LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

отпускай, как бы тебя ни трясло.
Мне явно не хотелось проделывать что-либо в этом роде, но некое
неведомое побуждение заставило меня встать против моей воли. В тот же миг
я ясно осознал: закончится тем, что я выполню все, хотя сознательного
намерения подчиняться приказу дона Хуана я не испытывал.
Я механически приблизился к двум фигурам. Сердце едва не выскакивало
из грудной клетки. Я схватил того, который был справа. То, что я
почувствовал, напоминало электрический разряд, который едва не заставил
меня отпустить темную фигуру.
Тут до меня донесся голос дона Хуана, словно он кричал откуда-то
издалека:
- Если ты бросишь его, тебе конец!
Я продолжал держать фигуру. Она изгибалась и тряслась, но не так, как
массивное животное, а как нечто пушистое, легкое и словно
наэлектризованное. Мы возились на песчаном дне лощины и катались по нему
довольно долго. Один за другим меня пронизывали тошнотворные импульсы
электрического тока. Я подумал, что это воспринимается столь мерзким из-за
того, что отличается от той энергии, с которой мне приходилось иметь дело
в мире повседневности. Когда "это" било меня током, я дергался, орал и
рычал, как зверь. Не от боли, а от какой-то странной злости.
Наконец, оно замерло подо мной - неподвижное, почти твердое.
Инертное. Я спросил у дона Хуана, не умерло ли оно, но голоса своего не
услышал.
- Ни в коем случае, - со смехом сказал кто-то; этот кто-то не был
доном Хуаном. - Просто ты исчерпал заряд его энергии. Но не вставай еще.
Полежи немного.
Я вопросительно взглянул на дона Хуана. Он изучал меня с огромным
любопытством. Потом помог мне подняться. Темная фигура осталась лежать на
земле. Я хотел спросить дона Хуана, все ли с этой фигурой в порядке. И
снова не сумел выговорить ни слова. И тут я совершил нечто необычайное. Я
согласился с тем, что все это - реально. До этого момента в уме оставалось
что-то, оберегавшее мой рационализм, считая происходящее сном, навеянным
манипуляциями дона Хуана.
Я подошел к распростертой на земле фигуре и попытался ее поднять. Это
мне не удалось - ее невозможно было обхватить, поскольку она не имела
массы. Я был сбит с толку. Тот же голос, не принадлежавший дону Хуану,
велел мне лечь сверху на неорганическое существо. Я так и поступил, а
когда поднялся на ноги, оно поднялось вместе со мной, словно прилипшая к
моему телу тень. Потом оно мягко отделилось от меня и исчезло, оставив мне
какое-то исключительно приятное ощущение полноты.
На то, чтобы полностью восстановить контроль над собой, мне
потребовалось более суток. Большую часть времени я проспал. Время от
времени дон Хуан проверял мое состояние, задавая один и тот же вопрос:
- Энергия неорганического существа была похожа на огонь или на воду?
Глотка моя была словно обожжена. Потому я не мог ответить ему, что
импульсы энергии, которые я ощущал, напоминали струи наэлектризованной
воды. Я не имею понятия о том, что такое струи наэлектризованной воды,
поскольку никогда в жизни ничего подобного не ощущал. Я вообще не уверен,
что такое явление можно воспроизвести или почувствовать. Но именно такой
образ всплывал в моем уме каждый раз, когда дон Хуан задавал мне свой
ключевой вопрос.
Когда я, наконец, понял, что полностью пришел в себя, дон Хуан спал.
Зная, что вопрос его имеет очень большое значение, я разбудил его и все
ему рассказал.
- Среди неорганических существ у тебя не будет друзей, которые бы
тебе помогали. С ними у тебя может возникнуть только раздражающая связь по
типу обременительной взаимозависимости, - заключил он. - Будь чрезвычайно
осторожен. Водяные неорганические существа наиболее склонны к излишествам.
Древние маги считали, что они сильнее любят, лучше притворяются и даже,
возможно, обладают эмоциями. В противоположность неорганическим существам
огненного свойства, которых древние маги считали серьезными, более
сдержанными, но также и более напыщенными.
- А какое все это имеет значение для меня, дон Хуан?
- Слишком большое, чтобы говорить об этом сейчас. Советую тебе
преодолеть все страхи, которые присутствуют в твоих снах и в твоей жизни.
Тогда ты сможешь сохранить собственное единство. Неорганическое существо,
которое ты лишил энергии, а затем снова зарядил, было вне себя от этого
приключения. И явится, чтобы его повторить.
- Но почему ты меня не остановил, дон Хуан?
- Ты не дал мне времени это сделать. Кроме того, ты вообще даже не
слышал, как я кричал, чтобы ты оставил его на земле.
- Нужно было подробно проинструктировать меня заранее, как ты обычно
это делаешь, относительно всех возможных вариантов развития событий.
- Я не мог предвидеть всех возможных вариантов. Я вообще почти

новичок в том, что касается неорганических существ. В свое время я
отказался от этой части знания магов на том основании, что она слишком
обременительна и зыбка. Я не хочу зависеть ни от каких сущностей, будь они
органическими или неорганическими.
На этом наш разговор закончился. Очевидно, мне следовало бы
обеспокоиться, поскольку реакция его на происшедшее определенно была
отрицательной. Но я не беспокоился. Я почему-то был уверен, что все сделал
правильно.
В дальнейшем неорганические существа в мою практику сновидения
никогда не вмешивались.



4. ФИКСАЦИЯ ТОЧКИ СБОРКИ

С тех пор, как мы с доном Хуаном условились о том, чтобы обсуждать
мою практику сновидения только тогда, когда он сочтет это необходимым, я
редко начинал говорить о ней сам и никогда не задавал лишних вопросов.
Поэтому я всегда с особой готовностью слушал его, когда он затрагивал эту
тему. Его объяснения и рекомендации относительно сновидений неизбежно
касались и других аспектов его учения.
Однажды, когда я был у него дома и мы разговаривали о каком-то
отвлеченном предмете, дон Хуан без всякого предисловия сказал, что
посредством установления контактов с неорганическими объектами в
сновидении старые маги в совершенстве овладели искусством перемещения
точки сборки - предметом весьма непростым и опасным.
Я сразу же воспользовался возможностью попросить дона Хуана
приблизительно сказать, когда жили старые маги. И раньше при разных
обстоятельствах я задавал тот же вопрос, но никогда не получал на него
удовлетворительного ответа. Но поскольку на сей раз он сам затронул эту
тему, я был уверен, что он удовлетворит мое любопытство.
- Это довольно запутанный вопрос, - сказал он.
Он произнес эти слова таким тоном, что у меня возникла уверенность в
его нежелании рассматривать этот вопрос. Я был очень удивлен, когда он
продолжил.
- Он будет таким же испытанием для твоего здравого смысла, как и все
связанное с неорганическими существами. Кстати, что ты сейчас о них
думаешь?
- Я отложил в сторону свои мнения о них, - сказал я. - Теперь я не
могу придерживаться ни одной конкретной точки зрения.
Мой ответ вызвал у него восхищение. Он засмеялся и заговорил о своем
страхе и отвращении к неорганическим существам.
- Я никогда не испытывал к ним пристрастия, - сказал он. - Конечно,
главной причиной этого был мой страх перед ними. В свое время я не смог от
него отделаться, а затем он стал постоянным.
- Ты и сейчас их боишься, дон Хуан?
- Сейчас я ощущаю скорее отвращение, чем страх. Я не хочу иметь с
ними ничего общего.
- Существует ли какая-нибудь определенная причина для этого
отвращения?
- Лучшая причина в мире - мы с ними воплощаем полные
противоположности. Они любят властвовать, - я люблю свободу. Они стремятся
купить, я же не продаю.
Я почувствовал необъяснимое волнение и резко заявил ему, что эта тема
кажется настолько далекой от моих проблем, что я не воспринимаю ее
всерьез.
Некоторое время он пристально смотрел на меня, улыбаясь, а затем
сказал:
- Лучшее, что можно делать с неорганическими существами, - это как
раз то, что делаешь ты: отрицать их существование, но регулярно посещать
их, придерживаясь мысли, что ты находишься во сне, где, по твоему мнению,
все возможно. Таким образом ты как бы ничем не рискуешь.
Я ощутил непонятное мне чувство вины, причину которой не мог
объяснить. Я вынужден был спросить:
- Что ты имеешь в виду, дон Хуан?
- Твои встречи с неорганическими существами, - сухо ответил он.
- Ты надо мной смеешься? Какие встречи?
- Я не хотел поднимать этот вопрос, но мне кажется, что пришло время
сказать тебе кое-что о том ворчливом голосе, который ты слышишь в
сновидении и который напоминает тебе о необходимости концентрации внимания
на всем наблюдаемом тобой. Так вот, - это голос неорганического существа.
Я подумал, что дон Хуан совершенно непоследователен. Меня это
настолько рассердило, что я даже громко возмутился в его адрес. В ответ он
рассмеялся и попросил меня рассказать о необычных происшествиях,
случающихся в моей практике сновидения. Эта просьба меня удивила. Я
никогда никому не упоминал о том, что довольно часто выпадал из состояния
сновидения, увлеченный каким-нибудь определенным предметом. При этом
вместо того, чтобы изменить что-то во сне, как следовало поступить в этом
случае, я обнаруживал, что изменял весь настрой сна и находил себя в
совершенно незнакомом измерении. Я парил в нем под воздействием какой-то
невидимой силы, которая все время кружила меня. Я всегда выходил из таких
сновидений, продолжая кружиться, и долго поднимался и опускался, пока не
просыпался полностью.
- Это были твои встречи лицом к лицу с друзьями из неорганического
мира, - сказал дон Хуан.
Я не мог с ним спорить, но не хотел и соглашаться. Я продолжал
молчать. Я забыл свой вопрос о магах прошлого, но дон Хуан снова поднял
эту тему.
- Я думаю, что старые маги существовали около десяти тысяч лет назад,
- сказал он, улыбаясь и наблюдая за моей реакцией.
Я уверенно заявил, что эти данные неправильны, основывая свой ответ
на последних результатах археологических исследований о миграции азиатских
кочевых племен на американский континент. Все это происходило не десять
тысяч лет назад, а намного позже.
- У тебя свои представления, у меня - свои, - сказал он. - Я знаю,
что древние маги жили в течение четырех тысячелетий, с пятого по первое
тысячелетие до нашей эры. Три тысячи лет тому назад они исчезли. С тех пор
маги постоянно систематизируют и по-новому интерпретируют их наследие.
- Как ты можешь быть столь уверенным в этих сроках? - спросил я.
- А как ты можешь быть столь уверенным в своих? - возразил он.
Я сказал ему, что у археологов есть проверенные методы для
датирования событий прошлого. Он вновь возразил, что маги пользуются
своими проверенными методами.
- Я не хочу противоречить тебе и не пытаюсь тебя переспорить, -
продолжал он, - но может случится так, что очень скоро ты сам сможешь
спросить об этом у того, кто знает наверное.
- Никто не может знать это наверное, дон Хуан.
- Это еще одна из тех вещей, в которые невозможно поверить, но на
самом деле существует тот, кто может все это подтвердить. Когда-нибудь ты
встретишься с этим человеком.
- Ты, должно быть, шутишь дон Хуан. Кто может подтвердить, что
произошло семь тысяч лет назад?
- Все очень просто. Это один из старых магов, о которых мы только что
говорили. Тот, с которым я встречался. Он и поведал мне все о старых
магах. Я надеюсь, что ты запомнишь все, что я собираюсь рассказать тебе об
этом удивительном человеке. Он является для нас источником информации и
авторитетом во многих отношениях. Именно с ним тебе следует встретиться.
Я сказал дону Хуану, что я внимаю каждому произносимому им слову,
хотя и не могу понять, как в действительности может происходить то, о чем
он говорит. Он обвинял меня в том, что я над ним насмехаюсь и не верю ни
одному его слову о старых магах. Я согласился, что в обычном состоянии
сознания я не поверил бы в эти его непостижимые истории. Но я не смог
поверить этому и во втором внимании, хотя в нем я должен был бы отнестись
к ним совсем по-иному.
- Эта история становится непостижимой только в том случае, если ты
начинаешь над этим размышлять, - отметил он. - Если же ты не полагаешься
на свой здравый смысл, для понимания такого рассказа необходимо лишь
нужное количество определенной энергии.
- Почему ты говоришь, дон Хуан, что я встречусь с одним из старых
магов?
- Потому что так будет. Очень важно, чтобы вы однажды встретились. А
сейчас позволь мне рассказать тебе еще одну необычную историю об одном из
нагвалей моей линии - нагвале Себастьяне.
Дон Хуан рассказал мне, что нагваль Себастьян был сторожем при церкви
в южной Мексике примерно в начале восемнадцатого века. В своем рассказе
дон Хуан обратил внимание на то, что современные маги и маги прошлого ищут
и находят пристанище в таких общественных организациях как Христианская
Церковь. По его мнению, благодаря своей высокой организованности маги
легко становятся исполнительными служащими, и поэтому таких людей с
готовностью принимают на ответственную работу в различные учреждения. Дон
Хуан утверждал, что до тех пор, пока никто не знает об их сопричастности
магии, отсутствие у магов идеологических симпатий помогает им
зарекомендовать себя идеальными работниками.
Дон Хуан продолжал свой рассказ. Он сказал, что однажды, когда
Себастьян выполнял свои обязанности церковного сторожа, в церковь вошел
странный человек - старый индеец, выглядевший совсем больным. Ослабевшим
голосом он сказал Себастьяну, что ему нужна помощь. Нагваль решил, что
индеец хочет увидеться с приходским священником, но мужчина обратился к
нагвалю, и казалось, что ему с трудом дается каждое слово. Резко и прямо
он сказал ему, что он знает, что Себастьян - не просто маг, но и нагваль.
Себастьян, крайне встревоженный таким поворотом событий, отвел
индейца в сторону и потребовал извинений. Тот ответил, что он здесь не для
того, чтобы извиняться, но пришел к нему за особого рода помощью. По
словам индейца, ему было необходимо получить от нагваля энергию для
поддержания своей жизни, которая, как он заверил Себастьяна, длилась
тысячи лет, но именно в то время чуть было не угасла.
Себастьян был очень рациональным человеком, и, не желая верить в
такую бессмыслицу, настоятельно посоветовал индейцу прекратить дурачиться.
Старик рассердился и пригрозил Себастьяну выдать его вместе с учениками
церковным властям, если он не согласится выполнить его просьбу.
Дон Хуан напомнил мне, что в те времена церковные власти часто
жестоко расправлялись с языческими культами, сохранившимися среди индейцев
Нового Света. Такую угрозу нельзя было не принять всерьез; и нагваль, и
его последователи действительно оказались в смертельной опасности.
Себастьян спросил индейца, как тот может получить от него энергию. Тот
человек объяснил, что вследствие своей магической практики нагвали
приобретают особую энергию, которую накапливают в своем теле, и что он
может безболезненно для Себастьяна взять часть ее из энергетического
центра, находящегося в области пупка. В свою очередь, Себастьян, оставшись
невредимым, не только получит за это возможность продолжать свою
магическую деятельность, но приобретет также дар силы.
Необходимость выполнить требование старого индейца не слишком
привлекала нагваля, но тот не отступал, и Себастьяну пришлось в конце
концов удовлетворить его просьбу.
Дон Хуан заверил меня, что старый индеец нисколько не преувеличивал
своих притязаний. Оказалось, что он является одним из магов древности,
одним из тех, кто известен как бросивший вызов смерти. По всей видимости,
он прожил вплоть до того времени, используя только ему известные методы
воздействия на свою точку сборки.
Дон Хуан сказал, что происшедшее тогда послужило основой для
заключения соглашения, к которому присоединились все шесть нагвалей после
Себастьяна. Бросивший вызов смерти сдержал свое слово; в обмен на энергию,
взятую от всех этих людей, он вознаградил каждого даром силы. Себастьян
вынужден был принять такой дар, и сделал это вопреки своей воле; он был
поставлен в такое положение, где у него не было выбора. Однако все
последующие нагвали после Себастьяна с готовностью и гордостью принимали
этот дар.
Дон Хуан завершил свою историю, сказав, что позже бросивший вызов
смерти стал известен как арендатор ["the tenant" (англ.) - см. прим. к т.8
К.К. "Сила безмолвия" ("София", Киев, 1993г, стр. 65)]. И на протяжении
более чем двух столетий нагвали линии дона Хуана соблюдали условия этого
соглашения, вступая в отношения обмена энергией, что привело к некоторым
изменениям в некоторых деталях и конечной цели их учения.
Дон Хуан не потрудился объяснить, что же было дальше в этой истории,
но у меня осталось странное ощущение ее подлинности, которое взволновало
меня больше, чем я мог когда-либо вообразить.
- Как ему удалось прожить так долго? - спросил я.
- Этого никто не знает, - ответил дон Хуан. - Все, что мы знаем о нем
с тех пор, - это то, что он сам нам рассказывал. Именно бросившего вызов
смерти я и расспросил о старых магах, и он сказал мне, что наиболее
плодотворный период их деятельности был три тысячи лет назад.
- Откуда ты знаешь, что он говорил правду? - спросил я.
Дон Хуан покачал головой как-то удивленно, почти с отвращением.
- После того, как столкнешься лицом к лицу с не постижимым,
неизвестным тебе, где-то там, - сказал он, показывая вокруг себя, -
перестаешь носиться с мелочной ложью. Мелочная ложь - это удел тех, кто
никогда не заглянул в потустороннее, которое ожидает нас.
- Что ждет нас там, дон Хуан?
Кажущийся безобидным, его ответ привел меня в такой ужас, которого не
вызвало бы во мне даже описание самой страшной вещи.
- Нечто абсолютно безличностное, - сказал он.
Он, должно быть, заметил, что страх разрывает меня на части, и
изменил мой уровень осознания так, чтобы мой испуг прошел.
Несколько месяцев спустя в моих сновидениях произошла странная
перемена. В своих снах я начал получать ответы на вопросы, которые я
собирался задать дону Хуану. Но наиболее странным было то, что это стало
происходить со мной и в часы бодрствования. Однажды, когда я сидел за
столом на работе, я получил ответ на мысленный вопрос о реальности
неорганических существ. Я видел неорганические существа в сновидении так
много раз, что уже начал думать о них как о реальности. Я вспомнил, что
даже прикасался к одному из них, находясь в необычном состоянии сознания в
пустыне Соноран. Периодически в своих снах я проскальзывал в миры, которые
едва ли могли быть порождением моего воображения. Я хотел наилучшим
образом кратко сформулировать этот вопрос для дона Хуана. Для себя я
сформулировал его так: если согласиться с тем, что неорганические существа
точно так же реальны, как и люди, то где они могут существовать в
материальной структуре вселенной?
Сформулировав для себя этот вопрос, я услышал странный смех. Такой же
смех я слышал в тот день, когда столкнулся с неорганическим существом.
Вполне человеческий голос сказал мне:
- Их мир существует в некотором особенном положении точки сборки, -
сказал он. - Так же, как твой мир существует в обычном положении точки
сборки.
Меньше всего на свете мне хотелось начинать разговор с бестелесным
голосом, поэтому я вскочил на ноги и начал бегать по дому в поисках того,
кто мог бы произнести эти слова. Я решил, что начинаю сходить с ума. Ко
всем моим волнениям не хватало только этого.
Голос был столь ясным и внушительным, что не только озадачил, но и
испугал меня. Я с трепетом ожидал дальнейших появлений этого голоса, но
этого не происходило. При первой же представившейся возможности я
обратился с вопросом к дону Хуану.
Мои недоразумения не произвели на него никакого впечатления.
- Ты должен понять раз и навсегда, что такие вещи обычны в жизни
мага, - сказал он. - Ты не сходишь с ума; ты просто слышишь голос эмиссара
в сновидении. Пройдя через первые и вторые врата сновидения, сновидящий
достигает такого энергетического уровня, когда у него начинаются видения
или когда он слышит голоса. Фактически, это не много голосов, а только
один. Маги называют его голосом эмиссара в сновидении.
- Что такое "эмиссар в сновидении"?
- Чужая энергия, сконцентрированная в небольшой области пространства.
Чужая энергия, претендующая на то, чтобы помогать сновидящим своими
рассказами. Для эмиссара в сновидении характерно, что он может сказать
лишь то, что маги уже знают или должны знать, если считают себя магами.
- Утверждение, что это чужая энергия, сосредоточенная в небольшой
области пространства, совершенно ничего мне не говорит, дон Хуан. Какого
рода эта энергия - дружелюбная, враждебная, положительная, отрицательная,
- какая?
- Она в точности такая, как я сказал, - чужая. Безличностная сила,
которую мы воспринимаем как личность потому, что она разговаривает с нами.
Некоторые маги поклоняются ей. Они даже могут видеть ее. Или, подобно
тебе, они попросту слышат ее как мужской или женский голос. Этот голос
может объяснять им суть происходящего, и они чаще всего воспринимают
сказанное им как полезный совет.
- Почему некоторые из нас воспринимают его как голос?
- Мы видим или слышим его, потому что мы удерживаем наши точки сборки
в некотором новом положении; чем устойчивее это положение, тем стабильнее
наше ощущение эмиссара. Остерегайся! Ты можешь увидеть и почувствовать его
даже как обнаженную женщину.
Дон Хуан рассмеялся над своим собственным замечанием, но я был
слишком испуган, чтобы веселиться.
- Способна ли эта сила материализоваться? - спросил я.
- Конечно, - ответил он. - Все зависит от того, где находится точка
сборки. Но в любом случае, если ты можешь оставаться достаточно

непривязанным к нему, ничего плохого произойти не может. Эмиссар останется
таким же, каким он был, - безликим голосом, который воздействует на нас
вследствие того, что точка сборки находится в определенном месте.
- Его советы безопасны и благоразумны?
- Его слова нельзя считать советами. Он лишь говорит нам, что есть
что, а мы сами уже делаем из этого выводы.
Затем я рассказал дону Хуану о том, что голос поведал мне.
- Это в точности соответствует тому, что я тебе только что говорил, -
заметил дон Хуан. - Эмиссар не сказал тебе ничего нового. Его утверждения
были правильными, но тебе только казалось, что он открывает для тебя
что-то новое. Эмиссар просто повторял тебе то, что ты уже знаешь.
- Боюсь, что я не знаю всего того, что он говорил, дон Хуан.
- Да нет же, знаешь. Ты уже сейчас знаешь бесконечно больше о тайне
вселенной, чем предполагает твой здравый смысл. Это наша человеческая
слабость - знать о тайне вселенной больше, чем мы подозреваем.
Меня обрадовало то, что я сам, без всякой помощи со стороны дона
Хуана, имел возможность убедиться в истинности этих слов. Мне хотелось
узнать больше об эмиссаре. Я начал расспрашивать дона Хуана, слышал ли он
когда-нибудь голос эмиссара.
Он перебил меня и, широко улыбнувшись, сказал:
- Да, конечно. Эмиссар говорит и со мной. В юности я обычно видел его
в обличии монаха в черной рясе. Этот болтливый монах каждый раз пугал меня
до смерти. Позже, когда я научился преодолевать страх, он превратился в
бестелесный голос, который говорит мне обо всем и по сей день.
- О чем он говорит, дон Хуан?
- Обо всем, что составляет суть моего намерения, но все еще не
продумано мной до конца. Например, подробности, касающиеся поведения моих
учеников. Что они делают, когда меня нет поблизости. В частности, он
говорит мне и о тебе. Эмиссар рассказывает мне обо всем, что ты делаешь.
После этого мне сразу же стало неинтересно разговаривать об этом
дальше. Я отчаянно пытался придумать какой-нибудь вопрос на другую тему, в
то время как дон Хуан хохотал во все горло.
- Является ли эмиссар в сновидении неорганическим существом? -
спросил я.
- Лучше будет сказать, что эмиссар в сновидении - это сила, которая
приходит к нам из мира неорганических существ. По этой причине сновидящие
всегда сталкиваются с нею.
- Ты имеешь в виду, дон Хуан, что каждый сновидящий слышит или видит
эмиссара?
- Слышит эмиссара каждый, но лишь немногие видят или ощущают его.
- Ты можешь это как-нибудь объяснить?
- Нет. Кроме того, меня на самом деле не волнует эмиссар. Однажды мне
пришлось сделать выбор, уделять ли внимание неорганическим существам и тем
самым идти по следам старых магов - или отказаться от этого. Мой учитель,
нагваль Хулиан, помог мне решиться на этот отказ. И я никогда не пожалел о
своем решении.
- Как ты считаешь, мне тоже следует отказаться от неорганических
существ, дон Хуан?
Он не ответил мне; вместо этого он объяснил, что мир неорганических
существ всегда продолжает обучать нас. Вероятно, это так потому, что
неорганические существа обладают более глубоким сознанием, чем наше, и

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign