LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 25
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

И. И. Обломова)... Но ведь и И. И. Обломов мечтатель. В известном смысле идеал
для людей движитель жизни с мощным зарядом энергии. Из этого заряда каждая
личность берет то, что больше всего соответствует ее особым личностным силам и
способностям. И это изъятие из идеала, наиболее соответствующего данной
личности, опять-таки происходит на чувственно-эмоциональном уровне: если
человека какая-то сторона идеала не захватит, не очарует или не заразит, как
говорил Л. Н. Толстой, то в ней ничего и не останется от него. Головное,
рациональное восприятие идеала, как правило, не бывает действенным. А если
внешне и захватывает как будто личность, то неглубоко и не надолго, а по
существу для личности не жизненно важно и не творчески.
Вот потому-то и ответ на вторую часть поставленного нами вопроса является
однозначным: потому, что искусство и только оно представляет идеальный образ в
конкретно-чувственном воплощении. Идеал это не выхолощенная жизнь, а реальная
жизнь людей, видящих свои изъяны, недостатки, ошибки и промахи, но всегда
находящих в себе силы прочувствовать, познать и понять свои промахи, разум и
волю для неповторения их в дальнейшей жизни. Это образы людей, которые своими
реальными поступками и действиями, своим отношением к людям несут в себе
какие-то идеальные начала, которым хочется подражать или которые по своему
хочется воспринять и реализовать в своей собственной жизни.
Вряд ли искусство и родилось и культивировалось людьми, если бы в нем не
воплощалось в образах идеальное начало - высшая мечта человечества о счастье,
благополучии, справедливости, добре и красоте. Даже существование в сознании
миллионов и миллионов людей представлений о высшем творческом существе Боге, в
каком бы обличии он не представал, не снимает, не изымает из их сознания
представлений об идеале. Ибо это земные представления, вернее представления
земных, реальных людей, а не высших, недосягаемых и непостигаемых умом высших
духовных существ. Идеал хоть в какой-то мере, хоть и очень медленно и с большими
усилиями со стороны самих людей, но реализуется. Потому он и оказывает
действенное влияние на волю людей, вливая в них животворные силы. Вера же в Бога
ставит людей в положение существ, зависимых от воли Всевышнего, Первотворца,
больше обрекает личность на созерцательность, нежели на творческую активность.
Люди почему-то в верованиях своих забывают о том, что, согласно Библии, Бог
сотворил человека по образу и подобию своему. А его образ - это прежде всего
Образ Творца. Почему же, веруя в Бога, человек часто не верит в свои собственные
творческие потенции и силы и ждет спасения от всемогущего за свои земные
прегрешения, ища его в покаянии и раскаянии, в получении на исповеди отпущения
грехов своих земных. За земные прегрешения и надо искать прощения в делах
земных, а не у Всевышнего, в Духе.
Вот искусство как раз и погружает художественную жизнь личности в атмосферу
земных душевных и духовных, материальных и идеальных дел, действий и поступков.
Ибо даже в иконах, в религиозных сюжетах картин, храмов, романов, поэм,
песнопений и хоралов художник говорит прежде всего о земной жизни людей. Она и
отличает одного иконописца от другого их взглядами на мир и на жизнь людей. А в
русской православной иконописи изображению облика святого уделяется не больше
внимания, чем изображению в клеймах его земных деяний, за которые он и поднят
благодарной памятью людей в высшие сферы Духа, в сонм святых. Иисус Наввин сам
прошел через многие земные испытания и сам натворил массу благородных,
милосердных, а потому и богоугодных дел, чем и заслужил право стать сыном Бога и
вместе с ним составить Дух святой. Да он исцелял и спасал от несчастий и
невзгод. Но каждому спасенному он завещал не грешить, не тратить свою жизнь
попусту, а в любви к людям и благодеяниях проявлять свою человеческую сущность.
Не наказ ли это всем землянам искать спасения и утешения в добродетельных
деяниях своих и не в злотворениях? И на эти вопросы своими творениями отвечает
искусство. Великие Микеланджело и Эль Греко, Ботичелли и Караваджо, Пентуриккио
и Веласкес, да и многие другие выдающиеся художники дают нам образцы
художественного решения сложнейших проблем земного бытия человека, его духовного
вознесения или падения.
Учащимся Москвы, Санкт-Петербурга, Костромы, Ярославля, Нижнего Новгорода,
Саратова, Астрахани, Иркутска, Хабаровска и многих других городов, особенно
Вологды и Архангельска, Владимира и Суздаля, Переславля Залесского и Сергиева

Посада, Звенигорода и Твери достаточно совершить экскурсии в Музей
древнерусского искусства им. Андрея Рублева, Третьяковскую галерею, Русский
музеи, музеи и храмы названных и неназванных городов (уж Великий Новгород,
Псков, Ростов Великий, Углич просто нельзя не назвать, хотя все не перечислишь),
чтобы убедиться сколь может быть земной и жизненно необходимой человеку
религиозная живопись и иконопись. Во всяком случае нет у нас городов, где бы не
имелось краеведческого музея, в котором обязательно имеются в экспозициях либо
иконы, либо картины на религиозные сюжеты. Педагогу и учащимся предоставляется
право выбора: на живописном, архитектурном, литературном, музыкальном или
вокальном материале рассматривать возможности художественной жизни личности. Тем
легче изучать эстетику жизни, чем больше в том или ином регионе, городе,
поселке, селе и деревне имеется художественно-эстетических ценностей. А они есть
везде и всюду - Человечество, народы достаточно натворили за свою историю
богатств, каждая встреча с которыми пробуждает духовные потребности и
удовлетворяет интересы всех людей. Преподаватель эстетики в смысле наглядного
материала находится в самом выгодном положении среди преподавателей всех
остальных школьных предметов естественного и социогуманитарного циклов.
Сколь бы много внимания в художественной жизни общества и личности мы не уделяли
их чувственно-эмоциональной составляющей, мы не можем обойти вниманием и
эстетическое содержание умственной, интеллектуальной жизни, поскольку, начиная
со вкуса, умственно-интеллектуальная жизнь органично переплетается с
чувственно-эмоциональной. А в строгом смысле слова в реальной жизни личности не
бывает серьезного разрыва между разными сторонами жизни. Ежеминутно, ежечасно и

ежедневно они так переплетаются, что нередко трудно бывает в тех или иных
состояниях, поступках и действиях личности отличить одно от другого. Ведь жизнь
по полочкам не раскладывается, в ней нет непереходимых перегородок.
Тем не менее мы говорим, что для осознанной художественно-эстетической жизни
человек должен созреть. И в его сознании совершается движение от чувственных
восприятий, переживания ко вкусам, идеалам и мирочувствованию, миропониманию,
мировоззрению и мироотношению. Во всех этих элементах сознания личности
взаимопереплетение чувственно-эмоциональной и рационально-интеллектуальной
сторон жизни - непременное условие гармоничного ее развития, а в мироотношении
столь же органична и волевая сторона жизни, ибо само мироотношение предполагает
проявление художественно и эстетически направленной позиции и действенности,
активности личности. Если мироощущение, мирочувствование и базируются в основном
на данных ощущений и чувственных восприятий, то уже мировосприятие,
миропонимание, мировоззрение и мироотношение без осмысления данных
мирочувствования просто невозможно сформировать. В них личность уже выступает
как целостный субъект взаимодействия человека с миром, в том числе и с миром в
себе, а не только вне себя.
Ранее мы прослеживали цепь складывания самых общих представлений о человеке и об
устремленности целеполагающей деятельности человечества. Теперь мы можем
сказать, что в сознании личности тоже идет движение от чувственных образных,
картинных впечатлений через постоянно действующие функциональные органы развитой
чувственной жизни, ко вкусам, идеалам и мировоззрению. Подчеркнем, что последнее
не может быть полноценным и реально действенным для жизни личности, если оно
опирается только на рациональное знание, на взгляды человека на мир и на себя в
мире без его чувственных представлений, надежд, желаний и стремлений видеть мир
не только таким, какой он есть, но и таким, каким его хотелось бы видеть и в
каком хотелось бы жить, чтобы чувствовать себя свободным, полностью
реализовавшим все свои силы, удовлетворенным жизнью и хотя бы иногда счастливым.
1. Как вы представляете себе художественную жизнь личности?
2.Может ли быть полнокровной и полноценной жизнь личности вне общения с
искусством?
3. Как часто вы и ваши родители "погружаются" в художественную жизнь?

Тема 5. Жизнь человеческого духа в линии, цвете, свете, пластике,
объеме, силуэте
Мы уже имели с вами возможность, и неоднократную, говорить о том, что и развитие
человека, как представителя рода человеческого, и человечества, как всей
совокупности людей на Земле, и каждого индивидуума начиналось, будет всегда
начинаться с духовного освоения мира через штрих, линию, цвет, пластику, форму,
объем. То есть через все то, что входит в человека в качестве его первичных
ощущений через глаз, зрение. Теперь нам, может быть, не касаясь особенностей
художественной образности и художественного мастерства в изобразительных
искусствах, предстоит познакомиться с тем, как и в какой степени различные
изобразительные средства могут выражать и выражают различные состояния
человеческого духа: ощущения, эмоции, чувства, переживания, настроения, надежды,
стремления, идеалы и даже мировоззрение. Сосредоточение внимания на абстрактных
возможностях различных изобразительных средств совсем не означает, что мы не
будем обращаться к конкретным примерам реализации этих возможностей в творчестве
различных художников-живописцев, рисовальщиков, скульпторов. Но теперь наш
разговор о рисунках, гравюрах, офортах, скульптурах, горельефах, барельефах
будет вестись не с точки зрения разной степени художественного мастерства, а с
точки зрения воплощения в уже готовых произведениях возможностей выражения
человеческого духа.
Предварительно отметим, что не только нашему времени (конец XX века) присущи
бесконечные поиски как в области изобразительных, так и всех известных
современному человечеству видов, родов и жанров искусств. С тех самых времен,
как только человек первобытных времен научился наносить на стены пещер, на
камни, кости, рога, глиняные и деревянные пластины, дощечки штрихи или линии,
цветные, пятна, он никогда не переставал выявлять все новые и новые возможности
выражения ими своих неосознаваемых или смутно осознаваемых состояний, движений
своей души, хотя представления о душе еще просто и не было, но были ощущения,
эмоции и чувственные состояния и настроения. Кто-то в последующих поколениях
этими находками прежних пользовался как готовым и достаточным инструментарием,
другим они служили только отправным пунктом для своих собственных поисков. Это
зависело всегда и будет зависеть во веки веков от мощи творческого духа новых
поколений художников. Пусть на тысячу художников нового поколения один бывал
наделен особой неукротимостью духа, именно он прокладывал новые пути в
неизведанное и вел за собой, иногда при жизни, а иногда и после смерти, всех
остальных из тысячи и тысяч. Его не удовлетворяли на степень развития разума
человеческого, ни его способности производить, созидать, творить, ни
многообразие возможностей для игры всех его сущностных человеческих сил, ни
сложившиеся до него представления о прекрасном, система ценностей и критерии
художественной и эстетической оценки. Вся его одаренная природой и проявившая
свою одаренность в сформированных способностях натура заставляет его искать
способы более полного, свободного и насыщенного духом удовлетворения неуемного
желания и стремления к совершенствованию, гармонии и красоте[1].

Фантастично, но факт, что такого рода духовно неукротимые таланты, гении не
боялись, что открытое, найденное ими не будет понято тысячами тех, кто не
наделен силой их чувствований и понимания, их видением средств и способов
создания гармонизированных человеческих сообществ и гармонизирующих способов
взаимодействия человека с миром: они знали, были уверены, что развивающийся
человек рано или поздно дозреет до всего, и со временем сегодня необычное и
несбыточное станет обычным и даже обыденным, привычным и вполне осуществимым
почти для каждого смертного, если он не потерял вкус к жизни.
Сразу же отметим также, что на возможности выражения человеческого духа теми или
иными средствами оказывало и оказывает влияние все, что окружает человека и все,
что создано, выработано, наработано им самим. Но особую силу этим выразительным
возможностям изобразительных средств придают сам опыт духовной жизни народов в
различных природных и социальных условиях: общие взгляды на жизнь и на понимание
человека, его назначения и смысла его жизни, его земной и загробной жизни, его
идеалов, надежд и стремлений, желаний и влечений, его понимания любви, верности,
справедливости, совести, чести и достоинства. Невозможно все перечислить.
Климатические, погодные и вообще атмосферные процессы, цвет земли и гор, лесов и
полей, состояния и силь солнца и луны, - все, как показывает история культурного
развития народов, влияет на складывание тех или иных традиций, обрядов, обычаев,
ритуалов, но и на их цветовое восприятие и оформление, на их линейную, объемную,
силуэтную и пр. фиксацию. Например, мы с вами говорили в предыдущих разделах о
способности тех или иных народов различать фантастическое количество оттенков
белого или голубого, черного или красного и т. д. цветов.
Но сейчас для нас интереснее не сама способность различения оттенков, а то, что
кроется за этими оттенками. И не столько состояние природы, атмосферы, рассеяния
света, а оттенки ощущений, восприятий, чувствований человека, нюансировка,
переходы его настроений от мажора (радостных чувств) к минору (грусти, тоске,
унынию), от бурной активности к спокойствию и уравновешенности. Почему,
например, у россиян и многих других европейских народов белый цвет означает
радость, красоту, волю, свободу, чистоту, девственность и независимость.
Обратите внимание на такой факт: многие народы борющиеся за независимость и
обретающие ее обязательно на своих знаменах и флагах имеют белый цвет -
треугольник, полосу или квадрат. Или обязательный для невесты белый свадебный
наряд - символ чистоты и девственности, незапятнанности. А у некоторых народов
белый цвет - это цвет траура (в Индии, Болгарии, в то время как у россиян (почти
у всех народов) и европейцев цвет траура, печали, горя - черный цвет, а у
китайцев в дни траура одевают фиолетовые одеяния и траурные церемонии
оформляются в фиолетовые (особенно темно-фиолетовые) цвета. Только ли
атмосферные процессы на это влияют или обычные состояния природного окружения
таково? Оказывается не это главное для определения значимости цвета и
соответственного его использования в живописи, в оформлении быта, традиций,
обрядов, обычаев, даже цветовой значимости нравов. Хотя возможно в период
становления того или иного этноса колорит окружающей среды и стоял у истоков
формирования тех или иных психологических состояний во вполне определенных
обстоятельствах. А потом, очевидно, эти психологические состояния и переходили
на мироотношенический уровень, на миропонимание и мировоззрение. Представляется,
что присутствие в древнекитайских воззрениях Поднебесной как определяющего все
целеустановки и целеустремления различных китайских этносов и родило, в конце
концов, фиолетовый цвет - цвет меркнущей Поднебесной - как траурный цвет.
Ведь для представителей европейского менталитета фиолетовый, особенно
темно-фиолетовый цвет представляется устрашающе-мрачным и холодным до леденящего
ощущения цветом. Тем не менее он не стал цветом траура, небытия, смерти. Значит
различия в цветоотношениях представителей разных этносов есть показатель разных
мирочувствований, то есть носят чисто психологический характер. И именно
психологически они передаются от поколения к поколению, поскольку осознанию и
осмысленному изучению человеческая значимость цвета, штриха, линии, формы,
объема, силуэта подвергаются лишь тогда, когда уже в десятках поколений они
закрепляются в чувственных механизмах или функциональных механизмах головного
мозга человека. Здесь, очевидно, и возникает генный мостик в социогенетику.
Именно психологическая устойчивость отношения к цвету и рождает у представителей
разных народов своеобразную нюансировку отношений к смешению цветов, а
следовательно и к колористическому богатству живописи. Не потому ли художники
разных эпох и разных народов пытались и пытаются выстраивать различные схемы
цветоотношений, хотя в реальной практике любой художник идет от собственных
чувствований, которые в общем повторяют сложившиеся в психике родного ему народа
типы чувствований, но со своей собственной нюансировкой. Неудачи французских
художников Синьяка и Сёра в попытках разработки таких схем или систем на основе
только физических законов, говорят о том, что в искусстве, в духовном освоении
цвета и света субъективно-психологические начала превалируют над физическими
законами. Ибо цветоотношения и цветочувствования сложились задолго до открытия
законов оптики и не подлежат перестройке на основе формул и предписаний.
Может быть единственным всеобщим, если не указанием, то пожеланием в сфере
мирочувствования и мироотношений, связанных с художественной жизнью человека
может стать пожелание психологической настройки, установки при каждой
возможности встречи с искусством того или иного художника, тем более с
художником, представляющим искусство другого этноса, народа, страны, континента.
В теоретических же разработках художников, искусствоведов, теоретиков искусства
можно столкнуться с тем, что никак не ляжет на сложившиеся стереотипы
восприятия. Особенно, когда в схемах, системах, рекомендациях представителей
одного и того же народа встречаешься с противоречивыми пожеланиями. Достаточно,
например, внимательно почитать книги двух русских художников и теоретиков
искусства В. Кандинского "О духовном в искусстве" (М., 1992) и Н. Н. Волков.
"Цвет в живописи" (М., 1985), чтобы понять, что в художественном творчестве и в
художественной жизни не может быть выработано единых рецептов для всех и на все
времена. Чувственная жизнь человека гораздо менее подвластна всякого рода
нормативам и регламентациям, чем жизнь рациональная, умственная.
Последнее положение еще более справедливо по отношению к такому важнейшему
средству изобразительных искусств как рисунок, по мнению многих теоретиков
изобразительных искусств, составляющий вообще основу живописи. Не вдаваясь в
вечные споры о приоритете рисунка, цветового пятна или колорита, на опыте
выдающихся художников прошлых веков и нашего времени, покажем, сколь
значительную роль играет штрих, линия, рисунок во всех без исключения
изобразительных искусствах - будет ли это живопись, графика, все виды гравюр,
скульптура и все ее разновидности, мозаики, витражи, монументальное искусство в
любом исполнении и материале и, наконец, все разновидности
декоративно-прикладного искусства. Мы уже говорили, что вообще художественное
развитие человечества началось с овладения им секретами значения, символики и
смысла штриха, линии, которые нередко определяли у древних людей особенности их
мироотношения. Например, у древних славян, как известно расселявшихся на весьма
и весьма обширных территориях, на которых ныне располагаются большинство стран
Европы и Евро-Азии, круг означал границы "своего" а прямая линия была знаком
разделения "своего" и "чужого". Выход за нее означал совсем другое поведение
человека, чем в круге, поведение в котором подчинялось вполне определенным
нормам и табу, которые гораздо позже были сведены в нравственные нормы и даже
императивы поведения.
Естественно, что эта своеобразная жизненная значимость штриха, линии, круга,
овала (неуклонно в течение веков и веков сказывавшаяся не всем строе, укладе
жизни древних славян, в принципах организации жилищ, поселений, святилищ,
начиная с простых капищ и огнилищ и т. п.) органично вошла в обратном движении в
творчество древнейших художников, по существу создававших своими настенными
росписями в пещерах помещения разного духовного назначения: для повседневной
обыденной жизни, для собрании родов и племен, для совершения различных обрядов.
Не потому ли, как мы уже упоминали, уже тогда были помещения с так называемыми
ныне произведениями массовой культуры и помещения с созданиями высокого
искусства. А в обрядовых помещениях создавались произведения высокого духовного
накала для современников древних художников.
Дело, видимо, в том, что в изобразительных искусствах без линии, рисунка, штриха
просто невозможно передать динамику движения изображаемых объектов, придать
живость и характерность картине, фреске, мозаичному панно, витражу. А скульптор
просто не приступает к работе со своим материалом, пока в рисунке не определит и
не выразит точно существа своего замысла. Не потому ли величайшие художники
эпохи Возрождения Джотто, Леонардо да Винчи, Тициан, Микеланджело, Альбрехт
Дюрер, а в другие эпохи художественной жизни Веласкес, Рубенс, Гойя, уже в XX
веке Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, Ороско, Ривера, Сикейрос и многие-многие
другие придавали рисунку огромное значение, сами будучи великолепными
рисовальщиками. В российской, русской живописи невозможно назвать ни одного
крупного или великого художника, которые бы не были великолепными мистерами
рисунка у которых бы линия, штрих не были певучими, подвижными, динамичными.
Возьмете ли вы рисунки и живописные полотна Крамского, Перова, Поленова,
Сурикова, Серова, Саврасова, Куинджи, Айвазовского, Бенуа, Бакста, Головина,
Поповой, Экстер, Гончаровой, Репина, Васнецова, Нестерова, большинства наших
современных художников, скульпторов, мастеров декоративно-прикладного искусства,
а теперь и дизайнеров самого разного назначения, без рисунка вы не продвинетесь
ни на шаг в постижении секретов их мастерства и величия. Если вы бываете на
выставках в музеях, выставочных залах или смотрите альбомы по изобразительным
искусствам, вы не пройдете мимо витрин с рисунками. Причем рисунки чаще всего
выступают не как подготовительные работы к тому или иному произведению, а как
самостоятельные образные создания, не вместившиеся в живописные полотна или в
скульптурные монументы.
Вспомните, мы с вами много говорили о великом Создании Александра Иванова
"Явление Христа народу". Представьте сейчас в воображении это огромное и великое
живописное полотно. А теперь, имея его в голове и в чувствах, разумеется,
вспомните сотни этюдов, экспонируемых в том же зале Третьяковской галереи, где
выставлено само полотно. Ведь там вы не заметите, где представлен чистый
рисунок, где живописный этюд, а где образ, почти в неизменном виде вошедший в
окончательный вариант картины. Иногда бывает очень трудно не профессиональным
взглядом отличить один рисунок от другого, чуть-чуть измененной линии рисунка в
окончательном варианте картины или скульптуры, чтобы понять, сколь влияет линия
на усиление образности произведения. Но профессионалу или опытному, с высоким
вкусом и великой любовью к изобразительным искусствам зрителю эти чуть-чуть
говорят об очень и очень многом. Ему совершено ясно, что художник в каждой
черточке образа искал предельной выразительности изображенного характера, духа
личности, а каждым отдельным образом в совокупности он искал предельной
живописной или скульптурной выразительности своего замысла, вложенной в
произведение идеи, а в конечном счете предельной выразительности своего
гражданского и художнического жизненного кредо, своего понимания и человека и
его земной предназначенности.
Да, в изобразительных искусствах были, есть и еще будут направления и течения,
которые вообще пренебрегают либо рисунком, либо живописностью, колоритом,
нюансировкой и т. п. средствами, как в скульптуре есть сторонники не объемной и
не плоскостной скульптуры, а неизвестно какой. Но их можно рассматривать как
своеобразные направления эксперимента в изобразительных искусствах, которые, в
конце концов, положительно сказываются на языке живописи, скульптуры, графики и
декоративно-прикладных искусств.
Да, мы с вами должны, ребята, постоянно помнить о том, что любые изменения в
языке изобразительных искусств обязательно сказываются и на всем нашем вещном

мире, значительную долю в котором занимают произведения декоративно-прикладного
искусства: посуда, особенно стекло, хрусталь, фарфор, фаянс, майолики, керамика,
все предметы украшений как человека, так и его жилища, различные панно из глины,
керамики, чеканки из металла, балконные и оконные решетки, садовые калитки,
многие предметы мебели, которые делают не дизайнеры, а именно художники. Россия
всегда славилась (по археологическим раскопкам с древнейших времен) изделиями
ювелирного искусства самого разного назначения: от чисто женских украшении до
специальных предметов мебели досугового назначения - ломберных, шахматных и
прочего назначения столиков, тумбочек, этажерочек, шкатулок, тайничков,
канделябров, каминов, каминных полок, решеток и наборов инструментов к каминам,
украшений для холодного и огнестрельного оружия, сбруи и снаряжения для лошадей,
саней, колясок, таратаек, детских санок, а теперь и лыж как произведений
декоративно-прикладного искусства. Посмотрите, ребята, на свой дом и на весь ваш
вещный мир теперь с точки зрения человека, что-то знающего об изобразительных
искусствах и особенно о декоративно-прикладном искусстве. А когда будете на
какой-либо выставке, связанной с экспонированием произведений
декоративно-прикладного искусства, обратите внимание на то, что нередко рядом с
готовым произведением представлен бывает его первоначальный замысел в виде
рисунка, в котором не всегда присутствует замкнутая линия. Может быть именно
рисунок поможет вам понять замысел творца представленного произведения. И
никогда никому не верьте, что в мире может быть художник, который, якобы, ничего
не замышлял, а просто по наитию взял и сотворил тот или иной сервиз, ту или иную
вазу, бокал, кружку или тарелку, если он ее представляет на выставку: творение
по наитию есть чувственно выношенный и даже выстраданный замысел, который, может
быть, давным-давно занял в душе художника свое укромное местечко и теребил его,
пока не настало его время воплотиться в конкретный материал. Да есть замыслы,
которые созревают и являются в окончательном варианте как бы мгновенно. Но и тут
речь идет о конкретном воплощении замысла, подсказанном каким-то случайным
наблюдением, которое может озарить весь замысел образным видением. Так это
случилось, в свое время с великим историческим русским живописцем В. И.
Суриковым, когда он после долгих и долгих поисков образа раскольницы боярыни
Морозовой однажды увидал нахохлившуюся на сероватом снегу ворону, образ которой
и дал ключ к решению образного строя всей картины. Мастеру же
декоративно-прикладного искусств форму произведения может подсказать и необычный
полевой или лесной цветок, архитектурное произведение, развалины замка или
башни, лесное озеро, скалистый остров или необычный пейзаж лесной, степной,
горный, водный, все что хотите может подсказать форму, если она будет целиком и
полностью соответствовать содержанию произведения.
Видите. И здесь природа идет с нами рука об руку, входя органично и естественно
в нашу художественную жизнь со всем строем и настроем всей нашей душевной и
духовной жизни!
Хотелось бы, ребята, чтобы тот урок, как и все последующие, связанные с
различными формами и средствами воплощения жизни человеческого духа, подвигли бы
вас на попытки осмысления, а может быть и пересмотра вами всей сферы ваших
мироотношений, особенно всего богатства ваших отношений с вашими сверстниками,
взрослыми, всего богатства вашего наличного языка взаимодействия с миром.
Уверен, что это поможет вам углубиться в себя и поточнее определить свое место
хотя бы пока в школьном мире, то есть в вашей основной на сегодня деятельности.
В обыденной жизни, особенно в науке изобразительные искусства и архитектуру еще
называют пластическими искусствами, подчеркивая тем самым исключительное
значение в их языке открытой, зримой формы изображенных, вылепленных или
построенных предметов или объектов. Это делают и живопись, и графика, и фрескf,
и мозаика, и витраж. Но особую роль язык пластики, конечно, играет в
архитектуре, декоративно-прикладном искусстве и скульптуре. Эти виды искусства
не только могут, но и обязаны представить все свои создания в пространственных
объемных форма х и отношениях. Потому в их языке, в их изобразительных
возможностях обязательно рассматриваются соотношения различных объемов, силуэт,
пространственная композиция. Хотя, конечно, и живопись в своем развитии долго,
но настойчиво искала возможности изобразить на плоскости, каковой является
картина, глубину пространства, то есть объемно представить не только
изображаемые предметы, но и происходящие события, следовательно и соотношения
между предметами. Именно с этими поисками живописи, рисунка и графики связано
открытие в эпоху Возрождения перспективы, особенно усилиями великого Леонардо да
Винчи. Потом была открыта наряду с прямой и обратная перспектива, и уже на
рубеже XIX и XX веков открыта была и воздушная перспектива или на языке
специалистов изобразительных искусств - пленер (одна из основных заслуг живописи
импрессионистов).
Однако, если для различных видов и жанров изобразительных искусств, связанных с
изображением реальной действительности на плоскости превращение последней в
пространство -задача чисто выразительная, то для скульптуры,
декоративно-прикладного искусства и архитектуры (зодчества на профессиональном

<< Пред. стр.

страница 25
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign