LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 25
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Элемент, без которого нет ни пути воина, ни самих воинов в поисках знания.
Он сказал, что затруднения, переживаемые мной, не были ничем новым
для него. Он сам прошел через муки познания невыраженного порядка
абстрактного. И не будь указующей руки нагваля Элиаса, он был бы таким же
взвинченным, как и его бенефактор, у которого было много действия и очень
мало понимания.
- Каким был нагваль Элиас? - спросил я, меняя тему.
- Он во всем отличался от своего ученика, - сказал дон Хуан. - Он был
индейцем, очень темным и массивным. У него были грубые черты, большой рот,
сильный нос, небольшие черные глаза, густые черные волосы без седины. Он
был резче, чем нагваль Хулиан, и имел большие руки и ступни. Это был очень
скромный и очень мудрый человек, но он никогда ничем не выделялся. По
сравнению с моим бенефактором он был тусклым. Всегда весь в себе,
обдумывая вопросы. Нагваль Хулиан шутил, что его учитель наделен тонной
мудрости. За его спиной он называл его-нагваль тоннаж.
- Я никогда не видел смысла в его шутках, - продолжал дон Хуан. - Для
меня нагваль Элиас был как глоток свежего воздуха. Он терпеливо мог мне
объяснить что угодно. Это похоже на мои объяснения, но возможно он в
чем-то был несколько глубже. Я не могу назвать это что-то состраданием,
скорее подошло бы сопереживание. Воины не могут чувствовать сострадания,
поскольку они больше не чувствуют жалости к себе. Без движущей силы
самосожаления сострадание бессмысленно.
- Дон Хуан, ты говорил, что воин является всем для себя самого?
- В некотором смысле да. Для воина все начинается и кончается в нем
самом. Однако, его контакт с абстрактным вынуждает его преодолевать свое
чувство важности. Поэтому личное "я" становится абстрактным и безличным.
Нагваль Элиас считал, что наши жизни и наши личности совершенно похожи,
продолжал дон Хуан. - в этом смысле он чувствовал себя обязанным помогать
мне.
Я не чувствую эту схожесть с тобой, поэтому полагаю, что могу
рассматривать тебя во многом так же, как нагваль Хулиан рассматривал меня.
Дон Хуан сказал, что нагваль Элиас взял его под свое крыло с самого
первого дня, как он прибыл в дом своего бенефактора и начал обучение.
Нагваль Элиас обучал его независимо от того, мог ли дон Хуан хоть
что-нибудь понять. Его желание помочь дон Хуану было таким сильным, что он
практически держал его как пленника, защищая тем самым от резких нападок
нагваля Хулиана.
- Вначале я оставался все время в доме нагваля Элиаса, - продолжал
дон Хуан. - и мне это нравилось. В доме моего бенефактора я всегда был
начеку и настороже, боясь того, что он сможет сделать со мной в следующий
раз. В доме нагваля Элиаса я чувствовал себя уверенно и свободно.
- Мой бенефактор безжалостно давил на меня, а я не мог понять, к чему
такой нажим. Мне казалось, что он был просто безумным.
Дон Хуан сказал, что нагваль Элиас был индейцем из Оахсаки, его
обучал другой нагваль по имени Розендо, родом из тех же мест. Дон Хуан
описывал нагваля Элиаса как очень консервативного человека, который
дорожил своим уединением. В то же время он был известным целителем и
магом, о нем знали не только в Оахсаке, но и по всей южной мексике. Тем не
менее, несмотря на свое занятие и дурную славу, он жил в полной изоляции
на противоположном конце страны, в северной мексике.
Дон Хуан прервал рассказ. Подняв брови, он уставился на меня
вопросительным взглядом. Но все что я хотел от него, это то, чтобы он
продолжал свою историю.
- Каждый раз, когда я думаю, что ты должен задать вопрос, ты молчишь,
сказал он. - я уверен, ты слышал мои слова, что нагваль Элиас был
знаменитым магом, который каждый день общался с людьми в южной мексике, и
в то же время он был отшельником в северной мексике. Неужели это не
возбудило твоего любопытства?
Я почувствовал себя безнадежно глупым. Я сказал, что когда он
рассказывал мне эти факты, в моей голове крутилась мысль, что человеку
должно быть ужасно трудно регулярно совершать такие поездки.
Дон Хуан засмеялся, и поскольку он буквально вынуждал меня осознать
этот вопрос, я спросил его, каким образом нагваль Элиас мог быть в двух
местах одновременно.
- Сновидение-вот реактивный самолет мага. Нагваль Элиас был
сновидящим, в то время как мой бенефактор был сталкером. Он был способен
создать или спроецировать то, что магам известно как сновиденное тело или
другой, поэтому он мог быть в двух отдаленных местах в одно и то же время.
Благодаря сновиденному телу, он вел свою коммерческую деятельность как
маг, а в своем естественном "я" он был затворником.
Я заметил, что меня удивляет та легкость, с какой я принял то, что
нагваль Элиас имел способность проецировать плотный трехмерный образ
самого себя, в то время как объяснения абстрактных ядер остаются мне
непонятными.
Дон Хуан сказал, что я принял идею о двойной жизни нагваля Элиаса
потому что дух сделал окончательную корректировку в моей способности
осознавания. Я выпустил огневой вал протестов по поводу неясности его
утверждения.
- Что же тут неясного, - сказал он. - Это изложение факта. Ты можешь
сказать, что это непонятный факт на данный момент, но все может
измениться.
Прежде, чем я успел ответить, он опять начал говорить о нагвале
Элиасе. Он сказал, что нагваль Элиас обладал очень любознательным умом и
мог прекрасно работать своими руками. В своих сновидениях он путешествовал
и видел множество объектов, которые затем вырезал из дерева и выковывал из
железа. Дон Хуан заверил меня, что некоторые из этих моделей были
навязчиво и изысканно красивы.
- Что было прообразом этих объектов? - спросил я.
- Вряд ли можно узнать это, - сказал дон Хуан. - можешь считать, что
будучи индейцем, нагваль Элиас бродил в своих сновидениях путешествиях по
тропам диких животных в поисках добычи. Животные никогда не появляются
там, где есть признаки активности. Она приходит только тогда, когда никого
нет вокруг. Нагваль Элиас, как одинокий сновидящий, посещал свалку
вечности, назовем ее так, когда вокруг никого не было-копируя то, что
видел, он никогда не то, для чего эти вещи использовались, ни их источник
Вновь я без труда принял то, что он сказал. Идея ни в коей мере не
казалась мне притянутой за уши. Я начал говорить ему об этом, но он
прервал меня движением бровей и продолжил свое описание нагваля Элиаса.
- Посещать его было для меня огромным удовольствием, - сказал дон
Хуан, - и одновременно, причиной странной вины. Здесь мне было очень
скучно. Не потому, что нагваль Элиас был очень скучным, но потому что
нагваль Хулиан не имел себе равных и лез в жизнь постоянно.
- А я думал, что ты чувствовал себя в доме нагваля Элиаса спокойно и
уверенно, - сказал я.
- Все так и было, и именно это было источником моей вины, и моей
воображаемой проблемы. Как и ты, я любил мучить самого себя. Мне кажется,
что с самого начала я обрел мир в кампании нагваля Элиаса, но позже, когда
я понял нагваля Хулиана, я пошел по его тропе.
Он рассказал мне, что дом нагваля Элиаса имел открытую, с крышей,
часть спереди, где находилась кузница, столярный верстак и инструменты.
Кирпичный дом с черепичной крышей состоял из огромной комнаты с земляным
полом, где он жил с пятью женщинами-видящими, которые на самом деле были
его женами. Здесь же находились и четверо мужчин, магов-видящих его
партии, которые жили в небольших домах вокруг дома нагваля. Они были
индейцами из разных частей страны, пересилившимися в Северную Мексику.
- Нагваль Элиас уделял сексуальной энергии большое внимание, - сказал
дон Хуан. - он верил, что она дана нам для того, чтобы мы могли
использовать ее в сновидении. Он верил, что сновидение ушло из
употребления потому, что оно нарушало ненадежный ментальный баланс
восприимчивых людей
- Я обучал тебя сновидению так же как он учил меня, - продолжал дон
Хуан.
- А он учил меня тому, что пока мы видим сон, точка сборки движется
очен мягко и естественно. Ментальный баланс-ничто, но он фиксирует точку
сборки на том месте, к которому мы привыкли. Чтобы сны заставляли эту
точку передвигаться, а сновидение контролировало это естественное
движение, сновидению необходима сексуальная энергия, порою результат может
оказаться просто бедственным, когда сексуальная энергия тратится на секс,
а не на сновидение. В таком случае сновидящие передвигают свою точку
сборки рывками и теряют свой рассудок.
- Что ты хочешь этим сказать, дон Хуан? - спросил я, почувствовав,
что тема сновидения шла вразрез естественному ходу беседы.
- Ты сновидящий, - сказал он. Если ты не будешь внимательней к своей
сексуальной энергии, то должен иметь представление о неровных движениях
своей точки сборки.
Я сделал глупое и неуместное замечание о сексуальной жизни взрослых
мужчин.
- Наша сексуальная энергия является тем, что управляет сновидением,
объяснил он. - Нагваль Элиас учил меня-а я учу тебя-что либо ты тратишь
свою сексуальную энергию на любовь, либо сновидишь, благодаря ей. И здесь
нет другого выбора. Я говорю с тобой об этом потому, что ты с большим
трудом передвигаешь свою точку сборки, пытаясь уловить нашу последнюю
тему-абстрактное.
- То же самое было и со мной, - продолжал дон Хуан. - это было тогда,
когда моя сексуальная энергия освобождалась от мира, который все ставит на
свои места. Это правило для сновидящих. У сталкеров все наоборот. Мой
бенефактор был, как ты бы мог сказать, сексуальным распутником и как
обычный человек, и как нагваль.
Дон Хуан казалось был на грани раскрытия дел своего бенефактора, но
очевидно сменил свое умонастроение. Он встряхнул головой и сказал, что
пока я слишком жесткий для таких откровений. Я не настаивал.
Он сказал, что нагваль Элиас имел рассудительность, которую
сновидящий приобретает только после невообразимых боев с самим собой. Он
использовал свою рассудительность, погружая самого себя в изнурительный
поиск ответов на вопросы дон Хуана.
Нагваль Элиас объяснил, что моя трудность в понимании духа была такой
же как и его собственная, - продолжал дон Хуан. - он считал, что есть две
различные проблемы. Первой была необходимость косвенного понимания того,
чем является дух, второй-прямое понимание духа.
- Сперва у тебя будут проблемы. Но стоит тебе понять, что собой
представляет дух, вторая проблема будет решена автоматически, и наоборот.
Если дух говорит с тобой, используя свои безмолвные слова, ты немедленно
узнаешь то, чем является дух.
Он сказал, что нагваль Элиас верил, что трудность заключалась в нашем
нежелании принять идею того, что знание может существовать без слов,
объясняющих его.
- Но мне не трудно принять это, - сказал я.
- Принять это утверждение не так легко, как сказать, что ты его
принял, - сказал дон Хуан, - нагваль Элиас говорил мне, что все
человечество движется прочь от абстрактного, хотя когда-то мы должны были
быть близки к нему. Оно было нашей питательной средой и силой. Затем
что-то случилось, и это оторвало нас от абстрактного. Теперь мы не можем
вернуться к нему. Он сказал, что от ученика требуются годы, чтобы он смог
подойти к абстрактному, то есть познать, что знание и язык могут
существовать независимо друг от друга.
Дон Хуан повторил, что суть нашего затруднения в возврате к
абстрактно му заключалась в нашем отказе принять то, что мы можем знать
без слов и даже без мыслей.
Я хотел возразить, что он говорит бессмысленные вещи, как вдруг
испытал сильное чувство, что что-то упустил. И что этот пункт был очень
важен для меня. Он действительно пытался рассказать мне о чем-то, что или
не мог уловить или что не могло быть описано полностью.
- Знание и язык отделены друг от друга, - мягко повторил он.
У меня вырвалось, - я знаю это, - как будто я действительно имел
такое знание, когда поймал себя на этом.
- Я же говорил тебе, невозможно говорить о духе, - продолжал он, -
поскольку дух можно только переживать. Маги пытаются объяснить это
состояние говоря, что духа нельзя ни увидеть, ни почувствовать. Но он
всегда маячит над нами. Иногда он приходит к некоторым из нас. Большую
часть времени он кажется равнодушным к нам.
Я молчал. Дон Хуан продолжал объяснять. Он сказал, что дух во многих
отношениях был видом дикого животного. Он держится от нас на расстоянии,
пока не наступает момент, когда что-то завлекает его к нам. И тогда дух
начинает манифестировать себя.
Я задал вопрос. - если дух не существо и не присутствие, и не имеет
сущности, как кто-то может соблазнить его?
- Твоя проблема, - сказал он, - в том, что ты считаешься только со
своей собственной идеей об абстрактном. Например, внутренняя сущность
человека или фундаментальные принципы абстрактны для тебя. Или, возможно
что-то немного менее определенное, такое как характер, воля, мужество,
достоинство, честь, дух, конечно, может быть описан в терминах всего
этого. Но что нас смущает больше всего, так это то, что он и все это, и
ничего из этого.
Дон Хуан добавил, что я считаю абстрактное либо как противоположность
практичности, с которой я думаю, либо как вещь, которая, по-моему мнению
не имеет конкретного существования.
- Тогда как для мага абстрактное является чем-то таким, чему нет
параллели в человеческом состоянии, - сказал он.
- Но это же одинаковые вещи, - закричал я. - разве ты не видишь, что
мы говорим об одном и том же?
- Мы не говорим об одном и том же, - возразил он. - Для мага дух
является абстрактным только потому, что он знает его без слов и даже без
мыслей. И все же без малейшего шанса или желания понять его, маг управляет
духом, он знает его, заманивает и завлекает его, становится знакомым ему и
выражает его в своих действиях.
Я начал в отчаянии качать головой. Я не видел никакой разницы.
- Суть твоего заблуждения в том, что я использовал для описания духа
термин "абстрактное", - сказал он. - для тебя абстрактное является
словами, которые описывают состояние интуиции. Возьмем, например, слово
"дух", которое не может описать смысл или прагматическое переживание, и
которое, конечно же, используется ни для чего иного, как только что-бы
щекотать твою фантазию.
Дон Хуан разъярил меня. Я обозвал его упрямцем, а он смеялся надо
мной. Он предположил, что если я обдумаю утверждение о том, что знание
может быть независимо от речи, не беспокоясь о понимании этого, возможно я
увижу просвет.
- Подумай над этим, - сказал он. - встреча со мной это не совсем то,
что думаешь ты. В тот день, когда я встретил тебя, ты встретился с
абстрактным. Но поскольку ты не мог говорить об этом, ты не заметил его.
Маги встречают абстрактное без размышлений о нем или видения его или
прикосновения к нему или ощущения его присутствия.
Я хранил молчание, так как мне не улыбалось спорить с ним. Иногда мне
казалось, что он становится умышленно малопонятным. А дон Хуан по-видимому
был страшно доволен самим собой.



ПОСЛЕДНЕЕ ОБОЛЬЩЕНИЕ НАГВАЛЯ ХУЛИАНА

В патио дома дон Хуана было прохладно и тихо как под сводами женского
монастыря. Несколько больших фруктовых деревьев, посаженных очень близко
друг от друга, казалось регулировали температуру и поглощали все звуки.
Помню, когда я впервые зашел к нему в дом, я сделал критическое замечание
по поводу нелогичного образа, которым были посажены эти фруктовые деревья.
Я бы дал им большее пространство. Он ответил, что эти деревья не были его
собственностью, они были свободными и независимыми воинами деревьями,
которые присоединились к его партии воинов, и что мое
замечание-предназначенное для обычных деревьев-было не актуальным.
Его ответ прозвучал для меня метафорично. Я не знал еще тогда, что
все, о чем он говорит, надо понимать буквально. Дон Хуан и я сидели в
плетеных креслах лицом к фруктовым деревьям. Они были полностью увешаны
плодами. Я заметил, что зрелище не только красивое, но и крайне
интригующее поскольку сезон плодов еще не наступил.
- Есть интересная история об этом, - отозвался он. - как ты уже
знаешь, эти деревья-воины моей партии. Они плодоносят теперь потому, что
все члены моей партии рассказывали и выражали чувства о нашем
окончательном путешествии вот здесь, перед ними. И деревья теперь знают,
что когда мы двинемся в наше окончательное путешествие, они будут
сопровождать нас.
Я удивленно уставился на него.
- Я не могу оставить их, - объяснил он. - они же тоже воины. Они
связали свою судьбу с партией нагвалей. И они знают то, как я отношусь к
ним. Точка сборки деревьев находится очень низко в их огромной светящейся
оболочке, и это позволяет им знать наши чувства, которые мы имеем сейчас
когда обсуждаем мое окончательное путешествие.
Я промолчал, не желая останавливаться на этой теме. Дон Хуан
заговорил рассеивая мое настроение.
- Второе абстрактное ядро магических историй называется стук духа, -
сказал он. - первое ядро, манифестации духа, является доктриной, которую
намерение выстроило и поместило перед магом, приглашая его к участию. Это
доктрина намерения, увиденная магом. Стук духа - та же доктрина, увиденная
начинающим которого приглашают, а скорее всего принуждают к участию.
- Это второе абстрактное ядро само по себе является историей. История
гласит, что после того, что после того как дух проявил себя тому человеку,
о котором мы говорили, и не получил ответа, он сделал для человека
ловушку. Это было окончательной уловкой, не потому что человек был каким-о
особенным, но потому что непонятная цепь событий духа сделала этого
человека доступным в тот момент, когда дух постучал в дверь.
- Само собой разумеется, чтобы дух ни открывал этому человеку, все
проходило мимо его понимания. Фактически, это шло вразрез всему, что знал
человек, всему, чем он был. Конечно, человек тут же отказывался, и не за
какие коврижки не хотел иметь ничего общего с духом. Он не мог позволить
себе опуститься до такой нелепой бессмыслицы. Он был не так глуп.
Результатом был полный тупик.
- Я могу сказать, что это идиотская история, - продолжил он.
- Я могу сказать так: то что я дал тебе, служит успокоительным
средством для тех, кому неудобно с безмолвием абстрактного.
Мгновение он смотрел на меня, а потом улыбнулся.
- Тебе нравятся слова, - сказал он обвиняющим тоном. - простая идея
безмолвного знания пугает тебя. Но истории, какими бы глупыми они не были,
восхищают тебя и заставляют тебя чувствовать себя надежно защищенным.
Его улыбка была такой озорной, что я не мог удержаться от смеха.
Затем он напомнил мне, что я уже слышал его подробный рассказ о том,
как дух первый раз постучал в его дверь. Некоторое время я не мог понять,
о чем он говорит.
- То был не просто мой бенефактор, который наткнулся на меня, когда я
умирал от пули, - объяснил он. - в тот день дух нашел меня и постучал в
мою дверь. Мой бенефактор понимал, что он был здесь только проводником
духа. Без вмешательства духа встреча с моим бенефактором ничего бы не
значила.
Он сказал, что нагваль мог стать проводником только после того, как
дух проявил свою готовность быть использованным либо почти неощутимо, либо
решительными указаниями. Поэтому нагвалю просто невозможно выбирать себе
учеников по своей собственной воле или по своим собственным расчетам. Но

когда готовность духа раскрыта через предзнаменование, нагваль не жалея
сил стремится удовлетворить его.
- После продолжительной практики, - продолжал он, - маги, и особенно
нагвали, знают, приглашает ли их дух участвовать в доктрине, выставленной
перед ними, или нет. Они обучены дисциплине своих звеньев, связующих их с
намерением. Поэтому они всегда начеку, зная, что дух для них наготове.
Дон Хуан сказал, что прогресс на пути мага, в основном, представляет
собой решительный процесс, целью которого было приведение связующего звена
в порядок. Звено, связующее обычного человека с намерением, практически
мертво, и маги начинают со звена, которое бесполезно, поскольку оно не
реагирует добровольно.
Он подчеркнул, что для того, чтобы оживить это звено, магам нужна
строгая, сильная цель-особое состояние ума, называемое непреклонным
намерением. Принятие того, что нагваль является единственным существом,
способным обеспечить непреклонным намерением, было наиболее трудной частью
ученичества мага.
Я возразил, что не вижу здесь ничего трудного.
- Ученик-это тот, кто стремится очистить и оживить звено, связующее
его с духом, - объяснил он. - когда же звено оживлено, он больше не
ученик, но до той поры для того, чтобы продолжать движение, ему нужна
сильная цель, которой, конечно, у него нет. Поэтому он позволяет нагвалю
снабдить его целью и сделать так, чтобы он отбросил свою индивидуальность.
Это очень трудная часть.
Он напомнил мне кое-что из того, о чем говорил довольно часто: что
добровольцы в мир магов не требуются, поскольку они имеют уже свою
собственную цель, которая чрезвычайно затрудняет им отбрасывание своих
индивидуальностей. Если мир магов диктует идеи и действия, противоположные
целям добровольцев, они просто отказываются изменяться.
- Оживить звено ученика-наиболее требовательный и интригующий труд
нагваля, - продолжал дон Хуан, - и одна из величайших его головных болей.
В зависимости, конечно же, от личности ученика замыслы духа либо
возвышенно просты, либо похожи на запутанный лабиринт.
Дон Хуан заверил меня, что хотя я обладал противоположными
представлениями, мое ученичество не было так обременительно для него, как
его обучение - для его бенефактора. Он признавал, что я обладал небольшой
толикой самодисциплины, что было очень кстати, в то время как он ничего
подобного не имел. А его бенефактор, в свою очередь, обладал еще меньшим.
- Расхождение различимо в манифестациях духа, - продолжал он. - В
некоторых случаях они едва заметны, в моем случае, они были командами. В
меня стреляли. Кровь струилась из раны в моей груди. Мой бенефактор
действовал со мной быстро и уверенно, также как действовал с ним его
собственный бенефактор. Маги знают, что более трудными являются команды,
поскольку тогда приходят более трудные ученики. Дон Хуан объяснил, что
одним из наиболее выгодных аспектов его общения с двумя нагвалями было то,
что он услышал одни и те же истории с двух противоположных точек зрения.
Например, история о нагвале Элиасе и манифестациях духа из перспективы
ученика оказывалась историей стука духа в дверь его бенефактора. - все,
что связано с моим бенефактором, очень затруднительно, - сказал он и начал
смеяться. - когда ему было двадцать четыре года, дух не просто стучал в
его дверь, он буквально грохотал по ней.
Он сказал, что на самом деле история началась много лет назад, когда
его бенефактор был красивым подростком из хорошей семьи города мехико. Он
был богатым, образованным, одаренным и имел обаятельную личность. Женщины
влюблялись в него с первого взгляда. А он уже тогда потворствовал всем
своим желаниям и отличался недобросовестностью и ленью ко всему, что не
давало ему немедленного удовлетворения.
Дон Хуан сказал, что благодаря такой личности и своему типу
воспитания - он был единственным сыном богатой вдовы, которая вместе с
четырьмя любящими сестрами буквально обожала его-он и не мог вести себя
иначе. Он позволял себе любую непристойность, какую только мог придумать.
Даже среди своих таких же индульгирующих друзей он казался нравственным
преступником, которому нравится только то, что весь мир считает морально
недостойным.
В конечном счете его излишества ослабили его физически, и он
смертельно заболел туберкулезом-страшнейшей болезнью того времени. Но его
слабость, вместо того, чтобы ограничить его, создала физическое состояние,
в котором он чувствовал себя более чувственным, чем когда-либо. Поскольку
он не имел ни грамма самоконтроля, юноша полностью бросился в
распущенность, и его здоровье ухудшалось, пока не стало безнадежным.
Пословица, что беда никогда не приходит одна, прекрасно подходила к
бенефактору дон Хуана. В то время как его здоровье становилось все хуже и
хуже, мать юноши, которая была единственным источником поддержки и его
сдерживающим началом, умерла. Она оставила ему крупное наследство,
которого должно было хватить на всю жизнь, но недисциплинированный парень
промотал его до цента за несколько месяцев. Не имея ни профессии, ни
ремесла, ему оставалось только клянчить себе на пропитание.
Без денег у него не стало друзей, и даже женщины, любившие его,
повернули к нему свои спины. В первый раз в своей жизни он натолкнулся на
суровую действительность. Надо принять во внимание состояние его здоровья.
Это был конец. Но он не унывал и решил зарабатывать себе на жизнь.
Однако, его чувственные привычки не изменились, они заставили его
искать работу в единственном удобном для него месте-театре. Его
квалификация состояла в том, что он родился неплохим актером и большую
часть своей сознательной жизни провел в обществе актрис. Он присоединился
к провинциальной труппе, оставил знакомый круг друзей и близких и стал
сильным актером-чахоточным героем в религиозных и нравственных
постановках.
Дон Хуан указал на странную иронию, которая всегда отличала жизнь его
бенефактора. Будучи окончательно развращенным, он угасал от распутства и
исполнял роли святых и мистиков. Он даже играл иисуса в представлении
страстей господних на страстную неделю.
Его здоровья хватило только на одно театральное турне по северным
штатам. А затем в городке Дюранго случилось два события: его жизнь подошла
к концу и дух постучал в его дверь.
И смерть и стук духа пришли в одно и то же время средь бела дня в

<< Пред. стр.

страница 25
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign