LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

меня входить в состояние второго внимания так часто, как только мог, и на
возможно более продолжительное время для того, чтобы подольше подержать
мою точку сборки в возможно большем количестве разных положений и научить
меня адекватному восприятию при сдвинутой точке сборки. Другими словами,
его целью было заставить меня реорганизовать свою однородность и
внутреннюю связь.
Бесчисленное количество раз я воспринимал все также точно и ясно, как
я воспринимал мир повседневности в обычном состоянии осознания. Проблемой
для меня было возведение моста между моими действиями во втором внимании и
моим обычным осознанием. Чтобы понять, что же такое есть второе внимание,
мне понадобилось массу времени и сил. И не столько в следствии сложности и
замысловатости второго внимания, которые сами по себе весьма усложняли
ситуацию, сколько потому, что мне было до невозможности трудно вспомнить
не только то, как я входил в состояние второго внимания, но даже то, что
такое состояние вообще существует.
Еще одним прорывом, который по утверждению древних магов, имел
фундаментальное значение и о котором дон Хуан рассказывал самым подробным
образом, было сделанное древними магами открытие того, что точка сборки
очень легко смещается во время сна. Это открытие повлекло за собой еще
одно: сны обусловлены смещением точки сборки. Маги древних времен увидели
- чем значительнее сдвиг, тем более необычные сны видит человек, и
наоборот, чем более необычные сны видит человек, тем значительнее сдвиг
точки сборки. Дон Хуан рассказал, что эти наблюдения привели к разработке
древними магами в весьма экстравагантных приемов смещения точки сборки,
таких как употребление внутрь растений, вызывающих изменения состояния
сознания, а также использование с этой целью состояний голода, крайней
усталости и стрессовых ситуаций. Особое же внимание они уделили разработке
практики управления снами. Тем самым, вероятно, даже не подозревая об
этом, они создали метод, получивший в последствии название практики
сновидения.
Однажды дон Хуан сформулировал наиболее адекватное с точки зрения
магического искусства определение сновидений. Это произошло во время нашей
с ним прогулки по главной площади в городе Оахака.
- Маги рассматривают сновидения как исключительно сложное искусство,
- сказал дон Хуан, - искусство намеренного смещения точки сборки из ее
привычного положения с целью расширения диапазона восприятия и углубления
его интенсивности.
И он рассказал, что в основу своего искусства сновидения, древние
маги-видящие положили пять особенностей энергетического потока
человеческих существ. Во-первых, древние маги увидели, что те
энергетические волокна, которые проходят непосредственно сквозь точку
сборки, могут быть собраны в адекватное восприятие.
Во-вторых, они увидели, что если точка сборки смещается в новое
положение, то, независимо от того, насколько мало ее смещение, сквозь ее
начинают проходить новые, ранее незадействованные волокна, тем самым
изменяется осознание, и новые, ранее незадействованные поля энергии
собираются в устойчивое связное восприятие.
В-третьих, они увидели, что, когда человек видит обычные сны, точка
сборки легко смещается в новые положения вдоль поверхности светящегося
яйца и внутрь него.
В-четвертых, они увидели, что можно заставить точку сборки смещаться
в положения, находящееся вне светящегося яйца - в большой внешней
вселенной.
И в-пятых, они увидели, что по средствам соответствующей дисциплины
во время обычного сна и созерцания обычных сновидений можно выработать и
систематически практиковать целенаправленное смещение точки сборки.



2. ПЕРВЫЕ ВРАТА СНОВИДЕНИЯ

Прежде чем приступить к своему первому уроку по искусству сновидения,
дон Хуан остановился на том, как, постепенно прогрессируя, развивается
способность человека управлять вторым вниманием. Сначала человек просто
испытывает любопытство, не особенно веря в то, что овладение вторым
вниманием является для него реальной возможностью. Затем второе внимание
превращается в нечто, порождающее ощущение, - теперь уже человек начинает
его чувствовать. И в конце концов оно развивается в новое состояние бытия,
практическую реальность. Второе внимание становится выдающейся силой,
нашим пропуском в удивительные миры, образы которых до этого не могли
явиться нам даже в наших самых необузданных фантазиях.
Существует два способа изложения магического искусства. Первый - с
помощью метафоричных описаний мира магических измерений. Второй - с
помощью абстрактной терминологии, свойственной теории и практике магии. Я
всегда предпочитал второй способ, хотя обычно рациональный ум человека
Запада вряд ли сможет удовлетвориться любым из этих двух способов.
Дон Хуан объяснил мне что скрывалось за его метафорическим описанием
развития способности управления вторым вниманием. Являясь результатом
смещения точки сборки, второе внимание не может развиться естественным
образом, само по себе. Оно формируется под действием намерения. Таким
образом, сначала человек должен генерировать намерение развить второе
внимание. При этом второе внимание остается не более чем идеей. Но в конце
концов человек вырабатывает намерение сохранять второе внимание как
устойчивое контролируемое смещение точки сборки.
- Итак, мы на начнем с первого шага к овладению силой, - сказал дон
Хуан, приступая к изложению искусства сновидения. - Я намерен обучить тебя
практике настройки сновидения.
- Что такое настройка сновидения?
Настроить сновидение - значит обрести практическую способность точно
управлять общим ходом развития ситуации в сновидении. Например, тебе
снится, что ты - в учебном классе. В данном случае настройка сновидения
будет заключаться в том, что ты не дашь ситуации, развивающейся во сне,
переметнуться в другое место. Ты не перепрыгнешь из класса в горы. Другими
словами, ты контролируешь вид класса и не позволяешь ему исчезнуть до тех
пор, пока сам того не захочешь.
- Но разве такое возможно?
- Вполне. Этот тип контроля ничем не отличается от контроля, которым
мы обладаем в любой ситуации нашей повседневной жизни. Маги привыкают к
этому и пользуются контролем сновидения, когда им это необходимо. Для
того, чтобы выработать привычку контролировать сны, тебе необходимо начать
с чего-нибудь очень простого. Сегодня ночью ты должен будешь смотреть во
сне на свои руки.
Когда я находился в нормальном состоянии осознания, мы почти никогда
не касались этой темы. Однако, вспоминая то, что происходило со мной,
когда я находился во втором внимании, я обнаружил, что мы возвращались к
теме настройки сновидения и обсуждали ее гораздо подробнее. Я, например,
высказал дону Хуану все, что думал по поводу абсурдности данного мне
задания. В ответ на это дон Хуан предложил мне относиться к заданию как к
занятному приключению - своего рода забаве, - а не как к чему-то
серьезному и утомительному.
- Всю свою серьезность ты можешь вкладывать в наши беседы о
сновидении, - продолжал дон Хуан. - Объяснения всегда требуют глубокого
осмысления. Ты можешь быть тяжелым и мрачным - это нормально. Но, созерцая
сны, будь легче перышка. Безусловно, практика сновидения требует
целостности и серьезного отношения, но качество серьезности здесь
несколько иное - это серьезность беззаботного смеха, каким смеется
человек, которому не о чем беспокоиться в этом мире. Только при выполнении
этого условия искусство видеть сны превращает их в сновидения.
Дон Хуан уверял, что руки он выбрал произвольно. Объектом для
фиксации взгляда во сне могли бы быть не руки, а что угодно другое, все
равно прием бы работал. Смысл задачи заключается не в том, чтобы отыскать
в увиденном сне определенный предмет, а в том, чтобы задействовать свое
внимание сновидения.
Дон Хуан описал внимание сновидения как контроль, который человек
обретает над сном, фиксируя точку сборки в любом новом положении, где она
оказывается, вследствие ее смешения во сне. Более обобщенно он назвал
внимание сновидения непостижимой гранью осознания, которая всегда
существует сама по себе, ожидая момента, когда мы соблазним ее целю.
Внимание сновидения - это скрытая потенциальная возможность, инструмент,
который каждый из нас хранит в резерве. Однако возможности применить этот
инструмент в повседневной жизни нам, как правило, так никогда и не
предоставляется.
Первые мои попытки взглянуть во сне на свои руки окончились полным
провалом. После нескольких месяцев безуспешных усилий я прекратил это
занятие и в очередной раз пожаловался дону Хуану на абсурдность
поставленной им передо мной задачи.
- Существует семь врат, - сказал мне в ответ дон Хуан. - Сновидящий
должен открыть их - все семь, по очереди. Сейчас ты стоишь перед первыми
вратами. И, если ты намерен овладеть искусством сновидения, тебе предстоит
их открыть.
- Почему ты раньше ничего мне об этом не говорил?
- Было бессмысленно рассказывать тебе о вратах сновидения прежде, чем
ты уткнешься лбом в первые из них. Теперь ты знаешь: они реально
существуют и они являются препятствиями, которые необходимо преодолеть.
Дон Хуан объяснил, что в энергетическом потоке вселенной имеются
входы и выходы, и что в конкретном случае сновидения входов - семь.
Сновидящий воспринимает их как препятствия, которые и были названы магами
семью вратами сновидения.
- Первые врата - это особый порог. Преодолевается он посредством
осознания особого ощущения, возникающего перед тем, как человек
проваливается в глубокий сон, - говорил дон Хуан. - Это ощущение сродни
чувству приятной тяжести, которая не дает нам открыть глаза. Мы достигаем
врат в то самое мгновение, когда осознаем, что засыпаем, паря во тьме и
ощущении тяжести.
- Но как я могу осознать, что засыпаю? Существуют ли какие-либо
специальные приемы?
- Нет. Никаких специальных приемов. Просто намерение осознать, что
засыпаешь.
- Но откуда мне взять такое намерение?
- Намерение - это вещь, о которой очень сложно сказать что-нибудь
вразумительное. Если я или кто бы то ни было попытается объяснить, что
такое намерение, - его слова будут напоминать идиотический бред. Сейчас я
попробую сформулировать. Маг формирует намерение совершить то, что он
намерен совершить, просто за счет того, что он намеревается это совершить.
- Но это же ничего не значащая бессмыслица, дон Хуан.
- А ты отнесись к ней повнимательнее. Ведь когда-нибудь тебе самому
придется все это объяснять. Мое утверждение кажется тебе бессмысленным
потому, что ты не рассматриваешь его в соответствующем контексте. Как
любой рационально мыслящий человек, ты относишь понимание исключительно к
сфере рассудочного здравого смысла, то есть - к сфере ума.
Но в моем утверждении речь идет о намерении. Поэтому с точки зрения
мага понимание этой формулировки относится к сфере функций энергетического
тела. Маги считают, что если у человека возникает намерение понять эту
формулировку, его энергетическое тело понимает ее совсем иначе, чем это
мог бы сделать его ум. Весь фокус в том, чтобы добраться до
энергетического тела. А для этого нужна энергия.
- В каких терминах понимает такую формулировку энергетическое тело,
дон Хуан?
- Как ощущение, чувство в теле, которое очень тяжело описать. Чтобы
узнать, о чем я говорю, тебе необходимо самому это почувствовать.
Я хотел, чтобы он объяснил точнее, но дон Хуан хлопнул меня по спине,
переведя тем самым во второе внимание. В то время эта его манипуляция еще
оставалась для меня тайной. Я мог бы поклясться, что своим прикосновением
он меня загипнотизировал. Я думал, что он мгновенно усыпил меня, и это во
сне я вижу себя рядом с ним - мы идем по какой-то широкой обсаженной
деревьями улице совершенно незнакомого города. Сон был настолько ярким, а
мое осознание происходящего - настолько четким, что я немедленно попытался
сориентироваться, читая вывески и рассматривая людей. Говорили вокруг
определенно не по-английски и не по-испански, но город был западным. Люди
на улицах были похожи на жителей Северной Европы. Я подумал, что,
вероятно, это - литовцы, и принялся изучать надписи на домах и дорожные
знаки.
Дон Хуан слегка подтолкнул меня и сказал:
- Брось, ты не определишь, где мы, поскольку это невозможно. Просто я
одолжил тебе немного своей энергии, чтобы ты смог добрать до своего
энергетического тела, и это позволило тебе перейти в другой мир. Однако
ненадолго, так что постарайся мудро использовать это время.
Постарайся все рассмотреть, но не слишком открыто - так, чтобы никто
тебя не заметил.
В молчании мы прошли один квартал. Это оказало на меня потрясающее
воздействие. По мере того, как мы шли, внутри моего тела нарастало
ощущение тревоги. Умом я испытывал любопытство, но тело мое было
обеспокоено. С пронзительной ясностью я осознал, что нахожусь не в своем
мире. Когда мы дошли до перекрестка и остановились, прежде чем перейти
улицу, я обратил внимание на аккуратно подстриженные деревья с жесткими
скрученными листьями. Вокруг ствола каждого дерева был широкий немощенный
квадрат для полива. И ни на одном из этих квадратов я не увидел мусора или
травы, столь обычных для городских клумб. Только угольно-черная рыхлая
почва.
В тот миг, когда я, прежде чем ступить на мостовую и перейти улицу,
взглянул на бордюр тротуара, я вдруг заметил, что на улицах нет машин.
Тогда я сделал отчаянную попытку разглядеть людей, во множестве
мельтешивших вокруг нас, рассчитывая увидеть что-нибудь, что хоть как-то
объяснит мне природу охватившей меня тревоги. Как только я начинал
смотреть на кого-либо, тот смотрел на меня в ответ. Мгновенно вокруг нас
образовалось кольцо жестких голубых и карих глаз.
Словно молния, меня пронзила догадка: это вовсе не сон, это -
реальность, не имеющая отношения к тому, что я привык считать реальным. Я
повернулся к дону Хуану. Я почти понял, что странного было в этих людях,
но тут необычный сухой ветер ударил мне в лицо, проникая внутрь и задувая
в глаза, уши, рот, нос, затуманив мое зрение и заставив меня забыть то,
что я собирался сказать дону Хуану. Мгновение спустя я был там, откуда
начиналось это путешествие - в доме дона Хуана. Я лежал на соломенной
циновке, свернувшись калачиком.
- Я одолжил тебе немного своей энергии, и ты достиг твоего
энергетического тела, - сообщил мне дон Хуан таким тоном, словно речь шла
о чем-то само собой разумеющемся.
Я слышал его слова, но сам я был нем. Необычный зуд в солнечном
сплетении делал дыхание поверхностным и болезненным. Я знал, что был
где-то на грани некоторого трансцендентального открытия о сновидении и
людях, которых видел, но сосредоточиться на том, что я знал, мне не
удавалось.
- Где мы были, дон Хуан? Это был сон? Или гипнотическое состояние?
Это был не сон, - ответил он. - Это было сновидение. Я помог тебе
достичь второго внимания, чтобы ты понял - намерение - объект, относящийся
не к сфере рассудка, но к сфере энергетического тела.
На нынешнем этапе ты не можешь постичь всей важности того, о чем идет
речь. Не только потому, что не обладаешь достаточным количеством энергии,
но и ввиду того, что тебе незнакомо намерение. Ты никогда раньше не
намеревался что-либо совершить или добыть. Если бы ты знал, что это такое,
твое энергетическое тело мгновенно постигло бы, что единственный путь
формирования намерения заключается в том, чтобы сосредоточить свое
намерение на том, что ты намереваешься совершить или получить. В этот раз
я сосредоточил его за тебя на достижении твоего энергетического тела.
- Цель сновидения - формирование намерения добраться до
энергетического тела? - вдруг спросил я, побуждаемый каким-то странным
импульсом.
- Да, конечно, можно сказать и так, - согласился дон Хуан. - В данной
конкретной ситуации, поскольку мы ведем речь о первых вратах сновидения,
целью сновидения является формирование намерения заставить энергетическое
тело осознать, что ты засыпаешь. Заставить нужно не себя, а свое
энергетическое тело. Причем скорее не заставить, а просто позволить ему
осознать, что ты засыпаешь. Ибо намерение - это желание, в котором
отсутствует желание, действие, в котором отсутствует деяние. Намереваться
- значит, хотеть, не желая, делать, не делая.
- Прими вызов намерения, - продолжал дон Хуан. - Молча, с полной
определенностью и без единой мысли, убеди себя в том, что ты достиг своего
энергетического тела, что ты - сновидящий. Сделав это, ты автоматически
научишься осознавать момент засыпания.
- Но как я могу убедить себя в том, что я - сновидящий, если мне
доподлинно известно, что я таковым не являюсь?
- Когда ты слышишь о том, что должен себя в чем-то убедить, ты
автоматически становишься более рациональным. Как можешь ты убедить себя в
том, что ты - сновидящий, если тебе доподлинно известно, что ты таковым не
являешься? Все дело в намерении. Ты убеждаешь себя в том, что ты -
сновидящий, хотя никогда ранее сновидение не практиковал, и ты становишься
в этом убежденным - и то, и другое суть одно и то же намерение.
- То есть мне следует сказать самому себе, что я - сновидящий, а
затем приложить максимум усилий к тому, чтобы в это поверить? Ты это
имеешь в виду?
- Нет. Намерение - это гораздо проще, и в то же время - бесконечно
сложнее. Для его формирования требуются воображение, дисциплина и
устремленность. В данном случае вознамериться означает обрести непреложное
внутреннее знание того, что ты - сновидящий.
Это должно быть знание, принадлежащее телу. Каждой его клеткой ты
должен чувствовать, что ты сновидящий.
Затем дон Хуан шутливым тоном добавил, что не обладает достаточным
количеством энергии для еще одного одолжения, поэтому мне придется
добираться до моего энергетического тела самостоятельно, ибо другого
выхода у меня нет. Формирование намерения достичь первых врат сновидения
является одним из средств достижения второго внимания и энергетического
тела. Такое открытие в свое время сделали маги древности.
Сообщив мне об этом, дол Хуан буквально вытолкал меня из своего дома,
велев не показываться до тех пор, пока я с помощью намерения не доберусь
до первых врат сновидения.
Я вернулся домой и в течение нескольких месяцев каждый вечер,
укладываясь спать, отчаянно "намеревался" осознать миг засыпания и во сне
увидеть собственные руки. Что же касается второй части задачи - убедить
себя в том, что я - сновидящий, достигший своего энергетического тела - то
ее выполнение представлялось мне абсолютно невозможным.
Но как-то, когда я прилег отдохнуть днем, я увидел сон, в котором
смотрел на свои руки. Этот случай оказался уникальным, сон больше не
повторялся. Неделя проходила за неделей, но мне по-прежнему не удавалось
ни осознать момент засыпания, ни найти во сне свои руки. Однако я начал
замечать, что в моих снах присутствует некое смутное чувство. Словно я
должен был что-то сделать, но никак не мог вспомнить, что именно.
Когда я рассказал дону Хуану о своих тщетных попытках прорваться
сквозь первые врата сновидения, он дал мне некоторые указания:
- Когда сновидящему предлагают найти во сне определенный объект, это
- уловка. Истинная же цель состоит в осознании момента засыпания. А это,
как ни странно, достигается не посредством установки на осознание момента
засыпания, но посредством установки на устойчивую фиксацию во сне
какого-либо конкретного образа.
Дон Хуан рассказал, что сновидящий бросает короткие целенаправленные
взгляды на все, что присутствует в сновидении. А тот объект, на котором
устойчиво сфокусировано его внимание, является лишь своего рода точкой
отсчета. С нее сновидящий переводит взгляд, чтобы посмотреть на другие
объекты, присутствующие в содержимом сна, как можно чаще возвращаясь
обратно - к точке отсчета.
Ценой неимоверных усилий мне действительно удалось найти во сне руки.
Но руки эти не были моими. Они только казались моими, на самом же деле эти
руки мне не принадлежали, они все время изменялись, временами приобретая
поистине кошмарные формы. Тем временем все остальное содержимое моих снов
было на диво устойчивым. Мне почти удавалось сохранять образ любого
объекта, на котором я сосредоточивал внимание.
Так продолжалось несколько месяцев. Потом вдруг однажды качество
моего сновидения как бы само собой резко изменилось. Я ничего специально
для этого не делал. Просто каждый вечер я ложился спать, твердо
намереваясь не упустить момент засыпания и отыскать во сне свои руки.
В тот раз мне снилось, что я приехал в свой родной город. Не то чтобы
город, который мне снился, был в точности похож на мой родной, но каким-то
образом у меня возникло убеждение, что это и есть то самое место, где я
родился. Началось все как обычный, хотя и очень яркий, сон. Потом
освещенность во сне изменилась. Образы сделались более четкими. Улица, по
которой я шел, стала выглядеть заметно реальнее, чем за миг до этого.
Заболели ноги. Я почувствовал, что предметы до абсурда по-настоящему
тверды. Когда я, скажем, ударился о дверь, я не только ощутил боль в
ушибленном колене, но и пришел в ярость от собственной неуклюжести.
Я совершенно реально бродил по городу до полного изнеможения.
Я видел все так же четко, как видел бы, если бы по-настоящему приехал
в этот город и как турист бродил по улицам. Не было никакой разницы между
этой прогулкой по городу во сне и любой из реальных прогулок, которые мне
доводилось предпринимать в городах, где я бывал впервые.
- Мне думается, ты зашел чересчур далеко, - сказал дон Хуан, выслушав
мой отчет. - Ведь от тебя требовалось лишь осознать миг засыпания. Ты
обрушил стену вместо того, чтобы только прихлопнуть сидевшего на ней
комара.
- Ты имеешь в виду, что все это было неправильно?
- Нет. Но ты явно пытаешься сделать нечто, что уже когда-то тебе
удавалось. Когда я заставил твою точку сборки сдвинуться, и мы с тобой
оказались в том странном городе, ты не спал. Ты видел сон, но ты не спал.
Это было сновидение. Я имею в виду, что твоя точка сборки сдвинулась в
новое положение не за счет нормального сна. Я заставил ее сдвинуться.
И теперь ты определенно можешь достичь того же самого ее положения
посредством сновидения, но сейчас я бы не советовал тебе это делать.
- Это опасно?
- И еще как! Сновидение требует исключительной трезвости. Нельзя
допускать ни одного неверного движения. Сновидение есть процесс
пробуждения, обретения контроля. Внимание сновидения нуждается в
систематической тренировке, ибо оно есть дверь в сферу второго внимания.
- Какая разница между вниманием сновидения и вторым вниманием?
- Второе внимание подобно океану, а внимание сновидения - впадающей в
него реке. Второе внимание - это состояние осознания полноценных миров,
таких же полноценных, как наш. А внимание сновидения - это состояние
осознания отдельных объектов, присутствующих в сновидении.
Дон Хуан особо подчеркнул, что внимание сновидения - ключ к любому
движению в мире магов. Среди множества вещей, присутствующих в наших снах,
имеются объекты, которые являются результатами энергетического
вмешательства. Они внедрены в наши сны извне посторонними силами. В умении
находить и отслеживать их и состоит искусство магии.
Дон Хуан настолько явно выделил эти несколько фраз, что я попросил
его объяснить еще раз. Некоторое время он колебался, потом ответил.
- Сны - это если не дверь, то, определенно, лазейка в другие миры, -
начал он. - Будучи таковыми, сны подобны улице с двусторонним движением.
Через эту лазейку наше осознание пробирается в иные сферы бытия. А оттуда
в наши сны пробираются лазутчики.
- Что такое лазутчики?
- Заряды энергии, которые вливаются в наши нормальные сны, смешиваясь
с имеющимися там объектами. Всплески посторонней энергии - они поступают в
наши сны, а мы интерпретируем их то ли как что-то известное нам, то ли -
как неизвестное.
- Ты уж меня прости, дон Хуан, но как-то не доходит до меня твое
объяснение.
- Не доходит, потому что ты настойчиво продолжаешь думать о снах
известным тебе образом - как о том, что происходит с нами, когда мы спим.
Я же настойчиво предлагаю тебе иную версию: сны - лазейка в иные сферы
восприятия. Через нее просачиваются потоки неведомой энергии. И тогда
мозг, или ум, или что-то еще - то, что эти потоки энергии воспринимает -
трансформирует их, превращая в части содержимого сновидений.
Дон Хуан немного помолчал, очевидно, чтобы дать моему уму время
справиться с тем, что рассказал.
- Маги осознают эти потоки посторонней энергии, - продолжил он. -
Заметив их, маги стараются изолировать их от нормального хода сновидений.
- Почему маги изолируют их, дон Хуан?
- Потому что эти потоки приходят из иных реальностей. И если мы
отследим их до самого их истока, они послужат нам проводниками в
пространства, наполненные такими тайнами, что даже магов бьет дрожь при
одном упоминании об этой возможности.
- Каким образом маги изолируют их от нормального течения своих
сновидений?
- При помощи тренировки и контроля внимания сновидения. В какой-то
момент внимание сновидения обнаруживает эти потоки энергии в ситуациях
сновидения. Тогда весь сон тает, остается только чужеродная энергия.
Дальше обсуждать эту тему дон Хуан отказался. Он вернулся к тому, что
так или иначе, но ему приходится рассматривать мой сон как первую
настоящую попытку практики сновидения. А это означает, что мне удалось
добраться до первых врат сновидения.
Как-то однажды дон Хуан вдруг неожиданно вернулся к прерванному
разговору. Он сказал:
- Сейчас я еще раз расскажу тебе, что следует делать во сне, чтобы

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign