LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 207
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

понемногу наращивать его при каждом удобном случае. Он
объяснил, что маги древней Мексики обнаружили, что каж-
дый человек имеет свой собственный порог внутреннего без-
молвия с точки зрения времени. Иными словами, внутреннее
безмолвие должно сохраняться в каждом из нас определен-
ное время, прежде чем сработает.

- А что маги древности считали знаком того, что внут-
реннее безмолвие начало работать, дон Хуан? - спросил я.

- Внутреннее безмолвие начинает работать с того мо-
мента, как ты начинаешь развивать его в себе, -ответил дон
Хуан. - То, к чему стремились маги древности, было фина-
лом, драматическим концом и результатом достижения это-
го индивидуального порога безмолвия. Некоторым особо
одаренным магам необходимо всего лишь несколько минут
безмолвия для достижения вожделенной цели. Иным же,
менее талантливым, требуется гораздо больший период ти-
шины, чтобы прийти к желанному результату. Желаемый
результат - это то, что маги называли остановкой мира, -
момент, когда все вокруг перестает быть тем, чем было
всегда.

- Это момент, когда маг возвращается к подлинной
природе человека, -продолжал дон Хуан. - Маги древнос-
ти также называли это абсолютной свободой. Это момент,
когда человек-раб становится свободным существом, спо-
собным на такие чудеса восприятия, которые бросают вызов
нашему обычному воображению.

Дон Хуан уверил меня, что внутреннее безмолвие являет-
ся тем путем, который ведет к истинному отказу от сужде-
ний; к тому мгновению, когда наши чувства прекращают
интерпретировать чувственные данные, излучаемые всей
Вселенной; к моменту, когда постижение перестает быть си-
лой, которая приходит к определению природы мироздания
через повторение и использование.

Магам необходим переломный момент для того, чтобы
внутреннее безмолвие заработало, - сказал дон Хуан. - Пе-
реломный момент подобен раствору, который каменщик
кладет между рядами кирпичей. Лишь тогда отдельные кир-
пичи превращаются в структуру, когда раствор твердеет.

С самого начала нашего знакомства дон Хуан не перес-
тавал вбивать мне в голову мысль о значении внутреннего
безмолвия. Я старался изо всех сил следовать его советам
накапливать внутреннее безмолвие самым искренним обра-
зом каждое мгновение. У меня не было ни возможностей
измерить свои приобретения, ни средств, чтобы судить о
том, достиг я наконец или нет своего порога. Я просто упря-
мо нацелился на то, чтобы развивать в себе такое состояние.
И не только затем, чтобы сделать приятное дону Хуану, но и
потому, что считал это делом чести.

Однажды мы с доном Хуаном беседовали, лениво проха-
живаясь по главной площади Эрмосильо. Было около полуд-
ня. По небу плыли тучи. Жара была сухой и действительно
очень приятной. Повсюду сновали толпы людей. Площадь
окружали ряды магазинов. Я не раз бывал в Эрмосильо, но
никогда не обращал внимания на магазины. Я знал, что от
там есть, но никогда не думал об этом сознательно. Я не смог
бы нарисовать карту площади, даже если бы от этого зависе-
ла моя жизнь. Сегодня же, прогуливаясь с доном Хуаном,
старался точно определить местонахождение магазинов. Я
пытался найти что-то, способное послужить мне как мнемо-
нический инструмент, нечто способное пробудить мои вос-
поминания в дальнейшем,

- Как я уже говорил тебе, - раздался голос дона Хуана,
выбивший меня из колеи этих мыслей, - каждый маг, кото-
рого я знал, будь то мужчина или женщина, рано или поздно
достигал переломного момента своей жизни.
- Ты подразумеваешь, что с ними случался психичес-
кий срыв или что-то в этом роде? - спросил я.
- Нет, нет, - ответил он, смеясь. - Психические сры-
вы - удел личностей, которые индульгируют на самих себе.
Маги - не личности. В данный момент я подразумеваю под
этим то, что непрерывность их жизней должна быть разбита
во имя обретения внутреннего безмолвия, которое станет ак-
тивной частью их структур,
- Это очень, очень важно, - продолжал дон Хуан, -
чтобы ты сам умышленно достиг этого переломного момента
или создал его искусственным и разумным путем.
- Что ты хочешь этим сказать? - спросил я, заинтри-
гованный его причудливой логикой.
- Твой переломный момент означает конец той жизни,
которую ты знаешь. Ты выполнил все, о чем я говорил тебе,
прилежно и точно. Если ты и талантлив, то сумел скрыть это.
Возможно, это твой стиль. Ты не медлителен, но действуешь
так, как медлительные люди. Ты очень уверен в себе, Ho
ведешь себя, словно ты беззащитен. Ты не робок, но произ-
водишь впечатление, будто боишься людей. Все то, что ты
делаешь, указывает только на одно - ты должен все это
разбить. Безжалостно.

- Но каким образом, дон Хуан? Что ты имеешь в ви-
ду? - спросил я взволнованно.

- Я думаю, что все сводится к одному поступку, -
ответил он. -Ты должен покинуть своих друзей. Ты должен
распрощаться с ними по-хорошему. Тыне сможешь продол-
жать идти путем воина, неся за плечами свою личную исто-
рию, И если ты не покончишь с прежним образом жизни, то
не сможешь следовать моим наставлениям.

- Минутку, минутку, минутку, дон Хуан, - сказал я. -
Мне нужно прийти в себя. Ты требуешь от меня слишком
многого. По правде говоря, я не уверен, что смогу все это
сделать. Мои друзья - это моя семья. Моя точка отсчета.

- Точно, точно, - заметил он, - твоя точка отсчета.
Именно поэтому с ними следует расстаться. У магов только
одна точка отсчета - бесконечность.
- Но как я могу это сделать? - спросил я жалобно.
Его требование выводило меня из равновесия.
-Ты можешь просто уйти, -сказал он равнодушно. -
Уйти любым возможным путем.
- Но куда я пойду? - спросил я.
- Я бы посоветовал тебе снять номер в одной из тех
жалких гостиниц, которые тебе хорошо известны, - отве-
тил он. - Чем безобразнее заведение - тем лучше. Если в
комнате постелен ковер болотного цвета, на окнах висят
шторы болотного цвета, а стены оклеены такими же обоями,
тогда эта гостиница может сравниться с той, которую я по-
казал тебе как-то в Лос-Анджелесе.

Я издал нервный смешок, вспоминая нашу поездку с
доном Хуаном по промышленным районам Лос-Анджелеса,
где можно было найти только склады и обветшалые гости-
ницы для проезжающих. Одна из гостиниц особо привлекла
внимание дона Хуана благодаря помпезному названию -
"Эдуард Седьмой". Мы остановились напротив, чтобы луч-
ше рассмотреть ее.


Карлос Кастанеда.
Колесо времени

книга 11

Шаманы Древней Мексики: их мысли о жизни, смерти и
Вселенной
"София"
1998

The Wheel of Time
The Shamans of Ancient Mexico,
Their Thoughts about Life, Death
and the Universe
Carlos Castaneda
LA Eidolona Press
Los Angeles, California

Перевод К. Семенова и И. Старых
Редакция И. Старых
Суперобложка С. Тесленко и И. Старых

"Скоро Бесконечность поглотит меня, и я хочу
подготовиться к этому..."
Итак, "Колесо времени", очевидно, итоговая книга Карлоса
Кастанеды. Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта
книга все равно будет итоговой. Так она задумана. И пусть
концентрированная мудрость дона Хуана поможет вам на вашем
пути. Эта книга пропитана Силой.

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОЛЕСО ВРЕМЕНИ

ВВЕДЕНИЕ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"УЧЕНИЯ ДОНА ХУАНА"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"ОТДЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"ПУТЕШЕСТВИЯ В ИКСТЛАН"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"СКАЗОК О СИЛЕ"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"ВТОРОГО КОЛЬЦА СИЛЫ"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"ДАРА ОРЛА"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"ОГНЯ ИЗНУТРИ"
КОММЕНТАРИИ
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ ИЗ
"СИЛЫ БЕЗМОЛВИЯ"
КОММЕНТАРИИ

ДРУГИЕ КНИГИ КАРЛОСА КАСТАНЕДЫ

Учение дона Хуана
Отдельная реальность
Путешествие в Икстлан
Сказки о силе
Второе кольцо силы
Дар Орла
Огонь изнутри
Сила безмолвия
Искусство сновидения
Магические пассы
Активная сторона бесконечности

Колесо времени

Доктор антропологии Карлос Кастанеда был учеником дона
Хуана Матуса, индейского шамана из Мексики. Новая книга Карлоса
Кастанеды "Колесо времени" представляет собой собрание
главнейших афоризмов и высказываний из восьми его прежних книг,
описывающих классическую подготовку инициации шамана, которую
он проходил под руководством дона Хуана Матуса в течение
тринадцати лет.
Дону Хуану Матусу удалось ввести Карлоса Кастанеду в мир
шаманов Древней Мексики - основателей его линии шаманов. Он
утверждал, что мир шаманов подчиняется иной когнитивной
системе, отличающейся от той системы познания, которая
господствует в повседневном мире. Судя по тому, что узнал в
процессе своего обучения Карлос Кастанеда, мир шаманов Древней
Мексики действительно подчиняется системе познания, совершенно
отличной от нашей собственной.
Просматривая цитаты из "Колеса времени", Карлос Кастанеда
осознавал, что в методе преподавания дона Хуана Матуса не было
ничего случайного, хотя в то время его указания казались
Карлосу Кастанеде импровизированными. Однако это обучение
проводилось в соответствии со скрытыми побудительными
причинами, определяемыми той традицией, что была приведена в
действие мексиканскими шаманами много тысячелетий назад.
Опираясь на один из принципов системы познания мира
шаманов, шаманы назвали бы ту структуру, которая
просматривается в размещении афоризмов в этой книге, колесом
времени - для тех людей такая концепция была не умозрительной и
не теоретической, а столь же прагматичной, какими были они
сами. Время является для шаманов совершенно понятной формой
упорядоченности энергии, которую человек может почти
непосредственно осязать и приводить в движение. Благодаря
развиваемой в течение всей жизни невероятной силе
сосредоточения эти шаманы действительно были способны осязать
колесо времени и перемещать его настолько сильно, что цель
вызванного ими смещения, какой бы она ни была, можно ощутить
даже в наши дни.

ВВЕДЕНИЕ

Приведенный здесь набор избранных изречений был выбран из
первых восьми книг о мире шаманов Древней Мексики. Эти
важнейшие принципы извлекались непосредственно из тех
пояснений, которые я, как антрополог, получал от своего учителя
и наставника дона Хуана Матуса, индейца из племени яки и
мексиканского шамана *. Он относил себя к линии шаманов,
возникновение которой уходит в прошлое к тем шаманам, что жили
в Мексике в давние времена.

* Понятия "шаман" и "шаманизм" К.К. стал впервые
использовать в "Активной стороне бесконечности" вместо никогда
не удовлетворяющего его определения знания дона Хуана понятием
"магия". Сибирское слово "шаман" стало очень популярным на
Западе в последние годы благодаря книгам Элиаде, Харнена,
Минделла, Стивенсов и др. авторов. - Прим. ред.

Дон Хуан Матус ввел меня в этот мир - который, разумеется,
был миром шаманов древности - самым действенным из доступных
ему способов. Таким образом, ключевую позицию в моем обучении
занимал сам дон Хуан. Он знал о существовании иной реальности -
о мире, не являющемся ни иллюзией, ни плодом буйного
воображения, поскольку для дона Хуана и его спутников-шаманов
(их было пятнадцать) мир шаманов древности был настолько же
реальным и прагматичным, насколько это вообще возможно.
Работа над данной книгой началась с очень простой попытки
выбрать из традиции этих шаманов краткие концепции, афоризмы и
мысли, которые могли бы стать интересным материалом для чтения
и размышления. Однако в процессе работы произошло
непредвиденное изменение этой цели: я осознал, что сами эти
высказывания насыщены невероятной Силой. Они таили в себе
скрытый ход мыслей, которого я прежде не замечал, и очерчивали
то направление, в котором пояснения дона Хуана вели меня в
течение тех тринадцати лет, когда я был его учеником.
Эти цитаты лучше любых общих теоретических рассуждений
раскрывают непредсказуемый и несгибаемый образ действий,
которому следовал дон Хуан, чтобы поддержать и ускорить мое
погружение в его мир. Я не подвергаю сомнениям тот факт, что
поскольку дон Хуан следовал такой линии действий, то она в
точности совпадает с тем подходом, с помощью которого его
собственный учитель ввел в мир шаманов самого дона Хуана.
Образ действий дона Хуана Матуса заключался в намеренных
попытках ввести меня в то, что он называл иной системой
познания. Под системой познания он понимал стандартное
определение познания: "процессы, несущие ответственность за
осознанность в повседневной жизни и включающие в себя память,
личный опыт, восприятие и искусное использование какого-либо
синтаксиса". Дон Хуан утверждал, что система познания шаманов
Древней Мексики действительно отличалась от системы познания
обычного человека.
В соответствии со всеми присущими мне, как человеку,
изучающему общественные науки, логичностью и здравомыслием, мне
пришлось отвергнуть его утверждение. Время от времени я
настойчиво заявлял дону Хуану, что все его утверждения нелепы.
Мне они казались, в лучшем случае, интеллектуальными
заблуждениями.
Чтобы рассеять мое доверие к обычной системе познания,
позволяющей нам постигать окружающий мир, потребовалось
тринадцать лет тяжелого труда с его и моей стороны. Эта
перемена вызвала у меня весьма странное состояние; состояние
кажущегося недоверия к прежде безоговорочному согласию с
познавательными процессами повседневного мира.
После тринадцати лет тяжелых столкновений я против своей
воли осознал, что дон Хуан Матус действительно исходил из
совершенно другой точки зрения. Это означает, что шаманы
Древней Мексики на самом деле опирались на совершенно иную
систему познания. Признание этого опустошило меня до глубины
души. Я чувствовал себя предателем. Мне казалось, будто я
высказываю самую ужасающую ересь.
Почувствовав, что ему удалось сломить мое яростное
сопротивление, дон Хуан вогнал свою точку зрения в самые
глубины моего существа, и в отношении мира шаманов мне пришлось
безоговорочно признать, что шаманы-практики оценивали мир с
такой точки зрения, которую невозможно было описать с помощью
привычных нам концепций. К примеру, они воспринимали энергию
так, как она течет во Вселенной, - энергию, свободную от
ограничений влияния общества и синтаксиса; чистую, вибрирующую
энергию. Они называли это актом видения.
Основная цель дона Хуана заключалась в том, чтобы помочь
мне воспринять энергию так, как она течет во Вселенной. В мире
шаманов такое восприятие энергии является первым обязательным
шагом к еще более захватывающей и свободной точке зрения иной
системы познания. Чтобы добиться от меня реакции видения, дон
Хуан воспользовался другими, чуждыми элементами познания. Один
из важнейших таких элементов он называл перепросмотром; этот
метод представляет собой систематическое тщательное изучение
собственной жизни, фрагмент за фрагментом, которое проводится
не с позиции оценивания или поиска ошибок, а с точки зрения
попытки постичь свою жизнь и изменить ее ход. Дон Хуан
утверждал, что, как только практикующий начнет взирать на свою
жизнь в той отстраненной манере, какой требует перепросмотр, он
уже не сможет вернуться к прежнему образу жизни.
Видеть энергию так, как она течет во Вселенной, означало,
по словам дона Хуана, способность видеть человеческие существа
в облике светящегося яйца, или светящегося шара энергии, и
различать в этом светящемся шаре энергии определенные черты,
свойственные всем людям в целом - например, точку повышенной
яркости в достаточно ярком светящемся энергетическом коконе.
Шаманы утверждали, что именно в этой точке повышенной яркости,
которую они называли точкой сборки, и собирается восприятие.
Логическое развитие этой мысли означает, что в этой точке
повышенной яркости вырабатывается наша система познания мира.
Каким бы странным это ни казалось, дон Хуан Матус был прав в
том смысле, что именно так все и происходит.
Таким образом, процесс восприятия шаманов существенно
отличался от восприятия обычного человека. Шаманы утверждали,
что прямое восприятие энергии привело их к тому, что они
называли энергетическими фактами. Под энергетическими фактами
они понимали вызываемое непосредственным видением энергии
зрелище, которое приводит к окончательным и несократимым
выводам - эти выводы не подчиняются логическим соображениям или
попыткам согласовать их с привычной нам системой интерпретации.
Дон Хуан говорил, что для шаманов его линии энергетическим
фактом было то, что окружающий нас мир определяется процессами
познания и эти процессы не являются неизменными - они не есть
нечто непреложное. Эти процессы зависят от подготовки, они
связаны с практичностью и пользой. Эта мысль получает свое
развитие в другом энергетическом факте: процессы привычного нам
познания представляют собой только следствия воспитания - и
ничего больше.
Дон Хуан Матус без тени сомнения знал, что его рассказы о
системе познания шаманов Древней Мексики - именно то, что
происходит в действительности. Помимо прочего, дон Хуан был
нагвалем; для шаманов-практиков это понятие означает
естественного лидера - человека, способного наблюдать
энергетические факты без вреда для самого себя. Таким образом,
он был наделен умением успешно проводить своих собратьев по
таким путям мышления и восприятия, какие просто не поддаются
описанию.
Принимая во внимание все факты системы познания, о которых
рассказал мне дон Хуан, я пришел к выводу о том, что важнейшим
элементом такого мира является идея намерения - сам дон Хуан
придерживался того же мнения. Для шаманов Древней Мексики
намерение представляло собой некую силу, которую они могли
визуализировать, когда видели энергию так, как она течет во
Вселенной. Они называли это всепроникающей силой, вовлеченной в
любой аспект времени и пространства. Это та движущая сила, что
кроется за всем сущим. Невообразимо важным открытием тех
шаманов стало то, что это намерение - чистая абстракция - тесно
связано с человеком. Человек всегда мог манипулировать
намерением. Шаманы Древней Мексики осознали, что единственный
способ повлиять на эту силу связан с безупречным поведением.
Только самый дисциплинированный практик способен совершить этот
подвиг.
Другим невероятно важным элементом этой странной системы
познания шаманов было понимание и использование концепций
времени и пространства. Для них время и пространство были
совсем не теми явлениями, которые являются частью нашей жизни
всего лишь потому, что они представляют собой неотъемлемую
часть привычной нам системы познания. Стандартное определение
времени для обычного человека звучит так: "непространственный

<< Пред. стр.

страница 207
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign