LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 190
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

- У тебя слишком круглое лицо, - сказал он, оглядывая меня
с головы до пят и неодобрительно покачивая головой. - Ты уже

близок к тому, чтобы быть толстым. Изношенность и усталость уже
начинают сказываться в тебе. Как и любой другой представитель
твоей расы, ты отращиваешь слой жира на своей шее словно у
быка. Пришло время, когда ты должен принять всерьез одну из
величайших находок магов: магические пассы.
Так как раньше он говорил о магических пассах лишь
мельком, то я даже не помнил, когда он мне о них говорил.
- Дон Хуан, о каких это магических пассах ты говоришь? -
спросил я, будучи действительно раздраженным. - Как я могу
относиться к ним всерьез, если я раньше о них ничего не слышал?
- Ты, наверное, пытаешься меня обмануть, не так ли? - сказал он
с неприятной улыбкой. - Я не только много раз говорил тебе о
магических пассах, но и ты уже давно знаешь многие из них. Я
все время учил тебя им.
Он был прав в том, что я вел себя отвратительно. Я был
удивлен предметом разговора, о существовании которого я не
подозревал, но то, что он все время обучал меня магическим
пасам было явной ложью. Я стал страстно протестовать, как будто
от его заявления зависели моя жизнь и смерть.
- Не будь таким страстным, защищая свое замечательное Я, -
пошутил он. - Я не хотел оскорблять тебя - он сделал смешной
жест бровями, изображая извинение. - Все что я хотел сказать,
это то, что ты пытаешься имитировать все то, что делаю я,
поэтому я воспользовался твоей тягой к имитации. Я показывал
тебе различные магические пассы, и ты всегда воспринимал их как
тот способ, которым я для развлечения похрустываю своими
суставами. Мне нравится то, как ты их интерпретируешь: способ
хрустеть суставами! Мы будем и впредь относиться к ним тем же
образом.
- Я показал тебе десять разных способов хрустеть
суставами. Каждый из них - это магический пас, который
предназначен для совершенствования твоего и моего тела.
Дон Хуан хрустел своими суставами, делая магические
пассы. Для этого он особым образом двигал руками, ногами,
туловищем и бедрами, как я считал, для того, чтобы добиться
максимального растяжения своих мышц, костей и связок. С моей
точки зрения, результатом таких растягивающих движений было то,
что он становился способен издавать хрустящие звуки, которые он
издавал к моему удивлению и удовольствию, и время от времени
просил меня имитировать его поведение.
Таким удивительным способом, он подзадорил меня запомнить
движения и повторять их дома до тех пор, пока я не смогу
извлекать из своих суставов такие же звуки, как и он. Мне
никогда не удавалось издать такие звуки, но, тем не менее, я
определенно, хотя и непреднамеренно выучил все движения.
- Почему они называются магическими пассами? - спросил я.
- Они не только называются магическими пассами, - сказал
он, - они и есть магические! Они производят эффект, который
нельзя объяснить обычным способом. Эти движения не являются
физическими упражнениями или позами тела, они являются
действительной попыткой достичь оптимального состояния бытия.
Намерение тысяч магов пропитывает эти движения. Если
практиковать их, даже иногда, то это приводит к остановке
разума.
- Что ты имеешь в виду под тем, что разум приходит к
остановке?
- Все, что мы делаем в мире, - сказал он, - мы узнаем и
идентифицируем, превращая это в линейность подобия и сходства.
Похоже, что дон Хуан очень старался найти способ объяснить то,
о чем он говорит. Он сделал большую паузу, словно для того,
чтобы найти правильные слова или подходящую последовательность
мыслей. Я оставался в молчании. Я так мало знал о предмете
нашего разговора, что я даже не пытался думать обо всем этом.
Все, что у меня было, это мое любопытство, я хотел узнать, что
такое эти магические пассы.
Дон Хуан поднялся. Похоже, что с него было довольно. Мы
сидели в столовой комнате и пили травяной чай, который он
сделал из ароматных листьев с кустов, которые росли у него во
дворе. Он извинился и сказал, что для него пришло время
вздремнуть. Дон Хуан засыпал на небольшое время днем и ночью.
Он спал небольшими промежутками, не более двух часов, это был
его распорядок сна. Если он был очень усталым, то он спал по
шесть часов, с перерывом на бодрствование на два часа.
Долгое время мы не затрагивали тему магических пассов.
Однажды, он продолжил свое объяснение, неожиданно для меня, но
не для него, похоже, что он осознавал, что объяснение было
прервано, а я уже об этом полностью забыл.
- Как я тебе уже говорил, для людей существуют линии
подобия, - сказал он, - линии вещей, подобных друг другу и
связанных между собой какими-то целями. Например, когда ты
говоришь слово "вилка", то немедленно воссоздаешь в себе идею
ложки, ножа, скатерти, салфетки, тарелки, чашки и блюдца,
бутылки вина, суп с фрикадельками, банкет, день рождения,
фиесту. Ты можешь до бесконечности продолжать перечислять вещи,
связанные вместе своими целями, своим смыслом. Все, что мы
делаем, связано таким образом. Что касается магов, то они
видят, что все эти линии взаимосвязей, все эти линии вещей,
связанных вместе целями, ассоциируются с представлениями
человека о том, что вещи неизменны и вечны как слово Бога.
- Дон Хуан, я не понимаю, почему ты привносишь в это
объяснение слово Бога? Что слово Бога делает с тем, что ты
пытаешься объяснить?
- Все! Кажется, что в наших умах, вся вселенная похожа на
слово Бога: абсолютное и неизменное. Это тот способ, которым мы
ведем себя: в глубине наших умов есть контролирующее
устройство, которое не позволяет нам прекратить считать, что
слово Бога, то, как мы его принимаем и в которое мы верим,
имеет отношение к мертвому миру. С другой стороны, живой мир
находится в состоянии постоянного изменения. Он движется, он
изменяется, он изменяет сам себя.
- Магические пассы шаманов являются магическими, потому
что в ходе их практики, тело понимает, что все является
потоком, изменением, вместо того, чтобы быть неизменной связью
подобий. А так как все во вселенной - это изменение, поток, то
этот поток можно остановить. Можно поставить на него плотину и
это остановит или исказит этот поток изменений.
Слова дона Хуана вызвали во мне странную реакцию. Я
почувствовал себя испуганным странным образом, но этот страх
был на самом деле не страх за себя, это был скорее страх того,
что было наложено на меня. Я впервые ясно почувствовал, что дон
Хуан приводит в раздражение ту часть меня, которая на самом
деле не является мной.
Я был очень смущен, после некоторого времени мучений,
вызванных его заявлением, я услышал, что я говорю против
собственного желания. Я услышал как я говорю, - Но, дон Хуан
значит ли это, что ты говоришь мне, что каждый раз, когда ты
хрустишь суставами, или каждый раз, когда я пытаюсь тебя
имитировать, я действительно что-то меняю внутри себя?
- А, нечто внутри тебя, что на самом деле тобой не
является, сейчас разозлилось, - смеясь, парировал дон Хуан. Для
меня наступил еще один момент сильных внутренних противоречий.
Что-то во мне было очень обозлено, хотя это не могло быть мной.
Дон Хуан сильно потряс меня за плечи. Я почувствовал, как моя
шея болтается взад и вперед, так сильно он меня схватил. Это
меня мгновенно привело в себя. Он усадил меня на низкую
кирпичную стену. По этой стене всегда ползали цепочки муравьев,
поэтому я никогда не любил на ней сидеть. Муравьи немедленно
залезали ко мне в одежду. Я всегда очень хорошо чувствовал, как
муравьи ползают по мне, но на этот раз, как только я сел,
муравьи прервали свою линию. Я видел как они ползают вокруг
моего тела, словно они смущены чем-то или запутались. Я очень
заинтересовался, какой окольный путь они выберут, по моей спине
или по животу. Я хотел увидеть, каким путем они пойдут. Но тут
мое внимание привлекли слова дона Хуана и я забыл о муравьях.
- Не беспокойся о муравьях, - сказал дон Хуан, читая мои
мысли. - В настоящий момент ты переполнен необычной энергией,
продуктом твоих внутренних дилемм. Муравьи будут считать тебя
непроходимым и опасным, и они будут блуждать вокруг тебя до тех
пор, пока твоя энергия не нормализуется или пока ты не встанешь
и уйдешь. А теперь, отвечая на твой вопрос, который твой разум
намеревал как неприятное возражение, я могу сказать тебе, что
действительно, каждый раз, когда мы выполняем магический пас,
мы на самом деле меняем основную структуру нашего существа. Мы
ставим плотину на поток, который мы приучились воспринимать как
неизменную связь вещей.
Запинающимся голосом, который казалось не мог принадлежать
мне, я попросил дона Хуана дать мне пример того, как ставится
плотина на тот поток, о котором он говорит. Я сказал ему, что я
хочу представить это в своем уме.
- В твоем уме? Тебе лучше научиться называть вещи своими
именами. То, что ты называешь своим умом - это не есть твой ум.
Маги убеждены, что наши умы - это чуждые вещи, которые были
вложены в каждого из нас. Прими это как факт, без каких либо
дальнейших объяснений.
По мне прошла новая волна пугающих чувств, такая же, как
раньше. На этот раз я почувствовал это более четко. Это волна
происходила не из меня, хотя и была связана со мной. Дон Хуан
что-то делал со мной, таинственное и доброе, и в то же время
невероятно негативное. Я чувствовал это как попытку прервать
какой-то фильм, который был приклеен ко мне. Его глаза были
зафиксированы на мне, он смотрел не моргая, пристальным
взглядом.
Он перевел взгляд и не глядя на меня, продолжил. - Я
приведу тебе пример, - сказал он. - Например, в моем возрасте я
должен страдать от высокого кровяного давления. Если я пойду к
доктору, то доктор, даже не глядя на меня, может предположить,
что я старый индеец, который болеет неизвестно чем по причине
жизненных трудностей и плохой диеты; все это должно было бы
естественным образом привести меня в ожидаемое и естественное
состояние, в котором у меня было бы высокое кровяное давление,
естественное положение вещей для моего возраста.
- У меня нет никаких проблем с высоким кровяным давлением,
не потому что я сильнее чем обычный человек или таково мое
строение тела, а потому что благодаря магическим пасам мое тело
разбило все шаблоны поведения, из-за которых у меня может быть
высокое кровяное давление. Я могу честно сказать, что каждый
раз, когда я похрустываю своими суставами, выполняя магический
пас, я блокирую поток ожиданий и поведения, которое в моем
возрасте обычно сказывается как высокое кровяное давление.
- Другим примером, который я могу тебе привести, является
подвижность моих коленей. Неужели ты не замечал, насколько я
подвижнее тебя? Когда дело доходит до движения коленями, то я
становлюсь словно ребенок! При помощи магических пассов я
создаю плотину в потоке поведения и физического состояния,
которые делают колени мужчин и женщин негибкими, когда они
достигают определенного возраста.
Одно из самых раздражающих чувств, которые я когда либо
испытывал, вызывал у меня тот факт, что дон Хуан Матус, хотя он
и годился мне в дедушки, был бесконечно моложе, чем я. По
сравнению с ним я был негибким, мнительным и повторяющимся. Я
был дряхлым. Он, с другой стороны, был свежим, изобретательным,
подвижным, полным ресурсов, короче говоря, он обладал тем, чего
не было у меня, хотя я и был молод, он обладал молодостью. Он с
удовольствием постоянно повторял, что юность отпугивает
дряхлость. Следуя вспышке энергии, которая взорвалась во мне, я
открыто выразил свою досаду, - Дон Хуан, как это может быть, -
сказал я, - что ты можешь быть моложе чем я?
- Я победил свой ум, - сказал он, широко открыв глаза, для
того чтобы выразить недоумение. - У меня нет ума, который мог
бы сказать мне, что пришло время становиться старым. Я не
соблюдаю соглашений, в которых я не участвую. Запомни это: для
магов это не просто лозунг. Они не соблюдают соглашений, в
которых они не участвуют. Быть пораженным старостью - это одно
из таких соглашений.
Долгое время мы молчали. Похоже, что дон Хуан чего-то
ждал. Я думаю, что он ждал эффекта, который должны были вызвать
его слова. То, что я считал своим внутренним психологическим
единством, было расколото на две четких ответных реакции,
возникших внутри меня. С одной стороны, я всеми силами
отказывался признавать ту чепуху, которую говорил дон Хуан; тем
не менее, с другой стороны, я не мог не согласиться с тем,
насколько точны были его замечания. Дон Хуан был стар, и в то
же время вообще не был старым. Он был моложе чем я. Он был
свободен от обременительных мыслей и привычных шаблонов
поведения. По своей воле он странствовал по невероятным мирам.
Он был свободен, в то время как я был пойман своими шаблонами
поведения и привычками, моими мелкими и бесполезными
представлениями о себе, которые, как я впервые почувствовал,
даже не были моими.
Я нарушил тишину после того, как сумел добиться некоторого
контроля над своими противоречивыми соображениями. - Дон Хуан,
а как были изобретены эти магические пассы? - спросил я. -
Никто их не изобретал, - сурово сказал он. - Думать, что их
изобрели, значит обязательно предполагать вмешательство разума,
а это к магическим пасам никак не относится. Маги древней
Мексики, посредством своих практик сновидения, открыли, что
если они движутся определенным образом, то поток их мыслей и
действий останавливается.
- Магические пассы - это результат состояния без разума.
Или скорее результат разъединения с умом. Для того, чтобы
сновидеть, практикующие должны следовать настолько мощной
дисциплине, что результатом ее становится отсутствие ума.
- Дон Хуан, что значит отсутствие ума?
- Главным трюком магов древних времен было то, что они
заполняли свои умы дисциплиной. Они обнаружили, что если
наполнить свой ум вниманием, особенно тем типом внимания,
который маги называют вниманием сновидения, они избегают
умственного процесса. Практикующий, вовлеченный в этот маневр,
получает тотальную уверенность в чуждом происхождении ума.
Я стал очень взволнованным, я хотел знать больше, но
странное чувство внутри заставило меня остановиться. Оно
намекало мне на мрачные последствия и наказание, что-то похожее
на гнев Бога, который пал на меня за вмешательство в то, что
было скрыто самим Богом.
Я сделал огромное усилие, чтобы позволить моей
любопытности победить. - Что ты имеешь в виду? Что - что ты
имеешь в виду, - услышал я собственные слова, - говоря о том,
чтобы нагрузить ум?
- Дисциплина заполняет ум, - сказал он, но под дисциплиной
я не имею в виду строгое следование определенному поведению.
Маги понимают дисциплину, как возможность ясно воспринимать те
странные вещи, которые не включены в наши ожидания. Для них
дисциплина - это волевой акт, который позволяет принимать все,
с чем они сталкиваются на своем пути без сожалений или
ожиданий. Для магов дисциплина является искусством, искусством
созерцать бесконечность без испуга, не потому, что они очень
крепкие, а потому что они полны благоговения. Если все это
свести воедино, то я могу сказать, что дисциплина - это
искусство испытывать благоговение. Так, посредством своей
дисциплины, маги устраняют свой ум, чужеродное явление,
внедренное извне.
Дон Хуан сказал, что посредством своих практик сновидения,
маги древней Мексики обнаружили, что определенные движения
способствуют тишине и дают необычное ощущение самодостаточности
и благополучия. Они были так очарованы этим чувством, что они
стали настойчиво стремиться к тому, чтобы повторить это
ощущение в часы бодрствования.
Дон Хуан объяснил, что поначалу маги считали, что это
чувство благополучия создается сновидением, но когда они
попытались повторить это состояние, то обнаружили, что это
невозможно. Затем они обнаружили, что в их сновидении в тот
момент, когда у них возникает такое чувство, они всегда были
вовлечены в движение. Мало-помалу, они стали собирать вместе
движения, которые им удалось запомнить. Их усилия были
вознаграждены. Они смогли повторить движения, которые казались
автоматической реакцией тела на состояние сновидения. Дон Хуан
сказал, что результатом всех этих усилий стали магические
пассы.
Ободренные своим успехом, они смогли вспомнить сотни
движений, которые они делали, даже не пытаясь их
классифицировать и подогнать под какую-то схему, которую можно
было бы объяснить. Их идея состояла в том, что в сновидении эти
движения возникают спонтанно, и что существует сила, которая
направляет их эффект вне зависимости от их воли. Маги объясняли
эту силу, как связующий фактор, который удерживает наши поля
энергии вместе и делает нас единым существом.
С точки зрения практики для магов древней Мексики эти
магические пассы были главным способом подготовить себя к
навигации в неизвестное. Они установили главный критерий для их
практики, этот же критерий применим сегодня и в отношении
Тенсегрити. Этот критерий называется насыщением - это означает,
что они бомбардировали свои тела огромным количеством
магических пассов, для того, чтобы позволить силе, которая
связывает нас воедино добиться наибольшего возможного эффекта.
Маги древней Мексики, которые открыли и разработали
магические движения, на которых основано Тенсегрити,
утверждали, по словам дона Хуана, что выполнение этих движений

подготавливает и приводит тело к трансцендентальному осознанию:
осознанию того, что конгломерат энергетических полей, из
которого состоят люди, удерживается вместе вибрирующей,
склеивающей их воедино силой, которая собирает эти отдельные
энергетические поля в один четкий и связанный элемент.
Дон Хуан Матус, знакомя меня с представлениями магов
древности, в высшей степени подчеркивал тот факт, что
выполнение магических движений было, насколько ему было
известно, единственным средством для того, чтобы заложить
фундамент полного осознания этой вибрирующей связывающей силы.
Он утверждал, что эта вибрирующая, собирающая все воедино
сила, которая собирает воедино конгломерат энергетических полей
из которых мы состоим, является именно той силой, которая по
мнению современных астрономов существует в ядре находящихся в
космосе галактик. Они считают, что там, в ядрах галактик,
действует неизмеримая сила, которая удерживает звезды галактики
на своих местах. Эта сила называется черной дырой, это
теоретическая конструкция, которая кажется наиболее разумным
объяснением того, почему звезды не улетают прочь под
воздействием центробежных сил.
Современные люди обнаружили при помощи научных
исследований, что существует связующая сила, которая удерживает
вместе элементы атома. Кроме этого, компоненты и части живых
клеток удерживаются вместе при помощи подобной силы, которая,
похоже заставляет их объединяться в твердые и специфические
сплетения и органы. Дон Хуан говорил, что жившие в древней
Мексике маги, знали, что люди, если рассматривать их как набор
энергетических полей, удерживаются вместе не энергетической
оболочкой или энергетическими связками, а особой вибрацией,
которая придает всему жизнь и удерживает на своем месте,
существует некоторая энергия, некоторая вибрирующая сила,
которая сцепляет эти энергетические поля в один энергетический
элемент.
Дон Хуан объяснил, что эти маги при помощи своей
дисциплины и своих практик, стали способны обращаться с этой
вибрирующей силой с того момента, как они полностью осознали
ее. Они приобрели такой опыт в обращении с этой силой, что их
действия стали легендами, мифологическими событиями, известными
теперь только как сказки. Например, однажды дон Хуан рассказал
мне, что древние маги могли полностью растворять свое
физическое тело, просто помещая свое полное сознание и
намерение в эту силу.
Дон Хуан говорил, что несмотря на то, что они в случае
необходимости могли просочиться в игольное ушко, они никогда не
были полностью удовлетворены результатами своего маневра по
растворению тела. Причина их недовольства была в том, что если
их масса растворялась, то они не могли действовать. Они
столкнулись с тем, что они должны были оставаться свидетелями
событий, в которых они не могли участвовать. Последовавшее из
этого разочарование, как результат неспособности действовать,
привело их по словам дона Хуана к тому, что стало их проклятием
и слабостью. Они стали одержимы тем, чтобы раскрыть природу
этой силы, эта одержимость была обусловлена их конкретностью,
из за которой они возжелали добиться контроля над этой силой и
удержать ее. Находясь в призрачном состоянии, будучи лишенными
массы, они горячо желали сражаться, что по словам дона Хуана,
не могло у них получиться. Практикующие наших дней, наследники
культуры магов древности, выяснили, что относительно этой
вибрирующей силы нельзя принимать конкретную позицию и
стремиться ее использовать, и что остается одна разумная
альтернатива: осознать эту силу и не извлекать из этого ничего,
кроме изящества и благополучия, которое приносит знание.
Дон Хуан привел только один пример правильного
использования этой вибрирующей и связующей все силы, при ее
помощи маги могут сгорать изнутри, когда для них приходит время
покидать этот мир. Дон Хуан говорил, что маги делают это очень
просто - они помещают все свое осознание на связующую силу и
выражают намерение сгореть и уходят прочь, словно дуновение
ветра.
Шаманы древней Мексики с самого начала относились к
магическим движениям как к чему-то уникальному и никогда не
использовали их как последовательность упражнений, для развития
мускулатуры или подвижности. Дон Хуан говорил, что они
рассматривали их как магические пассы с самого момента их
создания. Он объяснял слово "магический" как едва уловимое
изменение, которого практикующие ждали от них: эфемерное
качество, которое эти движения привносили в их физическое и
ментальное состояния, что то наподобие сияния или света в
глазах. Он называл это неуловимое изменение "прикосновением
духа": словно посредством этих движений, практикующие
восстанавливали обычно не используемую связь с жизненной силой,
которая их поддерживала. Он также объяснял, что эти движения
назывались магическими пассами, потому что при помощи их
практики, маги переходили, в терминах восприятия, в другое
состояние бытия, в котором они могли воспринимать мир
неописуемым образом.
- Из-за этого качества, по причине этой магии, - однажды
сказал мне дон Хуан, - эти движения должны практиковаться не
как упражнения, а как способ привлечения силы. -
- Могут ли они использоваться просто как физические
упражнения, хотя они и никогда для этого не использовались? -
спросил я. Я добросовестно практиковал движения, которым меня
обучил дон Хуан, и чувствовал себя невероятно хорошо. Этого
ощущения благополучия мне было вполне достаточно.
- Ты можешь практиковать их так, как ты хочешь, - ответил
дон Хуан. - Магические движения повышают осознание, вне
зависимости от того, как ты делаешь их. Самым верным было бы
принять их такими каковы они есть - это магические движения,
которые, приводят к тому, что если их практиковать, то

<< Пред. стр.

страница 190
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign