LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 15
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

художественные дарования нередко проявляются очень рано. Примеры Микеланджело,
Моцарта, Бетховена, Пушкина, Лермонтова, Чайковского, Родена, Прокофьева, в наши
дни Евгения Кисина, молодых дарований в 80-е годы выявленных в Новосибирской
консерватории - тому яркое свидетельство. С другой - столь же многочисленны и
примеры позднего пробуждения и проявления художественных дарований. Гоген,
Ван-Гог, Шукшин, Гессен, Растропович-дирижер, композитор Бородин...
Разумеется это проявляется и в науке, инженерном, конструкторском,
изобретательском, педагогическом, да в любом деле. Иногда человек только в конце
жизни, наконец, выходит на стезю своего призвания и назначения, а жизненных сил
уже мало, в полной мере реализовать себя не удается. Вот тогда бывает очень
обидно и самому и всем знающим его людям, а в конце концов и народу,
человечеству.
Чтобы это случалось как можно реже образовательные системы и систематизируют все
добытые человечеством знания, выработанные умения и наработанные навыки,
соотносят их с определенными профессиями и специальностями и разрабатывает
учебники, учебные пособия и базовые элементы образования, чтобы передать их всем
поколениям, тем самым и обеспечивая возможность широкого поля выбора профессий и
специальностей по своему призванию и предназначению. Образование стремится, как
говорится, посеять знания, умения и навыки на подготовленную воспитанием душу
ребенка, которое потом уже в процессе образования и помогает педагогам держать
руку на пульсе задатков и дарований.
Вот почему всякая система образования нацеливается на тесное сотрудничество всех
своих звеньев (дошкольного, школьного, среднего специального и высшего) с
семьей, поскольку семья, как мы уже знаем, играет в воспитании главную роль. А
без воспитания очень трудно обнаружить в молодом человеке отзывчивость на те
знания, умения и навыки, которые ему предназначены Судьбой или, как говорят, на
роду написаны. Отсутствие тесного взаимодействия между обучением и воспитанием
дает в образовании такого специалиста, который по получении диплома о высшем
образовании начинает метаться между самыми разными видами деятельности, которые
бывают совершенно далекими от тех, к которым он готовился в вузе. Например,
замечательные актрисы Алла Демидова кончала экономический факультет МГУ, а Ия
Савина - исторический факультет, Марк Розовский, ныне известный театральный
режиссер, - факультет журналистики, выдающаяся певица Ирина Архипова архитектор
по образованию, поэт Андрей Вознесенский - тоже архитектор, кинорежиссер Глеб
Панфилов - инженер, певица Алла Иошпе - психолог... Несть числа таким примерам.
Василий Макарович Шукшин, замечательный писатель, актер, режиссер, совершенно
случайно попал во ВГИК, поработав до этого и учителем, директором школы,
электриком, штукатуром, маляром. Не состоись его случайная встреча со знаменитым
кинорежиссером И.А.Пырьевым, может быть и не было бы в российской культуре
удивительного писателя, киноактера, сценариста и кинорежиссера. Я убежден, что
наша культура была бы без его творений беднее.
На первый взгляд может показаться неважным, получил ли я и заострил внимание на
таких ли знаниях, умениях и навыках или на других. На самом же деле это один из
существеннейших вопросов жизни не только отдельного индивида, но и всего рода
человеческого. Именно человеческого рода, который единственный из всех родов
живых существ на Земле осознанно стремится к совершенствованию мира и к
самосовершенствованию. Если все остальные представители жизни чисто
инстинктивно, приспособительно совершенствуются, то род человеческий почти с
момента своего зарождения и подсознательно и сознательно стремится к
полнокровной и полноценной жизни на Земле и даже за ее пределами, ибо в нем, как
мы уже говорили, заложено природное стремление к совершенству, гармонии и
красоте. Так уж сложилась жизнь, конечно, за немногими в общем объеме жизни
исключениями, что люди лишь тогда становятся по-настоящему счастливы, когда они
могут реализовать все свои сущностные человеческие силы в реальном деле, буде
это дело воспроизводства рода человеческого, то есть жизнедеятельность, или дело
производства средств существования, то есть деятельность. Без плодотворной и
добродетельной жизнедеятельности или деятельности человеческого счастья на Земле
не бывает, чтобы об этом не говорили всякого рода прожигатели и любители легкой
жизни. Никчемная, пустая, бессмысленная жизнь мстит за себя каждому. Но вся беда
состоит в том, что мстит-то она уже на склоне, в конце жизни, когда уже ничего
поправить бывает нельзя, да и сил нет. Тогда и уходит человек в мир иной с
неспокойной душой. Ведь если человек умирает не в пьяном угаре или невменяемом
состоянии, он перед лицом смерти подводит итог своей жизни, и Смерть, стоя за
спиной, требует отчета, особенно самоотчета. Как утверждали на основе
экспериментов экзистенциалисты, человек на границе жизни и смерти мгновенно
пробегает по всей своей жизни и четко видит картины просветления на ней и
затемнения. Может быть эта зримая картина и дает ему наглядное представление о
том, останется ли о нем что-нибудь в памяти людей или вместе с его смертью его
жизнь покроется мраком забвения.
Как видите, процессы воспитания, обучения, образования имеют не только
экзистенциальный, но и глубокий бытийный смысл. Они выводят человека на самые
существенные смысложизненные вопросы: ради чего человек появляется на свет
божий, только ли его личное дело его собственная жизнь или это дело всего
человечества, какой след на Земле он оставляет не своей телесностью, а своей
духовностью, правы или неправы люди, которые стремятся вывести индивида на путь
его призвания и божественного предназначения, может ли уготованное природой ему
и только ему дело выполнить кто-то другой, пусть и более даровитый и
талантливый? Стоит ли каждому самому поискать ответы на поставленные здесь, да и
вытекающие из всего уже известного вопросы? А может некоторые из них стоит
обсудить с родителями, узнать, что они думают по этим вопросам, да и с близкими
друзьями, приятелями попытаться заглянуть вглубь жизни? Вдруг там откроется
что-то интересное, привлекательное, занятное, чему захочется придать реальные
очертания? Может там, как в таинственном зеркале, откроется нечто любопытное из
вашего будущего. Все может открыться любопытствующему чувству и уму. Только
уснувшим чувствам и уму ничего не открывается.
Вот почему в процессах воспитания, обучения и образования столь большое значение
придается самовоспитанию, самообучению и самообразованию. Конечно, они не
самопроизвольно проявляются в человеке, но уже на подготовленные воспитанием,
обучением и образованием кем-то почвы в душе, сердце, уме молодого человека. Все
эти "само" начинают "работать" лишь в том случае если формирующаяся личность
осознает и понимает или хотя бы чувствует свои задатки и дарования и даже свое
призвание, что пробуждает в ней интерес к своему призванию и горячее желание
реализовать свои задатки и дарования в реальном деле. История человечества
показывает, что рано осознающие себя даровитые люди концентрируют все свои силы,
внимание, способности на служении тому делу, которое они ощутили как свое
личное, глубоко внутреннее и даже интимнейшее дело. Может быть жизнь Имануила
Канта и П. И. Чайковского, С. С. Прокофьева, Огюста Родена (любой педагог может
знать и совершенно другие примеры и рассказать о них) может послужить
свидетельством того, как раннее осознание молодым человеком себя поднимает в нем
такой жизненный порыв, который вызывает бурное желание "работать над собой" во
всех смыслах: повышать свою чувственно-эмоциональную и интеллектуальную
воспитанность, глубоко погружаться в достижения человеческой культуры, достигать
высокого совершенства в овладении умениями и навыками, знаниями в своей будущей
деятельности, вырабатывать трудолюбие, закалять и укреплять волю, вырабатывая
четкий и неукоснительно соблюдаемый порядок работы и многое, многое другое.
Такой человек обязательно строго критически оценивает все свои действия и
поступки, вырабатывая в процессе оценки стимулы к точным и правильным действиям.
Ведь чаще всего самовоспитанием, самообучением и самообразованием занимаются
творческие люди, само творческое состояние духа которых не дает им возможности
потрафлять лености или необязательности, допускать нетребовательность к
результатам своей деятельности. Но для всего этого и нужно постоянно
поддерживать на высоком уровне и свою воспитанность, и свои знания и свою
образованность. Но это совсем не означает, что такие личности ведут, как может
показаться скучный, однообразный и только созидательный образ жизни. История
жизни названных личностей и многих, многих других как раз говорит о том, что
они, строго организовывая и подчиняя творчеству свою жизнь всегда в своем
распорядке жизни находили немало времени для встреч с друзьями, для переписки с
самыми разными корреспондентами, для проведения отдыха, забав и игр. Здесь все
дело в том, что самовоспитание, самообучение и самообразование научают таких
личностей не только ценить время для творчества, но и для восстановления своих
сил и вообще для организации разнообразной и разносторонней жизни, значительное
место в которой, как например, у Н. К. Рериха занимали заботы не только об
общечеловеческих проблемах, изложенных им и его женой в "Живой этике", но и об
их учениках, для которых они и создавали своеобразный учебно-воспитательный
городок их имени. Не чурались многие из них и путешествий в разные города и
страны, были открыты для встреч с коллегами. Короче говоря, они были открыты

жизни, делая немало для совершенствования своего собственного мира и мира вокруг
себя.
Сейчас во многих странах происходят реформы систем образования и общественного
воспитания, нацеленные на создание систем непрерывного образования в силу того,
что в современном мире удвоение информации осуществляется каждый десять лет.
Причина этого не только в бурном развитии науки и информационных систем, но и в
быстром совершенствовании всех технологий всех видов человеческой деятельности.
Естественно, что эти процессы подпираются еще и интеграцией знаний,
взаимопроникновением естественнонаучного и социогуманитарного знания, что не
может не сказаться на изменении требований интеллектуально-творческого порядка
ко всем видам деятельности, ко всем профессиям и специальностям. Самоочевидно,
что идея непрерывного образования, то есть постоянного соответствия любого
специалиста самым высоким требованиям научно-технического и технологического
плана упирается прежде всего в выработку у каждого человека потребности к
самовоспитанию, самообучению и самообразованию и способностей отвечать этим
потребностям на. высоком уровне.
Это может стать очень серьезным аргументом в том, чтобы в процессе школьного и
специального образования больше делать упор на фундаментальные знания, на самые
основы всех наук, усвоив и освоив которые каждый может после окончания учебного
заведения заниматься самообразованием и самовоспитанием, чтобы не отстать ох
культурных и цивилизационных процессов. Сама жизнь сформирует в каждом
потребности в постоянном обновлении и обогащении знаний, умений, навыков,
духовного багажа, также как она потребует и нравственного самосовершенствования.
По итогам этого занятия неплохо было бы попытаться с ребятами поговорить об их
отношении к обучению и образованию, помогая каждому из учащихся связать свое
отношение к учебе с тем, как он знает и знает ли себя, о чем мечтает, к чему
стремится, то есть поиграть с каждым учеником на его личностных, индивидуальных
особенностях и зарождающихся, возможно, в нем потребностях. Формы и методы этих
"игр" в каждом отдельном случае подскажет хотя бы какое-то знание о каждом
учащемся. Тут ребята, как правило, активно подсказывают с кем, как и о чем
говорить и что обсуждать.
1. Чем обучение отличается от образования?
2. Помогают ли вам обучение и образование лучше чувствовать себя в мире?
3. Какие эмоциональные состояния вызывает в вас учеба и почему?
Тема 5. Воспитание, обучение и образование как творчество.
Итак, мы уже изучили основные виды жизнедеятельности человека и теперь
представляем себе, каким образом воспроизводится род человеческий. Теперь нам
предстоит посмотреть на основные виды взаимодействия старших и младших поколений
с точки зрения творческого подхода к этим взаимодействиям. Но для этого нам
необходимо сначала хотя бы в самом общем смысле определить творчество.
Вообще-то в обыденной жизни, в житейских отношениях люди и, не требуя
определения творчества, представляют себе, что это означает. Но если возникает

необходимость отличить творческую жизнь от нетворческой, творческую деятельность
человека от нетворческой, творца от нетворца и аргументировать свою точку
зрения, тут начинается такой разброс мнений и представлений, что нередко бывает
трудно найти в них что-то общее. Даже в современных философских представлениях о
творчестве, нередко трудно обнаружить что-то общезначимое. Например, творчество
связывается только с деятельностью человека, то есть со всей сферой его
взаимодействий с природой, нацеленных на создание, порождение чего-то
качественно нового, оригинального и общественно-исторического уникального. Что
же касается жизнедеятельности людей, особенно самой личной жизни человека, то
она, как правило, в орбиту внимания исследователей творчества не попадает, ибо
жизнь как становление, формирование и развитие рассматривается как естественные
процессы. А творчество всегда связывается с целенаправленной и целеустремленной
деятельностью, чего, якобы, изначально в жизни нет. Ведь субъектом творчества
является только субъект такой деятельности, то есть человек, когда он
прикладывает свои силы к чему-то вне его, то есть к природе, к миру. А как быть
с теми случаями, когда он свои неповторимые и оригинальные, уникальные силы
прилагает к развитию самого себя, выявлению своих природных задатков и дарований
и формированию на их основе всего строя и богатства своей души, своих чувств,
ума и крепости воли? Как быть с моментами созерцательного состояния субъекта
жизни, которые ведь наступают не только, а может быть даже и не столько у
младенцев, детей и пустых мечтателей, как Манилов у Н. В. Гоголя в "Мертвых
душах" или И. И. Обломов у И. А. Гончарова в одноименном романе, но именно у
взрослых, причем деятельных, активных, целеустремленных и творчески сильных
людей? Строго философски говоря, следовало бы творчество рассматривать как
целенаправленную деятельность субъекта не только направленную "вне" и "для
кого-то", но и как направленную "внутрь" и "для себя", "на себя". В таком
случает все виды жизнедеятельности человека получают статус столь же творческих,
сколь творческими считаются все виды его деятельности. И еще вопрос
жизнедеятельность или деятельность человека обладают большим творческим
потенциалом?
Если признать правомерность такой постановки вопроса, то творчеством в широком
смысле мы будем считать всякую активность субъекта, независимо от того
направлена она "вне" или "внутрь", нацеленную на порождение чего-то
качественного нового вне себя или в себе, разумеется оригинального и
уникального, но не только в общественно-историческом, но и в
индивидуально-личностном смысле. На такое понимание творчества мы с вами
получаем право не только от самой жизни, но, можно сказать, и от великого
немецкого поэта и философа Фридриха Шиллера, который одним из первых всерьез
занялся проблемами эстетического воспитания как процесса творчества самого
человека. Он писал в шестом письме "Писем об эстетическом воспитании": "Неужели
же природа ради своих целей отнимает у нас совершенство, которое предписывается
нам целями разума? Итак, неверно, что развитие отдельных сил должно влечь за
собой пожертвование целостностью; или же, сколько бы законы природы к этому не
стремились, все же в нашей власти при помощи искусства еще более высокого должно
находиться восстановление этой, уничтоженной искусством, целостности нашей
природы"[6]. Для нас, как и для Шиллера, творчество человеком человека и
человеком самого себя и есть восстановление той целостности, которой не может
достичь даже такой мощный вид творчества как искусство, поскольку каждое из них
в отдельности, да и все они в совокупности все-таки не могут дать желанной нам
целостности без творческих усилий нашей собственной души, сердца и ума,
направленных не столько во вне, сколько на себя.
Вы, ребята, уже имеете немалый жизненный опыт, в том числе и опыт наблюдения за
своими состояниями. В философии этот опыт называют опытом саморефлексии, то есть
осмысления своих душевных и духовных состояний, оценки состояния своей
чувственности и достижений собственного ума. Каждый из вас уже знает, что в
каких-то ситуациях у вас наступает состояние созерцательности, своеобразного
отключения от всего внешнего и сосредоточения всего внимания только на себя,
Либо бывает, особенно это часто случается на природе, состояние свободного
блуждания взгляда, свободного не целенаправленного улавливания звуков или даже
отключения от звуков природы, то есть полной расслабленности чувств, ума и воли,
когда что-то само собой западает в душу, а что-то естественно и свободно как бы
проплывает мимо внимания. Это и есть состояние созерцания - самое душе- и
духотворческое состояние субъекта. Чем чаще с вами такое случается, тем скорее
вы крепнете душой и телом, тем быстрее вы развиваетесь и взрослеете. Попробуйте,
если вы этого еще не научились делать, когда наступит такое состояние осмыслить
случившееся с вами. Вы не сможете не обнаружить в себе чего-то такого, что вас
обрадует и вдохновит.
Теперь вернемся к тому, на что мы сегодня нацелены. Итак, перед нами три вида
жизнедеятельности человека или три процесса, в которых, как мы уже с вами
разобрали, происходит формирование и развитие личности, то есть творится
человек. Вряд ли стоит говорить о том, что в каждом из рассматриваемых нами
сегодня в творческом ключе процессов наличествует два субъекта творчества:
старший и младший по возрасту участники процесса, родитель и ребенок,
воспитатель и воспитуемый, учитель и ученик. Только нетворческий подход к
рассмотрению воспитания, обучения и образования рассматривает старшего,
родителя, воспитателя и учителя как субъекта, а младшего, ребенка, воспитуемого
и учащегося как объекта. К сожалению в пока еще существующих у нас системах
общественного воспитания и образования нередко господствует
формально-бюрократический подход в этим процессам, в котором за ребенком не
признается право равенства во взаимодействиях с родителями, воспитателями,
педагогами. Но давайте присмотримся к этим процессам повнимательнее.
Начнем с процесса воспитания. Поскольку внутренней сущностью процесса воспитания
является передача от поколения к поколению прежде всего накопленного
человечеством опыта чувственно-эмоционального взаимодействия с миром, то есть
пробуждение в каждом ребенке его лучших душевных качеств и формирование его
духовного багажа, то резонно узнать, возможно ли осуществить это, если
воспитатель своим нетворческим отношением к воспитанию сразу захлопнет перед
собой душу ребенка, как равноправного участника творчества человека? Ответ тут
однозначен, нет невозможно. Душа ребенка, его психика столь подвижны, гибки и
мобильны, детская непосредственность и наивность столь беспредельны и
обезоруживающи, что не успевает воспитатель и глазом моргнуть, как ребенок
замкнулся в себе и не реагирует ни на уговоры, просьбы, тем более угрозы, ни на
наказания. Для настоящего воспитателя общение с каждым ребенком - это всегда
новое и небывалое еще для него взаимодействие с невстречавшимися ему психикой,
душой, характером, каким бы ни был богатым его воспитательный опыт. И для
ребенка всякая встреча с настоящим творческим воспитателем - это тоже каждый раз
и интересное и волнующее, занимающее его душу общение. Таким образом и
получается, что они взаимно воздействуют на чувственно-эмоциональные состояния
друг друга, обогащают друг друга и умственно, осмысливая приобретения каждый
по-своему. Причем в повседневном взаимодействии воспитателя с воспитуемым
возникает столько неожиданных и всегда новых ситуаций, что крупиночек нового,
посеянных им в душе каждого набирается не так уж и мало. Если постепенно эти
крупиночки дают плодотворные росточки в виде человечных и добродетельных,
отзывчивых на доброе и прекрасное качеств в характере и взрослого и ребенка -
разве это не будет высшим актом творчества, хотя еще до выхода на
общественно-историческое значение ой как далеко. Человек нередко проходит через
большие жизненные испытания, прежде чем добивается значительных для окружающих,
тем более для истории результатов. Но основы будущих больших достижений
закладываются в него, пробуждаются в нем в детстве в процессе воспитания, в
процессе взаимообогащающего творчества воспитателя и воспитуемого.
Следует особо подчеркнуть, что в процессе воспитания творчество обязательно
является следствием свободы и раскованности, раскрытости душ и чувств
воспитателя и воспитуемого навстречу друг другу. Закройся душа одного из
участников процесса и творчество не вызовешь никакими силами: створки души
захлопнулись и за них ничто не проникает - отзывчивость улетучилась,
восприимчивость исчезла. Самоочевидно, что створки души захлопываются как только
во взгляде, в тоне голоса, в интонации, в жесте появляется неискренность -
ребенок очень тонко чувствует настрой того, с кем он общается. Да и воспитатель
постепенно узнает особенности, индивидуальность каждого ребенка. Узнавание-то
это - тоже результат взаимного творчества взрослого и ребенка. Родители
результат своего творческого отношения к ребенку, к сожалению, видят, чаще всего
лишь тогда, когда те или иные качества, воспитанные ими, закрепляются в
характере ребенка, когда уже гораздо труднее подправить и исправить что-либо.
Думается, что нередкие неумелые действия родителей и воспитателей - результат
именно нетворческого отношения к воспитанию и соответствующей этому подготовке
молодых людей к супружеской и семейной жизни. В жизни людей все настолько именно
творчески взаимосвязано, что ничто не проходит бесследно и дает свои результаты,
положительного или отрицательного значения.
Как же можно определить, выявить результаты творческих взаимодействий людей друг
на друга в воспитательном процессе? Есть для этого в повседневной жизни, в быту
такой термин как "смягчение души". Вот он-то в первую очередь и схватывает то,
что происходит между воспитателем и воспитуемым - смягчение душ и того и
другого. Что не так уж трудно и заметить опытному и творчески относящемуся к
своему делу воспитателю - родителю или профессионалу. Правда, родители, особенно
мамы, тоже являются своеобразными профессионалами. Но человечество выработало,
тем не менее, и профессиональные требования к воспитателю. Прежде всего
специфические способности находить пути к душе каждого ребенка, умение
раскрывать в ребенке все лучшее, что в него заложено природой и семейным
воспитанием, подмечать моменты пробуждения у ребенка интереса к чему-либо,
чтобы, "играя" этими интересами, да и на этих интересах начать вместе с
родителями формировать, вырабатывать потребности. А уже на потребностях
прорастают способности. Это же потрясающие по творческому заряду моменты
деятельности воспитателя: на его глазах, как из глины, лепится личность. Потому
мы с вами и говорили на предыдущих занятиях об очеловечивании человека, что в
процессе воспитания, обучения и образования из человеческого материала
формируется личность, обладающая и своими неповторимыми чувствами, вкусами,
взглядами, гражданскими позициями, честью и достоинством и т. п.
Ребенок как субъект творчества в этих процессах выступает еще и в том качестве,
что именно в человековоспроизводящих процессах нет и не может быть выработано
единых правил и рецептов. Потому что человеческий материал - ребенок - всегда
есть своеобразное и неповторимое единство биологических, физических, социальных,
психических сил, с особенной ритмической, энергетической и душевной
организацией, выливающихся в своеобразие темперамента, характера и т. п.
абсолютно каждого.
Является ли процесс обучения столь же творческим процессом как и воспитание? На
первый взгляд вроде бы и нет. По той простой причине, что обучение выполняет
строго определенные задачи в отличие от безграничности задач воспитания и
образования: передача знаний, накопленных человечеством и сведенных в различные
предметы; формирование умений и выработка навыков. Вроде бы надо с этим
соглашаться, но не хочется.
Дело в том, что даже сведенные в систему, запечатленные в учебниках и в учебных
пособиях знания имеют самые разнообразные способы их передачи, что и показывает
реальная деятельность талантливых педагогов, которые, вооружась знаниями, как
говорят сверх меры, ищут наиболее простые пути к уму ребенка и к его сердцу,
если стараются пробудить в нем интерес к своему предмету. Но разве может быть
учитель настоящим учителем, если он не стремится заинтересовать учащихся своим
предметом? Если и бывают такие, то это не учителя и тем более не педагоги, а
простые передатчики знаний, которых теперь можно свободно заменить компьютерами,
заложив в них программы уроков, изложенных в учебниках и учебных пособиях, что
уже начинает применяться на практике. Учителю современная наука предоставляет
возможность постоянно быть творцом в передаче знаний, поскольку изложенные в

учебниках знания постоянно обогащаются, пополняются, за чем учебник никак не
может угнаться, а учитель может. Более того, одни и те же знания в разных
странах и регионах в соответствии с уровнем их технического, технологического и
информационного развития не только по-разному передаются от поколения к
поколению, но и по-разному используются в реальной практике людей, по-разному
закладываются в умения и навыки обучаемых людей.
Не говоря уже о том, что сами процессы выработки умений, особенно навыков
бесконечно разнообразны в силу разнообразия самих учащихся, каждый из которых
неповторим и индивидуален. У каждого совершенно неповторимы связи между головой
и руками: неповторимы сила и мобильность мозга, скорость образования и
закрепления нервных связей в нервные узлы и функциональные центры, неповторимы
подвижность и ловкость рук, их восприимчивость к командам, поступающим из мозга.
Случайно ли в истории художественно- эстетического развития народов сложилась
практика формирования умений и выработки навыков мастером-художником у каждого
ученика отдельно. И до сих пор умения и навыки вырабатываются на индивидуальной
основе в народных художественных промыслах и ремеслах в конкретной и
непосредственной взаимодополняющей деятельности учителя и ученика.
Да и в подготовительных группах детского сада, в младших классах школы, особенно
в семье каждого ребенка учат читать и писать в основном на индивидуальной
основе. Сначала по буковкам, а в письме по черточкам, потом по слогам и по
словам научается ребенок читать, писать, считать и многому другому. Это тоже
ведь творческий процесс, который выражается в разных почерках, разных
способностях чтения, счета. Ведь в творчестве индивидуальность и неповторимость,
оригинальность и значимость играют определяющую роль. Обучение ведь не
преследует и цель научить чему-то одному, в ущерб всем остальным возможностям
человека. Это потом во взрослой жизни человек попадает в орбиту сложившейся в
обществе системы разделения человеческого труда, а следовательно и необходимости
выявления и развития только немногих качеств человека. Школа же старается
научить человека всему, чтобы потом ему и самому и обществу в нем было из чего
выбирать. А разделение труда - это не благо, а бич человечества, его горькая
необходимость.
Упоминавшийся уже нами Ф. Шиллер негодовал когда - то по этому поводу так:
"Можем ли мы удивляться пренебрежению, с которым относятся к прочим душевным
способностям, если общество делает должность мерилом человека, если оно чтит в
одном из своих граждан лишь память, в другом лишь рассудок, способный к счету, в
третьем лишь механическую ловкость; если оно здесь, оставаясь равнодушным к
характеру, ищет лишь знания, а там, напротив, прощает величайшее омрачение
рассудка ради духа порядка и законного образа действий; если оно в той же мере,
в какой оно снисходительно к эстенсивности, стремится к грубой интенсивности
этих отдельных умений субъекта, - удивительно ли, что все другие способности
запускаются ради того, чтобы воспитать единственно ту способность, которая дает
почести и награды?"[7].
Потому мы и говорим, что воспитание, обучение и образование формируют личность
творца, а не исполнителя, созидателя, а не разрушителя.
Образование есть творческий процесс уже в силу того, что оно есть единство
воспитания и обучения. Но оно усиливает творческие потенции воспитания и
обучения тем, что оно отвечает творческим жизнеустремлениям человечества, тем,
что всегда создает представление об образе человека будущего, который, конечно,
представляется человечеству как идеал, и для достижения которого воспитание и
обучение постоянно совершенствуют свои способы, методы, средства.
Этот идеал начинает реализовываться, как только рождается ребенок. Родители,
бабушки и дедушки ведь с первых дней уже начинают думать о том, каким бы
хотелось видеть будущее младенца, какой жизнью он будет жить. Они часто не
говорят об этом, но делают все от них зависящее, чтобы жизнь детей была бы
радостней, благополучней, счастливей и спокойней, чем были и есть их жизни.
Стремление реализовать этот идеал, сделать этот образ зримым рождает в них
творческие силы для полноценного и полнокровного жизнестроительства.
В сущности система общественного воспитания и народного образования стремятся к

<< Пред. стр.

страница 15
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign