LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

контролем над вниманием сновидения, что может остановиться по знаку
последнего там, где это необходимо. Это и есть тот предохранительный
клапан, который имеется в распоряжении сновидящих. И не важно, насколько
глубоко погрузился сновидящий и в какой степени он индульгирует в данный
конкретный момент, внимание сновидения должно выбросить его на
поверхность, как только в этом возникает необходимость.
Итак, я вновь взялся за практику сновидения, отправившись на поиск
теперь уже непонятно чего. На этот раз цель просматривалась гораздо менее
ясно, чем прежде, а трудности еще более возросли. Точно так же, как и в
случае с первым заданием, я никак не мог решить, что же мне делать. В
сознание мое закралось довольно обескураживающее подозрение относительно
того, что на этот раз вся моя практика вряд ли сможет чем-нибудь мне
помочь. После бесчисленных неудач я возвратился к исходной точке, просто
продолжив практику фиксации внимания сновидения на каждом из объектов,
присутствовавших в моих снах. Я согласился с тем, что чего-то мне не
хватает, и это, похоже, дало мне некий толчок. С возросшим мастерством я
мог теперь удерживать образ любого объекта сновидения.
Год прошел без каких бы то ни было перемен. Потом вдруг, в один день
что-то изменилось. Я видел сон. В нем я разглядывал окно, пытаясь
выяснить, удастся ли мне рассмотреть расстилавшийся за стенами комнаты
пейзаж. Вдруг какая-то похожая на ветер сила, которую я ощущал как звон в
ушах, вытянула меня сквозь окно наружу. Причем за мгновение до этого мое
внимание сновидения было привлечено какой-то странной конструкцией,
маячившей в отдалении. Она была похожа на трактор. В следующее мгновение я
осознал, что стою рядом с ним и внимательно его изучаю.
Я совершенно четко осознавал, что это - сновидение. Я осмотрелся,
чтобы выяснить, не вывалился ли я из окна, на которое смотрел. Судя по
окружавшему меня пейзажу, я находился где-то на ферме в сельской
местности. В пределах видимости не было никаких зданий. Я хотел было как
следует это осмыслить, однако все мое внимание было привлечено огромным
количеством сельскохозяйственной техники, находившейся вокруг. Похоже
было, что вся техника брошена. Я разглядывал сенокосилки, тракторы,
зерноуборочные комбайны, дисковые плуги, молотилки. Их было так много, что
я забыл о сне, с которого все началось. Потом я решил сориентироваться,
осмотрев тот пейзаж, который окружал меня в данный момент. На некотором
расстоянии виднелось нечто, похожее на огромный рекламный щит, подобный
тем, что во множестве расставлены вдоль всех дорог Америки. Вокруг него
виднелись телеграфные столбы.
Стоило мне сосредоточить внимание на рекламном щите, как я в то же
мгновение обнаружил, что стою рядом с ним. Стальная конструкция внушала
страх. В ней была угроза. На самом щите было изображено здание. Я прочел
текст - это была реклама мотеля. Со странной определенностью я был уверен,
что нахожусь либо в Орегоне, либо в северной Калифорнии.
Я продолжал рассматривать пейзаж этого сна. Где-то очень далеко
виднелись горы, а несколько ближе - зеленые округлые холмы. По холмам были
разбросаны группы деревьев. Я решил, что это - калифорнийские дубы. Я
захотел, чтобы зеленые холмы притянули меня к себе, но вместо этого был
притянут далекими горами. Я был убежден, что это - Сьерра.
Там, в горах, меня покинула вся энергия, которой я обладал в
сновидении. Но прежде чем это произошло, меня последовательно притягивали
к себе все детали картины, на которые я обращал внимание. Сон перестал
быть сном. Я воистину находился в горах Сьерры, по крайней мере об этом
говорило мне мое восприятие.
Словно сквозь фотообъектив с электронным увеличителем, я вглядывался
в расщелины, валуны, деревья, пещеры. По отвесным склонам я поднимался к
вершинам гор, и все это продолжалось до тех пор, пока я полностью не
обессилел, утратив способность сосредоточивать внимание сновидения на чем
бы то ни было. Я почувствовал, что теряю контроль. В конце концов я
обнаружил, что больше нет никакого пейзажа, но только лишь непроглядная
тьма.
- Ну что же, ты добрался до вторых врат сновидения, - сообщил мне дон
Хуан, когда я рассказал ему об этом сновидении. - Теперь тебе предстоит
сквозь них пройти. Преодоление вторых врат сновидения - это очень
серьезно. Для этого необходимо усилие, необходима строжайшая дисциплина.
Я не был уверен в том, что справился с поставленной задачей,
поскольку в другом сне по-настоящему не просыпался. Я задал дону Хуану
вопрос по поводу этой неувязки.
- Это моя ошибка, - ответил он. - Я говорил тебе, что необходимо
проснуться в другом сне, но имелось в виду несколько иное: нужно
последовательно и точно менять сны. Именно это ты и совершил.
- Подбираясь к первым вратам, ты потратил массу времени впустую,
разглядывая исключительно собственные руки. На этот раз ты направился
прямо к цели, не особо утруждая себя выполнением данной тебе инструкции
проснуться в другом сновидении.
Затем дон Хуан сказал, что существует два корректных способа
преодоления вторых врат сновидения.
Первый - проснуться в другом сне, то есть увидеть во сне, что видишь
сон и во сне же увидеть, что проснулся.
Второй - использовать объекты сновидения для переключения на другой
сон, как сделал это я.
Как обычно, дон Хуан в очередной раз предоставил мне возможность
практиковаться без какого бы то ни было вмешательства с его стороны. Я же
занялся отработкой обоих описанных им способов. Либо мне снилось, что у
меня был сон, в котором мне снилось, что я проснулся, либо, как-будто
глядя сквозь объектив электронного фотоувеличителя, я переходил от
чего-нибудь, непосредственно доступного моему вниманию сновидения, к
чему-либо не столь доступному. Иногда я применял второй способ в слегка
измененном варианте: я вглядывался в какой-нибудь из объектов сновидения
до тех пор, пока он не начинал изменять форму, втягивая меня тем самым
сквозь звенящий вихрь в другой сон. Однако мне никогда не удавалось
предугадать заранее, каким из трех способов я воспользуюсь в данном
конкретном сновидении. Заканчивались же мои тренировки по отработке
искусства сновидения либо тем, что я "выскакивал" из внимания сновидения и
просыпался, либо тем, что я проваливался в темный, глубокий беспробудный
сон.
Все шло гладко. Единственное, что меня беспокоило, - это все чаще
повторявшееся ощущение некоторой помехи, что-то вроде приступов страха или
дискомфорта. Я полагал, что это обусловлено либо моим отвратительным
питанием, либо тем, что как раз в то время дон Хуан часто давал мне
галлюциногенные растения, что тоже входило в программу моих занятий.
Однако в конце концов приступы сделались настолько явными, что я вынужден
был обратиться к дону Хуану за советом.
- Ты прикоснулся к самой опасной грани магического знания, настоящему
кошмару, истинному страху, - начал он. - Я обязан прямо сказать тебе об
этом, не церемонясь с твоим любимым рационализмом. С этой гранью неизбежно
сталкивается каждый маг. Боюсь, что если бы я тебя не предупредил, то на
этом этапе ты вполне мог бы сорваться и запаниковать, считая, что где-то
допущена ошибка.
Дон Хуан очень серьезно объяснил мне, что жизнь и сознание как
энергетические категории не являются исключительным свойством живых
организмов. Маги увидели, что существует два типа сознательных существ,
скитающихся по этой земле - органические существа и существа
неорганические. Сравнивая их друг с другом, маги увидели, что и те и
другие являются сгустками свечения, сквозь которые во всех мыслимых
направлениях струятся миллионы энергетических волокон вселенной.
Отличаются они друг от друга формой и яркостью. Неорганические существа
имеют вытянутые формы, похожие на свечи, и светятся тусклым светом.
Органические же существа более округлы и обладают гораздо более ярким
свечением. Еще одно существенное различие между ними, которое увидели
маги, состоит в том, что жизнь и сознание органических существ
быстротечны, поскольку существа эти вынуждены жить в постоянной спешке.
Неорганические существа живут неизмеримо дольше, потому что сознание их
исполнено бесконечного покоя и глубины.
- Без особых сложностей маги могут взаимодействовать с
неорганическими существами, - продолжал дон Хуан, - потому что последние
обладают сознанием - главной характеристикой, необходимой для
взаимодействия.
- Но они действительно существуют? - спросил я. - Так же реально, как
ты и я?
- Конечно, существуют, - ответил он. - Можешь мне поверить, маги -
создания исключительно разумные. Ни при каких условиях они не стали бы
заигрывать с предрассудками, принимая их впоследствии за реальность.
- Почему ты говоришь, что эти существа - живые?
- С точки зрения мага обладать жизнью значит - обладать сознанием. То
есть иметь точку сборки с окружающим ее свечением сознания. Именно это
указывает магу на то, что существо, с которым он имеет дело, не важно -
органическое оно или неорганическое, вполне обладает способностью к
осознанию. Маги рассматривают наличие восприятия как необходимое условие
жизни.
- Тогда неорганические существа также должны умирать. Это верно, дон
Хуан?
- Естественно. Они утрачивают свое осознание точно так же, как и мы.
Просто продолжительность существования их сознания поистине
умопомрачительная.
- Неорганические существа сами являются магам?
- В их случае очень трудно сказать, что есть что. Скажем так: мы
приманиваем их или, вернее, вынуждаем их с нами взаимодействовать.
Мгновение дон Хуан буквально сверлил меня взглядом.
- До тебя это совершенно не доходит, - уверенно заключил он.
- Я почти не в состоянии думать об этом с точки зрения здравого
смысла, - сказал я.
- А я тебя предупреждал, что твоему рассудку предстоит серьезное
испытание. В этом случае целесообразно оставить все как есть и
предоставить событиям возможность идти своим чередом. Я имею в виду -
позволить неорганическим существам прийти к тебе.
- Ты это серьезно, дон Хуан?
- Абсолютно серьезно. Сложность взаимодействия с неорганическими
существами заключается в том, что их сознание действует чрезвычайно
медленно по сравнению с нашим. И на то, чтобы они признали мага, уходят
годы. Потому рекомендуется запастись терпением и ждать. Рано или поздно
они покажутся. Но не так, как показались бы ты или я. Они дают о себе
знать весьма специфическим способом.
- Как маги их приманивают? Существует какой-то ритуал?
- Ну, уж во всяком случае, маги не выходят на середину дороги и не
взывают к ним оттуда дрожащим голосом, когда бьет полночь, если под
ритуалом ты понимаешь что-то в этом роде.
- А что же они делают?
- Они приманивают их посредством сновидения. Я же сказал, что это
нечто большее, чем просто приманивание. Посредством практики сновидения
маги вынуждают их к взаимодействию.
- Каким образом маги их вынуждают?
- Сновидение означает удерживание точки сборки там, куда она
сдвинулась во сне. Образующийся вследствие этого энергетический потенциал
привлекает внимание неорганических существ. Как наживка привлекает рыб. И
они идут на эту наживку. Достигая и преодолевая первые и вторые врата
сновидения, маги забрасывают наживку для неорганических существ и тем
самым вынуждают их явиться.
Преодолев первые и вторые врата сновидения, ты довел до их сведения
свое приглашение. Теперь жди, пока они подадут тебе знак.
- Каким может быть этот знак, дон Хуан?
- Вполне возможно, что кто-то из них явится тебе, хотя для этого еще
слишком рано. По-моему, знаком будет просто некоторое постороннее
вмешательство в твое сновидение. Я полагаю, что приступы страха, которые в
последние дни ты испытываешь в сновидениях, обусловлены не нарушением
пищеварения, но импульсами энергии, которые посылают тебе неорганические
существа.
- И что мне теперь делать?
- Обмануть собственные ожидания.
Я не мог понять, что он имеет в виду. Дон Хуан подробно объяснил.
Чего мы ожидаем, вступая во взаимодействие с людьми или другими
органическими существами? Немедленной реакции на свой запрос. Однако
неорганические существа отделены от нас самым труднопреодолимым барьером -
другими скоростями движения энергии. Поэтому мгновенной реакции быть не
может, и маг должен обмануть свои ожидания, продолжая действовать в режиме
запроса столько времени, сколько потребуется на то, чтобы его запрос был
принят.
- Ты хочешь сказать, дон Хуан, что запрос и практика искусства
сновидения в данном случае одно и то же?
- Да. Но для того, чтобы получить совершенный результат, тебе следует
добавить к своей практике намерение добраться до неорганических существ.
Послать им чувство силы и уверенности, чувство могущества и отрешенности.
И любой ценой избежать того, чтобы их достигло твое чувство страха или
подавленности. Они достаточно мрачны сами по себе. Добавлять к их
мрачности свою тебе по меньшей мере не обязательно.
- Мне не совсем ясно, дон Хуан, каким образом они являются
сновидящим. Что это за особый способ, которым они дают о себе знать?
- Случается, что они материализуются в этом мире - прямо перед нами.
Хотя большую часть времени они невидимы, а присутствие их проявляется в
виде особого ощущения в теле человека, своего рода встряски или дрожи,
которая пробивает человека до мозга костей.
- А в сновидении, дон Хуан?
- В сновидении все наоборот. Временами мы ощущаем их так, как ощущал
ты - как приступы страха. В большинстве случаев они материализуются,
возникая прямо перед нами. Поскольку поначалу у нас нет опыта обращения с
ними, они могут внушить нам безмерный страх. И это по-настоящему опасно
для нас. По каналу страха они способны проследовать за человеком в мир
повседневности. Результаты этого могут быть поистине катастрофическими.
- В каком смысле, дон Хуан?
- В его жизни может прочно укорениться страх. Совладать с этим
страхом способен только воистину великий одинокий воин. Неорганические
существа могут быть истинными паразитами - хуже чумы. Нагоняя на человека
страх, они вполне способны свести его с ума.
- А что делают с неорганическими существами маги?
- Сливаются с ними. Превращают их в своих союзников. Образуют
сообщества. Иногда их контракты выливаются в необычайную дружбу. Я называю
такие отношения сотрудничеством без границ. Главнейшую роль в них играет
восприятие. Ведь мы - существа общественные и неизбежно ищем компании
других сознаний.
Секрет успешного налаживания контактов с неорганическими существами
заключается в том, что их не нужно бояться. Причем послание, которое
человек им посылает, должно быть исполнено силы и отрешенности. В нем
должно быть закодировано: "Я вас не боюсь. Приходите повидаться. Если
явитесь - буду рад вас видеть. Если не захотите прийти - мне будет вас не
хватать". Когда неорганические существа получают такое послание, их
охватывает настолько неудержимое любопытство, что они непременно приходят.
- Но для чего им приходить ко мне, или с какой стати я должен
стремиться к встрече с ними?
- Сновидящие ищут в своих сновидениях контактов с другими существами.
Нравится нам это или нет - не имеет значения. Может быть, это тебя
шокирует, но сновидящие автоматически стремятся отыскать группы существ, с
которыми у них может установиться связь, своего рода узы. Сновидящие
поистине жаждут их отыскать.
- Это кажется мне очень странным, дон Хуан. Зачем сновидящие это
делают?
- Неорганические существа - нечто новое для нас. А для них новинкой
становятся те из нас, кто переходит через границу их сферы бытия.
Благодаря своему великолепному сознанию, неорганические существа обладают
для сновидящего огромной притягательной силой и могут переносить его в
неописуемые миры. Запомни это хорошенько, и никогда об этом не забывай.
- Этим пользовались маги древних времен - именно им обязан своим
происхождением термин "союзники". Союзники этих магов научили их смещать
точку сборки за пределы светящегося яйца - в нечеловеческую вселенную.
Таким образом, когда маг использует их в качестве транспортного средства,
они переносят его в миры, находящиеся за пределами сферы человеческого.
Я слушал его, и меня одолевали странные страхи и дурные предчувствия.
Дон Хуан мгновенно понял, в чем дело.
- Ты религиозен до предела, - рассмеялся он. - И в настоящий момент
почувствовал на своем затылке дыхание дьявола. А ты подумай об этом иначе.
Мы верим, что может быть воспринято то-то и то-то. А сновидение - это
восприятие того, что выходит за пределы возможного.
Во время бодрствования меня беспокоила возможность реального
существования неорганических существ. Но когда я спал, мое сознательное
беспокойство особой силы не имело. Приступы физического страха

продолжались, но за ними неизменно приходило странное спокойствие. Оно
овладевало мной и позволяло мне продолжать, словно и не было никакого
страха.
Тогда мне казалось, что каждый прорыв в моем сновидении случался
внезапно, без предупреждения. Появление в моих снах неорганических существ
не явилось исключением. Это случилось, когда мне снился цирк из моего
детства. Окружающая обстановка напоминала пейзаж маленького городка в
горах Аризоны. Я принялся рассматривать людей, испытывая никогда не
покидавшую меня смутную надежду снова увидеть тех людей, которых я видел,
когда дон Хуан впервые заставил меня войти в сферу второго внимания.
Наблюдая за ними, я ощутил всплеск нервозности - толчок под ложечкой,
похожий на удар в солнечное сплетение. Толчок несколько меня отвлек, и я
потерял из виду людей, цирк и городок в горах Аризоны. Вместо всего этого
передо мной стояли две фигуры совершенно жуткой наружности. Они были тощие
- не шире фута в плечах - и длинные - футов около семи. Они угрожающе
нависали надо мной, как два гигантских земляных червя.
Я знал, что это сон, но я также знал и то, что я вижу. О видении мы с
доном Хуаном беседовали, когда я был как в нормальном состоянии, так и в
состоянии второго внимания. И, хотя я не мог тогда испытать это на
собственном опыте, мне казалось, что понял идею непосредственного
восприятия энергии. И в том сне, глядя на эти странные призраки, я понял,
что вижу энергетическую сущность чего-то невероятного.
Я был очень спокоен. Я не двигался. Самым замечательным для меня было
то, что они не рассеялись и не трансформировались во что-нибудь другое,
оставаясь зримыми существами, по форме напоминавшими свечи. В них было
нечто, заставлявшее меня удерживать восприятие их формы. Я знал это,
поскольку что-то говорило мне, что, если я не буду двигаться, они тоже
останутся на месте.
В определенный момент все закончилось. Я проснулся от испуга и
немедленно попал в осаду множества страхов. Мною овладела глубокая
обеспокоенность - нечто подобное физическому страданию, какая-то печаль,
не имеющая под собой оснований.
С тех пор две странные фигуры являлись мне каждый раз, когда я
практиковал сновидение. Со временем получилось так, словно вся моя
сновидческая практика только затем и была нужна, чтобы я с ними
встретился. Они никогда не пытались ни приблизиться ко мне, ни вступить в
какое бы то ни было взаимодействие. Они просто недвижимо стояли передо
мной все время, пока длился мой сон. Я не только ни разу не сделал усилия
изменить свои сны, более того, - даже забыл, ради чего, собственно,
практикую сновидение.
К тому времени, когда я, наконец, рассказал дону Хуану о том, что со
мной происходит, я уже несколько месяцев созерцал только эти две фигуры.
- Ты застрял на очень опасном перекрестке, - сказал дон Хуан. - Будет
неправильно, если ты их прогонишь. Однако позволить им остаться - тоже
ошибка. В настоящее время их присутствие - помеха в твоей практике
сновидения.
- Что же мне делать, дон Хуан?
- Встретиться с ними прямо сейчас, в нашем мире, и сказать им, чтобы
они приходили позже, когда в твоем сновидении будет больше силы.
- Но как с ними встретиться?
- Это непросто, но возможно. Нужно только, чтобы кишка у тебя была не
слишком тонка. Но она у тебя не тонка, будь спокоен.
И, не ожидая, пока я начну уверять его, что как раз кишка-то у меня и
тонка, да к тому же весьма, он потащил меня куда-то в холмы. Жил он тогда
на севере Мексики и предварительно позаботился о том, чтобы у меня
сложилось впечатление о нем как об одиноком колдуне, всеми позабытом и
выпавшем из потока человеческой жизни старце. Правда, меня слегка
настораживала его внезапно проявляющаяся поистине безмерная
интеллигентность. Поэтому я был склонен мириться с некоторыми его
проявлениями, так как был наполовину уверен в том, что это просто его
причуды.
Его любимым коньком была особая хитрость, которую маги отрабатывали
на протяжении многих столетий. Он добивался того, чтобы в нормальном своем
состоянии я понял все, что только был способен понять. В то же время,
вводя меня в состояние второго внимания, он добивался того, что я либо
понимал, либо по крайней мере увлеченно внимал всему, чему он меня учил.
Таким образом он как бы разделял меня на две части. Пребывая в обычном
состоянии, я не мог сообразить, почему или каким образом получается так,
что я склонен принимать его эксцентричные выходки всерьез. Когда же я
находился в состоянии второго внимания, все это имело для меня вполне
определенный смысл.
Дон Хуан утверждал, что второе внимание в принципе доступно любому из
нас, но, старательно цепляясь за спасительную соломинку своего
рационализма, мы - одни более яростно, другие менее - отпихиваем от себя
второе внимание, не подпуская его ближе, чем на расстояние вытянутой руки.
Идея дона Хуана состояла в том, что сновидение устраняет барьеры, которыми
мы ограждаем себя от второго внимания, тем самым себя изолируя.
В тот день, когда он повел меня в холмы Соноранской пустыни на
встречу с неорганическими существами, я находился в обычном состоянии
осознания. Однако откуда-то мне все же было известно, что предстоит
совершить нечто, и это нечто определенно окажется чем-то невероятным.
В пустыне прошел небольшой дождик. Рыжая почва еще не просохла и
прилипала к резиновым подошвам моих ботинок. Чтобы избавиться от тяжелых
комков, мне то и дело приходилось наступать на камни. Мы шли на восток,
поднимаясь к холмам. Когда мы добрались до глубокой лощины между двумя
холмами, дон Хуан остановился.
- Ну вот, это, пожалуй, идеальное место для того, чтобы вызвать твоих
друзей, - сказал он.
- Моих друзей? Почему ты их так называешь?
- Они сами тебя выбрали. Когда они так поступают, это означает, что
они ищут контакта. Я же говорил тебе, что между ними и магами образуются
узы дружбы. Похоже, именно с такой ситуацией мы столкнулись в твоем
случае. И от тебя даже не требуется функционировать в режиме запроса.
- А в чем, собственно, заключается такого рода дружба, дон Хуан?
- Во взаимном обмене энергией. Неорганические существа вкладывают в
нее свой высокий уровень сознания, а маги - свое повышенное осознание и
свою высокую энергию. Если результат оказывается положительным -
происходит паритетный обмен. Но он может быть и отрицательным, тогда
возникает взаимная зависимость.
Древние маги, как правило, любили своих союзников. Фактически, они
любили своих союзников больше, чем своих ближних. И я усматриваю в этом
огромную опасность.
- Ладно, что ты советуешь мне предпринять, дон Хуан?
- Вызывай их. Потом прикинешь их размеры и сам решишь, что делать
дальше.
- Что делать, чтобы их вызвать?
- Воспроизведи в уме тот их облик, в котором они являлись тебе в
сновидении, и зафиксируй его. Причина, по которой они старались, чтобы ты
насытился их присутствием в сновидениях - в том, что они хотели оставить в
твоем уме память об их формах. А сейчас пришло время этим воспользоваться.
Дон Хуан жестко приказал мне закрыть глаза и не открывать их. Затем
подвел к каким-то камням и усадил на них. Они были твердыми, холодными и
лежали под углом, так что трудно было удерживать равновесие.
- Сиди здесь и визуализируй их формы до тех пор, пока они не
сделаются в точности такими, какими были во сне, - сказал дон Хуан мне на
ухо. - Дашь мне знать, когда они будут в фокусе.
Очень быстро и почти без усилий мне удалось воспроизвести в уме образ
их формы, такой же, как тот, что я видел во сне. То, что мне удалось это
сделать, ничуть меня не удивило. Поразило меня совсем другое. Несмотря на
то, что я отчаянно пытался подать дону Хуану знак, что уже представил их
себе, мне не удавалось ни открыть глаза, ни выдавить из себя хотя бы
слово. Я определенно не спал. И все слышал.
Я слышал, как дон Хуан произнес:
- Теперь можешь открыть глаза.
Я открыл их без труда. Я сидел, скрестив ноги, на каких-то камнях.
Это были не те камни, на которые дон Хуан усадил меня вначале. Сам он
находился где-то позади и чуть справа от меня. Я попытался обернуться,
чтобы на него взглянуть, но он не позволил, задержав мою голову в прямом
положении. А потом я увидел две темные фигуры, похожие на два тонких
древесных ствола.
Они были прямо передо мной.
Раскрыв от удивления рот, я уставился на них. Они были совсем не
такими высокими, как во сне. Они сжались до половины своих исходных
размеров. Вместо двух форм тусклой светимости передо мной были две
плотные, темные, почти черные, угрожающие палки.
- Встань и схвати одного из них, - велел мне дон Хуан, - и не

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign