LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 26
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

языке художников) пространственное представление сотворенного - естественное
условие их существования. Просто невозможно представить себе в реальной жизни
плоскостной архитектуры, если это не план, не проект на бумаге, или плоскостной
скульптуры, любого предмета декоративно-прикладного искусства, будь это всего на
всего лишь любое украшение или настенное панно из любого материала: дерева,
керамики, фарфора, фаянса, глины, пластиков и т. п. Поэтому использование
пространственных возможностей рассматриваемых искусств является одной из главных
выразительных возможностей их языка,: объемы и их самое разнообразное
соотношение; силуэт и его вариации с различных точек освоенного и доступного
зрителю пространства; светотеневые эффекты в различное время года и в различное
время суток; динамика форм различных элементов произведения и, как и в любом
произведении искусства, соответствие формы содержанию.
Надо сразу отметить, что еще с глубокой древности мастера пластики усиленно
искали возможности выражения в разных материалах основных начал или принципов
духовной жизни. В самых ранних из найденных статуэток древнейшие скульпторы
старались в камне, дереве, кости подчеркнуть огромное значение женщины как
хранительницы жизни и продолжательницы рода человеческого, наполняя именно ее
образ таким духовным содержанием, в чувствовании которого и родилось
представление о красоте как высшем духовном знаке жизни. Эта линия в развитии
пластических искусств займет потом главенствующее положение: скульпторы все
больше сосредоточивали внимание на раскрытие всего богатства духовной жизни
человека, начав с выражения духовных аспектов повседневной жизни его и
постепенно поднявшись до постижения в пластике его высших духовных взглядов:
совершения героических поступков, проявления высшего благородства, духовной
стойкости, отваги и т. п.
Самое интересное заключается в том, что с глубочайшей древности принципы
раскрытия различных сторон жизни человека и их духовной насыщенности
закладывались и в строительство жилищ, поселений, а позже и городов. Никто
сейчас не установит точно с какого из древнейших городов на нашей планете это
началось -- разделение каждого населенного пункта на три части, слитых в
гармоническое целое: обязательно закладывался (проектировался, говоря по
современному) центр религиозной жизни (во всех городах древнейшего Шумера
обязательно имелся храм наиболее почитаемой в них богини), затем рядом или
вокруг этого центра духовной жизни располагался центр общественной жизни, а
потом шли жилые кварталы, то есть создавались центры частной или повседневной
жизни людей. Эта стихийно сложившаяся схема построения городов, видимо, с
древности настолько устраивала людей, что она прошла через столетия и
тысячелетия существования человеческой культуры почти в неизменном виде. Может
наиболее классическим выражением такой схемы строительства крупных городов
являются древние Афины, принципиальная схема строительства которых сохранилась и
в наши дни. Центральный и самый высокий холм Акрополя, на котором еще в
древности были построены храмы покровительницы города богини Афины, стал
центром, вокруг которого на более мелких и плоских холмах Агора, Ареопаг и Пникс
располагался политический центр города (Агора - высшее демократическое собрание,
Ареопаг - место заседаний совета старейшин, Пникс - народные собрания разного
назначения), а далее шли жилые кварталы, в которых протекала повседневная жизнь
древних афинян. Точно по такому же принципу чуть позже были построены и морские
ворота Афин город-порт Пирей, соединенный шестикилометровым коридором,
заключенным в каменные стены, с Афинами. В дальнейшем все крупные города
строились по такому же принципу. Поэтому и ныне, попадая почти в любой город
мира, вы увидите в центре главный храм или кафедральный собор города, как
правило узнаваемый каждым и видимый почти с любого конца города, ибо он
располагается на естественном или искусственном возвышении. В ближайшем
окружении этого духовного центра располагаются многие другие центры духовной
жизни: музеи, театры, картинные галереи, музыкальные центры и т. д. и т. п. и
потом уже идут центры проявления общественной активности человека, отодвигая все
дальше и дальше жилые кварталы. Рим, Москва, Константинополь, Киев, Александрия,
Иерусалим, Каир, Марсель и многие другие города построены на холмах и
удивительно используют ландшафтные выразительные возможности для создания своих
неповторимых и своеобразных обликов, довольно точно соответствующих характеру
населяющих их людей. Дело даже не в соответствии архитектуры и всей атмосферы
городов характеру населяющих их людей, а в выражении архитектурой и атмосферой
городов самого существа духовных запросов, потребностей жителей, всей их
духовной жизни.
Когда кто-то из умных людей (теперь это уже никто не восстановит, кто и когда)
пустил в повседневный обиход замечательное выражение о том, что архитектура -
это застывшая музыка, он и не подозревал, на сколько этим точно схвачено
состояние духа города, каждый из которых все-таки имеет свой неповторимый
архитектурный облик. А к музыке этот умный человек обратился, наверняка, потому,
что именно музыка наиболее полно и понятно для всех людей, наиболее глубоко
постигает и выражает духовную жизнь людей. Приезжая или прилетая в любой город,
человек с развитой чувственностью уже на вокзале или в аэропорту чувствует ритм
жизни города, в который он приехал или прилетел, биение пульса жизни в этом
городе. Потом, проходя по улицам и площадям, паркам и скверам, переулкам и
закоулкам города, спокойно созерцая архитектурный облик города, прослеживая по
архитектурным сооружениям историю строительства, творения города населявшими его
людьми, этот духовно зрелый наблюдатель и созерцатель по архитектуре готовится к
общению с жителями этого города, настраивается на их жизненный тонус. Без этой
серьезной духовной подготовки к встрече не только с жителями города, но и с
самим городом затруднительно бывает общение с ними и выработка представлений об
образе города, которыми потом можно поделиться с друзьями, близкими и родными
людьми. Конечно, современному человеку помогает всякая съемочная аппаратура. Но
чувственно-эмоциональная память оказывается все-таки более живой и действенной,
особенно она становится оживленной при встрече Нового года, когда каждый
отчитывается о своих самых сильных впечатлениях и переживаниях в заканчивающемся
году. Ведь и в своей душе в предновогоднюю ночь каждый наводит какой-то порядок,
выстраивая все прочувствованное и пережитое за год по своеобразному ранжиру.
Может быть духовное наполнение архитектуры (и внешнее - экстерьерное, и
внутреннее - интерьерное) российские школьники лучше всего усвоят по
пластическому, образному решению храмов в различных регионах России, по их
внутреннему оформлению и насыщению пластикой, фресками, иконами, иконостасами,
царскими вратами, раками и т. п., особенно по художественному решению усадеб,
которых по всем областям России было настроено великое множество (здесь все
решалось в едином художественном замысле - строения, парки, сады, водные
пространства, пейзажная перспектива, ансамбли строений разного назначения и,
конечно, интерьеры), но особую напряженность духовной жизни они могут
почувствовать и понять при посещении памятных мест жизни великих российских
поэтов, писателей, художников, музыкантов, которые также разбросаны по всей
необъятной российской территории. Например, побывав в Михайловском и Тригорском
Псковской области, в Болдино Горьковской области, в Тарханах и Белинском
Пензенской области, ребята не смогут не почувствовать разницы в поэтическом
строе и настрое, в художественных пристрастиях и воззрениях А. С. Пушкина, М. Ю.
Лермонтова и В. Г. Белинского. Приехав же в имение Ф. И. Тютчева Овстуг в
Брянской области, или в Спасское-Лутовиново Орловской области, в Ясную Поляну в
Тульской области, в г. Тихвин Новгородской области, село Константиново Рязанской
области, село Карабиху в Ярославской области, в Щелыково Костромской области,
ребята более глубоко и основательно постигнут творчество Ф. И. Тютчева, И. С.
Тургенева, Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, С. А. Есенина, Н. А. Некрасова,
А. Н. Островского. Им в этом помогут и природа, и архитектура, и интерьеры и
весь вещный мир великих художников русского слова или российской словесности. Но
ведь можно же побывать в Красноярске в доме, в котором родился, рос и
формировался художник В. И. Суриков, побывать в Звенигороде, в городке Плес на
Волге, поездить по подмосковным деревням, походить по московским паркам и
дворам, побывать в Марфино и Середниково, Шахматово и в Клину, Фроловском
Поленово и г. Таруса и в Болшево, чтобы душевно и духовно припасть к великому
духу Исаака Левитана и Алексея Саврасова, Василия Поленова, Михаила Лермонтова и
Александра Блока, Петра Чайковского и Константина Паустовского. На Руси было
столько великих духовников во всех областях человеческой жизни и духовного
творчества, что во всех регионах России всегда почти рядом со школой, лицеем,
гимназией и колледжем найдется интереснейшее в художественно-- эстетическом
отношении место, в котором либо родился и формировался великий художник, либо
творил на благо всех людей Земли. У нас просто нет возможности перечислить все
такие места, но нельзя все-таки не упомянуть Таганрог, где во всем жив дух А. П.
Чехова и П. И. Чайковского в маленьком, но уютнейшем и насыщенном музыкой музее
великого композитора, в малюсенькой лавке, в которой начинал свою взрослую жизнь
Антоша Чехов, нельзя обойти вниманием и Подмосковное имение А. П. Чехова
Мелихово, где чеховское присутствие чувствуется буквально во всем, все дышит
Чеховым и все вводит в его предельно гуманное творчество.
Короче говоря, и у педагога и у ребят в связи с изучением этой темы появляется в
каждом городе или селе великолепная возможность через архитектуру увязать в
единый узел духовное богатство всех искусств и всех уроков, которым в тех или
иных классах они отдали немало сил и времени, нередко упуская великолепные
возможности литературы, музыки, рисования, черчения, природоведения и т. п.
оказать существенное влияние на весь строй и настрой нашей жизни. Теперь сюда
добавились еще и уроки краеведения, которые в совокупности со всеми
художественными предметами естественно и органично впишут жизнь ребят в их малую
родину, через которую только и лежит путь к Родине.
1.Что вы относите к изобразительным искусствам?
2.Что такое архитектура? Какие архитектурные памятники и скульптурные монументы
вы знаете в вашем родном городе?
3.Почему изобразительные искусства и архитектура называются еще и пластическими?
4.Что такое колорит, нюанс, композиция?
5.Какие виды искусств использует архитектура?
6.Какое место в архитектуре занимает храмовое строительство?
Тема 6. Жизнь человеческого духа в звуке и музыкальной
пластике
Из темы общения на предыдущем занятии можно было бы естественно и органично
перейти к вопросу художественного освоения человеком звуков и выражении в звуке
невероятного эмоционального богатства человека. Тем более, что архитектурная,
живописная пластика так и просятся перерасти в музыкальную пластику. И если
живописная пластика, говоря словами испанского философа XX века Ортеги и
Рассета, жизненное начало в его пространственном выражении, то музыкальная
"пластика" - это жизненное начало в его временном выражении. Ведь музыка при
любом ее старании никак не может представить себе жизненное начало развернутым в
пространстве или хотя бы на плоскости. Зато она обладает неограниченными
возможностями давать временную развертку жизненного начала, особенно жизни
человеческого духа в его чувственно-эмоциональном выражении. й поскольку мы с
вами говорили, что человек значительно больше живет в миру чувств чем в мире
разума, то музыка и есть среди всех искусств то искусство, которое дает
человеческому духу возможность вечной жизни. Она закрепляет в сочетаниях
гармонизированных звуков душевные движения людей, в которых наиболее полно
выражается отношение человека к окружающему его миру. В этих же душевных
движениях и отношениях с миром, собственно и состоит жизнь. Тот же Ортега и
Гассет говорил, что "жизнь - это обмен субстанциями, а следовательно,
сожительство, сосуществование, сеть тончайших взаимоотношений, в процессе
которых субстанции поддерживают, питают, придают друг другу силы"[2]. Так же как
живопись придает возможность изображенному, именно живописно изображенному,
вечной жизни, так и музыка, именно музыкальное выражение чувств и эмоций есть
придание вечной жизни пережитому человеком опыту чувственных взаимодействий его
с миром. И не по какой-либо иной причине, кроме той, что в тончайших душевных
взаимоотношениях, в чувственности человека кроется глубокое интуитивное знание,
которое точнее и тоньше, целесообразнее и эффективнее вписывает человека в
окружающую его реальную действительность - природную и человеческую. Недаром же
в философских учениях Востока и Античности (то есть древних времен)
интуитивно-врожденное (то есть переданное человеку по наследству, я бы сказал по
социальному наследованию, социальной генетике) знание почиталось высшим знанием.
И именно через него только и мог человек постичь сущность музыки. Разумеется

древние не полагали, что каждый человек может постичь сущность музыки.
Интуитивно-врожденное знание требует уже от каждого конкретного человека
напряженной работы собственного духа. В этой направленной работе человек
"овладевает своими чувствами", и это овладение как раз и раскрывает ему сущность
музыки. Древние полагали, что овладеть своими чувствами может только философ, и
только ему оказывается "по зубам" постичь сущность музыки. Тогда возникает
вопрос совсем непростого порядка: огромное число музыкантов (и творцов музыки и
ее исполнителей) не являются философами ни по складу дарования, хотя можно
назвать и немало музыкально-философских дарований, ни по опыту собственных
рефлексий сферы своего музыкального творчества, они тоже не постигают сущности
музыки? Ведь они жизни своей не представляют вне музыки и воспринимают все
происходящие в реальной жизни события и отношения через мир звуков и их
гармонизированных сочетаний.
Древние выделяли философа среди всех смертных за его способность или
таинственное умение созерцать. Ну, скажите пожалуйста, проявил ли "таинственное"
умение созерцать выдающийся российский композитор Георгий Свиридов, когда он,
путешествуя по деревням и городам Курской области всей душой воспринял
"таинственную красоту" народной песенной мелодики и передал эту "таинственность"
всем слушателям в оратории "Курские народные песни"? Или когда он же писал
чудную, божественную музыку к пушкинской "Метели" и в свое время писал музыку на
стихи С. А. Есенина. Во всех этих, да и многих других его вещах стихая народного
интонирования и музицирования обретала удивительные формы организованности и
чувственно-эмоциональной осмысленности. Миллионы слушателей его музыки
приобщались к великой тайне народной и профессиональной мелодической
организованности звуков, которые берут за душу и старых и молодых. В отношении к
настоящей, человечной и великой музыке нет разделения людей на возрасты. Ей, как
и любви, действительно все возрасты покорны, поскольку ее воздействие на эмоции,
чувства, настроения, на настрой жизни всегда благотворно. Это доказывается и тем
фактом, что уже не одну сотню лет наблюдается устойчивая тенденция роста
пристрастности и причастности к серьезной, как ее нередко называют, классической
или попросту настоящей великой музыке и охлаждение юношеского пыла к, так
называемой, легкой или молодежной музыке.
Можно по этому поводу сказать, что с возрастом у человека меняется собственные
биоритмы, и он естественно переходит к более спокойным и жизненно основательным
ритмам классической или серьезной музыки, конечно, не отказываясь совсем и от
легкой музыки. А можно на это обстоятельство посмотреть и с точки зрения
духовного созревания личности, выработки у нее высокого
художественно-эстетического вкуса, существенно влияющего на выработку
потребностей духа личности в музыке, которая дарит истинно духовное наслаждение.
Ведь взрослый человек приобретает собственным опытом оценки своих чувственных
состояний и своего опыта погружения, как говорили в древней Индии, в состояние
раса. "Раса, - отмечает И. Герасимова, - не есть простая чувственная эмоция, а
эмоция, преображенная в интуитивно-духовное состояние ума, именуемое "высшим
блаженством". Оба состояния - логическое и эстетическое оказываются
тождественными глубинному смыслу, являясь лишь различными формами его выражения.
Отсюда музыкальное понимание составляет лишь аспект глубинного внутреннего
понимания"[3]. Скажите мне, пожалуйста, найдется ли когда либо человек,
испытавший высшее блаженство и не желающий его достичь снова и снова? Вот на
атом фундаментальном основании жизни человеческого духа и зиждется устойчивая
тенденция "прорастания" почти каждого культурно развитого человека из легкой,
повседневной, сиюминутной музыки к жажде погружения в музыку серьезную, вечную и
просветляющую душу человеческую. И это относится ко всем видам искусства, то
есть ко всей художественно-эстетической жизни человека. Художественное и
эстетическое чувство и вкус, возникнув в личности под влиянием ее встреч с
высокими произведениями искусства и закрепившись в константных психических
образованиях личности, становятся возбудителями все новых и новых потребностей
личности во встречах с искусством, они постоянно поддерживают интерес личности к
проблемам духовной стороны ее жизни.
Нельзя упускать из виду при разговоре о музыке и жизни человека в мире музыки
то, о чем мы говорили в самом начале изучения нашего курса, что каждый человек
рождается и живет со своими биоритмами Но в процессе жизни ритмы эти не остаются
неизменными. И отмеченная нами сейчас устойчивая тенденция перехода личности от
преимущественного потребления разной по характеру, строю, ритмам, стилю музыки
говорит о том, что само развитие музыки от сиюминутной, злободневной и
повседневной к вечной соответствует глубинным жизненным закономерностям. Более
того, само движение музыки от освоения или намеренного использования
дисгармоничных звуков ко все более и более глубинным гармониям отвечает
естественному стремлению человека к достижению прежде всего
чувственно-гармоничного взаимодействия со всем окружающим миром. Поэтому вполне
логично заключить, что по мере взросления человека, по мере обогащения всего его
жизненного опыта его собственные критерии гармонического взаимодействия с миром
меняются. Изменения эти при всех возможных колебаниях и зигзагах все-таки
устремлены к достижению человеком все большего и большего удовлетворения своим
положением в мире. Не забудем о том, что человек ведь наделен родовым
стремлением к красоте, которое удовлетворяется в конце концов тем, что в жизни
личности реализуются все ее потенции к совершенствованию и гармонизации своего
внутреннего мира с миром внешним. Так и только так может осуществляться выход
человека на ритмы Космоса и на раскрытие им своих высших творческих начал,
торжествующих свои победы в создании Прекрасного.
История духовно-творческого развития человечества говорит также о том, что,
достигнув состояния способности творить Прекрасное, человек уже не
руководствуется разумом, но творческой волей, в которой гармонично слиты
эмоционально-чувственные его состояния и его интеллектуальная мощь. Только в
этом состоянии, мы уже говорили об этом в связи с проблемой эстетического
воспитания, личность обретает свободу действий, хо есть свободу проявления своих
высших начал. Тело человека обретает пластическую раскованность, руки начинают
творить мир из себя, из высших гармонических устремлении личности. На всем этом
творимом мире, разумеется, будет лежать печать тончайших душевных стремлений и
состояний личности. А музыка, собственно и есть, как отмечал А. Ф. Лосев
движение души, выраженное в движении мелодии, в интонационном строе музыкального
ряда. Тут И. А. Герасимова безусловно права, говоря, что "душа, настроенная на
космический лад, способна улавливать ритмы Вселенской гармонии и созерцать
сущность вещей земного плана, - об этом свидетельствуют все древнейшие
учения"[4]. Именно древневосточные мудрецы утверждали: "У всех, чья способность
слышать относится к одному и тому же виду пространства, проявляется свойство
слуха, присущее данному пространству"[5].
Здесь мы и перейдем к рассмотрению вопроса о музыкальной терпимости к самым
различным музыкальным предпочтениям, которые встречаются у людей разных
возрастов, национальностей и рас. Здесь также как и в религиозных верованиях
надо предоставить каждому человеку свободу выбора или свободу совести. Ведь
любой духовный запрет приводит к прямо противоположным результатам тому, к чему
стремится запрещающий. Лучше всего, очевидно, надо бы сосредоточить внимание на
том, чтобы создавать пространства жизни разных возрастов и разных поколений,
которые бы пробуждали у людей способности слышать сегодня это пространство, а
завтра то, которое возникнет в результате естественного ли или искусственного
изменения его слуховых, музыкальных параметров. Слишком много в наше время (как,
впрочем, и во все времена было) развелось "распорядителей" тех или иных
музыкальных пространств, которые стремятся подчинить своему и только своему
слуху способности слышать огромных масс людей. Одни выступают с предложениями
немедленно запретить всю молодежную музыку и насильственно навязывать всем и вся
только классическую музыку. Другие, наоборот, говорят, что только в молодежной
музыке и есть хоть какая-то жизнь, которая уже, якобы, ушла из серьезной,
классической музыки. Третьи, предлагают из классической музыки убрать всю
оперную и балетную музыку. Четвертые, ратуют за хард-рок и хеви-металл и т. д. и
т. п. Прошло почти 25 веков с того времени, когда Платон в "Законах" предписывал
древним грекам, какие песни и какую музыку можно допускать к участию в
воспитании подрастающих поколений, а какую нельзя, какие песни возбуждают
воинственный дух, укрепляют мужество и волю, а какие расслабляют человека,
делают его изнеженным и непригодным для серьезной жизни в обществе. Все наверное
знают и помнят, что из этого запрета ничего не вышло и не могло выйти, что это
было чисто утопическое пожелание, которое никогда не могло быть исполнено. И тем
не менее и в наши дни находятся люди, которые занимают ту же по существу
позицию. Платону можно простить: он жил в то время, когда человека знали еще
слабо, многих изучающих человека наук не было и в помине. Но мы-то живем в
насыщенном гуманитарными знаниями пространстве и совершенно не слышим, часто,
звуков этого пространства. Хотя мы из художественного опыта человечества знаем
композиторов и вообще людей с "цветным слухом", художников с "музыкальным
видением", поэтов с "живописным воображением", архитекторов и конструкторов не
только с музыкально-живопсиным воображением, но и с музыкально-ритмически,
живописными руками. Здесь у педагога, хорошо знающего творчество, например, Н.
А. Римского-Корсакова, А. Н. Скрябина, Б. В. Асафьева, М. К. Чюрлёниса, Г. В.
Свиридова, Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, А. С. Пушкина, И. А. Бунина, А. А. Блока,
А. А. Ахматовой открывается возможность интересного обсуждения с ребятами
проблемы разнообразных необычных воображений, видений и чувствований. Например,
творчества литовского поэта, художника и замечательного композитора Николаюса
Чюрлениса может раскрыть некоторые тайны богатейшей чувственности человека.

Нестеровская живопись может открыть возможность постижения музыкально-живописной
культуры великого русского художника. Примеров можно назвать много и все равно
всего не перечислишь.
Школа как социальный институт широкого человекотворческого назначения и
педагогика как наука, изучающая опыт формирования человечеством подрастающих
поколений, введения их в добытые знания и наработанную культуру, вырабатывающая
принципы, методы и механизмы передачи от поколения к поколению всех накопленных
богатств духовной жизни людей, просто не могут не знать и не помнить, что самым
важным и самым эффективным фактором процесса подготовки новых поколений людей к
творчески-созидательной жизни является обеспечение условий свободного,
непринужденного, добровольного вхождения ребенка в культуру и цивилизацию.
Способов создания условий свободного развития ребенка выработано невероятное
количество. И все они исключают запрет на что-либо, насильственное погружение в
знания и в арсенал духовных богатств человечества.
Это отнюдь не означает, что взрослые должны все пустить на самотек, отдать во
власть стихии. Это только требует от взрослых умелого изменения всей жизненной
(материальной и особенно духовной, нравственной) среды, атмосферы, в которой от
возраста к возрасту формируется, обучается, воспитывается, образуется и
развивается ребенок. Если будет, например, в обществе создано такое слуховое
пространство, в котором есть самые разнообразные ритмы, мелодические,
интонационные, звуковысотные, тональные образования, можно рассчитывать на то,
что постепенно растущий человек будет естественно и закономерно переходить с
одного слухового уровня на другой, соответственно тем движениям своей души,
которые уже пробудились, сформировались и требуют своего естественного
совершенствования и развития. Да, конечно, может случиться и такое, что кто-то
из ребят застрянет на какой-то ступени своего развития на более длительное, чем
обычно это длится, время. Тут потребуются какие-то дополнительные усилия,
подсказанные индивидуальными особенностями застрявшего. Но не ломка
индивидуальности, не насильственное принуждение ускорить темп развития. Это
опасно срывом или психологическим сломом, который трудно бывает выправить.
Может быть ребята, изучающие этот курс, еще не готовы к восприятию разной
музыки. Они еще слишком привязаны к тому, что ежедневно и ежечасно звучит,
гремит, грохочет с экранов телевизоров, из радиоприемников. Но было бы
прекрасно, если бы школа имела разнообразную музыкальную аппаратуру, пластинки,
диски и кассеты с записями самой разнообразной музыки. Тогда у педагога имелась
бы прекрасная возможность посвятить несколько уроков прослушиванию разной музыки
и разговора о ней, пока она на слуху у ребят, в их душах и душевных движениях.
Для этого не надо знать музыкальную грамоту. Нужно иметь открытую ко всему
прекрасному и гармоничному душу. А под какую-то очень ритмичную и мелодичную
музыку можно и подвигаться на уроке.
Ведь музыкальная ритмичность сказывается не только на жизни нашей души. Она
влияет и на нашу телесность, подчиняет себе наши движения, придавая им большую
пластичность, плавность, выразительность. К сожалению в наших школьных
учреждениях любого тина отсутствует ритмика как гуманитарная дисциплина,

формирующая культуру телесных движении человека, через которую он также входит
во Вселенскую гармонию.
Короче говоря, педагог на этом занятии имеет исключительную возможность показать
гармоническое единство жизни духа и тела человеческого.
1. Что такое музыка и какое место в вашей жизни она занимает?
2. Как вы думаете, может ли человек прожить без музыки?
3. Какие жанры музыки вы знаете и какие предпочитаете, почему?
Тема 7. Единство духа и тела в музыкальной пластике ( танец, хореография -
балет)
Если музыка сама по себе обладает огромной силой духовного воздействия на
человека, то во сколько же крат увеличивается ее сила, когда она естественно и
органически соединяется с человеческим голосом и пластикой движений
человеческого тела. Именно на этом естественном и органическом соединении и,
следовательно, усилении духовного заряда музыки и возник в XVI веке оперный
театр, а в XVI-XIX веках балетный театр или оперное и хореографическое
искусство. Постепенно осваивая глубинные основы музыки, человечество пришло к
осознанию того факта, что человеческий голос является самым совершенным
инструментом, с помощью которого можно передать самые тончайшие движения души
человеческой. Дело в том, что человеческий голос способен к таким нюансировкам
интонаций, передачи душевных переживаний и духовных состояний, к каким не всегда
способна даже скрипка - одно из величайших творений человеческого гения. Людям
не известны такие радости, страсти, боли, гнев и негодование человеческое,
которые не могли бы быть интонационно выражены голосом человеческим. Один из
крупнейших теоретиков и практиков музыки, известнейший и крупнейший русский
композитор Борис Асафьев разработке интонационной основы музыки уделил основное
внимание и в теории и в музыке балетов "Бахчисарайский фонтан", "Пламя Парижа",
"Барышня-крестьянка", "Весенняя сказка", "Кавказский пленник", "Красавица
Радда", "Милица", "Ночь перед рождеством", "Партизанские дни", "Суламифь",
"Утраченные иллюзии", "Франческа да Римини". Как крупнейший музыкант Б. Асафьев
исходил из того, что интонированную музыку с неменьшим успехом, чем голосом,
человек может передать и пластикой человеческого тела, движением, жестами и
мимикой.
В XIX же веке возникла и еще одна разновидность музыкального театра - оперетта
или музыкальная комедия, которая органически соединила интонационные возможности
музыки, человеческого голоса и хореографии, или пластики и выразительности
человеческого тела и движения. Поскольку она целиком и полностью сосредоточилась
на комических аспектах любви человеческой, а Любовь сама по себе тема вечная, то
оперетта или музыкальны комедия, не рассчитывая на закрепление вечности и на
вхождение в Вечность, тем не менее оказалась так и так причастной вечности. и
основоположники и самые выдающиеся создатели оперетт Ж. Оффенбах, И. Кальман и

<< Пред. стр.

страница 26
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign