LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

5.



Когда Учителю угрожали в Куане, он сказал:
- После смерти [чжоуского] Вэнь-вана я - тот, в ком вэнь-культура. Если бы Небо поистине хотело уничтожить вэнь-культуру, то оно не наделило бы ею меня. А коль само Небо не уничтожило ее, стоит ли бояться каких-то куанцев?


6.



Первый министр97 спросил Цзы-гуна:
- Не является ли учитель совершенномудрым? Откуда у него такие способности ко многому?
Цзы-гун ответил:
- Именно небо сделало так, что он стал совершенномудрым, и поэтому обладает большими способностями.
Учитель, услышав его, сказал:
- Первый министр знает меня. В детстве я жил бедно и поэтому научился многому такому, что не имеет никакой ценности. Но разве благородный муж должен обладать способностями ко многому? [Он] не должен уметь делать многое.
Лао98 сказал:
- Учитель говорил: "Меня не использовали [на службе], поэтому я [был вынужден кое-чему] научиться".


7.



Учитель сказал:
- Обладаю ли я знаниями? Нет, но когда низкий человек спросит меня [о чем-либо], то, [даже если я] не буду ничего знать, я смогу рассмотреть этот вопрос с двух сторон и обо всем рассказать [ему].


8.



Учитель сказал:
- Феникс не прилетает, лошадь-дракон с рисунком на спине из реки не появляется, боюсь, что все окончено.99


9.



Когда учитель видел людей в траурных одеждах или в парадных шапках и платьях или слепых, то, хотя они были и моложе его, он обязательно вставал. Если же шел мимо них, то обязательно спешил.100


10.



Янь Юань со вздохом сказал:
- Чем больше [я] всматриваюсь в учение [учителя], тем возвышеннее оно кажется; чем больше стараюсь проникнуть в него, тем тверже оно оказывается. [Я] вижу его впереди, но вдруг оно оказывается позади. Учитель шаг за шагом искусно завлекает людей, он расширяет мой ум с помощью образования, сдерживает меня посредством ритуала. Я хотел отказаться [от постижения его учения], но уже не смог; я отдал все свои силы, и кажется, что его учение находится передо мной, я хочу следовать ему, но не могу этого сделать.


11.



Когда учитель серьезно заболел, Цзы-лу заставил учеников прислуживать ему.
Когда болезнь прошла, учитель сказал:
- Ю давно занимается этим ложным делом! Претендовать на почести, оказываемые сановнику, когда я не являюсь сановником, кого я этим обманываю? Я обманываю небо! Кроме того, разве умереть на руках у подданных лучше, чем умереть на руках своих учеников? И хотя мне не будут устроены великие похороны, разве я умру посреди дороги?101


12.



Цзы-гун сказал:
- Здесь есть кусок прекрасной яшмы. Спрятать ли его в ящик или же подождать, когда за него дадут хорошую цену и продать?
Учитель сказал:
- Продать. Продать. Я жду цены.102


13.



Учитель хотел поселиться среди варваров.
Кто-то сказал:
- Там грубые нравы. Как вы можете так поступать?
Учитель ответил:
- Если благородный муж поселится там, будут ли там грубые нравы?


14.



Учитель сказал:
- Лишь после того, как я возвратился103 в Лу из Вэй, музыка была исправлена, оды и гимны были упорядочены.


15.



Учитель сказал:
- Во внешнем мире служить правителям и сановникам, дома служить отцам - старшим братьям, не сметь не усердствовать в делах похоронных и не пьянеть от вина - что из всего этого трудно для меня?


16.



Стоя на берегу реки, учитель сказал:
- Все течет так же, [как вода]. Время бежит не останавливаясь.


17.



Учитель сказал:
- Я не встречал еще человека, который любил бы добродетель так же, как красоту.


18.



Учитель сказал:
- Вот, к примеру, [заканчивая] возведение холма, я остановился, хотя и осталось насыпать одну плетушку.
Это я остановился.
- Или на ровном месте, [начиная возводить холм,] я продвинулся, хотя и высыпал всего одну плетушку.
Это я продвинулся.


19.



Учитель сказал:
- Всегда внимательным к тому, что я говорил, был, пожалуй, один Янь Хуэй.


20.



Говоря о Янь Юане, Учитель сказал:
- Как мне жаль его! Я видел, как он продвигался вперед, и никогда не видел его стоящим на месте.


21.



Учитель сказал:
- Бывает, появляются всходы, но не цветут! Бывает, цветут, но не плодоносят!


22.



Учитель сказал:
- На молодежь не следует смотреть свысока. Откуда нам знать, сравнится ли следующее поколение с нами? Но если человек к сорока-пятидесяти годам не достиг ничего путного, то он не заслуживает уважения.


23.



Учитель сказал:
- Можно ли не принимать справедливые советы? Но они ценны только тогда, когда сам исправляешься. Можно ли не радоваться желанным словам? Но они ценны только тогда, когда сам задумываешься над ними. Однако если человек радуется, но не задумывается, принимает [советы], но не исправляется, с таким человеком я ничего не могу поделать.


24.



Учитель сказал:
- Стремись к верности и искренности; не дружи с тем, кто тебе не ровня; не бойся исправлять ошибки.


25.



Учитель сказал:
- Можно лишить власти командующего войском, но нельзя заставить простолюдинов изменить свои намерения.


26.



Учитель сказал:
- В рваном халате на старой вате может не стыдиться стоять рядом с одетым в лисью или енотовую шубу, пожалуй, только Чжун Ю! В "[Книге] стихов" говорится: "Не завидует, не заискивает, разве не может он быть добрым?"
Цзы Лу постоянно повторял этот стих, и Учитель сказал:
- Это в порядке вещей, стоит ли за это хвалить?


27.



Учитель сказал:
- С наступлением холодной зимы узнаешь, что сосна и кипарис последними теряют свой убор.104


28.



Учитель сказал:
- Мудрый не испытывает сомнений, человеколюбивый не испытывает печали, смелый не испытывает страха.


29.



Учитель сказал:
- С человеком, с которым можно вместе учиться, нельзя вместе стремиться к достижению правильного пути. С человеком, с которым можно вместе стремиться к достижению правильного пути, нельзя вместе утвердиться [на этом пути]. С человеком, с которым можно вместе утвердиться [на правильном пути], нельзя вместе действовать сообразно обстоятельствам.


30.




Колышатся и шепчут цветы груши.
Разве я не думаю о тебе?
Ведь дом так далек.


Учитель, [услышав эту песню], сказал:
- Не думает? Если б думал, то и даль бы ничего не значила!




Глава X
"Кун цзы"


"В родном дане..."


1.



В родном дане Кун-цзы не был многословным, хотя и казался простодушным, а в главном храме [государя] и при дворе был красноречив, хотя и краток.


2.



[Кун-цзы] при дворе [в ожидании выхода правителя], если разговаривал с низшими сановниками, был мягок и любезен, а если беседовал с высшими сановниками - вежлив и прям. Когда правитель выходил, он выказывал благоговение, но держался с достоинством.


3.



Когда государь поручал ему принимать гостей из других царств, то лицо его как будто преображалось и походка менялась. Когда он в знак приветствия подавал руки стоящим слева и справа, то платье его спереди и сзади казалось расправленным. Когда он спешил навстречу [гостям], то был похож на птицу с распростертыми крыльями. Когда посланники удалялись, он докладывал всегда правителю: "Посланники ушли и назад не оглядывались".


4.



Когда [Кун-цзы] входил в дворцовые ворота, то пригибался, будто боялся, что не пройдет. Посредине ворот не останавливался и проходил, не наступая на порог. Когда подходил к престолу правителя, лицо его преображалось, колени подгибались и слов ему будто не хватало. Поднимался в зал, подбирая полы одежды, пригнувшись и затаив дыхание, словно не дышал. А когда выходил из зала и спускался на одну ступень, на вид был уже ровным и спокойным. Спускался вниз быстро, как на крыльях. Когда возвращался на свое место, казался умиротворенным.


5.



[Кун-цзы] нес нефритовую табличку105 так, будто кланялся, будто не мог удержать ее. То поднимал ее высоко, словно приветствовал, то опускал вниз, словно делал подношение. Выражение лица его постоянно менялось, он шел мелкими шажками, не отрывая ног от пола. При поднесении подарков он был сдержан, после церемонии в частной беседе был весел.


6.



Конфуций не оторачивал своего воротника темно-красной или коричневой материей. Не употреблял на домашнее платье материи красного или фиолетового цветов [как цветов промежуточных, более идущих женскому полу]. В летние жары у него был однорядный халат из тонкого или грубого травяного полотна, который при выходе из дому он непременно накидывал поверх исподнего платья, [чтобы не просвечивало тело]. Поверх нагольной шубы из черного барана он надевал однорядку, поверх пыжиковой - белую, а поверх лисьей - желтую. Меховой халат длинный (для теплоты), с коротким правым рукавом (для удобства в работе). Во время поста он непременно имел спальное платье длиною в 1 1/2 роста [для прикрытия ног]. В домашней жизни он употреблял пушистые лисьи и енотовые меха. По окончании траура он носил [на поясе] всевозможные привески. Если это было не парадное платье [для представления ко двору и жертвоприношений, которое делалось из прямых полотнищ с оборками вокруг поясницы - юпка], то оно непременно скашивалось вверху. Барашковая шуба и черная шапка не употреблялись при визитах с выражением соболезнования. Первого числа каждого месяца он непременно одевался в парадное платье и являлся ко двору.


7.



Во время поста [Кун-цзы] всегда надевал чистое платье из простого полотна, ел другую пищу106, всегда покидал комнату107, где обычно спал.


8.



Если каша была не из отборного обрушенного зерна, если мясо было нарезано не достаточно мелко, если каша от долгого хранения прогоркла, ничего этого он не ел. Испортившуюся рыбу и протухшее мясо не ел. Продукты, имевшие дурной вид и запах, не ел. Плохо сваренное не ел, несвежее не ел. Неправильно разделанное мясо не ел. Если не было соответствующей приправы, не ел. Хотя бы мяса было и много, не ел его больше, чем риса. Только в вине не ограничивал себя, но не пил допьяна. Вина и мяса, купленного на рынке, не употреблял. От имбиря никогда не отказывался. [Обычно] ел немного.
При жертвоприношениях в храме правителя не допускал, чтобы жертвенное мясо [главного животного] оставалось на второй день. Жертвенное мясо [других животных] не должно было лежать более трех дней. Еслионо пролежало три дня, то не ел.
Во время еды он не вступал в беседу, во время сна не говорил.
Хотя бы пища его состояла из простой каши или овощного супа, он непременно отделял немного для жертвоприношений и делал это с большим благоговением.


9.



Если циновка была постлана неправильно, он не садился.


10.



Когда жители [его] общины108 собирались на церемонию распития вина, он вставал лишь после того, как выйдут старики.
Когда жители [его] общины изгоняли злых духов109, то он в парадной одежде стоял на восточной части крыльца.


11.



Если он посылал кого-либо в другое царство с поручением, то дважды кланялся посланнику110 и лишь потом отпускал его.
Когда Канцзы111 преподнес лекарство, [Учитель] с поклоном принял его, сказав: "Я еще не разобрался, что это за лекарство, поэтому не смею опробовать".


12.



Сгорела конюшня.
[Учитель], только что вернувшийся из дворца, спросил:
- Люди не пострадали?
И не спросил о лошадях.


13.



Когда правитель жаловал его кушаньем, то он всегда сначала pacnpaвлял циновку и тотчас отведывал его. Когда правитель жаловал сырым мясом, то всегда отваривал его и прежде подносил предкам. Когда правитель жаловал живой скот, то всегда откармливал его. На трапезе у правителя, дождавшись, когда тот принесет жертву предкам, первым начинал есть.112
[Кун-цзы] заболел, и правитель пришел проведать его. [Кун-цзы] отвернул голову от востока113, накрылся парадной одеждой и поверх перекинул пояс.
Когда правитель повелевал прибыть [во дворец], Кун-цзы, не дожидаясь, пока заложат повозку, отправлялся пешком.


14.



Войдя в Великий храм, он расспрашивал о каждой мелочи.


15.



Когда умер друг и некому было похоронить его, он сказал:
- Я похороню.
Принимая подарки друзей, будь то повозка или лошади, но не жертвенное мясо, сам не кланялся.


16.



Когда он спал, то не лежал, как мертвый; когда был дома, то не сидел, как при гостях.
Когда [Кун-цзы] встречал человека в траурном одеянии, хотя бы и давнего знакомца, он всегда принимал [скорбный] вид. Когда встречал кого-либо в церемониальной шапке или слепого, как бы часто ни видел их, всякий раз был почтителен. Когда сидя в повозке, встречал одетого в траур, то отвешивал поклон, опершись на поручни. Когда встречал людей, несущих государственные подворные списки населения, был так же почтителен к ним. Когда видел щедро накрытый стол, всегда вставал с выражением почтения на лице. Во время грозы и бури он всегда менялся в лице.


17.



[Кун-цзы] поднимался на повозку, держа прямо спину и ухватившись за веревочные поручни. Сидя в повозке, назад не смотрел, быстро не говорил и распоряжений не давал.


18.



Поднимаясь как-то в повозке по горной дороге, увидел фазанов. [Кун-цзы] изменился в лице. Фазаны взлетели, сделали круг и сели вместе.
[Кун-цзы] сказал:
- Эти фазаны знают свое время, знают свое время!
Цзы Лу хлопнул в ладоши, они поднялись и улетели.114




Глава XI
"Сянь Цзинь"


"Сначала изучали..."


1.



Учитель сказал:
- В отношении ритуала и музыки наши предки были неискушенными людьми, потомки же являются благородными мужами. Если я буду применять их, я последую за предками.115


2.

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 14)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign