LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

пройти сквозь первые врата сновидения. Сфокусируй взгляд на чем-нибудь,
что ты выберешь в качестве точки отсчета. Затем переводи взгляд на другие
объекты, мгновение смотри на них, сразу же возвращаясь к точке отсчета.
Помни: если ты бросаешь лишь короткие взгляды, образы не сдвигаются.
- Что это значит - пройти сквозь первые врата сновидения?
- Мы достигаем первых врат, когда осознаем мгновение засыпания либо
когда видим фантастически реальный сон. После того, как мы их достигли,
нам необходимо пройти сквозь них, обретя способность сохранять образ

любого объекта, присутствующего в содержимом наших снов.
- Мне почти удается устойчиво созерцать объекты в моих снах, но они
слишком быстро рассеиваются, - сказал я.
- Именно об этом я и говорю. Прием использование точки отсчета был
разработан магами с целью компенсации такого качества сновидений, как
мимолетность. Каждый раз, когда ты выделяешь точку отсчета и бросаешь на
нее взгляд, ты испытываешь прилив энергии. Поэтому для начала не пытайся
взглянуть на большое количество объектов. Четырех будет достаточно. Потом
постепенно ты будешь расширять диапазон, пока не научишься разглядывать
все, что захочешь. Но всегда, как только образы начинают сдвигаться и ты
чувствуешь, что утрачиваешь контроль, немедленно возвращайся к точке
отсчета и начинай сначала.
- Ты действительно веришь в то, что я в самом деле достиг первых врат
сновидения, дон Хуан?
- Да. И это очень много значит. По мере того, как ты будешь
продвигаться дальше, ты увидишь, насколько легко тебе будет даваться
практика сновидения.
Я думал, что дон Хуан либо преувеличивает, либо хочет меня
приободрить. Но он сказал, что говорит совершенно честно.
- Самым поразительным явлением из всего, что происходит со
сновидящим, оказывается то, что по достижении первых врат сновидения, они
достигают также и энергетического тела.
- Что такое энергетическое тело?
- Двойник физического тела. Призрачная форма, составленная чистой
энергией.
- Но разве физическое тело не состоит из энергий?
- Состоит. Различие в том, что энергетическое тело - это только
форма, не имеющая массы. Являясь чистой энергией, оно способно совершать
действия, выходящие за пределы возможностей физического тела.
- Например, дон Хуан?
- Например, в мгновение ока перемещаться в любой конец вселенной.
Сновидение есть искусство закалки энергетического тела, искусство придания
ему гибкости и координации посредством постепенной тренировки.
Практикуя сновидение, мы уплотняем энергетическое тело, пока оно не
становится воспринимающей единицей. Восприятие, которым обладает
энергетическое тело, - независимо, хотя и подвержено влиянию со стороны
нашего обычного повседневного восприятия. Энергетическое тело воспринимает
в своей собственной отдельной сфере.
- Что это за сфера, дон Хуан?
- Энергия. Энергетическое тело воспринимает энергию как собственно
энергию. В процессе сновидения оно может обращаться с энергией тремя
различными способами: воспринимать потоки энергии, использовать энергию в
качестве толкателя, чтобы, подобно ракете, перелететь в какие-нибудь
совершенно неожиданные пространства, или воспринимать так, как мы обычно
воспринимаем мир.
- Кто значит воспринимать потоки энергии?
- Это значит видеть. Энергетическое тело видит энергию,
непосредственно воспринимая ее то ли как свет, то ли как своего рода
вибрирующий поток, то ли как неоднородность пространства. Или же оно прямо
чувствует ее как встряску или некое ощущение, которое может быть даже
болью.
- А тот другой способ, о котором ты говорил, дон Хуан? Использование
энергии в качестве толкателя?
- Энергия - сфера существования и восприятия энергетического тела.
Поэтому для него не составляет труда пользоваться существующими во
вселенной энергетическими потоками для перемещения. Все, что для этого
требуется - выделить эти потоки и идти с ними.
Дон Хуан замолчал в нерешительности, словно собирался что-то
добавить, но не был уверен в том, что это стоит делать. Он улыбнулся и
продолжил объяснение в тот самый момент, когда я начал было задавать
следующий вопрос.
- Я уже говорил, что в своих сновидениях маги выделяют лазутчиков из
иных сфер бытия, - сказал он. - Этим занимается энергетическое тело - оно
и узнает чуждую энергию, и захватывает ее. Однако крайне нежелательно,
чтобы сновидящий чрезмерно этим увлекался, поскольку ловля лазутчиков
превращается в страсть, на поводу у которой он идет. Я не хотел тебе об
этом рассказывать из-за той легкости, с какой человек может угодить во
власть этой охотничьей страсти.
Затем дон Хуан быстро сменил тему разговора и тщательно описал мне
целый блок практических приемов. Я обнаружил, что на каком-то уровне они
были для меня непостижимы, однако на другом казались вполне логичными и
понятными. Он еще раз повторил, что намеренно контролируемое достижение
первых врат сновидения есть путь к энергетическому телу. Но сохранение
этого достижения зависит только от количества энергии. Маги получают
необходимую для этого энергию, разумно перераспределяя ту имеющуюся у них
энергию, которая используется ими для восприятия нашего мира
повседневности.
Когда я потребовал, чтобы дон Хуан выразился яснее, он добавил, что
каждый человек обладает определенным количеством изначальной энергии. Это
количество - вся энергия, которая у нас есть. И всю ее мы используем для
того, чтобы воспринимать столь поглощающий нас обычный мир и справляться с
возникающими в нем проблемами.
Несколько раз он с нажимом повторил, что больше нам взять энергию
неоткуда, поскольку вся имеющаяся у нас энергия уже задействована, ни
капли ее не остается на экстраординарное восприятие, каковым, в частности,
является сновидение.
- И что же нам остается? - спросил я.
- Нам остается лишь одно - стать скрягами в отношении энергии,
добывая ее любыми доступными способами везде, где только возможно.
Затем дон Хуан рассказал о том, что у магов есть особый метод добычи
энергии. Они разумно перераспределяют свою энергию, сокращая ее расход за
счет устранения из своей жизни всего, что считают лишним. Этот метод
получил название "пути мага". Как сформулировал дон Хуан, сущность пути
мага заключается в определенном подходе к последовательному выбору способа
поведения в отношении жизненных ситуаций, с которыми маг сталкивается в
этом мире. То, что выбирает маг, всегда разумнее того, чему нас учили в
этом мире родители, учителя, старшие друзья. Выбор мага призван исправить
наш образ жизни, изменяя основу нашего отношения к самой жизни.
- О каком отношении ты говоришь? - спросил я.
- Существует два основных варианта отношения к жизни, - ответил он. -
Первый - покориться ей, либо приспосабливаясь к ее требованиям, либо с
ними сражаясь. Второй - формирование своей жизненной ситуации сообразно
своим собственным планам.
- И мы действительно можем формировать свою жизненную ситуацию, дон
Хуан?
- Человек способен формировать свою жизненную ситуацию в соответствии
со своими установками, - настаивал дон Хуан. - Сновидящие делают это. Это
звучит дико? Вовсе нет, особенно если учесть, как мало мы о себе знаем.
Он сказал, что, будучи учителем, заинтересован в том, чтобы я как
следует уяснил себе, что такое жизнь и что значит жить, то есть каково
различие между феноменом жизни как следствием действия биологических сил,
и процессом жизни как деятельностью, направленной на познание.
- Говоря о формировании жизненной ситуации, - продолжал дон Хуан, -
маги имеют в виду формирование осознания процесса жизни. За счет
формирования этого осознания мы можем обрести энергию, достаточную для
формирования последствий каждого сделанного нами выбора и всего хода нашей
жизни.
Заканчивая наш разговор о сновидении, дон Хуан посоветовал мне не
просто подумать о том, что он мне рассказал, но постараться посредством
многократного повторения воплотить его концепции в жизнь, выработав новый,
более корректный и энергетически целесообразный образ жизни. Он утверждал,
что все новое в нашей жизни, в частности, концепции магов, которым он меня
обучал, должно повторяться до полного нашего изнеможения, и только тогда
мы ему открываемся. Он также отметил, что именно за счет повторения наши
предшественники по социуму приучают нас к принятому в этом мире образу
восприятия.
По мере того, как я продолжал практиковать начальные шаги искусства
сновидения, мне удалось добиться полноценного осознания момента засыпания.
Кроме того, я научился останавливаться в сновидении, чтобы целенаправленно
изучить любой объект, присутствующий в сюжете сна. То, что я испытывал,
казалось мне по меньшей мере чудом.
Дон Хуан утверждал, что по мере того, как сны делаются все более
подконтрольными нам, совершенствуется и наше умение контролировать
внимание сновидения. Он был прав, говоря, что внимание сновидения вступает
в действие, когда его призывают, когда перед ним ставят задачу. Происходит
это не как процесс в обычном понимании. Занимающей какое-то время системы
операций либо последовательности функциональных действий, приводящих к
некоторому результату, при этом нет. Просто случается пробуждение. Нечто,
до тех пор дремавшее, начинает действовать.



3. ВТОРЫЕ ВРАТА СНОВИДЕНИЯ

В ходе практики сновидения я обнаружил, что для обучения этому
искусству учителю необходимо сформировать подход, основанный на
дидактическом синтезе. В этом случае он сможет добиться выявления и
усиления тех сторон учения, для которых это является необходимым. Чего
добивался дон Хуан, давая мне первое задание? По-сути, он хотел заставить
меня упражнять внимание сновидения посредством фокусировки на объектах,
присутствующих в сновидении. В качестве стрелки-указателя, выводящего на
этот эффект, дон Хуан использовал идею осознания момента засыпания. Его
заявление, будто изучение присутствующих во сне объектов есть единственный
путь к осознанию момента засыпания, было не более чем уловкой.
Едва взявшись за практическую отработку искусства сновидения, я
понял, что тренировка внимания сновидения является весьма существенной
вещью. Однако с точки зрения ума тренировка осознания на уровне сновидения
кажется чем-то невозможным. Дон Хуан объяснял, что основой такой
тренировки является настойчивость. Рано или поздно, - говорил он, - под
воздействием этой настойчивости защитные барьеры ума разрушаются, и на
сцену выходит внимание сновидения.
По мере практики сосредоточения и удержания внимания сновидения на
объектах сновидения, я начал чувствовать какую-то очень необычную
уверенность в себе. Она была настолько странной, что я обратился к дону
Хуану за разъяснением.
- Ощущение уверенности в себе дает тебе именно вхождение в сферу
второго внимания, - пояснил он. - Теперь от тебя требуется еще более
трезвый подход. Будь очень осмотрителен, продвигайся медленно, но
неуклонно, и ни в коем случае не разговаривай об этом. Просто действуй!
Я сообщил ему, что в своей практике я уже добился того, о чем он мне
говорил. Действительно, когда я бросал на объекты сновидения короткие
взгляды, их образы не рассеивались. Я сказал, что сложнее всего преодолеть
изначальный барьер, не позволяющий вывести сновидение в сферу нашего
сознательного внимания. Я спросил его мнения, потому что сам искренне
полагал, что барьер этот - чисто психологического свойства, - результат
нашей социальной обусловленности, вследствие которой мы не склонны
придавать снам особого значения.
- Этот барьер - не только результат обусловленности, - ответил он. -
Это - первые врата сновидения Теперь, когда ты их преодолел, тебе кажется
странным, что раньше тебе не удавалось по своей воле останавливаться,
обращая внимание на какой-либо объект сновидения. Но не спеши считать это
достижением. Первые врата сновидения являются естественным препятствием и
преодолеваются автоматически просто за счет увеличения уровня энергии.
Затем дон Хуан настоял на том, что мы станем говорить о сновидении
только в тех случаях, когда я буду находиться во втором внимании или когда
он сам сочтет нужным. Он просил меня во что бы то ни стало продолжать
практику, обещая со своей стороны ни во что не вмешиваться.
Постепенно осваиваясь с настройкой сновидения, я начал опять и опять
испытывать ощущения, которые почему-то счел очень важными. Это было
ощущение, словно я скатываюсь в канаву. Оно приходило точно в момент
засыпания. Дон Хуан не вмешивался: он ни разу не сказал, что эти ощущения
бессмысленны и позволил мне записывать все, что я считал нужным. Сегодня я
отдаю себе отчет, насколько нелепо выглядел тогда в глазах дона Хуана.
Если бы сегодня мне довелось обучать кого-нибудь практике сновидения, я,
безусловно, немедленно пресек бы подобное поведение ученика. Дон Хуан же
просто потешался надо мной и дразнил, называя скрытым эгоманьяком, который
заявляет о том, что борется с чувством собственной важности, а сам
потихоньку дотошно ведет сверхличный дневник с надписью "Мои Сны" на
обложке.
При каждом удобном случае дон Хуан подчеркивал, что энергия,
необходимая для освобождения внимания сновидения появляется вследствие
перераспределения той энергии, которая уже есть в нашем распоряжении. Он
был абсолютно прав. Высвобождение внимания сновидения является
естественным следствием корректировки образа жизни. Поскольку нет никакого
внешнего источника энергии, к которому мы могли бы подключиться, то для
получения толчка нам остается лишь тем или иным способом перераспределять
ту энергию, которой мы реально располагаем.
Дон Хуан настаивал, что именно путь мага является наилучшей "смазкой"
для приведения в действие механизма перераспределения энергии, и в этом
смысле наиболее важным, наиболее эффективным достижением на пути мага
является потеря чувства собственной важности. Дон Хуан был убежден, что
это абсолютно необходимо для достижения успеха в любом действии мага, и
настаивал, чтобы ученики уделяли особое внимание выполнению этого
требования, утверждая, что чувство собственной важности является не только
главнейшим и опаснейшим врагом мага, но и роковым барьером для всего
человечества.
Дон Хуан считал, именно на удовлетворение чувства собственной
важности уходит подавляющая часть нашей энергии. С особой очевидностью это
проявляется в нашей постоянной обеспокоенности тем, как нас воспримут, как
нам себя подать, какое впечатление мы производим. Нас всегда чрезвычайно
сильно волнует, понравимся ли мы окружающим, признают ли нас и будут ли
нами восхищаться. Если бы нам удалось хотя бы частично избавиться от
чувства собственной важности, с нами произошли бы два необычайных события.
Первое - высвободилась бы энергия, которой питается наша иллюзия
собственного величия. Второе - появилась бы свободная энергия, достаточная
для проникновения в сферу второго внимания, что позволило бы нам хотя бы
мельком взглянуть на истинное величие вселенной.
Чтобы научиться устойчиво фокусировать внимание сновидения на
интересовавших меня объектах, мне понадобилось два года. Зато я настолько
освоился, что чувствовал себя так, словно всю жизнь только этим и
занимался. Самым невероятным было то, что я не мог даже представить себе,
что когда-то этого не умел.
Однако я помнил, насколько сложно мне было когда-то думать об этом
даже как о потенциальной возможности. Однажды мне пришло в голову, что
способность исследовать происходящее в сновидениях является нашей
врожденной способностью, как, скажем, способность ходить. Человек от
природы - двуногое существо, но какие усилия нам приходится прилагать,
чтобы научиться ходить!
Новая способность рассматривать объекты снов "короткими взглядами"
сопровождалась постоянными напоминаниями самому себе о том, чтобы это
делать. Я, в общем, знал о своей склонности к брюзжанию, но во сне эта
склонность усиливалась до такой степени, что в конце концов я начал
злиться на самого себя и даже задался вопросом: не является ли это чьим-то
посторонним влиянием? Временами я даже подумывал, что схожу с ума.
- Я без конца болтаю сам с собой во сне, напоминая себе о том, что
нужно рассматривать объекты, - пожаловался я дону Хуану.
В целом я старался придерживаться нашего соглашения обсуждать
искусство сновидения только по его инициативе. Однако данный случай
показался мне слишком серьезным.
- А это случайно не звучит так, будто говоришь не ты, а кто-то
другой? - спросил дон Хуан.
- Подумать только - именно так! Это действительно звучит так, словно
говорю не я.
- Тогда это - не ты. Но время для объяснения этого явления еще не
пришло. Предположим, в этом мире мы не одни, что сновидящему доступны
другие миры - полноценные целостные миры. Из этих полноценных целостных
миров к нам являются энергетические сущности. В следующий раз, когда опять
услышишь, как ты ворчишь на себя во сне, по-настоящему разозлись и в
приказном тоне рявкни: "Прекратить!"
Я столкнулся с новым для себя вызовом: необходимостью вовремя
вспомнить о том, что следует выкрикнуть эту команду. И наверное потому,
что уж слишком меня все это раздражало, я смог-таки вспомнить и рявкнул во
сне: "Прекратить!" Ворчание тут же прекратилось и больше никогда не
повторялось.
- Это происходит с каждым сновидящим? - спросил я у дона Хуана, когда
мы встретились в очередной раз.
- С некоторыми, - безразличным тоном ответил он. Я начал было
пространно рассказывать о том, как все это было странно, но дон Хуан
оборвал мою тираду, сказав: - Теперь ты готов приблизиться ко вторым
вратам сновидения.
Я тут же ухватился за возможность получить ответы на вопросы,
теснившиеся в моем уме, поскольку задать их раньше не предоставлялось
случая. Особенно меня интересовало то, что я пережил, когда он впервые
заставил себя войти в состояние сновидения. Я сказал дону Хуану, что
прекрасно помню все объекты, которые мне удалось созерцать в моих
собственных снах, но что мне не приходилось испытывать ничего, хотя бы
отдаленно напоминавшего то наше сновидение по яркости и насыщенности
деталями.
- Чем больше я об этом думаю, - сказал я, - тем больше это меня
интригует. Когда я разглядывал людей, бывших в том сновидении, меня
охватил незабываемый страх. Было до такой степени жутко, что кровь
буквально застыла в жилах. Что это было за чувство, дон Хуан?
- По-моему, твое энергетическое тело попалось на удочку неведомой
энергии того места. Поэтому, поскольку ты впервые столкнулся с чужеродной
энергией, то возникшее у тебя чувство испуга и протеста было вполне
естественным.
- Ты склонен вести себя подобно магам древних времен, - продолжал он.
- Как только тебе предоставляется случай, ты отпускаешь свою точку сборки.
В тот раз она сдвинулась на довольно значительное расстояние. В результате
ты, как в свое время древние маги, отправился куда-то далеко за пределы
известного нам мира. Путешествие столь же реальное, как и опасное.
Я пропустил его замечание мимо ушей, не вникая в его значение,
поскольку меня интересовало другое. Я спросил:
- Тот город, вероятно, находился на другой планете?
- Ты пытаешься объяснить сновидение, опираясь на то, что знаешь, или
полагаешь, что знаешь, - ответил он. - Единственное, что я могу тебе
сказать, - это то, что город, в котором ты побывал, не находится в нашем
мире.
- А где же он тогда находится?
- Вне этого мира, разумеется. Послушай, ведь ты не такой уж тупица.
Ты все заметил с самого начала. И делаешь вид, что не понимаешь, только
потому, что не можешь себе представить, чтобы что-то не принадлежало к
этому миру.
- Хорошо, а вне этого мира - это где, дон Хуан?
- Можешь мне поверить, это "вне этого мира" является самой

замысловатой вещью во всем магическом искусстве. Ты, например, полагаешь,
что я видел тогда то же самое, что и ты. Ведь ты ни разу не спросил меня,
что я видел. Но на самом деле ты, и только ты видел и тот город, и людей в
нем. Я же ничего подобного не видел. Я видел энергию. Так что в данном
конкретном случае лично для тебя одного "вне этого мира" означало "в том
городе".
- Но тогда, дон Хуан, тот город не был реальностью. Он существовал
только для меня и только в моем уме.
- Нет. Не в этом дело. Теперь ты пытаешься свести нечто поистине
трансцендентное к вещам самым обыкновенным. Но это невозможно. Путешествие
было реальностью. Ты видел город. Я видел энергию. Ни ты, ни я не были
правы. И ни ты, ни я не ошибались.

- Твои слова относительно реальности подобных вещей приводят меня в
полную растерянность. Ведь ты только что говорил о том, что то место было
реальным. Но, если это так, то как у нас с тобой могли возникнуть два
различных варианта его образа?
- Очень просто. Наши версии различны, потому что на тот момент мы с
тобой обладали различными характеристиками однородности и внутренней
связи. А ведь я уже тебе говорил о том, что эти характеристики и есть
ключи к восприятию.
- Как ты думаешь, мне удастся еще раз побывать в том самом конкретном
городе?
- Меня привел туда ты. Так что я не знаю. Вернее, знаю, но объяснить
не могу. Вернее, могу, но не хочу. Тебе просто следует выждать и
самостоятельно выяснить, в чем тут дело.
Дон Хуан решительно прервал разговор на эту тему.
- Давай-ка вернемся к основной теме, - предложил он. - Вторые врата
сновидения достигаются тогда, когда ты "просыпаешься" из одного сна в
другом сне. Ты можешь иметь столько параллельных сновидений, сколько
захочешь. Или столько, сколько сможешь. Главное - в одинаковой степени все
их контролировать и "проснуться" в одном из них, а не в нашем мире
известного.
Меня охватила паника.
- Уж не хотел ли ты сказать, что я никогда не проснусь в этом мире? -
спросил я.
- Нет, этого я не говорил. Но раз уж ты затронул эту тему, я вынужден
сказать тебе, что такое тоже возможно. Маги древности имели обыкновение
так поступать. Они никогда не просыпались в этом мире известного. Так
поступили и некоторые из магов моей линии. Конечно, это можно сделать, но
я бы не советовал. Я хочу, чтобы по окончании практики сновидения ты
проснулся самым обычным и естественным образом. Но вот во время практики
тебе должно присниться, что ты проснулся в другом сне.
Невольно у меня вырвался тот же вопрос, который я задавал ему, когда
он впервые рассказывал о настройке сновидения. Я услышал собственный
голос, вопрошающий:
- Но разве такое возможно?
Дон Хуан явно заметил, что я не в себе, и со смехом ответил так же,
как и в тот раз:
- Разумеется, это возможно. Все дело в самоконтроле, и он ничем
принципиально не отличается от самоконтроля, которым мы пользуемся в
повседневной жизни.
Я наконец справился со своим замешательством и приготовился задать
следующий вопрос, но дон Хуан опередил меня, заговорив о гранях вторых
врат сновидения. Его объяснения ввергли меня в еще более глубокое
замешательство.
- Существует одна проблема, связанная со вторыми вратами сновидения,
- сказал он. - И она может быть очень и очень серьезной. Все зависит от
особенностей характера. И если нам присуща тенденция идти на поводу у
нашей склонности цепляться за вещи и привязываться к ситуациям, - у нас
могут возникнуть серьезные затруднения.
- Каким образом, дон Хуан?
- А ты подумай. Ведь тебе уже приходилось, исследуя содержимое снов,
испытывать необычный манящий интерес, странное удовольствие. Теперь
представь себе: ты переходишь от одного сновидения к другому, все
разглядываешь, исследуешь каждую деталь. Нетрудно понять, что таким
образом можно забраться в смертельные глубины, откуда нет выхода. Особенно
если человеку свойственно индульгирование [indulgе (англ.) - см.
примечание к 4 тому К.К. "Сказки о силе", стр.14, (София, Киев, 1992)]
- Неужели тело или мозг естественным образом не среагируют и не
пресекут это?
- Пресекут, если это естественный, то есть нормальный сон. Но в нашем
случае о нормальном сне речь не идет. Мы говорим о сновидении. А
сновидящий, преодолевший первые врата сновидения, достиг осознания
энергетического тела. И именно энергетическое тело проходит сквозь вторые
врата сновидения, перескакивая из одного сна в другой.
- Что же из всего этого следует, дон Хуан?
- То, что после преодоления вторых врат сновидения тебе следует
сформировать намерение обрести еще более жесткий и трезвый контроль над
вниманием сновидения, потому что оно - единственный предохранительный
клапан для сновидящего.
- Что такое предохранительный клапан?
- Тебе еще предстоит обнаружить, что истинной целью сновидения
является совершенствование энергетического тела. А совершенное
энергетическое тело обладает, кроме всего прочего, настолько четким

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign