражении, она устойчива и узнаваема. В этом смысле утверждение, что личность есть органическая целостность, а не конгломерат случайным образом проявляющихся черт и особенностей, правомерно. Правомерно и ожидание аутентичной личности.
Такое направление современной философии, как персонализм, видит в личности главное достижение земной цивилизации, ее основной смысл и наипервейшую заботу. Личность - это неповторимая уникальная субъективность, осваивающая мир. Она всецело направлена к Самосовершенствованию и имеет право на существование в обществе гармоничных личностей.
Переживания личности неизбежно соотносимы с ценностями. Для индивида же более характерны витально-инстинктивные
376

факторы жизнедеятельности. М. Шелер в число витальных влечений индивида зачисляет голод, половое влечение и инстинкт власти. Однако каждый феномен активной человеческой жизни предстает как единство витальных и духовных начал.
Индивид выступает как репрезентант (представитель) массы. Его похожесть на всех остальных есть его атрибутивное качество. Причем деперсонификация может быть столь сильной, что само имя собственное без ущерба заменяется порядковым номером или указательным местоимением: тот, этот, другой. В индустриальном стандартизированном мире социальные ролевые функции весьма жестко диктуют условия допустимого в индивидуальном поведении. Система весьма явно демонстрирует степень неприятия каких бы то ни было отклонений от принятого образца. В ситуациях рыночной конкурентной ориентации человек, без остатка ушедший в систему "производство - обмен - потребление", сам превращается в товар - совокупность внешних качеств, которые можно выгодно реализовать. А чтобы цена была выше, необходимо следовать стандарту и, как считает Эрих Фромм, иметь "красивую упаковку", быть жизнерадостным, здоровым, честолюбивым и агрессивным. Этому стандарту должен соответствовать любой вращающийся в системе индивид.
В социологической классификации Э.Фромма такие типы характера, как воспринимающий, эксплуатирующий, накопительный, рыночный и продуктивный, скрепляются цементирующим раствором социального характера. Последний составляет "ядро структуры характера, свойственное большинству представителей данной культуры, в противовес индивидуальному характеру, благодаря которому люди, принадлежащие к одной и той же культуре, отличаются друг от друга39.
Функция социального характера заключается в том, чтобы использовать человеческую энергию во имя продолжения функционирования данного общества, чтобы при выборе способа поведения индивидам не приходилось принимать решение, чтобы они действовали так, как должны действовать согласно стандарту и находили в этом удовлетворение. Социальный характер 20 в.,
377

по мнению Э. Фромма, имеет весьма типическую черту - он стремится "использовать" все, с чем имеет дело.
Однако это не единственная "болезнь" нашего современника. Врач-психоаналитик К.Г. Юнг утверждает, что современный человек претерпевает чуть ли не фатальный шок, результатом которого является глубочайшая депрессия, потеря веры в себя и собственную значимость. В психоаналитической практике Юнг намеренно прибегал к развязыванию "активного воображения", использованию творческого потенциала личности как средства гармонизации противоречий внутреннего мира. Погружая пациента в ирреальные ситуации, обостряющие "теневые" стороны мироздания, он получал в качестве результата этого изощренного метода прямо противоположный эффект - восстановление жизненного тонуса.
Современный человек должен быть здравым и умелым, считает Юнг. "Тот, кто объявляет себя современным человеком, не будучи умелым, является просто обманщиком"40. Так именно психоанализ в лице своего знаменитого представителя К.Г. Юнга приходит к древнейшему представлению о человеке, как о Homo habilis - человеке умелом.

Тема 38. ЭКОСОФИЯ - ПЕРСОНАЛЬНЫЙ КОДЕКС ЦЕННОСТЕЙ
Проблема экологии человека. - Самореализация. - Категориальный строй экософии. - Глубокое осознание цели. - Сознание в виде спектра. - Модели сознания. - Эволюция человека.- Оккультные способности в каждом. -Включить прожектор внутри себя. - Схема расширения способностей. - Медитация - средство очищения. - Борьба с отрицательными эмоциями. - О последующей эволюции человека. - Задача воссоздания личности. - Проблема преодоления смерти. - Экософия и новейшие выводы эниологии.
И человек не станет никогда иным,
чем то, во что он страстно верит.
М. Волошин
У трансперсоналистов имеется очень забавный афоризм:
Изучать психологию - значит изучать self. Изучать self - значит забывать self. Забывать self - значит узнавать все остальное.
Следовательно, по мере того как мы изучаем сферу собственных интересов, мы выходим за пределы преимущественно личностной ориентации и начинаем видеть то, чем не являемся сами, то, что нас окружает.
Говоря об экологии человека, следует иметь в виду изучение реального образа жизни человеческих популяций. Здесь важна не только телесность человека и физическая среда обитания, но и духовность. Однако, чтобы дать жизнь духу, нужно обеспечить и жизнь телу. Это взаимополагание и взаимоотрицание духа и тела, как действительное развертывающееся каждый раз с новой и новой силой противоречие, требует своего разрешения в
379

чем-то ином, что не было бы только духовным и не являлось бы только телесным. В этом смысле ключевой проблемой экологии человека всегда была проблема его самореализации, понимаемая как развитие всего потенциально в нем заложенного. В свое время М. Монтень писал: "Важнее всего в мире умение быть самим собой".
Новый термин - экософия обозначает персональный кодекс ценностей и взгляд на мир, определяющий и инициирующий личностное поведение и доставляющий радость быть самим собой.
Используя понятие личности, необходимо сразу же включать нравственную метрику отсчета. Последняя пронизывает как внутренний мир личности, многообразие глубинных психологических процессов, так и обнаруживает себя вовне, в совокупности внешних психологических проявлений человеческого индивида. Острым и проблемным оказывается аспект, когда психологическое ядро личности проявляет себя не со знаком "плюс", а со знаком "минус". То есть, когда речь идет не о подлинно гуманных человеческих ценностях, а об их антиподах. На языке эзотерики это четко зафиксировано в терминах "черномагичес-кое посвящение", где господствующей оказывается ориентация на зло, и "беломагическое посвящение", отстаивающее непреклонные устремления к свету и добру.
В категориальный строй экософии помимо самореализации и системы ценностей входит еще и императив постоянного во-прошания самого себя. Аналог его наиболее, зрелой рефлексивной формы можно усмотреть в знаменитых вопрошаниях И. Канта: "Что я могу знать? На что я могу надеяться? Что я должен делать? Что такое человек?". Это глобальные вопросы, вынесенные в реестр всеобщих общечеловеческих проблем. Однако в процессе самой жизни возможны и ситуативные вопрошания. Здесь важное значение имеют ментальность и этничность.
Ментальность характеризует "атмосферу времени", которая заставляет типичного представителя мыслить, ощущать и, главное, поступать определенным образом. Механизмы ментальных
380

реакций не столь просты и однозначны. С молоком матери человеческий детеныш всасывает, вбирает в себя такие уникальные особенности мировосприятия, в процессе первичной социализации получает такие своеобразные навыки ориентации в человеческом общежитии, которые нет-нет да и дадут о себе знать, быть может, в самой неподходящей ситуации. Менталь-ность не подвластна тотальному контролю рациональности, она сверхрациональна и идеологически неистребима.
Самым привлекательным тезисом эзотеризма, проливающим свет на проблемы экософии как способа гармоничного сосуществования с миром и собой, является положение, что человек становится лучше, когда он имеет сильное чувство цели. Когда сознание постигает что-то из необъятной Вселенной и рассчитывает, как усилить свой контроль и силу, его энергия течет в подсознание и увеличивает силу подсознательного мышления. Когда сознательная цель не выполняется, все потенции медленно снижаются.
По мнению У. Колина, существенная разница между гениальным человеком и обычным состоит в том, что гениальный человек обладает большой способностью устойчиво фокусироваться на своем действительном значении, в то время как обычный человек постоянно теряет сознание целей, меняя их каждый час, почти каждую минуту41. Глубокое сознание цели - очень сильный рычаг, способный переиначить жизнь, опровергнуть укоренившиеся привычки и черты характера. Можно вести речь о полной трансформации сознания, сконцентрированного на достижении определенной цели.
Сознательность выделяется в качестве важного элемента жизнедеятельности личности и в научной, и в философской, и в эзотерической традиции. В последней, вместе с тем, достаточно обоснованно показывается, насколько важно иметь очищенное, свободное от низших психизмов сознание. Оно открыто для восприятия новых возможностей, для творчества и совершенствования. Обычное сознание сравнивается с картинной галереей, освещенной тусклым электрическим светом. Моменты интенсивности
381

восприятия, подобные яркой вспышке солнечного света, в очищенном сознании дают возможность по-новому увидеть все цвета. Сознательность интерпретируется как ясное сознание, просветленность, бдительность и мудрость. Сознание в отличие от запрограммированности предполагает способность к выбору, перемене и самоопределению. Рациональное сознание эзотери-ки рассматривают как вид клапана, который отделяет нас от полной мощи настоящей жизни вокруг нас42.
Г.В.Х. Мейер, один из основателей Психологического общества, предложил рассматривать сознание в виде спектра. В середине спектра расположены способности, о которых мы знаем: зрение, слух, осязание, обоняние. Ниже красного конца спектра находятся органические процессы, которые мы можем неким образом контролировать без участия сознания. Над фиолетовым кольцом спектра лежат другие высшие способности, которые мы почти полностью игнорируем. Человек не пытается их использовать и поэтому не верит в них. Однако суть состоит в том, что оккультные способности скрыто присутствуют в каждом из людей и могут быть развиты теми, кто этого действительно захочет. Они сотканы из глубокого убеждения, страстного желания, напряженного внимания и непоколебимого доверия.
Феномен экстрасенсорики объясняется либо дремлющими в человеке в ожидании своего часа огромными областями мозга, либо как резервируемые природой для экстремальных ситуаций уникальные возможности человеческой психики, либо как редчайшее явление необычайно сильных рецепторов и огромной интуиции у отдельных индивидов.
Всякий раз, когда человек получает сильное чувство значимости, он активизирует способности, лежащие над фиолетовым концом. И напротив, когда человеческая сущность поддается сильному стремлению дрейфовать, т.е. находиться в состоянии безразличия (часто именно такое состояние воспринимается как желанное), не используются все потенции сознания. Любой кризис или сложная проблема выступают в роли будильника,
382

выталкивают человека из скуки. Настоятельной потребностью на современном этапе является возможность реанимировать спящие психические способности. Многие люди "учатся включать прожектор внутри себя".
Человек огромной воли - прототип образа мага. Маги и медиаторы - это люди, которые познали возможность использования подсознательного желания там, где ее обычно не удавалось применять. Мистик - это человек, который нашел цель. Его задача - вызвать усиленную работу рассудка и избежать обычной утечки энергии. Долгий пост важен для соответствующего настроя.
Основной проблемой человека оказывается его неспособность достичь определенной концентрации, необходимой для максимального расширения своих способностей. В качестве препятствий называют: связанное состояние сознания, рассеянность, вибрации, т.е. внутреннее напряжение. Последние подразделяются на заурядные, психосоматические (эффектные), нетривиальные (сильные впечатления, аналогичные потрясениям от восприятия произведений искусства).
Метод концентрации, а скорее медитации, служит средством очищения сознания (meditatio от лат. размышление). В. Налимов в монографии "Спонтанность сознания" дает несколько определений медитации. Это и средство, расширяющее наш внутренний опыт, и форма самогипноза, и прием, усиливающий открытость личности, освобождение сознания от семантической скованности, раскрепощение спонтанности. Можно сказать, что это возможность сосредоточения в своем внутреннем пространстве-времени, которое тут же может предстать трансцендентным и унести мысли в неведомое. Великолепно об этом сказал Осип Мандельштам:
И я выхожу из пространства В запущенный сад величин, И мнимое рву постоянство И самосогласье причин...
383

С. Гроф систематизировал возможности медитирующего сознания и предложил различать:
- временное расширение сознания, включающее переживание пределов, постинкарнационный опыт, эволюционный опыт;
- пространственное расширение сознания, включающее идентификацию с другими личностями, идентификацию с растениями и животными, планетарное сознание, сознание неорганической материи;
- пространственное сужение сознания - до уровня отдельного органа;
- ощущение реальности, выходящей за границы "объективной реальности", - опыт переживания других вселенных и встреча с их обитателями, восприятие сложных мифологических сюжетов, интуитивное понимание сложных символов, восприятие сознания Ума универсума, восприятие сверхкосмической и метакосмической пустоты.
Другим рычагом расширения способностей является возможность осознания разумности проявления желания.
И третьим фактором оказывается способность привести себя в настроение желания. Любой желает сильнее, если погрузился в состояние намеренной культивации желания.
В эзотерической литературе можно столкнуться с набором характеристик человека, состоящим их четырех компонентов:
1. Желание (воля) - то, что определяет основную суть человека.
2. Маска - лицо (личина), которое он создает для демонстрации окружающим и которое часто противоположно его действительному характеру.
3. Созидательное мышление - естественная творческая наклонность.
4. Тело судьбы, которую законы звезд определили для него.
И маска, и созидающее начало имеют две возможности. Они могут выражаться правдиво или скрыто.
Проблема эволюции человека решается применительно к сфере расширения его способностей и совершенствования нравственных регулятивов. Человек должен обрести сознание
384

внутреннего единства, постоянного Эго. Первый шаг к возможной эволюции - в изучении себя самого. Значимой оказывается борьба с отрицательными эмоциями, при которой "человек должен пожертвовать своими страданиями". Ибо пока мы культивируем отрицательные эмоции (эмоции депрессии или насилия; жалость к самому себе, гнев, страх, досаду, подозрительность, скуку, недоверие, ревность) не следует ожидать развития единства, сознания, воли. Для собственного саморазвития человек должен научиться наблюдать за собой, различая полезные и вредные черты. Возникающие в личности интересы, как магнетический центр, направляют и контролируют развитие человека.
В эзотерической литературе человек на данной ступени своего развития оценивается как строительный кирпич Вселенского Храма. Физическое тело является лабораторией для духа, в котором душа получает опыты духовного роста. Получив недостающее знание и отложив его в виде психической энергии в клетках, человек поднимается на следующую ступень духовности в космических знаниях. Заканчивая свою эволюцию планетарного развития, человек становится высокодуховным существом, душа которого накопила все необходимые опыты бытия земной жизни, заключающиеся в способности понять, принять и впитать в себя принципы общественного бытия жизни человечества как единого Планетарного Сознания. Человек должен изжить в себе все пороки, которые, как и любые знания, исходят в виде вибрационных энергий от человека, имеющего в себе: эгоизм, обиду, зависть, презрение, злобу, корыстолюбие, садизм, месть, ревность, унижение, обман, одержимость. Человек должен стремиться приобрести духовные качества внутреннего самосознания души: доброжелательность, терпимость, сострадание, прощение, радость, любовь ко всему, и пр.43
В круг проблем экософии входит и проблема преодоления смерти, переинтерпретируемая как проблема сохранения личностного начала на неопределенно долгий срок. Эта проблема, таинственным образом притягивающая к себе и ученых, и
25-Т.Лешкевич 385

эзотериков, получает новое решение в современных научных дискуссиях. Ученые предполагают, что если допустить квазиустойчивое существование реплик сознания, отделенных от соматической атомно-молекулярной структуры, если психо-мэон-ная реплика действительно малочувствительна к структуре соматической капсулы, то можно поставить задачу ее пересадки на другую структуру, например в мозг иммунно чистого организма, выращенного искусственным методом клонирования из собственной клеточной структуры перципиента. Говоря простыми словами, человек может надеяться получить после тяжелой болезни и травмы новую сому - независимо от того, будет ли она естественной или киборгизированной.
Герметизм, в своем беломагическом посвящении обладая чрезвычайно высоким нравственным зарядом, решает задачу воссоздания личности, исходя из следующих начал: 1) образование в себе сознательно-волевого человека и 2) перевоспитание импульсивного человека, который действует рефлектор-но, отвечая шаблонно определенными манифестациями, который кричит от боли, отвечает ударом на удар, улыбкой на лесть. Образование волевого человека означает появление человека, способного к творчеству. Возбуждающим средством для сознательного человека служит Любовь во всех формах ее проявления: от любви семейной, племенной, национальной, ментальной, соединяющей натуры в школы и кружки, до завершающей пирамиду Высокой Универсальной Любви ко всему живому.
В экософии находят себе место и требования рецептурного характера, которые не могут считаться бесспорными, но которые играют существенную роль в повседневной жизнедеятельности людей.
В паранаучной литературе можно встретиться с различными советами относительно того, какая пища не препятствует возможностям духовного роста, а какая их задерживает. Ссылки на существующие в религиозной традиции посты также указывают на возможность очищения сознания и духа.
386

Заслуживают внимания и наставления, организующие стиль поведения человека: вставайте рано и горячо помолитесь о духовном возрождении всего человечества, и чтобы все ошибки и прегрешения были прощены. Во время умывания упражняйте свою волю с целью смыть заодно с физической грязью тела также и нравственные нечистоты. В отношении с другими соблюдайте следующие правила:
1. Никогда не делайте ненужных дел, т.е. того, что не является вашим долгом.
2. Никогда не говорите ненужных слов. Прежде, чем произнести их , подумайте о возможных последствиях. Никогда не позволяйте себе нарушать свои принципы, уступая давлению окружающих.
3. Никогда не позволяйте ненужным или пустым мыслям занимать ваш ум. Вы не можете в одно мгновение сделать ваш ум чистым, поэтому вначале старайтесь пресечь дурные или праздные мысли, устремляя свой ум к разбору своих ошибок или к созерцанию совершенных... Прежде чем заснуть, молитесь, как вы молились утром44.
Экософию дополняют и новейшие выводы достаточно молодой дисциплины эниологии. В современной системе энергоинформационных взаимодействий существует ряд положений, имеющих статус неписаных законов:
1. Все техники ИЭ-взаимодействий имеют не абсолютный, а относительный характер, они могут быть реализованы людьми, обладающими реальными ИЭ-способностями, профессионально подготовленными, с высокой нравственной ответственностью и психической устойчивостью.
2. Достоверность реализации ИЭ-взаимодействий не стопроцентная. Она зависит от состояния оператора и внешних условий во всех трех системах Человек - Земля - Космос.
3. Поскольку ИЭ-техники связаны с сознанием человека, то необходима защита от деструктивных влияний на это сознание. Заявления о любви, добре, благости сами по себе не могут служить панацеей от нарушения психосферы личности и общества
2S* 387

со стороны его "врачевателей". Только проверка делами, а в це-лительстве - долговременными результатами, дает высокую гарантию защиты сознания личности и общества45.
Отвергаются как недопустимые в этическом и экологическом отношении все формы манипулирования сознанием, как лекарственными, приборными, так и медитивными техниками. Наиболее опасным источником искажения и разрушения сознания личности и общества в биоэнергоинформационном взаимодействии считается негативный аспект использования средств массовой информации, деструктивных программ насилия. Они, как правило, попадают в зависимость от корыстных интересов государственных или частных групп безнравственных личностей.

Тема 39. ЯЗЫК КАК ЗНАКОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
Синхронные и диахронные способы передачи опыта. - Коммуникация и трансляция. Язык - знаковая реальность. - Язык как внебиологическая система кодирования и воспроизведения социальности. - Язык как практическое сознание, действительность мысли. - М. Фуко о языке: объект-язык, субъект-язык. Знак и значение. - Функции языка. - Связь мышления и языка. - Критика идеалистических представлений о взаимосвязи мышления и языка. - Критика неопозитивистской абсолютизации языковой реальности. - Современная философия о соотношении языка, сознания и действительности. - Гипотеза именного происхождения языка. - Личностно-именной, профессионально-именной и универсально-понятийный типы языка.
Что такое язык? Говорит ли все то, что безмолвствует в мире, в наших жестах, во всей загадочной символике нашего поведения, в наших снах и наших болезнях, говорит ли все это и на каком языке, сообразно какой грамматике? Все ли способно к означению... Каково отношение между языком и бытием...
Мишель Фуко. Слова и вещи
В любой момент существования общество нуждается в синхронном оперативном адресном общении как средстве согласования деятельности индивидов, во-первых, и, во-вторых, в общении диахронном как средстве передачи наличной суммы информации, "суммы обстоятельств" от поколения к поколению. За первым типом общения закрепилось название коммуникация, за вторым - трансляция. Различие между коммуникацией и трансляцией весьма существенно. Основной режим коммуникации - отрицательная обратная связь, коррекция программ, известных двум сторонам общения. Основной режим трансляции -
389

передача программ, известных одной стороне общения и неизвестных другой. Знание в традиционном смысле связано с трансляцией, а не с коммуникацией. Оба типа общения предполагают знак и используют язык как основную, всегда сопутствующую социальности знаковую реальность.
Язык - это знаковая реальность, система знаков, служащая средством человеческого общения. Язык является специфическим средством хранения, передачи информации, а также средством управления человеческим поведением.
Биологической предпосылкой человеческого языка явились сложные двигательные и звуковые формы сигнализации высших животных и прежде всего антропоидных обезьян. От элементарных нечленораздельных звуковых комплексов первобытные люди переходили ко все более совершенным и сложным звуковым образованиям. Физиологической базой стала вторая сигнальная система, присущая только человеку.
Понять знаковую природу языка можно лишь из недостаточности биологического кодирования. Социальность, проявляющаяся как отношение людей по поводу вещей и отношение людей по поводу людей, не ассимилируется генами. Люди вынуждены использовать внебиологические средства воспроизведения социальности в смене поколений. Знак и есть своеобразная наследственная сущность внебиологического социального кодирования, обеспечивающая трансляцию всего того, что необходимо обществу, но не может быть передано по биокоду.
Язык - явление общественное. В нем задаются и отражаются требования коллективности. Разве может быть значим язык, произвольно сконструированный отдельным человеком? Как продукт творчества единичного индивида язык - это бессмыслица. Он не имеет всеобщности и часто воспринимается как тарабарщина. "...Язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существущее также и для меня самого, действительное сознание..."46. Можно сказать, что язык никем не придумывается и не изобретается, а стихийно становится вместе с социальностью, человеческим коллективом.
390

"Язык так же древен, как и сознание", "язык есть непосредственная действительность мысли". Известный тезис о том, что "...ни мысли, ни язык не образуют сами по себе особого царства, ...они - только проявления действительной жизни"", во многом справедлив. Различия в условиях человеческой жизнедеятельности неизбежно находят отражение в языке. В связи с особыми практическими потребностями и различными природными и социально-экономическими условиями язык приобретает такую характеристику, как избирательность. У народов Крайнего Севера, например, существует спецификация для названий снега и отсутствует таковая для названий цветковых растений, не имеющих в их жизни важного значения. Язык выступает в качестве необходимого связующего звена между практикой и сознанием. Он воспроизводит реальность, закрепляя в чередовании знаков информацию о тех связях и отношениях вещей, которые вычленялись в инварианты предметной деятельности.
Благодаря употреблению знаков, мир внешних предметов как бы перемещается в другое измерение и предстает как универсум знаковых моделей. Начиная со стоицизма, как отмечает французский философ М. Фуко (1926-1984), система знаков была троичной, в ней различалось означающее, означаемое и "случай". С 17 в. диспозиция знаков становится бинарной, поскольку она определяется связью означающего и означаемого. Язык, существующий в своем свободном, исходном бытии, как письмо, как клеймо на вещах, как примета мира, порождает две другие формы. Выше исходного слоя располагаются комментарии, использующие имеющиеся знаки, но в новом употреблении, а ниже - текст, примат которого предполагается комментарием. Начиная с 17 в. остро встает проблема, как знак может быть связан с тем, что он означает? Классическая эпоха на этот вопрос пытается ответить анализом представлений, а современная указывает на анализ смысла и значения. Тем самым язык оказывается не чем иным, как особым случаем представления (для людей классической эпохи) и значения (для нас)48.
391

Швейцарский языковед Ф. де Соссюр (1857-1913) характеризовал языковую реальность как единство противоположных сторон: знака и значения, языка и речи, социального и индивидуального. Двуединая природа языка, или двуслойность его структуры, указывает на его предметность и операциональность. Словесные знаки фиксируют предмет и "одевают" мысли. Функция фиксатора и оператора является общей для всех типов языков, как естественных, так и искусственных.
Для любого лингвиста очевидно, что в языке присутствуют формы, явно принадлежащие только специфической материи языка. Этим во многом объясняется различный грамматический строй языка. Можно говорить, что мир живого языка представляет собой относительно автономную иерархическую систему, элементами которой выступают и звукотипы, и фонемы, и морфемы, и лексемы, а структурными принципами - алгоритмы человеческой речи. Вычленение, разделение, упорядочивание, оценка - это сфера духовного преобразования. Языковые средства придают явлениям определенную направленность. При использовании материальных орудий на практике происходят материальные предметные изменения. При использовании языка субъект также меняет ситуацию, он переводит ее из одной смысловой формы в другую. Даже если всего лишь переориентируется направленность внимания говорящего, то и в том случае также осуществляется движение в смысловом поле. Этот факт наиболее очевиден в игровом общении. В игре ребенок переносит значение одной вещи на другую. Палочка становится лошадкой, на ней, а не на настоящей лошади скачет ребенок. Однако этот перенос значения есть выражение слабости ребенка, так как он позволяет одной вещи воздействовать на другую только в смысловом поле.
В ряде патологий сознание утрачивает способность переиначивать ситуацию в смысловом плане, преобразовывать ее, двигаться в смысловых измерениях и возвращаться в мир реальной предметности. Мышление больных застревает в ситуации, не видя ее условности, оно не в состоянии зацепиться за действительные связи.
392

Язык как практическое сознание соединяет в единое целое знание объективного (объект-язык) и знание субъективного (субъект-язык). Объект-язык и субъект-язык актуализируют себя в речевой деятельности. В этой трехчленной формуле (объект-язык - речевая деятельность - субъект-язык) первое (объект-язык) понимается как часть социальной знаковой деятельности, существующей независимо от индивида и втягиваемой в сферу индивидуальной речевой деятельности. Субъект-язык есть непосредственная личностная оболочка мысли, представляющая собой своеобразную речеоперативную модель ситуации. Оперирование с объект-языком, хранящимся в книгах, памяти ЭВМ и прочих материальных формах, позволяет оперировать информацией в чистом виде без примеси "впечатлений" интерпретатора и издержек речевых преобразований. Субъект-язык как подлинная действительность мысли - это индивидуальный и субъективный перевод объект-языка. Он совершается в актах речи, в системе высказываний. Степень адекватности такого перевода имеет широкую шкалу приближений, так как она зависит от индивидуального опыта, характеристик личности, богатства ее связей с миром культуры.
Подразделение языка на объект-язык и субъект-язык, как отмечает исследователь данной проблемы Д.Пивоваров, в значительной мере снимает коварный вопрос, можно ли мыслить несуществующие объекты? Где искать их референты? Несуществующий объект ("круглый квадрат") - плод речевых процедур со знаками объект-языка. Сначала он преобразуется индивидом в знаковый субъективный образ, а потом возвращается в состав объект-языка, где и становится референтом несуществующего объекта и даже "фактом" общественного сознания. Объект-язык - онтология для субъект-языка49.
Язык является необходимым посредником научного познания. И это обусловливает две проблемы. Во-первых, стремление сделать язык нейтральным, отшлифовать его, лишить индивидуальности, чтобы он мог стать точным отражением онтологии. Идеал такой системы закреплен в позитивистской мечте о языке как
393

копии мира. Во-вторых, обнаружить всеобщность независимой от грамматики, так называемой "глубинной логики" языка. Речь идет не о том, чтобы построить некий всеобщий язык, как то предполагалось в классическую эпоху, но о том, чтобы распредметить формы и связи мышления вообще вне какого-либо единичного языка.
Однако истины дискурсии (рече-мысли) оказываются в "плену" социальной памяти этноса. Язык, став плотной исторической реальностью, образует собой вместилище традиций, привычек, темного духа народа, вбирает в себя роковую память. Выражая свои мысли словами, над которыми они не властны, используя словесные формы, изменения которых довлеют над ними, люди полагают, что их речь повинуется им, в то время как они сами подчиняются ее требованиям. Все это подталкивает к выявлению языка в собственном бытии. В современном мышлении методы интерпретации, как считает М. Фуко, противостоят приемам формализации: первые - с претензией заставить язык говорить из собственных глубин, приблизиться к тому, что говорится в нем, но без его участия; вторые - с претензией контролировать всякий возможный язык, обуздать его посредством закона, определяющего то, что возможно сказать. Обе ветви столь современны нам, что невозможно поставить вопрос о простом выборе между прошлым, которое верило в смысл, и настоящим, которое открыло означающее50.
Язык изучается многими дисциплинами. Лингвистика, логика, психология, антропология, семиотика предлагают свои данные для обобщения в философской теории. Знак и значение - осевые составляющие языка. В науке под значением понимается смысловое содержание слова. Значение предполагает наличие системы определенных смыслообразующих констант, обеспечивающих относительное постоянство структуры речевой деятельности по отношению к тому или иному классу предметов. В логике или семиотике под значением языкового выражения понимают тот предмет или класс предметов, который называется или
394

обозначается этим выражением, а под смыслом выражения - его мыслительное содержание. Знак определяется как материальный предмет (явление, событие), который выступает в качестве представителя некоторого другого предмета и используется для приобретения, хранения, переработки и передачи информации. Не менее острой проблемой является вопрос о связи мышления с формами его выражения в языке. Взаимосвязь языка и мышления признается самыми различными лингвистическими и философскими направлениями. Однако вопрос о характере связи и о той роли, которую играет каждое из этих явлений в процессе взаимодействия, решается по-разному.
Тот факт, что мышление манифестируется посредством многочисленных языков, существенно отличающихся друг от друга, послужил основанием для теорий, согласно которым язык является определяющим по отношению к мышлению. Такова точка зрения Гумбольдта и неогумбольдтианства в его двух ветвях: американской и европейской. По Гумбольдту, деятельность мышления и языка представляет собой неразрывное единство, однако определяющая роль отводится языку. Если мы согласимся с Гумбольдтом и признаем, что язык определяет и формирует мышление, то, коль скоро языки разных народов различны, невозможен, исходя из предположения Гумбольдта, единый строй мышления. Следствием такой теории является отрицание общечеловеческого характера мышления, т.е. отрицание общего для всех живущих на Земле универсально-понятийного логического строя.
Однако историческая практика фиксирует общность понятийного мышления для всех современных народов, несмотря на различия в языках. Язык отягощает мысль не только наличием материально-знакового элемента, на что всегда обращалось особое внимание. "На "духе" с самого начала лежит проклятие - быть "отягощенным" материей, которая выступает в виде движущихся слоев воздуха, звуков - словом, в виде языка"51. Язык отягощает мысль коллективными, интерсубъективными требованиями к ней. В живом процессе общения имеются смысловые, всеобщие для сознания моменты. Передается предметная информация,
395

выражается оценка, содержится обращение - все это необыкновенно важные вехи поисковой деятельности мышления и процесса целеобразования.
Позиция, абсолютизирующая самодостаточность языка, выражена в философии неопозитивизма. Неопозитивизм признает язык в качестве единственно данной человеку реальности, а следовательно, язык составляет и единственный предмет философии. По мнению неопозитивистов, все философские проблемы возникают в результате непонимания языка, его неправильного употребления. Для решения их достаточно описать и обосновать основные требования экспликации языковых структур. "Тот факт, что мир есть мой мир, проявляется в том, что границы языка (единственного языка, который понимаю Я) означают границы моего мира"52. Язык интерпретируется как самостоятельная сущность, единственно данная человеку реальность. Однако необыкновенно трудным для неопозитивистов оказывается вопрос, а как возникла эта реальность, каково ее происхождение?
Вместе с тем не мир зависим от "языковой картины", язык - это отражение мира естественного и мира искусственного. Очень хорошо такая взаимосвязь видна в тех случаях, когда тот или иной язык в силу определенных исторических причин получает распространение в иных районах земного шара. Например, после завоевания Америки испанцами языковая картина, которая сложилась в испанском языке на родине его носителей, т.е. на Пиренейском полуострове, стала претерпевать существенные изменения. Зафиксированные ранее в лексике значения приводились в соответствие с новыми природными и социально-экономическими условиями Южной Америки, в которой оказались носители испанского языка. В результате между лексическими системами испанского языка на Пиренейском полуострове и в Южной Америке возникли значительные различия. Сопровождались ли эти сдвиги столь очевидными различиями в универсалиях мышления? Вряд ли.
Язык и мышление образуют диалектически противоречивое единство. Они обусловливают друг друга, что порождает известную формулу: "Как нет языка без мышления, так не бывает и
396

мышления без языка". В ней в свою очередь закреплена тенденцию сводить процесс мышления только к вербализованному и убеждение, что мысли человека могут существовать только на базе языкового материала, в форме отдельных слов и выражений. Вер-балисты - сторонники существования мышления только на базе языка связывают мысль с ее звуковым комплексом. Однако еще Л.С. Выготский замечал: "Речевое мышление не исчерпывает ни всех форм мысли, ни всех форм речи. Есть большая часть мышления, которая не будет иметь непосредственного отношения к речевому мышлению. Сюда следует отнести инструментальное и техническое мышление и вообще всю область так называемого практического интеллекта...53. Исследователи выделяют невербализированное, визуальное мышление и показывают, что мышление без слов так же возможно, как и мышление на базе слов. Словесное мышление - это только один из типов мышления. "Не все говорящие мыслят - вспоминается в связи с этим сентенция, часто адресуемая уникальному существу - попугаю. И если бы слова в полной мере представляли процесс мышления, тогда воистину "великий болтун был бы великим мыслителем". А патологии нейро-физиологических процессов, когда человек "работает на подкорке" (он постоянно говорит, говорит, говорит), вскрывали бы неизведанные глубины мышления. Современные исследователи вопроса о соотношении мышления и языка закрепляют определяющую роль за мышлением. Язык представляет собой относительно самостоятельное явление, обладающее определенными внутренними законами собственной организации.
Существует гипотеза об именном происхождении языка. Она базируется на признании в качестве основы появления языка коллективной деятельности и опирается на трудовую теорию ан-тропосоциогенеза. Любая сложная ситуация в жизнедеятельности, например охота на дикого зверя, для ее благополучного исхода требовала фиксированного разделения индивидов на группы и закрепления за ними именем, т.е. посредством поименова-ния, частных операций. В психике первобытного человека устанавливалась прочная рефлекторная связь между определенной
397

трудовой ситуацией и специфическим звуком - именем. Там, где не было имени-адреса, совместная деятельность была невозможна. Имя-адрес выступало в качестве ключевой структуры языка, средства распределения и фиксации социальных ролей. Имя выглядело носителем социальности, а определенный в имени человек - временным его исполнителем.
Гипотеза об именном происхождении языка дает возможность по-новому взглянуть и на современный процесс освоения человеком достижений культуры. Он распадается на три типа: лич-ностно-именной, профессионально-именной и универсально-понятийный54. По личностно-именным правилам человек приобщается к социальной деятельности через вечное имя-раз-личитель. Человек отождествляет себя с предшествующими носителями этого имени и целиком растворяется в тех социальных ролях и обязанностях, которые передаются ему с именем. Например, быть матерью, отцом, сыном, дочерью, старейшиной рода, папой римским - эти имена заставляют индивида жестко следовать отведенным социальным ролям.
Профессионально-именные правила включают человека в социальную деятельность по профессиональной составляющей, которую он осваивает, подражая деятельности старших: учитель, ученик, врач, военачальник, прислуга и т.п.
Универсально-понятийный тип обеспечивает вхождение в жизнь и социальную деятельность по универсальной "гражданской" составляющей. Опираясь на универсально-понятийный тип, человек сам себя распредмечивает, реализует, дает возможные выходы своим личностным качествам. Здесь он может выступать от имени любой профессии или любого личного имени, судить, рядить, рассуждать.
С точки зрения исторического возраста личностно-именной тип наиболее древняя знаковая структура. Профессиональный тип мышления - это традиционный тип культуры, более распространенный на Востоке и поддерживаемый такой структурой, как кастовость. Универсально-понятийный способ освоения культуры - наиболее молодой, характерен в основном для европейского типа мышления.
398

Тема 40. ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
Соотношение психического и физиологического. - Критика концепции психофизиологического взаимодействия Декарта. -Критика психофизиологического параллелизма Лейбница. - Сознание, мозг и внешний мир, характер их взаимосвязи. - Критика вульгарного материализма: мышление как отражение физиологических процессов организма (Кабанис, Фогт, Молешотт, Бюх-нер). - Махистская трактовка психофизиологической проблемы. - Философский и естественнонаучный подходы к исследованию мышления. - Мышление -способность строить схемы внешней деятельности.
У сердца есть свои основания, которых разум не знает.
Паскаль
Проблема, связанная с выяснением соотношения души и тела, психического и физиологического, вошла в науку под названием психофизической. Психофизическая проблема, поставленная в широком смысле, затрагивает вопрос о месте психического в природе, в узком смысле она понимается как проблема соотношения психического и физиологического, соотношения души и тела, отношения психических явлений к деятельности головного мозга. Сущность психофизической проблемы может быть выражена следующими вопросами И.П. Павлова: "Каким образом материя мозга производит субъективные явления? Как выглядит субъективный образ на языке нейродинамических отношений, как раскрыть нейродинамический код субъективного образа? Каковы корреляты эмоций, зрительных, слуховых, обонятельных ощущений, процессов мышления?".
Мысль о зависимости психических явлений от жизни тела очень древняя. Еще со времен Гиппократа психические явления связывались с деятельностью головного мозга. Аристотелю
399

принадлежала идея о нераздельности души и ее материального субстрата - тела. Вместе с тем предельно остро психофизическая проблема была поставлена лишь в 17 в. в философии Декарта. Сложившаяся к тому времени механистическая картина мира пыталась объяснить поведение живых существ по аналогии с механическими взаимодействиями. Необъяснимые из этой трактовки акты сознания были отнесены к особой бестелесной субстанции.
В дуализме Декарта психофизическая проблема утвердилась как концепция психофизиологического взаимодействия. Его рассуждения таковы: мышление и протяженность - две различные субстанции. Субстанция же есть то, что существует и проявляется через самое себя, а не через другое. Следовательно, мышление определяется через самое себя и протяженность определяется через самое себя. Между ними нет ничего общего. Нет ни одного признака в мышлении, который бы входил в определение протяженности, и наоборот. Это означает, что мысль и протяженность не могут соприкасаться, ибо граница их соприкосновения есть как раз то, что их разделяет и связывает. Исходя из подобных рассуждений, мысль никак не может взаимодействовать с протяженностью (телом), последнее же никак не взаимодействует с мыслью.
Однако очевидным фактом, не требующим доказательств, является то, что в человеке тело и дух связаны. Не признавать это было бы абсурдно. Человек может осмысленно управлять своим пространственным положением, может превращать в движение духовные импульсы. Но как именно взаимодействуют телесное и психическое, Декарт без помощи Бога ответить не может. Как согласуются два противоположных мира, знает только Бог, ибо именно он их и согласует55. В картезианской философии понятие Бога выступает в виде теоретической конструкции, с помощью которой выражается очевидный, но совершенно непонятный с точки зрения механистической картины мира и дуализма Декарта факт единства и конгруентности явлений, которые по определению противоположны. Следуя доводам Декарта
400

(творца аналитической геометрии и естествоиспытателя), психофизиологическую проблему непременно нужно отдать на откуп божественного Провидения. Так религиозная, теологическая мистика выступает неизбежным дополнением чисто механистического (геометрически-математического) миропонимания.
Однако уже Спиноза и Гоббс сумели найти принципиальные возражения логически правильным по видимости, но абсурдным по содержанию построениям Декарта. Простое решение Спинозы приемлемо не только для его "темного", но и для нашего просвещенного века. Психофизическая проблема, как отмечает Спиноза, неразрешима только потому, что ложно поставлена. Не надо ломать голову над тем, как Господь Бог соединяет в один комплекс "душу, мышление" и "тело, протяженность", представленные по определению как два противоположные начала, существующие якобы до акта соединения порознь. На самом деле такого положения попросту нет, поэтому и нет проблемы их согласования. Есть не два изначально противоположных предмета исследования - тело и мышление, а всего-навсего один единственный предмет, а именно - мыслящее тело живого реального человека, которое лишь условно может рассматриваться под противоположным углом, с точки зрения психического и физиологического, телесного и духовного. Живой, мыслящий человек не состоит из двух Декартовых половинок: из лишенного мышления тела и лишенного тела мышления. Мышление и протяженность, доказывает Спиноза, не две особые субстанции, как учил Декарт, но лишь два атрибута одной субстанции.
Вольтер также отверг картезианский дуализм. Мышление, конечно, отличается от пищеварения, говорил он, но бессмысленно предположение, что существуют две субстанции, из которых одна мыслит, а другая переваривает пищу. Людям из народа, не потерявшим здравого смысла, смешным кажется утверждение, что "нас - двое", что душа - это особая субстанция56. Именуя душой способность мыслить и чувствовать,
26-Т.Лешкевич 401

Вольтер размышлял о связи этой способности с телесной организацией: "Я могу приписать способность чувствовать и мыслить своему телу;" "я не должен искать эту способность в ином существе". Вольтер считает, что естественнонаучные аргументы достаточны, чтобы показать прямую зависимость психических функций от органов чувств, нервов, мозга. У людей способность мыслить и чувствовать возрастает вместе с ростом их органов чувств и угасает с ними вместе...
"Декарт был еще жив, когда Леруа перенес декартовскую конструкцию животного на человека (нечто подобное в 18 в. сделал Ламетри) и объявил душу модусом тела, а идеи - механическими движениями"57. Ламетри в своем произведении "Человек-машина" призывал к перестройке физиологической науки на материалистическую основу, иллюстрируя это рассужениями, подобными следующему: "Что нужно было, чтобы превратить бесстрашие Кана Юлия, Сенеки или Петрония в малодушие или трусость? Всего только расстройства селезенки или печени, или засорение воротной вены? А почему? Потому, что воображение засоряется вместе с нашими внутренними органами, от чего и происходят все эти своеобразные явления истерических и ипохондрических заболеваний"58. Ламетри рассматривает душу как совокупность присущих человеку психических функций. И, как врач, показывает, что все способности души находятся в теснейшей зависимости от "особой организации мозга и всего тела". "В сущности, - приходит к выводу мыслитель, - они представляют собой не что иное, как результат этой организации". В его произведении "Человек-машина" проводится идея, что "человеческое тело - это заводящая сама себя машина, живое олицетворение беспрерывного движения". Эта машина заводится не механически, а путем поступления в кровь "хилуса" - питательного сока, образующегося при переваривании человеческим организмом поглощаемых им продуктов. Они превращаются в энергию и приводят в движение мускулы и тело. Связь и зависимость психического от физиологического Ламетри представляется очевидной.
402

Тем не менее Лейбниц, продолжая картезианскую традицию, выдвинул концепцию психофизиологического параллелизма. Она возникла из попытки совместить механистическую картину мира и совершенно неподвластную законам механики уникальную сферу психического. Психическое мыслилось как нечто автономное от материальных воздействий, подчиненное особой психической причинности. Из-за абсолютной гетерономности, разнородности этих сфер взаимодействие между душой и телом, по мнению Лейбница, невозможно. Согласно идее психофизиологического параллелизма душа и тело совершают свои операции независимо друг от друга, но с величайшей точностью, создающей впечатление их согласованности между собой. Они подобны паре часов, которые всегда показывают одно и то же время, хотя и движутся независимо.
Только в 19 в. как бы возродились важнейшие выводы Спинозы, Ламетри, Вольтера. Дарвиновское учение потребовало понять психику не как надмировую сущность, а как активный фактор регуляции жизненных процессов. Открытие закона сохранения энергии сделало невозможным представление о сознании как особой автономной силе. Впоследствии в различных разделах психологии и в смежных с нею областях был накоплен огромный материал о многообразных формах зависимости психических актов от их физиологического субстрата.
Одновременно с популяризацией естественнонаучных данных возникло "вульгарное" направление, которое абсолютизировало доминирующую роль физиологии и игнорировало специфичность и уникальность психического. Французский философ-материалист, врач П. Кабаиис (1757-1808) в лекции, прочитанной в Национальном институте на тему "Отношение между физической и нравственной природой человека", защищал тот взгляд, что процессы человеческого мышления выводятся исключительно из физиологической природы человека. Головной мозг он рассматривал как орган, предназначенный для
26* 403

производства мысли, "подобно тому, как желудок и кишки совершают пищеварение, печень вырабатывает желчь, околоушные, подчелюстные и предъязычные железы отделяют слюну". Это не просто физиологическое обоснование процесса мышления, это вульгарное понимание всей сферы психического и духовного. Ибо само образование понятий, да и всех нравственных побуждений у Кабаниса находится в зависимости от темперамента, климата, условий жизни, пола и возраста.
Немецкий естествоиспытатель, врач по профессии, представитель "вульгарного материализма" Л. Бюхнер (1824-1899) начинает свои размышления следующими словами: "Поводом к написанию этих строк послужила мне известная мысль Карла Фогта о том, что "мысли находятся в таком же отношении к мозгу, в каком желчь находится к печени или моча к почкам". Эта подвергающаяся различным критическим нападкам мысль была высказана уже задолго до Фогта Кабанисом. Вместе с тем немецкий естествоиспытатель и философ К. Фогт (1817- 1895) вводит вышеприведенную мысль словами: "выражаясь несколько грубо". Сам же Бюхнер считает сделанное им сравнение неудачным. Однако на том основании, что мысль или мышление не являются продуктами выделения, отбросами, а представляют собой деятельность веществ и соединения веществ, расположенных в мозгу в определенном порядке и в определенной связи, тайна мышления заключается не в мозговых веществах, как таковых, а в характере их соединения и совместной деятельности. Собственный вывод Бюхнера также грешит вульгарным акцентированием природы физиологического. На мышление можно и должно смотреть, утверждает он, как на особую форму всеобщего естественного движения, присущую субстанции центральных нервных элементов точно так же, как мускульной субстанции присуще движение сокращения, или как мировому эфиру присуще движение света, или как магниту присуще явление магнетизма.
В главном своем произведении "Сила и материя ".которое выдержало свыше 20 изданий, он писал:"Мозг есть место (Sitz) и орган мышления; его величина, его форма, его развитие, состав
404

и образование, образование его отдельных частей находятся в определенном отношении к величине и силе исходящих из него психических или душевных действий..." "Слово "душа" представляет собой не что иное, как суммарное понятие (Kollektivbegriff) или общее выражение для всей деятельности мозга, включая нервную систему, точно так же как слово "дыхание" является суммарным понятием для деятельности органов дыхания, а слово "пищеварение" - для деятельности органов пищеварения"59.
Я. Молешотт (1822-1893), немецкий философ и физиолог тоже разделял убеждение, что мышление является лишь материальным продуктом мозга, и отличал в мышлении лишь физиологический механизм. По его мнению, все психические и духовные процессы имеют физиологическую природу и зависят от состава пищи.
Новые варианты психофизического взаимодействия представлены в доктрине американского прагматиста У. Джемса. Он полагал, что материал опыта всегда нейтрален и лишь в целях практического удобства его элементы могут выступать либо как физические, либо как психические. В его концепции "потока сознания" непрерывно сменяющие друг друга целостные индивидуальные психические состояния отражают физиологические процессы в организме.
В конце 19-го - начале 20 в. распространилась махистская трактовка психофизической проблемы, согласно которой "душа" и "тело" построены из одних и тех же элементов (ощущений), и поэтому целесообразно говорить не о соотношении физического и психического, но о различных комплексах ощущений. Этим психофизиологическая проблема снималась как квазипроблема.
Так или иначе, при помощи вульгарных или логических рассуждений установка, согласно которой мысль-душа не может существовать вне своего тела-мозга, стала признанным научным фактом. Однако мыслит не мозг, а человек при помощи мозга. Чтобы исследовать мысль, нужно исследовать способ действий мыслящего тела, а не просто его структуру и пространственное
405

строение в бездействующем состоянии. Ибо мыслящее тело, когда оно бездействует, совсем не обнаруживает себя как мыслящее, а ведет себя как просто "тело".
Исследование тех материальных механизмов, с помощью которых осуществляется мышление внутри человеческого тела, т.е. анатомофизиологическое изучение мозга, очень интересно. И конечно же, устройство мозга, как и устройство любого другого органа, должно быть таковым, чтобы оно могло осуществлять соответствующую функцию. Однако самое полное описание структуры органа в бездействующем состоянии не может служить описанием той функции, которую этот орган выполняет. Именно в сфере функционирования возникают особенности, о которых нельзя узнать, препарируя орган, исследуя его структуру.
Опасность дуализма, вытекающего из представлений о полной автономии физиологии и психологии, заставила ученых, сгруппировавшихся вокруг С.Л. Рубинштейна, выработать в конце 50-х гг. формулировку, согласно которой рефлекторная деятельность рассматривается одновременно и как физиологическая, и как психологическая. Физиологи занимаются онтологическим аспектом, изучая материальные основы психической деятельности. Психологи же - эпистемологическим аспектом, изучая идеальные, образные формы познания ("отражение внешних условий во внутреннем состоянии").
Данные нейроморфологии убедительно свидетельствуют, что мозг каждого человека обладает индивидуальными анатомическими особенностями, которые могут достигать весьма существенной степени различий. В этом можно усматривать основу индивидуальных свойств высшей нервной деятельности. Следовательно, структурные особенности в какой-то мере выражают и функциональные различия.
Думать, что морфофизиологические особенности мозга данного индивида безразличны для функционирования этого мозга, значит отрицать принцип единства функции и структуры. И никакие ссылки на общественную среду и социальные
406

условия не могут помочь. Дебил, помещенный в необыкновенно благоприятные развивающие условия окружающей среды, все равно останется дебилом. В равной мере и апелляция к внешней среде не способна сама по себе объяснить происхождение гения. Необходимо иметь в виду, что психофизиологические определенности человека имеют свое бытие не только в мире культуры, но и в системе нейродинамических структур головного мозга. Это та книга, в которой они записаны, считает исследователь данной проблемы Д.И. Дубровский, но мы еще не научились ее читать. Ни в коей мере не умаляя роли общественной среды, особенно в процессе первичной социализации, при формировании сознания необходимо учитывать имеющиеся генетические факторы.
Когда Энгельс говорил: "Мы несомненно "сведем" когда-нибудь экспериментальным путем мышление к молекулярным и химическим движениям в мозгу", он заканчивал свою мысль вопросом: "Но разве этим исчерпается сущность мышления?"60. Тем самым наряду с философским предлагался естественнонаучный подход к изучению мышления, во-первых, а во-вторых, высказывалось предостережение против абсолютизации выводов по изучению молекулярного и химического движения в мозге, т.е. в субстрате мышления, так как это не составляет сущности мышления. Речь шла о таком рассмотрении психического и физиологического, при котором ставится задача наиболее адекватно изучать физиологические нейродинамические эквиваленты психических явлений, но не подменять и не исключать психофизиологическую проблему как таковую.
Мышление человека связано с тем, что в новых условиях человек активно конструирует весь состав будущих действий в согласии с внешними обстоятельствами, с формами вещей. Поскольку этих внешних обстоятельств бесконечное множество, то и мышление (душа, размышление) должно быть способно к бесконечному количеству вариантов действий. Бесконечное количество действий невозможно предусмотреть заранее в виде
407

телесно запрограммированных схем. Следовательно, мышление и есть способность активно строить и перестраивать схемы внешнего действия сообразно новому стечению обстоятельств, а не действовать по готовой схеме, как это делает автомат.
Психофизиологическая проблема актуальна и сегодня. Она связана с задачами эффективных поисковых методик обучения, вопросами интенсификации творческого мышления, задачей моделирования функций головного мозга, проблемой целостного подхода к больному как к личности. Ее современное решение связано с пониманием психики как активного отражения реальности, осуществляемого посредством нейрофизиоло-гических механизмов.

Тема 41. СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ СОЗНАНИЯ
Понятие структуры и роль системно-структурного метода в изучении сознания. - Эмпирическая явленность сознания: активность, интенциональность, способность к рефлексии и самонаблюдению, мотивационно-ценнос-тная ориентация. - Анализ основных структурных компонентов сознания: ощущение, восприятие, представление, память, эмоции, воля, левополушарное и правополу-шарное мышление. - Когнитивное и ментальное в сознании. Знание как способ существования сознания. - Единство объективного и субъективного в знании. - Сознание как целостность и рефлексия. - Функции сознания: отражательная, преобразовательная, ориентировочная. - Смысловая нагрузка функций сознания и их взаимосвязь.
Проблема структуры сознания встала в последнее время в связи с интенсивным проникновением системно-структурного метода в различные области знания. И хотя в 20 в. стало модно говорить о сознании как о чем-то неопределимом, тот же 20 в. распространил системно-структурный анализ на языкознание, культурологию, этнографию, социологию. Захватил он и такую сложную исследовательскую область, как человеческое сознание. Любая структура предполагает наличие элементов, их взаимодействие, соподчинение и иерархию. Структура ( от лат. - строение, расположение, порядок) выражает совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе при различных внешних и внутренних изменениях.
Применение системно-структурного метода к анализу сознания и изучение его структуры вовсе не означает, что сознание трактуется как устройство, состоящее из "кирпичей и цемента". Эмпирически сознание предстает как непрерывно меняющаяся совокупность чувственных и умственных образов. Сознание -
409

это особого рода целостность, где в постоянном потоке психических явлений возникают и проносятся единичные состояния, образы, мысли, интересы, мелькают случайные и глубокие впечатления. Они предстают перед субъектом в его "внутреннем опыте" и предвосхищают деятельность. Вместе с тем в этом постоянно меняющемся содержании сохраняется нечто устойчивое и инвариантное, что позволяет говорить об общем строе сознания как личности, так и общества. Признаками сознания считается разумная мотивированность, предвидение личных и социальных последствий действий, способность к самоконтролю. Сознание характеризуется активностью, интенционально-стью (направленностью на предмет), обращенностью к рефлексии и самонаблюдению, целесообразнаостью, мотивационно-ценностной ориентацией и различными уровнями ясности. Сознание может быть максимально концентрированным и резко рассеянным. Можно говорить о ясном, темном, а также о сумеречном сознании.
Когда исследователи приступают к изучению структуры сознания, они всегда сталкиваются с парадоксальной ситуацией. Сознание как чувственно-сверхчувственный объект отчетливо обнаруживает себя, но тем не менее ускользает от непосредственного анализа. С одной стороны, сознание немыслимо вне своего материального субстрата - головного мозга и материи, отражение которой является содержанием сознания. С другой стороны, сознание несводимо ни к самому субстрату - головному мозгу, ни к материи. Даже самый искусный анатом, проследив нерв до мозжечка, не может приблизиться к первоначалу, дающему чувства и мысль.
Структура сознания может быть понята как диалектическое единство " Я " и "не-Я". В качестве последнего выступает бытие, внешняя действительность объективной реальности, собственное тело, собственное "Я", другое "Я" - "Ты". Обычно принято начинать характеристику структуры сознания со стороны "Я". В качестве основных элементов сознания выделяют: ощущение, восприятие, представление, память, мышление,
410

эмоции, волю61. Но ни один названный компонент не может быть значим сам по себе. Он приобретает роль необходимого структурного элемента сознания лишь в реально функционирующем сознании. Ощущения, оторванные от последующих форм сознания, теряют свой познавательный смысл. Изоляция ощущений от мышления, воли от чувств неправомерна. Уже Гегель считал несправедливым утверждение, что ум и воля совершенно независимы друг от друга и что ум может действовать, не желая, а воля может обходиться без ума. Сознание - это такая динамичная система, где всякий психический акт соотнесен и взаимосвязан как с другими актами, так и с внешним внеполо-женным бытием.
Анализ структуры сознания позволяет выявить ощущение, как наиболее элементарное, далее неразложимое и не имеющее структуры познавательное явление. "Самым первым и самым первоначальным является ощущение, а в нем неизбежно качество" (Ленин). Ощущение - это тот мостик, который связывает человека и окружающую его действительность. "Иначе, чем через ощущение мы ни о каких формах вещества, ни о каких формах движения ничего узнать не можем"(Ленин). Ощущение - это отражение отдельных свойств предметов объективного мира во время их непосредственного воздействия на органы чувств. Информационно-пропускная способность органов чувств человека распределена так: самый большой объем информации связан со зрением, затем идет осязание, слух, вкус, обоняние.
Целостный образ, отражающий непосредственное воздействие на органы чувств единичных предметов, называется восприятием. Восприятие - это структурный образ, состоящий из комплекса ощущений. В понимании природы восприятия большое место отводится двигательным процессам, подстраивающим работу перцептивной системы к характеристикам объекта. Имеется в виду движение руки, ощупывающей предмет, движение глаз, прослеживающих видимый контур, напряжение мышц гортани, воспризводящей слышимый звук. Другой характеристикой
411

восприятия является интенция - направленность на какую-либо ситуацию, что обеспечивает возможность субъективных трансформаций образа с целью приведения его к виду, годному для принятия решений.
Когда процесс непосредственного воздействия на органы чувств прекращается, образ предмета не исчезает бесследно, он хранится в памяти. Память - это структурный компонент сознания, который связан с механизмами запечатления, сохранения, воспроизведения и переработки поступающей в мозг информации. Различают многие виды памяти: моторную, эмоциональную, образную, словеснологическую, а также долговременную и кратковременную. Многие наблюдения говорят об отсутствии жесткой связи между повторением и долговременной памятью. Долговременная память во многом зависит от мотивационной сферы человека.
В результате сохранения памятью внешних воздействий возникает представление. Представления - это образы тех предметов, которые когда-то воздействовали на органы чувств человека, а потом восстановились по сохранившимся в мозгу следам при отсутствии этих предметов, а также образы, созданные усилиями продуктивного воображения. Представления существуют в двух формах: в виде воспоминаний и в образах воображения. Если восприятия относят только к настоящему, то представления и к прошлому, и к будущему. Представления отличаются от восприятия меньшей степенью ясности и отчетливости.
Важнейшим элементом сознания и высшей его формой является мышление, этакий вожатый по лабиринту бытия. Мышление связано с целенаправленным, обобщенным и опосредованным отражением человеком действительности. Мышление - это организованный поисковый процесс. Он отличается от хаотической игры ассоциаций и предполагает движение по логике предмета. На вопрос: "Можно ли жить без мышления?" - Локк отвечал положительно, утверждая, что есть люди, которые большую часть жизни проводят без мышления.
412

Раскрытие мыслью глубинных, сущностных связей неизбежно выводит за пределы чувственной достоверности, поэтому при характеристике деятельности мышления прибегают к его понятийной форме. Мышление может быть рефлектирующим и нерефлектирующим. Рефлексия - от лат. обращение назад. Рефлектировать - значит устремлять свои помыслы на понимание самого себя и на то, как другие знают и понимают. Можно сказать, что рефлексирующий стремится достичь логического содержания, обладающего статусом всеобщности и необходимости. Рефлексия появляется тогда, когда субъект пытается развернуть любую мысль в форме понятия, т.е. освоить ее категориально.
Открытие функциональной асимметрии мозга показало, что информационные процессы в двух полушариях головного мозга протекают по-разному. На первых порах разница между функциями полушарий упрощенно трактовалась как соответствующая двум типам мышления: "левополушарное", ответственное за логику, и "правополушарное" - за художественную образность. В настоящее время очевидно, что разница состоит в другом. И левое, и правое полушарие способны воспринимать и перерабатывать информацию, представленную как в словесно-знаковой, так и в образной форме. Основное различие сводится к тому, что левополушарное мышление так организует любой материал, что создает однозначный контекст. Правополушарное мышление формирует многозначный контекст, который не считывается всеми участниками коммуникации одинаково и не поддается исчерпывающей интерпретации. Таким образом, различие между пра-вополушарным и левополушарным мышлением - это различие между двумя стратегиями переработки информации, противоположными способами организации контекстуальных связей ее элементов62.
Когда человек рефлектирует, получает информацию и усваивает ее, он всегда чувствует и переживает. "Без человеческих эмоций никогда не бывало, нет и быть не может человеческого
413

искания истины" (Ленин). Заметим также, что нарушение сознания в первую очередь начинается с расстройства именно эмоциональной сферы, потом нарушается строй мышления, затем самосознание и далее идет процесс глубинного всеобщего распада сознания. Эмоции органично включены в структуру сознания. Они носят глубоко личностный характер. Сильные эмоции могут вызвать даже психосоматические симптомы - головную боль, заикание, мышечную боль, язвы, кожные болезни. Объект, который воспринимается как смертельный, может вызвать даже такую реакцию, как рвота. Все это подчеркивает огромную роль эмоций в структуре сознания.
Названные элементы сознания для своей актуализации требуют обязательного выполнения одного условия: субъектом, обладающим сознанием, может стать лишь индивид, включенный в социальную практику. Иными словами, указанные элементы структуры сознания составляют целостность, т.е. сознание в полном смысле слова существует лишь при включении субъекта в мир социальных отношений. Следовательно, кроме нормально функционирующего субстрата - головного мозга необходимо предметно-практическое взаимодействие с миром ( во-первых), коллективное деятельное -тное общение (во-вторых), совокупный потенциал культуры как прошлый труд (в-третьих).
Когда мы рассматриваем понятие "сознание", то первое, на что принято обращать внимание, это на его характеристику как совместно полученного знания - "со-знания". "Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него - это знание"63. Поэтому в структуре сознания следует выделять когнитивные пласты, связанные с познавательным отношением к миру. Когнитивный пласт сознания сориентирован на получение знания и, таким образом, предполагает стремление к истине. Вместе с тем в структуре сознания есть и такие пласты, которые не имеют отношения к знанию. Это вера, надежда, любовь, радость, огорчение и пр. Все эти ментальные состояния есть переживания, и тяготеют они к
414

оценочным регулятивам. Вся жизнедеятельность человека проникнута сложной тканью человеческих переживаний. Известный отечественный психолог С.Л. Рубинштейн подчеркивал,что сознание есть единство знания о действительности и переживания отношения к данной действительности. Именно это и обеспечивает взаимосвязь когнитивного и ментального начал.
Когда речь идет о функциях (от лат. - совершение, исполнение) сознания, анализ устремляется к выяснению той роли, которую выполняет такая сложная целостность, как сознание в жизнедеятельности человеческого общества. К основным функциям сознания относят прежде всего отражательную функцию. Она предполагает обобщенное, целенаправленное (создание образов, предвосхищающих практические действия), оценочное (избирательная ориентация на выработанные обществом и принятые субъектом ценности) отражение действительности. Ней-рофизиологическая основа феномена целенаправленности получила объяснение в учении о доминанте А.А. Ухтомского в 1923 г. Доминанта (от лат. - господствующий) понимается как временно господствующая рефлекторная система, придающая поведению определенную направленность. Как довлеющий очаг возбуждения, доминанта суммирует и накапливает идущие в нервную систему импульсы и одновременно подавляет активность других центров. Этим объясняется активный и целенаправленный характер поведения.
Известный тезис о том, что сознание не только отражает, но и творит мир, раскрывает преобразовательную функцию сознания. Именно в изменении природы и реальности, а не в природе как таковой находит существенную и ближаюшую основу развитие мышления и сознания. Однако преобразовательную функцию сознания можно рассматривать не только как внеположен-ную, т.е. выходящую во внешнее бытие, но и как обращенную на себя, на самопреобразование. Преобразовательная функция
415

сознания отличается различной степенью модальности. Она может носить конструктивный характер и быть связана с целесообразным созиданием нового содержания; стихийно-спонтанный, предполагающий интуитивное смыслообразование; преднамеренно-нормативный, предполагающий строй мыслей и установок, соответствующий принятым эталонам и ценностям, навязываемым извне целям; и как уже было сказано - самопреобразовательный, ориентированный на упорядочивание ценностно-смысловой шкалы внутреннего мира индивида.
Важной функцией сознания является его ориентационная функция, которая включает в себя регулирование - принятие решений в едином строю норм жизнедеятельности, а также самоконтроль, связанный с синхронизацией внутренних и внешних оценочных критериев. Самоконтроль предполагает анализ мотивов собственного поведения, выбор наиболее рационального способа достижения поставленных целей.

Тема 42. СОЗНАНИЕ И САМОСОЗНАНИЕ
Самосознание - стремление к осознаванию и оценке. - Основа формирования самосознания. - Индивидуальный и общественный уровни проявления. - Самосознание индивида, группы,этноса. - Анализ формулы:"Познай самого себя!". -Диалогичность, интроекция, интуиция - путь к самоосознаванию. - Самопознание и саморегуляция - формы самосознания, их различия и взаимосвязь. - Роль самосознания в структуре сознания.
Интерес человека к себе и своему "Я" - исконный и вполне понятный. Осознание человеком своего облика, своих стремлений, мотивов поведения и идеалов, целостная оценка самого себя как чувствующего, мыслящего и действующего существа связана с такой характеристикой структуры сознания, как самосознание. Уже Платон отмечал, что деятельность души - не пассивное восприятие, а собственная внутренняя работа, носящая характер беседы с самой собой. Размышляя, душа "ничего иного не делает, как разговаривает, спрашивает сама себя, отвечая, утверждая или отрицая". Самосознание характеризуется как стремление к осознаванию собственного "Я". Последнее же зачастую принимается за иерархическую вершину в развитии всех способностей и психического аппарата человека.
Является ли самосознание только индивидуальным образованием или оно свойственно социальной общности, этнической группе, той или иной общественной прослойке? Когда какой-либо коллективный субъект, будь то класс или группа, поднимается до осознания своего места в системе общественных взаимодействий, до рефлексивного понимания интересов и мотива-ционной сферы поведения, можно говорить о явно ощутимом строе самосознания. Разные уровни самосознания, личностный и общественный, могут обладать и различной степенью интенсивности самосознания. Она может значительно различаться. От самого общего контроля над направлением и выражением мысли
27-Т.Лешкевич 417

до углубленной рефлексии на тему: "Кто мы, откуда мы, куда идем и на что можем надеяться?".
Основой формирования самосознания является выделение себя из окружающей среды, из круговорота событий, а также определенный образ жизни, который требует от человека самоконтроля над поступками и действиями и принятия личной ответственности за них. Мерой и исходным пунктом отношения к себе выступают другие люди. Можно саказать, что самосознание диалогично. "Лишь отнесясь к человеку Павлу, как к себе подобному, человек Петр начинает относиться и к самому себе, как к человеку"63. Самоотражение приобретает развитую форму самосознания через феномен другого сознания.
Традиционно в качестве базовых данных при изучении человеческого самосознания брались идеи человека о самом себе. Действительно, что может быть дано нам более непосредственно, чем наше собственное "Я". Метод интроекции рассматривался как наиболее эффективный для самопознания. Однако живой акт личностного самосознания трудно поддавался объективизации. Как говорится, легче слепому объяснить свойства красного цвета, чем в рациональных терминах передать суть самосознания. Поэтому в помощь интроекции была призвана интуиция. Бергсон определял интуицию как род интеллектуальной симпатии (от греч. - сопереживание, сочувствие), путь, благодаря которому переносятся в глубь предмета, чтобы слиться с тем, что есть в нем действительного и невыразимого. И если анализ оперировал неподвижным, то интуиция помещала себя в подвижность. Интуитивизм во всех его аспектах, будь то интенция (направленность) или озарение, сохранял примат глубинного созерцания, которое раскрывает человеку внутреннюю суть вещей. И если, когда мы говорим о знании, мы, выражаясь гегелевским языком, предоставляем "материалу свободно существовать вне "Я", то самосознание - это знание, которое не имеет свободы существования помимо "Я". Оно предельно сконцентрировано внутри и вокруг нашего "Я". Чтобы понять самосознание, нужно себя выспросить. Таким образом, философия превращается в
418

диалог. Человек оказывается существом, которое постоянно ищет себя, в каждый момент вопрошает, испытывает и перепроверяет условия своего существования. И лишь благодаря этой возможности давать ответ самому себе и другим человек становится "ответственным" существом.

<< Пред. стр.

страница 7
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign