LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

- Мне свойственна склонность к безумию, - сказал я. - Ведь то, что я
делаю, - бессмысленно.
В действительности это имеет смысл. Неорганические существа
по-прежнему водят тебя за собой, как рыбу, попавшую на крючок, - сказал
он. - Они время от времени подбрасывают тебе дешевую приманку, чтобы ты
следовал за ними. Но они не обучают тебя тому, как двигаться в
энергетическом теле.
- Почему ты думаешь, что не обучают?
- Потому что если твое энергетическое тело научится двигаться
независимо от них, ты будешь далеко за пределами их досягаемости.
Преждевременным было бы с их стороны считать, что ты свободен от них. Ты
относительно свободен, но все же еще не полностью. Они продолжают
управлять твоим осознанием.
Я почувствовал холодок у себя на спине. Он задел мое больное место.
- Скажи мне, что делать, дон Хуан, и я сделаю это, - сказал я.
- Будь безупречным. Я говорил тебе это уже двадцать раз. Быть
безупречным - означает раз и навсегда выяснить для себя, чего ты хочешь в
жизни, и тем самым поддержать свою решимость достигнуть этого. А потом
делать все от тебя зависящее и даже больше для того, чтобы воплотить в
жизнь свое стремление. Если ты не решился ни на что, ты просто-напросто в
суматохе играешь с жизнью в рулетку.
Дон Хуан завершил наш разговор, призвав меня хорошенько обдумать то,
что он сказал.
При первой же возможности я испытал указания дона Хуана относительно
того, как двигаться в энергетическом теле. Когда я снова оказался в
состоянии увидеть себя спящим, вместо того, чтобы подойти к телу, я просто
переместился ближе к кровати. Мгновенно я оказался так близко, что едва не
касался своего тела. Я видел свое лицо. Я даже видел все поры на своей
коже. Я не могу сказать, что мне понравилось то, что я видел. Мое видение
собственного тела было слишком подробным, чтобы представлять эстетический
интерес. Затем что-то, напоминающее ветер, ворвалось в комнату и полностью
перемешало предметы, устранив все из поля зрения.
В своих предыдущих снах я полностью утвердился во мнении, что
энергетическое тело движется только скользя или пари. Я обсудил это с
доном Хуаном. Он, казалось, был необычайно удовлетворен тем, чего я
достиг, что очень удивило меня. Я привык к его прохладной реакции на все,
чего я добивался в своей практике сновидения.
- Твое энергетическое тело привыкло двигаться только если что-нибудь
тянет его, - сказал он. - Неорганические существа таскали твое тело
туда-сюда, и до этого времени ты никогда не двигался сам, по своей воле.
Кажется, ты не очень многого достиг, если движешься так, как это у тебя
получается. Однако я хочу сказать тебе, что я серьезно рассматриваю
возможность прекращения твоих занятий. Я уверен, что в течение некоторого
времени ты не сможешь научиться самостоятельному перемещению.
- Ты рассматриваешь возможность прекращения моей практики сновидения
потому, что я работаю слишком медленно?
- Ты не работаешь медленно. Маг никогда не перестает обучаться
владеть своим энергетическим телом. Я собираюсь прекратить твою практику
потому, что у меня мало времени. Есть другие задачи, более важные, чем
сновидение, на решение которых ты должен использовать свою энергию.
- Теперь, когда я уже научился двигаться по своей воле в
энергетическом теле, что еще я должен делать, дон Хуан?

Продолжай двигаться. Перемещение в энергетическом теле открыло для
тебя новую область, новое поле для необычайных исследований.
Он настаивал на том, чтобы я изобрел еще один способ убедиться в
истинности своих снов; это требование не казалось теперь таким странным.
Как тогда, когда он говорил об этом в первый раз.
- Как ты знаешь, следовать за лазутчиком - это на самом деле задача
вторых врат сновидения, - объяснял он. - Это очень серьезное занятие, но
не настолько серьезное, как развитие энергетическом тела и перемещение в
нем. Поэтому ты должен научиться определять, что ты видишь себя спящим.
Твои новые необычайные исследования всецело зависят от твоей способности
на самом деле видеть себя спящим.
После длительных размышлений и сомнений я поверил в то, что придумал
хороший способ. Идея этого надежного средства узнать, сплю я или нет,
пришла ко мне, когда я вспомнил свою разорванную футболку. Я начал с
предположения, что если я действительно вижу себя спящим, то я должен
заметить, что на мне та же одежда, в которой я уснул, одежда, которую я
решил полностью менять каждые четыре дня. Я был уверен, что у меня не
возникнет трудностей с тем, чтобы помнить во сне, во что я был одет, когда
ложился в постель; навыки, которые я приобрел в процессе своей практики,
убеждали меня, что я способен сохранять в уме такие вещи и вспоминать их
во сне.
Я приложил все усилия, чтобы следовать этому способу проверки, но
результаты оказались не столь удачными, как я предполагал. Мне не хватало
контроля над своим вниманием в сновидении и я не мог достаточно ясно
помнить детали моей ночной одежды. И все же что-то другое несомненно
работало; каким-то образом я всегда знал, был ли мой сон обычным сном, или
нет. Уникальной особенностью этих снов, которые не были просто обычными
снами, было то, что мое сознание наблюдало мое тело, которое спало на
кровати.
Примечательной чертой этих снов была моя комната. Она никогда не была
похожа на мою комнату в обычном мире, но напоминала огромный пустой зал с
кроватью в одном углу. Я, как правило, парил на некотором расстоянии сбоку
от кровати, где лежало мое тело. В тот момент, когда я приближался к нему,
сила, напоминавшая ветер, постоянно заставляла меня зависать над ним, как
колибри. Иногда комната исчезала; пропадая по частям до тех пор, пока не
оставалось только мое тело и кровать. Иногда я переживал полную потерю
способности прилагать волевые усилия. Тогда казалось, что мое внимание в
сновидении работает независимо от меня. Оно либо оказывалось полностью
поглощенным первой попавшейся вещью в комнате, либо было не в состоянии
решить, что делать. В последнем случае я ощущал, что беспомощно плаваю,
переходя вниманием от вещи к вещи.
Голос эмиссара в сновидении объяснил мне однажды, что все элементы
снов, которые не являются обычными снами, на самом деле были
энергетическими образованиями, отличными от известных нам в привычном
мире. Голос эмиссара указал, например, что стены были жидкими. Затем он
предложил мне проскочить сквозь одну из них.
Не раздумывая дважды, я нырнул в стену, как будто я ныряю в большое
озеро. Мне не показалось, что стена напоминает воду, и то, что я
чувствовал, не соответствовало также физическому ощущению, которое
переживает тело, погружаясь в воду. Это скорее напоминало знание о том,
что я ныряю, и видимость прохождения сквозь жидкую среду. Я входил головой
вперед во что-то, что расступалось передо мной, как вода по мере того, как
я продолжал двигаться вглубь.
Ощущение, что я ныряю головой вперед, было таким реальным, что я
начал гадать, как глубоко или как далеко я могу нырнуть. С моей точки
зрения, я проживал там целую вечность. Я видел облака и скалоподобные
образования материи, разбросанные в толще водянистой субстанции. Там
попадались сияющие геометрические объекты, напоминающие кристаллы, и
шарики ярчайших оттенков всех цветов, которые я когда-ибо видел. Были
также зоны ослепительного света и области кромешной тьмы. Все проходило
мимо меня, медленно или на большой скорости. Мне казалось, что я вижу
космос. В тот момент, когда я подумал об этом, моя скорость возросла так
сильно, что все слилось, и внезапно я обнаружил, что проснулся и лежу,
упираясь носом в стену своей комнаты.
Какой-то скрытый страх вынудил меня проконсультироваться с доном
Хуаном. Он слушал меня, цепляясь к каждому слову.
- Теперь ты должен сделать какой-то решительный маневр, - сказал он.
- Эмиссар в сновидении не должен вмешиваться в твою практику. Или, лучше
сказать, что ты не должен ни при каких условиях позволять ему делать это.
- Как мне остановить его?
Сделай простой, но крутой маневр. Войдя в сновидение, громко заяви,
что ты не желаешь больше иметь эмиссара в сновидении.
- Значит ли это, дон Хуан, что я никогда больше не увижу его снова?
- Конечно. Ты избавишься от него навсегда.
- Но целесообразно ли избавляться от него навсегда?
- Со всей определенностью говорю, что сейчас это целесообразно.
Этими словами дон Хуан вселил в меня очень болезненное сомнение. Я не
хотел прекращать свои отношения с эмиссаром, но в то же время мне хотелось
следовать совету дона Хуана. Он заметил мои колебания.
- Я знаю, что это очень сложная задача, - согласился он. - Но если ты
не сделаешь этого, неорганические существа будут всегда держать тебя на
поводу. Если хочешь избежать этого, - сделай то, что я сказал, и сделай
это сразу же.
Когда в течение своего следующего занятия сновидением я приготовился
выразить свое намерение, голос эмиссара прервал меня. Он сказал:
- Если ты воздержишься от своего требования, я обещаю тебе никогда не
вмешиваться в твою практику сновидения и разговаривать с тобой только
тогда, когда ты будешь обращаться ко мне с вопросами.
Я сразу же принял это предложение и искренне чувствовал, что это
хороший договор. Я даже почувствовал облегчение от того, что все
обернулось таким образом. Однако я боялся, что дону Хуану это не
понравится.
- Это был хороший маневр, - заметил он и засмеялся. - Ты был
искренним; ты действительно собирался выразить свое требование. Быть
искренним - вот все, что от тебя требовалось. По существу, у тебя не было
никакой необходимости устранять эмиссара. От тебя требовалось только
пожелать поставить его на место, чтобы он предложил удобный для тебя выход
из сложившейся ситуации. Я уверен, что эмиссар не будет больше соваться не
в свое дело.
Он был прав. Я продолжал свою практику сновидения без вмешательства
со стороны эмиссара. Замечательным следствием этого было то, что я начал
видеть сны, в которых комната, в которой я спал, была такой, как в обычном
мире, с одним лишь отличием: во сне комната была всегда так перекошена,
так искажена, что выглядела как огромное полотно кубиста; тупые и острые
углы заменяли обычные прямые там, где пересекались стены, потолок и пол. В
моей кривобокой ком-нате каждая реальная деталь интерьера превращалась в
удивительно абсурдную и нелепую благодаря косым лучам острых и тупых
углов; например, изощренный узор линий на паркете, выцветшие пятна на
покрашенной стене или отпечатки грязных пальцев на краю двери.
В этих сновидениях я неизбежно терялся в водянистых вселенных,
состоящих из предметов, искаженных кривизной. Во всей моей практике
сновидения я постоянно погружался в детали предметов, потому что их
изобилие в моей комнате было неописуемым, а их притяжение таким сильным,
что я не мог устоять.
При первой же возможности я посетил дона Хуана, расспрашивая его о
своем состоянии.
- Я не могу преодолеть своей комнаты, - сказал я ему после
длительного описания своей практики сновидения.
- Откуда ты взял, что ты должен преодолевать ее? - спросил он,
ухмыльнувшись.
- Я чувствую, что я должен выйти за пределы комнаты, дон Хуан.
- Но ты уже движешься за пределами комнаты. Возможно, тебе следует
спросить себя, не запутался ли ты снова в интерпретациях. Что, по твоему
мнению, означает движение в этом случае?
Я сказал ему, что сон о том, как я вышел из своей комнаты на улицу,
не дает мне покоя ни на миг, и я ощущаю сильную необходимость сделать это
снова.
- Но ведь ты делаешь более значительные вещи, чем это, -
запротестовал он. - Ты посещаешь невероятные миры. Чего еще ты хочешь?
Я пытался объяснить ему, что прямо-таки физически страдаю от
побуждения вырваться из ловушки многочисленных деталей. Меня больше всего
расстраивало мое неумение освободиться от того, что овладевало моим
вниманием. Ощущение почти полной неспособности проявлять волю в сновидении
было для меня результатом всех моих стараний.
Последовала продолжительная тишина. Я хотел больше услышать о ловушке
погружения в детали. В конце концов он все же предупредил меня об
опасности, связанной с этой ловушкой.
- У тебя неплохо получается, - сказал он в заключение. Ведь у
сновидящих много времени уходит на то, чтобы усовершенствовать свое
энергетическое тело. В случае с тобой под угрозой находится именно это -
совершенствование твоего энергетического тела.
Дон Хуан объяснил причину, по которой мое энергетическое тело было
вынуждено детально изучать подробности и оказывалось безнадежно запутанным
в них. Это происходило из-за неопытности, несовершенства энергетического
тела. Он сказал, что маг зачастую проводит целую жизнь, предоставляя
возможность своему энергетическому телу впитать все доступное, и тем самым
укрепляет его.
До тех пор, пока энергетическое тело не достигнет полного развития и
зрелости, оно поглощено собой, - продолжал дон Хуан. - Оно не может
освободиться от навязчивого стремления проникнуть во все. И если ты
примешь это во внимание вместо того, чтобы воевать с ним, ты сможешь
протянуть ему руку помощи.
- Как мне сделать это, дон Хуан?
- Управляя его поведением или, иными словами, пользуясь сталкингом.
Он объяснил, что все связанное с энергетическим телом, зависит от
положения точки сборки, а сновидение подразумевает не что иное, как ее
смешение. Поэтому сталкинг означает способность заставить точку сборки
находиться именно в том положении, где энергетическое тело может быть
укреплено и доведено до совершенства.
Дон Хуан считал, что маги считают оптимальным такое положение точки
сборки, при котором энергетическое тело может двигаться независимо.
Следующий шаг состоит в сталкинге энергетического тела, то есть в
фиксировании его в этом положении с целью сделать его совершенным. Он
объяснил, что по сути этот процесс очень прост. Нужно использовать свое
намерение для сталкинга энергетического тела.
Он замолчал, и мы выжидающе посмотрели друг на друга. Я ожидал, что
он скажет больше, а он ожидал, что я подтвержу, что понял его слова. Но я
не понимал.
- Дай возможность своему энергетическому телу достичь оптимального
положения в сновидении, - объяснил он. - Затем используй намерение своего
энергетического тела оставаться в том же положении, - это и будет твой
сталкинг.
Он сделал паузу, глазами побуждая меня внимательно рассмотреть свое
утверждение.
- Намерение - это тайна, но ты уже знаешь это, - сказал он. - При
помощи намерения маг смещает свою точку сборки, фиксирует ее он также с
помощью намерения. Намерение постигают, используя его.
У меня снова появились неизбежные в этой ситуации нелепые сомнения
относительно своей способности быть магом. Но в то же время я был
совершенно уверен, что каким-то образом мне удастся направить свое
намерение на фиксацию точки сборки в нужном месте. В прошлом я совершал
всевозможные удачные трюки с намерением, не имея понятия, как мне это
удавалось. Сам дон Хуан удивлялся моей способности или моему везению, и я
был уверен, что так случится и на этот раз. Но я грубо ошибался. Что бы я
ни делал и как долго я ни ждал, мне никак не удавалось фиксировать точку
сборки хоть где-нибудь, не говоря уже о нужном месте.
После месяцев упорных, но неудачных попыток я сдался.
- Знаешь, я на самом деле верил, что смогу сделать это, - сказал я
дону Хуану сразу же, как только вошел в его дом. - Боюсь, я сейчас страдаю
от своей самовлюбленности более, чем когда-либо.
- На самом деле это не так, - сказал он с улыбкой. - Случилось так,
что ты снова запутался в своем обычном неправильном понимании терминов. Ты
стремишься найти нужное место так, будто ищешь потерянные ключи от машины.
Затем ты хочешь привязать к нему свою точку сборки так, как завязывают
шнурки. Идеальное место для точки сборки, а также для ее фиксации - это
метафоры. Реальность не имеет ничего общего со словами, которые
ассоциируются у тебя с этими обозначениями.
Затем он попросил меня рассказать ему о том, что случилось со мной в
последний раз, когда я практиковал сновидение. Я сразу же упомянул, что
моя склонность быть поглощаемым деталями предметов существенно
уменьшилась. Я сказал, что это, возможно, произошло потому, что я был
вынужден постоянно перемещаться во сне. Таким образом, движение не давало
мне возможности остановиться для того, чтобы погрузиться в предметы,
которые я рассматривал. Когда же я останавливался, то мог наблюдать

процесс своего поглощения деталями. Я пришел к выводу, что неодушевленная
материя в действительности обладает парализующей силой, которую я выдел
как луч тусклого света, приковывающий мое внимание. Например, много раз
было так, что небольшая царапина на стене или узор древесных волокон на
паркетном полу в моей ком-нате излучал поток света, который завладевал
мной. С того момента, как мое внимание в сновидении сосредоточивалось на
этом свете, все сновидение начинало вращаться вокруг одной этой
незначительной детали. Я видел, как ее размер увеличивался едва ли не до
космических масштабов. Такое рассматривание обычно продолжалось, пока я не
просыпался, оказавшись, как правило прижатым носом к стене или к
деревянному полу. Мои наблюдения показывали, что, во-первых, я наблюдал
детали из реального мира, и, во-вторых, казалось, что я созерцал их,
находясь во сне.
Дон Хуан улыбнулся и сказал:
- Ты понял это все потому, что формирование твоего энергетического
тела закончилось тогда, когда ты начал двигаться сам. Я не говорил тебе об
этом прямо, но намекал на это. Я хотел увидеть, сможешь ли ты обнаружить
это сам, что ты, конечно же, и сделал.
Я не имел представления, что он имеет в виду. Дон Хуан сверлил меня
взглядом, как обычно, критически изучая то одну, то другую часть моего
тела.
- Что именно я обнаружил сам, дон Хуан? - вынужден был спросить я.
- Ты обнаружил, что формирование твоего энергетического тела
закончилось, - ответил он.
- Я не обнаруживал ничего подобного, уверяю тебя.
- Нет, ты сделал это. Это началось раньше, когда ты не мог подыскать
способа установить реальность своих слов, но затем что-то в тебе начало
работать, показывая тебе, обычный это сон или нет. Это что-то и было твоим
энергетическим телом. Сейчас ты отчаиваешься, что не можешь найти
идеального места для фиксации своей точки сборки. Но я говорю тебе, что ты
уже нашел его. Доказательством может служить тот факт, что, двигаясь
везде, твое энергетическое тело прекращает попадать под влияние деталей.
Я был ошарашен. Я не мог даже задать ни одного из своих жалких
вопросов.
- За этим последует то, что называют жемчужиной магов, - продолжал
дон Хуан. - Ты будешь практиковать видение энергии в сновидении. Ты
справился с заданием третьих ворот сновидения: научиться свободно
перемещать энергетическое тело. Теперь ты будешь работать над настоящей
задачей: видением энергии с помощью своего энергетического тела.
- Ты уже видел энергию раньше, - говорил он, - на самом деле, много
раз. Но каждый раз до сих пор твое видение было случайным. Теперь ты
будешь заниматься этим целенаправленно.
- Из повседневного опыта сновидящие знают, - продолжал он, - что если
энергетическое тело сформировано, человек видит энергию каждый раз, когда
он рассматривает какой-нибудь предмет реального мира. Если же он видит
энергию предмета во сне, - он тем самым может узнать, что находится в
реальном мире, каким бы искаженным ни казался мир для его внимания в
сновидении. Если же он не может видеть энергию предметов, - это обычный
сон, а не реальный мир.
- Что такое реальный мир, дон Хуан?

- Это мир, порождающий энергию; он представляет собой
противоположность призрачного мира иллюзии, где ничто не порождает
энергию, как бывает в большинстве наших снов, заполненных вещами без
энергетического потенциала.
Затем дон Хуан дал мне еще одно определение: сновидение - это
процесс, в котором сновидящий обнаруживает определенные свидетельства
существования вещей, рождающих энергию. Должно быть, он заметил мое
замешательство. Он засмеялся и дал мне еще одно, еще более витиеватое
определение: сновидение - это процесс, с помощью которого мы намереваемся
найти адекватное положение точки сборки, дающее нам возможность замечать в
состоянии сновидения предметы, порождающие энергию.
Он объяснил, что энергетическое тело способно также увидеть энергию,
существенно отличную от энергии нашего обычного мира. Так происходит в
случае предметов, наблюдаемых в мире неорганических существ, где
энергетическое тело замечает шипящую энергию. Он добавил, что в нашем мире
ничто не шипит; здесь все мерцает.
- Начиная с этого времени, - сказал он, - задачей твоей практики
сновидения будет определение того, принадлежат ли предметы, на которых
сконцентрировано твое внимание в сновидении, к порождающим энергию, к
обычным иллюзорным видениям или порождающим отрицательную энергию.
Дон Хуан сказал, что надеялся, что я сам предложу идею видения
энергии как способа определить, наблюдаю ли я в обычном или в необычном
сне свое настоящее тело. Он посмеялся над моими изощренными попытками
определять это, надевая каждые четыре дня другую ночную одежду. Он сказал,
что у меня с самого начала была под рукой вся информация, необходимая для
того, чтобы справиться с задачей третьих врат сновидения и предложить
правильный способ определения своего местонахождения. Но моя склонность
находить все окольным путем вынудила меня искать сложные решения там, где
все просто и непосредственно ясно для мага.



9. НОВАЯ ОБЛАСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Дон Хуан сказал мне, что для того, чтобы видеть в сновидении, я
должен не только намереваться видеть, но и выражать мое намерение в словах
громким голосом. По причине, которую он отказался объяснить, он настаивал
на том, что мы должны высказывать свое намерение громко и отчетливо. Он
признал, что существуют и другие пути достигнуть того же результата, но
при этом заметил, что выразить свое намерение вслух - это простейший и
самый прямой способ.
Я впервые выразил словами свое намерение видеть, когда посетил в
сновидении рынок вблизи церкви. Там было такое обилие всевозможных вещей,
что я никак не мог решить, на какую из них обратить свое внимание.
Огромная, бросающаяся в глаза ваза в углу невольно определила мой выбор. Я
пристально взглянул на нее, выражая вслух свое намерение видеть. Ваза
оставалась в поле зрения еще один миг, а затем превратилась в нечто иное.
В этом сновидении я рассмотрел множество всевозможных предметов. Каждый
раз после того, как я выражал вслух свое намерение видеть, выбранный мною
для созерцания предмет исчезал или превращался в еще что-нибудь.
Такие вещи уже не раз происходили в моей практике сновидения и
раньше. В конце концов мое внимание в этом сновидении истощилось, и я
проснулся, чувствуя себя ужасно раздраженным, почти сердитым.
На протяжении нескольких месяцев я внимательно рассматривал в своих
сновидениях сотни предметов, сознательно декларируя свое намерение видеть,
- но ничего не происходило. Когда мне надоело ждать результата, я
обратился с вопросом к дону Хуану.
- Прояви терпение. Ты обучаешься удивительным вещам, - заметил он. -
Ты учишься намереваться видеть в сновидении. Придет время, когда тебе уже
больше не нужно будет выражать вслух свое намерение; достаточно будет лишь
молча пожелать этого.
- Мне кажется, я должен понять смысл того, что я делаю, - сказал я. -
Ведь когда я выкрикиваю свое намерение видеть, ничего не происходит. Что
это значит?
- Это значит, что твои сны до сих пор были обычными снами; в них ты
встречался с иллюзорными проекциями, образами, которые существуют только в
твоем внимании сновидения.
Он хотел точно знать, что происходило с объектами, на которых я
фиксировал взгляд. Я сказал, что они исчезали, изменяли очертания или даже
порождали завихрения, которые в конце концов разрушали мое сновидение.
- Но я уже сталкивался раньше с чем-то подобным в своей практике
сновидения, - сказал я. - Единственное заметное отличие теперь в том, что
я учусь вопить во сне во весь голос.
Мои последние слова вызвали у дона Хуана настоящий припадок утробного
смеха, который привел меня в замешательство. Я не мог понять, что такого
смешного сказал и почему он так среагировал на это.
- Когда-нибудь ты оценишь, как это все забавно, - сказал он в ответ
на мой молчаливый протест. - А пока не сдавайся и не падай духом.
Продолжай свои попытки. Рано или поздно ты добьешься своего. Как всегда,
он был прав. Через несколько месяцев я сорвал-таки банк. Мне приснился
самый необычный сон. Начался он с появления лазутчика из мира
неорганических существ. Лазутчики, также, как эмиссары из сновидений, в
течение последнего времени как-то странно исчезли из моих снов. Я не
скучал по ним и не анализировал причин их исчезновения. На самом деле мне
это было уже совершенно не нужно, и я даже забыл спросить дона Хуана об их
отсутствии.
В этом сне лазутчик был в начале огромным желтым топазом, который я
нашел за задней стенкой выдвижного ящика стола. В тот момент, когда я
выразил свое намерение видеть, топаз превратился в пузырек шипящей
энергии. Я испугался, что буду вынужден последовать за ним, и по этому
перевел взгляд с лазутчика на аквариум с тропическими рыбками. Я выразил

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 213)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign