LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 18
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

человеке как представителе рода человеческого есть природное стремление к
красоте, и оно реализуется в первую очередь во всем ближайшем жизненном
пространстве человека. Что вещный мир обязательно несет на себе печать человека,
создающего этот вещный мир и наполняющего им свою повседневную жизнь. Этот вывод
для нас стоит многого, ибо вселяет уверенность в возможность выхода сотен тысяч
и миллионов россиян из той ситуации смиренности и согласия с убогим
существованием, в которой они оказались в сложнейшей ситуации перехода России из
одной исторической реальности в другую.
Часть 2. Народное искусство.
Все, о чем мы говорили на некоторых уроках в прошлом учебном году и на прошлом
занятии в этом учебном году было лишь подступами к разговору о народном
искусстве, разнообразие которого на Руси почти не поддается обозрению. И это
вполне объяснимо: народное искусство есть естественное и закономерное
продолжение всего того, что происходило и происходит в повседневной жизни
народа. Оно точно также является выражением народного эстетического творческого
духа, но работает, скажем так, над духовным, а не материальным обеспечением
народной жизни. Оно воплощает в своих созданиях чувства, вкусы, идеалы народа о
красоте жизни и о том, как она может становиться еще совершеннее и гармоничнее,
красивее, привлекательнее и разнообразнее, разностороннее, чем сегодняшняя
жизнь.
Может возникнуть вопрос, чем народное искусство отличается принципиально от
профессионального искусства и зачем их нужно различать? Не проще ли говорить об
искусстве вообще, без разделения его на разные рубрики? В принципе, если
исходить из того, что и народное и профессиональное искусство отражают и
обеспечивают отражение народной жизни художественно-образными средствами и
фиксируют художественно-эстетический опыт народа и передачу его от поколения к
поколению, то, конечно, такое разделение покажется не только странноватым, но и
непонятным. Тем более, что в истории духовного, чувственно-эмоционального и
интеллектуального развития человечества профессиональное искусство прорастало и
утверждалось именно в духовной жизни народа. Можно даже утверждать, что оно всю
свою образную систему, символику, язык нарабатывало из духовно-художественного
опыта народа, из его эстетических чувствований, представлений, идеалов,
взглядов.
Но... В духовном развитии каждого народа можно выделить такой этап, когда от
народного искусства, отражавшего и обеспечивавшего своими специфическими
образными средствами духовную жизнь именно этого народа, оно поднималось на
новый уровень - уровень универсальных, общечеловеческих обобщений и выработки
понятного людям в любом уголке Земли языка искусства. Оно и занималось
художественно-образным решением общих для всего человечества, глобальных
проблем. Что, разумеется, потребовало иного уровня готовности художника к
концентрации в себе боли, сочувствия, сопереживания, сопричастности к тем
проблемам, которые волнуют людей разных рас, народов, национальностей, стран и
континентов: внутренней готовности художественно осмысливать эти проблемы и
решать их в такой системе образов, которые доступны чувствам и уму разных людей.
Язык народного искусства одного народа не всегда бывает доступен и понятен всем
другим народам как явление высокой духовной жизни и культуры данного народа.
Хотя сегодня и укоренилось твердое убеждение в том, что язык культуры понятен
всем, но в языке искусства разных народов есть свои особенности, да и в
предметах культуры, кроме функционального назначения есть и такие начала,
которые требуют специального изучения, особого погружения в культуру и
искусство. В народном искусстве особенно значительны и выразительны этнические,
национальные особенности, которые с течением времени не ослабевают, а
усиливаются. В языке же профессионального искусства все настойчивее и активнее
проступают ныне общечеловеческие элементы и начала, вырабатывается, можно-
сказать, универсальный художественный язык человечества. Этнические же,
национальные начала и особенности скорее выступают не в языке, а в содержании, в
проблематике и бытовых аксессуарах, да в отношении к цвету и звукосочетаниям.
В общем плане следует отметить и еще одну особенность народного искусства
современности: в народном искусстве традиции и преемственность проявляются с
большей основательностью и настойчивостью, чем в профессиональном искусстве,
которое все больше и больше размывает региональные этнические, национальные
границы. Можно сказать, что народное искусство очень строго придерживается
выработанных народными мастерами канонов, форм, техники лепки или живописи,
стихосложения или звукосочетаний, гармонизации звуков, танца или театрального
воплощения образов и т. п. И зиждется все это на том, что как в психологии
отдельного человека, так и в психическом складе этноса, народа наличествуют
константные и подвижные, переменчивые начала. Так вот, в народном искусстве
сильнее проявляют себя константные начала народной психики, а в профессиональном
- подвижные, переменчивые. Потому что народное аскусство и вырастает из реальной
повседневной жизни и погружено в нее каждый день и каждый час. Народное
искусство входит в плоть и кровь, дух и нравственность народа. А
профессиональное искусство даже в самом свободном, демократическом,
благополучном и образованном обществе отделено от народа как реальными
жизненными обстоятельствами, которые никакая система образования и культурного
воспитания предусмотреть и выработать хоть какое-то "противоядие" не может, да и
не будет пытаться делать, так и тем, что оно не всегда бывает и потребно и
доступно всякому и каждому. Кроме того есть и социальные жизненные ограничения
для встреч с профессиональным искусством: тысячи и тысячи населенных пунктов по
всей нашей Планете не имеют своих культурных центров с богатым набором
разнообразных произведений искусства, и расположены далеко от такого рода
культурных центров. Но самое главное все-таки состоит в том, что ни жизнью в
семье, ни общественной системой воспитания, ни системой образования у
большинства людей пока не сформированы, не выработаны потребности в постоянном и
систематическом общении с искусством. Когда это случится, если это вообще
возможно, никто сказать не может, да и не рискнет предсказывать.
Народное же искусство, как мы уже говорили, практически и сегодня есть везде и
всюду. Пусть не в таком богатом и разнообразном ассортименте, говоря рыночным
языком, но зато близкое чувственным состояниям людей, среди которых, для которых
оно "живет" и которыми создается. Оно им понятно, поскольку выражает не только
их представления, но и привычные для них звуковые, пластические, колористические
состояния природы и их самих, родной и понятный язык народных легенд, сказаний,
былин, побасенок, поговорок, пословиц, анекдотов, притч, сказок, в которых все
родное и привычное. Тем оно и дороже, что получено в наследство от своих же уже
ушедших из жизни сельчан.
Не будем сегодня лукавить и делать вид, что народное искусство создается
городскими жителями. Увы, это не так. Горожане, за редким исключением, особенно
горожане - творцы художественных ценностей - и рабы и жертвы профессионального
искусства. Настоящее народное искусство творится и хранится надежнее в сельских
поселениях. Там до сих пор наиболее плодотворно и успешно работают народные
промыслы и ремесла, там свято чтут традиции и бережно относятся к наследию, там
в свободном от всяких идеологических давлений и политических страстей духовном
мире из глубин народной жизни вырастали и вырастают, формируются в гуще народной
жизни, варятся в ее духовно-нравственном соку подлинно народные художественные
таланты, хотя их иногда и завлекают в союзы писателей, художников, теперь и
дизайнеров, композиторов, объединяющих людей по профессиональному признаку. Они
по-прежнему занимаются сельскохозяйственным трудом, хотя бы на своем земельном
наделе, знают жизнь сельчан не понаслышке. Им близки их переживания, их
стремления, желания и идеалы. Для них своя в селе культура, быт и искусство.
И еще. В профессиональном искусстве на первом месте стоит личное, индивидуальное
творчество, даже в так называемых коллективных искусствах или коллективных видах
творчества: кино, театр, танцевальные ансамбли и коллективы и т. п. В народном
искусстве и в наши дни господствует коллективное творчество, особенно в
традиционных народных художественных промыслах, сосредоточенных в Палехе,
Федоскино, Мстере, Холуе, Жестово, Полхов-Майдане, Городце, Семенове,
Холмогорах, Уэлене, вологодских, велико-устюжских, костромских,
нижне-тагильских, ростовских, ярославских мастерских и фабриках, торжокских и
елецких артелях. Теперь там, в некоторых случаях, созданы и школы для обучения
новых поколений мастеров, например, в Палехе. Но в школах этих очень строго
соблюдают традиции, которые принесли славу художественным промыслам и которые
известны всему миру неповторимостью и оригинальностью их произведений, потому и
хороши открывающиеся школы народного мастерства, что они не отступают от
традиций и не теряют высокого народного эстетического вкуса.
Народное искусство настолько жизненно и заразительно, что и в городах,
окруженных народными промыслами (Петрозаводске, Архангельске, Костроме, Вологде,
Ярославле, Иванове, Владимире, Нижнем Новгороде, Ростове Великом, Великом
Устюге, Орле и Липецке, Воронеже и Пензе в самые последние годы появляются очень
интересные профессиональные художники, которые начинают работать в стиле и
жанрах народного искусства: лубочные картины со смешными и едкими стихами,
изразцы с современными сюжетами, сцены из сельской жизни, выполненные в манере
Холуя или Палеха, Федоскина или Мстеры.
А современные города, имеющие богатые возможности для насыщенной
художественно-эстетической жизни (музеи, картинные галереи, выставочные залы,
концертные залы, театры, прекрасные архитектурные комплексы и ансамбли) теперь
уже нередко приглашают народных мастеров для художественного оформления зданий
общественного назначения, например, тех же музейных комплексов, концертных
залов, гостиниц, ресторанов, теперь и храмов, восстанавливаемых, реставрируемых
и вновь строящихся.
И это понятно. Подлинно высокое профессиональное искусство без подпитки народным
искусством развиваться не может так, чтобы повышать свой духовный статус и свой
престиж не только у небольшого слоя интеллектуальной и духовной элиты общества,
но и представителей разных слоев общества, тянущихся к духовному обновлению и
испытывающих потребности в напряженной и полнокровной эстетической жизни.
"Народный мастер как носитель традиции, как творческая личность связан
исторической преемственностью мастерства, художественных принципов искусства и
уже тем самым представляет собой ценность для культуры"[10], - пишет известный
знаток народного искусства М. А. Некрасова.
Есть еще одно у народного искусства существенное по сравнению с профессиональным
искусством преимущество - оно устойчиво ко. всякого рода веяниям и модным ветрам
в художественном творчестве. В профессиональном искусстве постоянно идет процесс
совершенствования языка искусства, поэтому художественный эксперимент в нем -
нормальное и даже необходимое средство развития искусства. Но в профессиональном
искусстве значительное место занимают произведения на злобу дня и на самые
острые сиюминутные потребности массового потребителя искусства. Потому эта часть
профессионального искусства и называется массовым искусством, а культурная жизнь
людей, основывающаяся на "потреблении" массового искусства и всего, что с ним
связано, называется массовой культурой или масскультом. Здесь тоже идет процесс
развития, но он обусловлен не поисками средств выразительности, не
художественными экспериментами, не обогащением языка, а двумя наличными для
каждого периода времени обстоятельствами: требованиями воздействия на сознание
широких масс и наработанным высокопрофессиональным искусством языком.
Первое из названных обстоятельств принуждает всех творцов массового искусства
внимательно следить за модными ветрами и течениями, за малейшими изменениями
чувственных состояний и вкусов масс, за их стремлениями и желаниями, давая
каждый раз на всякие изменения в потребностях, вкусах, желаниях масс, в их
сознании свои специфические ответы, вернее якобы ответы, чаще уводящие от
реальных жизненных проблем, нежели приближающие к ним. Иногда массовое искусство
старается предугадать возможные изменения в сознании, как это было в начале XX
века, когда начался выход из декаданса конца XIX века и стал в разных
проявлениях складываться модернизм, точнее говоря авангардизм буквально во всех
видах и родах искусства. Так случилось в конце 50-х начале 60-х годов, когда
поп-арт пытался взять художественную власть "в свои руки" и определить пути
развития искусства, а в наше время такую предугадывательную функцию развития
искусства и художественной культуры пытается взвалить на себя андеграунд,
возникший в определенных социально-политических условиях и не могущий уловить
моментов изменения этих условий, чтобы во время перестроиться. Мода еще не
совсем прошла, но обстоятельства-то изменились, интерес к нему угасает и
потребности в протесте, эпатаже и экстравагантности угасают.
Чем высокое профессиональное искусство в чем-то сходно с народным искусством? В
том, что оно спокойно и последовательно совершенствуется само - а без этого, без
совершенствования всякое творчество непредставимо - совершенствуется его язык,
совершенствуется вся художественная культура, то есть жизнь общества. Но делает
это, не спеша, с достоинством и со строгим подходом ко всем достижениям.
Конечно, прежде всего в нем совершенствуется художественный язык, но оно не
пренебрегает и теми находками всякого рода модных течений, в том числе и
масскультом или массовым искусством, если и в них совершаются какие-то
художественно-языковые открытия.
Ведь и народное искусство тоже не стоит на месте, хотя следование
художественно-эстетическим традициям в нем осуществляется не столько в связи с
результатами художественных экспериментов, сколько с изменениями в укладе,
образе жизни сельчан, изменениями их чувственности, эстетических представлений -
в общем сферы сознания. Но в народном искусстве происходящие изменения довольно
дифференцированы, не принимая всеобщего характера для всех народных промыслов
художественного характера. Например, в послереволюционный период в искусстве
палехской миниатюры в технике живописи, в технологии изготовления шкатулок, в
материалах практически никаких изменений не произошло, то есть язык народного
искусства, можно сказать, остался прежним. Но содержательно жизнерадостное и
чисто русское искусство Палеха обогатилось тематически, сюжетно и по сфере
приложения своих сил: все палехские художники старшего поколения были
знаменитыми на Руси иконописцами, поэтому после Октября 1917 года, когда все
иконописные мастерские были закрыты, иконописная техника была перенесена на
сказочные сюжеты и мотивы; до революции сложился и стиль монументальной
стенописи, но после революции он стал применяться шире и масштабнее; палехские
мастера стали желанными в театрально-декорационном деле, в наши дни особенно в
кукольных, детских и юношеских театрах; они занялись иллюстрированием и
оформлением книг, активно способствуя превращению книжного дела в книжное
искусство. Писать лаковые миниатюры на шкатулках из папье-маше их заставила
нужда. Но эта лаковая миниатюра в наше время сделала их всемирно известными
художниками.
А после революции в поисках работы и занятий любимым живописным делом палехские
иконописцы разбрелись по стране. Выдающийся иконописец П. Д. Корин осел в Москве
и стал одним из самых серьезных и крупных живописцев, в знаменитом триптихе
которого, написанного в годы Великой отечественной войны, портрет маршала Г. К.
Жукова. Он оставил всем нам великолепное собрание произведений древнерусского
искусства, находящееся в музее его имени на Погодинской улице в Москве (ст.
метро "Спортивная" или "Фрунзенская"). 10 лет проработали в Москве Н. М.
Зиновьев, И. И. Голиков, И. П. Вакуров и многие другие тоже искали счастья в
Москве. Но родной Палех притягивал их к себе. И в декабре 1924 года в Палехе
была организована "Палехская артель древней живописи" в составе: А. В. Котухин,
А. И. Зубков, И. И. Голиков, И. В. Маркичев, Н. М. Баканов, И. И. Зубков, В. В.
Котухин. Во время подготовки к Парижской выставке к артели присоединились А. И.
Ватагин, Г. М. Баканов, и Д. Н. Буторин. Это был 1925 год, который прославил
палехских мастеров на весь мир - артель получила на выставке в Париже золотую
медаль. Так было положено начало производству шкатулок из папье-маше (сами
шкатулки сначала закупались в Федоскино), покрытых лаковой миниатюрой, по
которым мы теперь и узнаем в любом конце Земли изделия наших замечательных
народных живописцев.
Как видим, палешане ничего не растеряли из того, что их предки наработали в
иконописи еще в XVI-XIX веках, они не отступили ни от техники живописи, ни от
своей собственной палехской манеры письма, ни от понимания цвета и его
символического значения и в новых видах изделий переориентированного народного
промысла.
Почти такой же путь прошли и замечательные живописцы Мстеры, Фелоскино, Холуя.
Важно, что при всех исторических перипетиях в художественных промыслах
сохранялась верность народным мотивам в творчестве мастеров всех поколений,
верность традициям мастерства и готовность каждого из промыслов и мастеров
служить своим искусством людям своего края. В наше время постепенно возрождаются
более трех десятков только промыслов народной росписи по дереву. Народные
художественные промыслы, производящие игрушки для детей никогда не прекращали
своей деятельности, хотя бы и руками только отдельных мастеров, которые бережно
передавали молодым крестьянам-колхозникам секреты своего мастерства, производя
радующую детишек продукцию, формирующую и развивающую их эстетические вкусы,
часто будучи для сельчан единственным средством эстетического воспитания и
выявления художественных творческих способностей сельских ребятишек.
На одно из занятий по этой теме ребята могли бы принести в класс имеющиеся в их
домах произведения народного искусства, предметы утвари, украшения и рассказали
бы о том, в какие моменты жизни они обращаются к этим произведениям и предметам
и каким образом они облагораживают и украшают интерьер.
1.Что такое народные промыслы с эстетической точки зрения?
2.Назовите народные промыслы, которые вы знаете и которые есть в вашем городе
или селе?
3.Чем народное искусство отличается от промыслов и что в нем выражается?
4.Знакомы ли вам произведения народного искусства? Назовите их.
Тема 8. Овладение знаниями и познавательная деятельность
человека как средства гармонизации мира в себе, себя с миром,
общества с природой. Эстетическое содержание
познавательной деятельности
В предыдущем разделе мы рассматривали передачу знаний от поколения к поколению
как естественную функцию и спонтанно и целенаправленно формировавшейся во всех
обществах систему обучения. Теперь нас процесс овладения знаниями подрастающими
поколениями будет интересовать как творческий процесс. Предварительно нам надо
вспомнить то, о чем мы уже говорили, когда в предыдущем же разделе определяли
процесс творчества вообще. Помните, мы говорили о том, что творчество не есть
только открытие, изобретение, создание чего-то нового, дотоле неизвестного людям
и что приносит людям большую пользу или большие блага. Тогда же мы оговорили и
возможность такого понимания творчества, когда весь творческий процесс
совершается в самом субъекте творчества, способствуя в первую очередь его
развитию и совершенствованию, а косвенно оказывающий благотворное влияние и на,
может быть, близких ему людей, на народ, государство, общество и в конце концов
на все человечество.
Так вот в первой части этой темы мы будем говорить только об этом, то есть о
том, что происходит с каждым из вас, ребята, в процессе овладения знаниями и
почему без современных знаний не может быть сформирован и современный
образованный, культурный, разносторонне развитый человек. Для начала давайте
зададимся вопросом, что такое знания и в какой форме они предстают перед каждым
появившимся на свет Божий человеком?
Общепризнанным является определение знания как проверенного практикой результата
познания действительности и верного ее отражения в мышлении человека. Хотя и по
первой части этого определения и по второй идут бесконечные споры, особенно на
современном этапе развития научно-познавательной деятельности человека и
обобщения им результатов познания в учебниках и учебных пособиях. Дело в том,
что и практическая проверка знания не поддается однозначному пониманию и
верность отражения действительности только в мышлении вызывает возражения и
сомнения. Ведь люди многое иэ того, что знают обретают и проверяют не только
мышлением, но и чувствами. И им очень часто и не бывает нужно какие-то знания
обязательно осмысливать, чтобы в дальнейшем поступать правильно, в соответствии
с требованиями жизни или вести себя соответственно верно в действительности. Мы
с вами упоминали уже в своем месте о большом значении для человеческой жизни
бессознательной сферы человека и его чувственных взаимодействий с миром. Все это
мы и будем иметь в виду в ходе дальнейших размышлений.
Начнем буквально с первых минут жизни любого человека, полагая, что еще в
процессе утробного развития начался процесс формирования чувств ребенка, которые
начинают работать сразу же после его рождения. Пусть в первые дни у него в
глазах все предстает в перевернутом виде, пусть уши его еще не распознают звуки.
Но он что-то видит и что-то слышит, а слышимые звуки его собственные биоритмы
принимают или не принимают, заставляя его успокаиваться или волноваться от
аритмичной для него музыки или каких-либо других звуков. Уже в этих
элементарнейших реакциях ребенка на свет и звуки совершается наполнение его
простейшими, но чрезвычайно важными для его будущего знаниями-впечатлениями, без
которых трудно себе представить дальнейший процесс его становления,
формирования, воспитания и развития. Это можно даже назвать, может быть, до
чувственным уровнем познания. Но нельзя отрицать при этом, что познавание или
овладение знаниями уже началось, поскольку начался прижизненный процесс творения
человека действительностью, который в психологии называется процессом
становления. С эстетической точки зрения сразу же начинается процесс выявления в
человеке его человеческих начал - человеческих чувств. Тут действительно творит
пока сама действительность, вызывая в ребенке какие-то реакции, а целеполагание
заложено в самой природе человеческого существа. Да и родители сразу же начинают
оказывать целенаправленное и благотворное воздействие на психику ребенка: своей
теплотой, своей нежностью, заботливостью, внимательностью, желанием и
готовностью избавить сразу же ребенка от возможных стрессов, вызываемых даже
неудобным положением, которое он сам пока изменить не в силах. Здесь же в
порядке, так сказать, лирического отступления заметим, что процесс творения
человека совершается всю жизнь и самой действительностью и людьми из окружения в
том случае когда человек становится только объектом творения. То есть сам он не
становится субъектом самотворения и всячески сопротивляется воздействию других в
благотворном направлении.
Вот среди вас есть самые разнообразные примеры протекания творения каждого из
вас. В каждом классе есть ребята, которые с радостью ухватываются за любую
возможность узнать что-то новое и хотя бы почувствовать, если не осознать, что
что-то происходит с ним под воздействием новых знаний: в чувствах, уме, воле. Но
есть и такие, кто еще не научился, а то и не желает ни чувствовать, ни понимать,
что с ним происходит под воздействием новых знаний. А есть и такие ребята,
которых никто не учил ни дома, ни в детском саду, ни в школе заниматься даже
самым простым самоанализом. Странно это?. Да странно, поскольку формирование
личности, по представлениям современной философии, по экспериментальным
утверждениям психологии, да и по достижениям талантливых воспитателей и
педагогов, происходит в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте. То есть
уже в этом возрасте ребенок начинает осознавать и понимать свою
индивидуальность, проявлять определенный характер, волю и обретает некую
внутреннюю свободу проявления своих сил.
Трудно сказать, какая из этих ситуаций сложнее: в том ли случае, когда ребята
сами осознанно или неосознанно сопротивляются возможности почувствовать, понять
в новом знании позитивное начало для себя; или в том случае, когда по разным
причинам никто не научил ребят почувствовать тягу, интерес к новому знанию и
понять в саморазмышлении его благотворность для выявления и развития собственных
сил и возможностей? В первом случае открывается перспектива движения из одной
беды в другую, еще более глубокую и тяжкую для всей дальнейшей жизни. Во втором
случае сохраняется возможность выхода из сложившейся ситуации, но сохраняется и
возможность стать равнодушным, безучастным к своему будущему человеком. Во
всяком случае отсутствие личностного отношения к самому себе - явление
неблагоприятное и далекое от человекотворческого начала.
Где-то в раннем детстве родителями и всеми окружавшими ребенка взрослыми были
допущены губительное равнодушие, безразличие к тому, с чем ребенок родился,
отсутствие попыток подправить темперамент, повлиять на формирование характера,
расшевелить чувственность, повлиять на выработку воли. Да мало ли родители и
детские сады допускают просчетов, за которые расплачиваться приходится детям.
Где-то в каком-то месте прерывается цепь беспрерывного творения человека в
личность.
С чего же начинается тяга к овладению знаниями? В раннем детстве кажется все
понятно: все, с чем ребенок встречается для него ново, неведомо и потому
интересно. А это "интересно" и для малого ребенка и для взрослого человека -
пусковой механизм тяги к знаниям и жажды знаний. Было бы самым лучшим моментом
для учащихся, если бы тяга и жажда знаний порождались бы интересом, который бы
пробуждался у них в школе учителем, поскольку в школе все-таки даются
систематические знания, а не отрывочные, которые он может получить буквально
отовсюду. по радио и телевидению, из газет, из уличных разговоров, из рекламы,
да из чего хотите. Но увы, школа нередко либо не умеет, либо не хочет этого
делать. Это всецело зависит не от самого предмета, а от учителя, которому самому
безразлично знание и который не может творчески относиться к
учебно-воспитательному процессу. Но об учителях как творцах мы тоже говорили в
предыдущем разделе.
Давайте пойдем дальше в нашем разговоре о творении вас в процессе овладения вами
знаниями. Вы в раннем детстве научились уже многому: радоваться цветам, световым
эффектам, звукам, различным формам предметов (пластике), красивым пластичным
движениям, не только владению предметами, но и складыванию из них различных
фигур и т. п. Самое главное, вы научились играть в различные игры. Разве весь
этот огромный багаж, облаченный уже в слова, понятия, определения не служит вам
службу, когда вы в подготовительном классе детского сада и в первых классах
школы сталкиваетесь с новыми знаниями по языку, по счету и арифметике, по
чтению, по рисованию, по пению, по движениям на уроках физкультуры (знания о
возможностях своего тела)? А потом из класса в класс прибавляются новые знания и
новые учебные предметы. И все это отпечатывается в вас, в ваших чувствах, уме,
мышлении, воле, в ваших душевных движениях, порывах, переживаниях и поступках.
Тяга и интерес к каким-то предметам усиливаются, к каким-то усиливается
безразличие и непонимание. Начинаются драмы учебы: чего-то хочется, но не
получается, а что-то, получается легко и как бы непроизвольно, а не очень
хочется. Что вы начинаете делать в таких ситуациях, уже зависит только от вас. И
это каждый может проверить на себе, если вспомнит по каждому классу свои
собственные успехи и провалы, то есть "хождения по мукам". У кого то успехи
вызывают прилив сил, интерес к какому-то предмету становится устойчивым и
рождает потребность постоянно поддерживать его своими собственными усилиями:
больше почитать по этому предмету, порешать задачи, не пропустить передачу по
радио или ТВ, посмотреть фильм, сходить в театр, музей - возможностей много. А у
другого, наоборот, неуспехи в чем-то, провалы могут вызвать приток сил, чтобы с
этими неуспехами справиться самому, преодолеть провалы, доказать другим ребятам,
что я не хуже их и не глупее. Тут тоже рождается потребность, но ее
психологическим основанием становится либо честолюбие, либо зарождающееся
тщеславие.
Чем вы по существу занимаетесь во всех перечисленных случаях? Вы занимаетесь
творением себя, то есть самотворением. В данном случае возможности для
самотворения, и возможности бесконечные и самые разнообразные, вам предоставляет
получаемое вами в школе или другими способами знание. И будьте уверены, ребята,
если в вас когда-то появилась потребность в самотворении, вы с этой потребностью
уже никогда не расстанетесь. Она в отличие от многих материальных потребностей,
как одна из самых мощных духовных потребностей, никогда не удовлетворяется
полностью, ее огонь в человеке, особенно в личности постоянно разжигается,
разгорается и горит вечным огнем.
Из нее рождается теперь глубокий жизнестойкий интерес к какой-то определенной
области знания. И сюда вы теперь направляете основные усилия, ибо в вас
прорастает чувствование и понимание того, что тут вы можете найти себя, свое

<< Пред. стр.

страница 18
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign