LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

197
стями по знаковому воспроизведению богатства мира, своего собственного в том числе.
Три концепции истины
Истина — одна из центральных философем теории познания. Что такое истина?
В современной философии особенно отчетливо вы­деляются три концепции истины: соответствия, коге­рентности и прагматичности. Рассмотрим их.
Согласно концепции соответствия, истинными являются высказывания (а вслед за ними также чув­ства, мысли, интерпретации), которые соответству­ют действительности. Высказывание «снег бел» истин­но, если снег действительно бел; высказывание «снег бел» ложно, если снег на самом деле не бел. При этом мы должны объяснить, что значит «снег бел». Объяс­нить надо таким образом, чтобы даже дальтоник мог проверить, например приборами, бел снег или нет.
Выходит, что установление истины или заблуж­дения требует интерпретации. Отдельные суждения приобретают смысл лишь в системе суждений. Там, где в ходу многозвенные логические конструкции, прихо­дится учитывать последовательность, системность суж­дений. В этой связи говорят о когерентной концепции истины. Под когерентностью понимают сцепление и непротиворечивость высказываний. Концепция ко­герентности истины не отменяет, а обогащает концеп­цию соответствия.
Концепция, в которой критерием истинности вы­ступает практика, называется прагматической кон­цепцией истины (греческое слово прагма означает де-
198

Абсолютное заблуждение
Относительное заблуждение/относи­тельная истина
Абсолютная истина


ло, действие). Смысл новой концепции истины очень прост: надо на деле, в действии проверять суждения на истинность и ложность, не ограничивать себя всего лишь теоретическими рассуждениями.
Представляется весьма верным утверждение амери­канского философа Н. Решера, согласно которому три концепции истины не отменяют, а дополняют друг друга. Поэтому надо учитывать все три концепции ис­тины. Но это, естественно, не означает их равнознач­ность во всех случаях жизни. Для математика на пер­вом месте стоит когерентная концепция истины. Ему важно, чтобы его суждения гармонировали друг с дру­гом. Для физика очень важно, чтобы его суждения вме­сте с их математической формулировкой соответство­вали миру физических явлений. Значит, он особенно часто будет обращаться к концепции соответствия. Для техника большое значение имеет практика; надо полагать, что в центре его внимания будет постоянно прагматическая концепция истины.
Шкала Истинности
Все в мире имеет свои количественные градации. Не является исключением и истина. Наши знания, информация как совокупность сведений постоянно воз­растают. По мере развития процесса познания стано-
199
вится известным ранее неведомое. Введем шкалу истин­ности — от крайне левой точки, соответствующей аб­солютному заблуждению, до крайне правой точки, со­ответствующей абсолютной истине. Рост знания, означает, что человечество перемещается по шкале ис­тинности слева направо (противоположностью истины является заблуждение; ложь — это преднамеренное ис­кажение истины).
Теории сменяют друг друга, именно на их основе мы интерпретируем понятие истины. Значит, приходится при­знать, что в очередной раз абсолютная истина оказалась недостижимой. А ведь в условиях господства прежней теории казалось, что абсолютная истина уже достигнута. Ни в малом, ни в большом дух наш не сталкивает­ся с абсолютной границей, везде он находится в пути.
Обзор: как искали истину
Чтобы раздвинуть горизонты нашего понимания про­блемы истины, рассмотрим различные интерпретации этой проблемы.
• В античности изобрели концепцию соответствия. Истину видели в том, что существующие вещи интер­претировались как проявления идеи (по Платону) или формы (по Аристотелю).
• В средневековой христианской философии исти­ну видели в Боге, в его откровении.
• В Новое время в качестве истинного знания рас­сматривали сведения, содержащиеся в чувствах (Бэкон, Локк), а также в ясных идеях (Декарт, Лейбниц).
• В XX веке аналитики (неопозитивисты) вначале придерживались концепции соответствия. А именно,
200
выясняли соответствие суждений и умозаключений действительному положению дел, фактам. Затем ста­ли много говорить о взаимосогласовании суждений (Карнап), т.е. концепция соответствия была дополне­на когерентной концепцией истины. Наконец, часть ана­литиков, сторонников определения значения слова как его употребления (по Витгенштейну) фактически раз­вивают прагматическую концепцию истины. Из со­временных философов именно аналитики занимаются проблемой истины наиболее обстоятельно.
• Феноменологи из исходных чувственных впечат­лений конструируют эйдосы и понятия, а затем оцени­вают внешний мир на их основе. Прагматическую кон­цепцию истины они почти не используют.
• Герменевтики считают истиной удачный кон­такт вещи с человеком, вещь открывается, и происхо­дит слияние горизонтов вещи и человека. Аналитики приписывают признак истинности суждениям, герме­невтики самим вещам (сравните: истинный друг),
• Постмодернисты относятся к проблеме истины без почтения. Любой текст имеет у них много смыслов, а смысл понимается как чувства, значение внешнего ми­ра в качестве критерия истины фактически опроверга­ется.
Вчувствование. Объяснение. Понимание
Мир познаваем в силу его взаимосвязи с человеком и обладания человеком уникальными способностями. Человек оперирует чувствами, мыслями, совершает поступки, действует. Человек познает мир благодаря вчувствованию, объяснению, пониманию. Уже вчувст-
201
вование дает человеку обширную информацию: о хо­лодном, горячем, свежем, остром, тупом. Даже в обще­нии с другим человеком полезно вчувствоваться в его ситуацию, представить себя на его месте.
Объяснение — это наращивание сведений о чем-ли­бо на основе мыслей. Очень часто используется дедук­тивное объяснение: факты оцениваются с позиций за­конов теории. Когда студент решает задачу по физике, электротехнике, химии, от него требуют чтобы он под­вел переменные под закон. Это и есть объяснение.
Понимание относится не к чувствам и мыслям, а к практике, оно представляет собой интерпретацию на основе ценностей поступков людей.
9.2. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ
Что такое наука?
Наука — это деятельность человека по выработ­ке, систематизации и проверке знаний. Научным яв­ляется не всякое знание, а лишь хорошо проверенное и обоснованное.
Наука зародилась в древности, гении Аристотеля, Архимеда, Евклида тому свидетельство. Но длительное время научное знание находилось в зачаточном состо­янии, к тому же даже в этом состоянии оно было до­ступно немногим. Ситуация изменилась в XVI-XVII вв. Именно в Новое время наука становится широко рас­пространенным явлением, появляется много образован­ных людей. Становление и развитие индустриального общества без науки невозможно.
Научное знание не отменяет обыденное знание, нужны оба. Знание становится научным тогда, когда
202
оно достигает некоторого, достаточно высокого уровня развития, порога научности.
В науке различают два уровня исследований — эмпирический и теоретический. Эмпирическое иссле­дование направлено непосредственно на изучаемый объект и реализуется посредством наблюдения и экс­перимента. Теоретическое исследование концентриру­ется вокруг универсальных законов и гипотез.
Эмпирический уровень научного познания
Наука начинается с непосредственных наблюде­ний отдельных событий, фактов, которые фиксиру­ются высказываниями. Эмпирическими высказыва­ниями являются, например, следующие суждения: «Этот камень падает к земле», «Вода в этой кастрюле при нагревании закипела», «Наша кошка родила пятерых котят». А вот выражение «Все тела, выпущен­ные из рук, падают на землю» уже не является эмпи­рическим, поскольку невозможно проверить в экспе­рименте поведение всех тел.
Для ученого очень важно обнаружить некоторую ре­гулярность, ибо обнаруженная регулярность позволя­ет объяснять и предсказывать явления. Например, врач-онколог обнаружил, что курящие чаще заболева­ют раком легких, чем некурящие. Отсюда он делает вы­вод: тот, кто курит, рискует заболеть раком легкого. Заядлому курильщику он посоветует меньше курить или вообще перестать курить. При анализе эмпирических фактов надо учитывать все обстоятельства. Древние гре­ки, веря своим глазам, считали, что тяжелые тела па­дают на землю с большей скоростью, чем легкие.
203
В XVII веке Галилей установил, что ускорение свобод­ного падения тел на землю (g=9,8м/с2) не зависит от их массы. Греки не знали, что воздушная среда иска­жает картину падения тел существеннейшим образом. Знания о явлениях уточняются благодаря измере­ниям, различного рода подсчетам. Одно дело знать яв­ление только качественно, другое — иметь количест­венные сведения. Без количественных данных невозможно построить, например, сколько-нибудь сложное техническое устройство.
Основа эмпирического исследования — экспери­мент (от лат. экспериментум — проба, опыт). Экспе­римент и есть испытание изучаемых явлений в контро­лируемых и управляемых условиях. Экспериментатор стремится выделить изучаемое явление в чистом виде, побочные обстоятельства должны быть устранены. Не­допустимо, например, и ясно почему, проводить хими­ческие эксперименты в грязных халатах. Упомянутое выше падение тел сначала изучают в безвоздушной сре­де, положим в трубе, из которой выкачан воздух, а за­тем уже в воздушной среде, регулируя давление воз­духа. При этом должно учитываться значение каждой составляющей эксперимента. В этой связи особое зна­чение имеют приборы.
Длительное время считалось, что особенности при­боров не влияют на изучаемые явления. Например, ка­ким бы термометром не измеряли температуру атмосфе­ры, водным или ртутным, получаем один и тот же результат. Однако эксперименты с элементарными ча­стицами показали, что поведение последних зависит от типа прибора. В итоге это сказывается на результатах эксперимента. Тем более неодинаково реагируют на условия эксперимента участвующие в нем животные и лю-
204
ди. Все это означает, что приходится широко варьиро­вать условия эксперимента, использовать различные при­борные возможности.
Среди методов эмпирического познания часто назы­вают наблюдение. Имеется в виду наблюдение не как этап любого эксперимента, а самостоятельный способ изуче­ния явлений. Так, астроном наблюдает за звездами, у него отсутствует возможность затащить их в лабора­торию. Соответственно наблюдение широко распростра­нено в биологических и социальных науках. Интерпретация наблюдаемых состояний в принципе не отличается от понимания результатов экспериментов. Наблюдение можно считать своеобразным экспериментом.
Интересной возможностью развития метода экспе­риментирования является так называемое модельное экс­периментирование. В этом случае экспериментируют не с оригиналом, а с его моделью, образцом, похожим на оригинал. Оригинал ведет себя не так чисто, образ­цово, как модель. Модель может иметь физическую, ма­тематическую, биологическую или иную природу. Важ­но, чтобы манипуляции с нею давали возможность переносить получаемые сведения на оригинал. В наши дни широко используется компьютерное моделирова­ние.
Модельное экспериментирование особенно уместно там, где изучаемый объект недоступен прямому экспе­рименту. Так, гидростроители не станут возводить плотину через бурную реку для того, чтобы с нею по­экспериментировать. Прежде чем возвести плотину, они произведут модельный эксперимент в родном институ­те (с «маленькой» плотиной и «маленькой» рекой).
Важнейшим экспериментальным методом являет­ся измерение, позволяющее получить количественные
205
данные. Измерение А и В предполагает: 1) установле­ние качественной одинаковости А и В; 2) введение единицы измерения (секунда, метр, килограмм, рубль, балл); 3) сопоставление А и В с показанием прибора, который обладает той же качественной характеристи­кой, что А и В; 4) считывание показаний прибора. В слу­чае измерения физических, химических, технических характеристик приборы являются вполне конкретным устройством. В случае же измерения социальных процессов дело обстоит сложнее. Мы это видели на приме­ре измерения ценностей. Показателен в этом отноше­нии товарно-денежный механизм. Товарам приписыва­ют цены в денежных единицах (рубль, доллар, франк), но нет прибора, который бы позволял измерить цену товара. Цена товара определяется на рынке, в процес­се экономической интерпретации. Без теории эксперимент слеп.
Теоретический вровень научного исследования
Теория — это совокупность обобщенных положений. Обобщения фиксируются в терминах, суждениях и умо­заключениях. Обобщения имеют дело со многими фак­тами, с учетом этого говорят о законах. Закон — это свя­зь между фактами и их обобщениями. Главные законы называются принципами. В эмпирическом законе при­водятся только факты. Например, «согласно опросам на­селения, каждый третий из опрошенных недоволен правительством. Было опрошено 1500 человек». Теоре­тический закон имеет дело только с обобщениями, по­нятиями. «Согласно закону Бойля—Мариотта, при не­изменной температуре произведение давления газа на
206
его объем является неизменяемой величиной, констан­той: PV= const; T= const». В указанном законе речь идет по крайней мере о пяти понятиях, а именно: газ, дав­ление газа, объем газа, температура газа, константа.
Строго говоря, эмпирические и теоретические зако­ны не имеют смысла один без другого, они взаимона­гружены. В нашем примере с опросом населения фак­тически тоже не обошлось без понятий, в частности использовалось понятие «быть недовольным прави­тельством». Всякое рассмотрение фактов содержит на­учный смысл, ибо они интерпретируются, т.е. подво­дятся под понятия и теоретические законы. Факты вроде бы сами «лезут в глаза». А как достигается че­ловеком теоретический уровень исследования?
В теории подмечается общее. В простейшем случае это выглядит так. Допустим, проводятся эксперименты с жидкостями. В процессе их устанавливается, что при нагревании жидкости расширяются. На основании это­го ученый делает вывод: «Видимо, жидкости при нагре­вании расширяются». Слово «видимо», как выясняет­ся, здесь весьма уместно, ибо вода при нормальном давлении при нагревании от 0 до 4 °С не расширяется, а сжимается («аномалия воды»). Чтобы объяснить ано­малию воды, придется учесть строение молекулы воды, состоящей из одного атома кислорода и двух атомов во­дорода, написать не только формулу Н2О, но и сложное математическое уравнение движения электронов атома воды и решить его. Прямо из эксперимента нельзя по­лучить математические уравнения с дифференциалами и интегралами. Они являются обобщениями.
Формой выделения общего являются также идеа­лизации. Так, понятие идеального газа фиксирует оди­наковость газов. Во многих случаях тела можно, счи-
207
тать материальными точками. Это значит, что все они одинаковы и именно поэтому используется идеализа­ция материальной точки.
Итак, в целом ход научного исследования можно пред­ставить следующим образом: 1) факты фиксируются; 2) факты определенным образом интерпретируются; 3) ин­терпретация приводит к выработке понятий, законов, идеализации; 4) законы предполагаются гипотезами; 5) из гипотез с помощью правил дедукции, т.е. двигаясь от общего к частному, выводят следствия; 6) следствия со­поставляются с фактами; 7) если следствия теории со­гласуются с фактами, то признается действенность те­ории, в противном случае она ставится под сомнение.
Методы научного познания
Метод научного познания — это те приемы и опе­рации, которые используются в науке, а именно: на­блюдение, эксперимент, измерение, моделирование, различного рода сравнения, классификации, рассуж­дения по аналогии, выдвижение гипотез, использова­ние теорий, анализ (разложение на части) и синтез (вос­произведение целого), индукция (восхождение в мысли от частного к общему) и дедукция (движение мысли от общего к частному).
• Рассмотрим более детально три основных теоре­тических метода. При аксиоматическом методе науч­ная теория строится в виде аксиом и правил вывода, позволяющих путем дедукции получить теоремы дан­ной теории. Аксиома — это положение, принимаемое без логического доказательства и не могущее быть оп­ровергнуто на основе эмпирических фактов. В рамках
208
евклидовой геометрии через две точки на плоскости мож­но провести одну и только одну прямую линию (дей­ствительно ли дело обстоит именно таким образом, проверить нельзя). Аксиомы не должны противоре­чить друг другу. Аксиоматический метод широко ис­пользуется в логике и математике. Он напрочь исклю­чает какие-либо противоречия. Но как показал К. Гёдель, непротиворечивость теории, построенной на аксиомах, нельзя доказать в этой теории. Значит прин­цип непротиворечивости рассуждений имеет более ши­рокий, чем сугубо логико-математический, характер. Непротиворечивость — принцип всякого теоретическо­го знания, и его правомерность определяется сопостав­лением теории с практикой.
• В науках, обладающих не только теоретическим, но и экспериментальным уровнем исследования, иде­альным является гипотетико-дедуктивный метод. На место аксиом ставятся гипотезы. Гипотеза, по оп­ределению, есть знание, которое может быть опроверг­нуто сопоставлением с экспериментальными фактами. Гипотетико-дедуктивный метод используется широко в физике, электротехнике, радиотехнике, экономиче­ских науках. Как правило, гипотетико-дедуктивный ме­тод требует хорошей математической подготовки.
• Если гипотетико-дедуктивный метод оказывает­ся неприемлемым, то приходится обращаться к другим методам, назовем их описательными. Описание изучае­мых явлений может быть словесным, графическим, схема­тическим. Теперь мысль исследователя намного чаще, чем при гипотетико-дедуктивном методе, вынуждена об­ращаться непосредственно к данным эксперимента, ей реже удается обнаружить закономерные связи. Опи­сательные методы широко используются в биологии, ме-
209
дицине, психологии, социологии. Если описательные методы доводятся до уровня гипотетико-дедуктивного метода, то это всегда триумф. Возможно, однако, что для некоторых особенно сложных явлений описатель­ный метод является наиболее подходящим; сами явле­ния таковы, что они не подчиняются жестким требо­ваниям гипотетико-дедуктивного метода.
идеалы науки. этика ученого
Занятия наукой вырабатывают определенное цен­ностное отношение к миру. Превыше всего в науке це­нится истина и все, что к ней ведет, различного рода эмпирические и теоретические методы. Истина — это главная ценность ученого, но далеко не единственная. В сообществе ученых высоко ценятся непротиворечи­вость суждений, теоретическое и экспериментальное обос­нование достоверности знания, а также критическое отно­шение к догмам и всякого рода авторитетам, честность, порядочность, мужество в отстаивании своих воззрений.
Итак, наука как область человеческой деятельно­сти глубоко насыщена ценностными измерениями. Она не является ценностно-нейтральной.
Более спорным считается вопрос об этическом со­держании науки. Все согласны с тем, что ученый не мо­жет быть выключен из этических отношений, в част­ности отношений со своими коллегами, учениками. В научном сообществе считается недопустимым «спи­сывать» чужие результаты, выдавая их за свои (это на­зывается плагиатом).
В то же время есть немало ученых, которые счита­ют, что их дело исчерпывается добыванием истины. Мы, мол, ученые, а не этики. На это им возражают в том смыс-
210
ле, что ученые должны соизмерять свою активность с со­стоянием общества. Недопустимо, ссылаясь на свою научную специализацию, передавать в руки тех, в ком течет кровь холодного злодея, средства массового унич­тожения, манипулирования сознанием людей, бескон­трольного вмешательства в их дела. В этой связи обыч­но указывают на ядерное, биологическое и химическое оружие, на данные по манипуляции с генами животных и людей, на внесение в банки данных компьютеров чуть ли не исчерпывающих сведений о каждом члене общества.
В последние годы все большее число ученых скло­няется к тому, что науку неправильно считать ведом­ством всего лишь по добыче истины, ее следует вклю­чать, подчеркивали Н. Бор и В. Гейзенберг, в широкие общественные взаимосвязи. А это означает, что ученые берут на себя ответственность, если не полностью, то по крайней мере в существенной степени, за свои творения. Они становятся этиками. Ибо ответственность — это эти­ческая конструкция. Прежде чем создать что-либо, мо­гущее угрожать безопасности людей, следует сто раз по­думать, сверить свое мнение с другими. А приняв решение, не следует уходить от ответственности.
Подлинный ученый не стоит в стороне от этических, равно как и эстетических, ценностей. Он всецело при­нимает их достоинства. Для ученого истина — это знак добра (и красоты).
Обзор: Философия и наука
Взаимоотношения философии и науки имеют дли­тельную историю. В античности и средневековье их
211
почти не различали. Наука была развита по сравнению с теперешним ее состоянием весьма слабо. Еще толь­ко вырабатывались, в том числе и в философии, прин­ципы всестороннего как теоретического, так и экспе­риментального обоснования знания.
В Новое время, главным образом благодаря рабо­там Декарта и Гегеля, было введено представление об универсальной науке, каковой и считали философию; остальные науки выступали как части философии. Это спокойное согласие философии и науки продолжалось недолго. С одной стороны, в самой философской среде возникло движение против признания философии на­укой, поскольку, как считали некоторые (Шопенгау­эр, Ницше), она жизненней всякой науки, она есть искусство. С другой стороны, чувствовалось давление наук на философию. В рамках неопозитивизма (XX век) философия уже не считалась наукой, ибо у нее нет са­мостоятельной экспериментальной базы и она не зани­мается истиной.
В наши дни каждое из двух утверждений — «фи­лософия — это наука» и «философия не является на­укой» — имеет своих сторонников. Однако, как нам пред­ставляется, противостояние сторонников и противников признания философии наукой в настоящее время отнюдь не обязательно. И вот почему.
Во-первых, выяснено, что в науке содержатся фи­лософские положения. Правомерность этих положений определяется среди прочего и экспериментами. Вмес­те, например, с математикой философские положения также подвергаются проверке. Так, физическими экс­периментами подтверждается не только физика, но и математика, и философия, которая в ней содер­жится.
212
Во-вторых, философия только навредила бы себе, если бы она признала неприемлемыми требования обоснования достоверности философского знания. В фи­лософию нельзя допускать необоснованное знание — так считает большинство философов. Но это означает, что ценности науки являются вместе с тем и ценностями философии.
В-третьих, надо признать, что научный характер фи­лософии ни в коей мере не противоречит ее богатому эстетическому и этическому потенциалу. В науке, на­пример математике или физике, тоже присутствуют эс­тетические и этические ценности, но не в таком ярком виде, как в философии.
Философия имеет научное содержание, поэтому она является наукой. Но наряду с научным философия об­ладает также эстетическим и этическим содержа­нием.
Из четырех главных современных философских движений — аналитизма, феноменологии, герменевти­ки и постмодернизма — наиболее продуктивно фило­софией науки занимается аналитизм. Феноменологи раз­рабатывают общую теорию познания, ее влияние на современную науку пока еще не очень значительно. Что касается герменевтики и постмодернизма, то их вли­яние сказывается сколько-нибудь существенно только в области гуманитарных наук. Будущее этого влияния остается пока неясным.
Религия и наука
В «Фаусте» Гёте происходит разговор между уче­ным Фаустом и его подругой Гретхен. Гретхен: «А те-
213
перь скажи, как ты относишься к религии?». Фауст, не без смущения и вроде бы от чего-то защищаясь: «Не хочу никого лишать его чувства и его Церкви». Чистая и наивная Гретхен верит в Христа. Фауст же ведет себя уклончиво. Разговор между Гретхен и Фаустом — это своеобразная картина сложных взаимоотношений религии и науки. В данном случае мы говорим не о тех людях, которые просто-напросто не сведущи ли­бо в религии, либо в науке. Для таких людей взаимо­отношений религии и науки не существует, они при­знают что-то одно. Намного сложнее приходится тем, кто понимает достоинства как религии, так и науки. Можно ли их согласовать друг с другом, религию и на­уку,— вот в чем вопрос.
В античности и средневековье на этот вопрос, как правило, отвечали утвердительно: «Конечно, можно и сле­дует». Аристотель пришел к представлению о боге-пер­вопричине. Средневековые мыслители везде видели проявление Божественного Разума, в чем их убежда­ла каждая новая открытая закономерность. Такой же позиции придерживались великие естествоиспытатели Нового времени — Кеплер, Ньютон, Лейбниц, Мопертюи. Постепенно, однако, ситуация стала меняться, все чаще ученые стали подчеркивать, что наука может обойтись без гипотезы Бога. В современном учебнике, например по физике, вы не встретите рассуждений о Боге. Основание — существование Бога нельзя под­твердить фактами.
В науке очень трепетно относятся к достоверности знания. Знание достоверно, если вы его хорошо обос­новываете логическим путем и соответствующими экс­периментами. Приведем на этот счет характерный при­мер. Современные физики считают, что элементарные
214
частицы состоят из кварков, частиц, которые невозмож­но «оттащить» друг от друга, ибо силы их взаимного притяжения с увеличением расстояния между ними рез­ко нарастают. Выходит, что кварк нельзя подобно эле­ктрону или позитрону «вытащить на белый свет» и провести над ним эксперименты. Тем не менее боль­шинство физиков верят в существование кварков. Они рассуждают так: допустим, что кварки существуют, в та­ком случае в экспериментах должно быть это и это. Экс­перименты дают как раз те результаты, которое были предсказаны. Значит, нет оснований отрицать сущест­вование кварков.
В случае же с религией экспериментальные методы бессильны в вопросе подтверждения или опровержения существования Бога. Бог, по определению, дан в его от­кровениях и чудесах. Экспериментально это нельзя не подтвердить, не опровергнуть. Поэтому неопозитивис­ты и аналитики не считают религию наукой. Но они и не собираются ее осмеивать, так как сознают, что ре­лигия — это культурный феномен, отказ от нее если не всегда, то, по крайней мере, в очень многих случаях рав­носилен забвению духовности. «Какими были бы наши чувства, если бы мы ничего не слышали о Христе?» — вопрошал Витгенштейн. Но что же в таком случае есть вера в Бога? В ответе на этот вопрос ученые, как пра­вило, стремятся избежать всякой мистики. Вера в Бо­га — это чувство, считают многие аналитики, вера в Бо­га — это универсальная мысль о добре, полагают, между прочим вслед за Кантом, другие.
Итак, вера в Бога есть некоторая ценность, право­мерность которой подтверждается не физическими экспериментами, а практикой жизни. Религия высту­пает некоторой устремленностью человеческого созна-
215
ния, которое в отличие от искателей полезных ископа­емых не вгрызается в толщу земли, а строит лестни­цу в небо. Нет никаких научных оснований препятст­вовать этому строительству. Отсюда родилась защищаемая многими учеными формула, согласно ко­торой религия и наука не отрицают, а взаимодополняют друг друга. Нет необходимости противопоставлять науку религии или же возвышать одну над другой.
Положение о дополнительности религии и науки не каждому по нраву — часто отдают приоритет либо ре­лигии, либо науке. Если эта приоритетность выража­ется в резкой форме, то дело доходит до противостоя­ния. Вопрос в том, насколько высоко ценят религию и науку. В этой связи показательны следующие стихо­творные строчки Гёте (перевод ваш): Наукой, искусством владея, Религию скупо оценят. Науку, искусство не зная, Религию искренне любят.
Что касается современной, новейшей философии, то она чаще, чем когда бы то ни было ранее, отдает при­оритет науке. Религиозное содержание философии уменьшается. Вместе в тем широко распространены ва­рианты христианской философии. В России культиви­руется православная философия, на Западе — неока­толическая и неопротестантская.
Основные выводы
• Исходный материал для познания обеспечивают чувства.
216
• Чувственное познание осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление.
• Рациональное познание осуществляется в таких формах, как понятие, суждение, умозаключение.
• Понятие — это мысль, обобщение.
• Главная ценность познания — истина.
• Истина — это такая интерпретация, которая по­ставляет нам знания (сведения) о мире.
• Три основные познавательные формы — это вчувствование, объяснение и понимание.
• Наука имеет дело с самым достоверным знанием.
• Научное исследование на экспериментальном уровне представляет собой экспериментирование, на­блюдение и измерение.
• Научное исследование на теоретическом уровне име­ет дело с теорией, а также с методами (аксиоматичес­ким, гипотетико-дедуктивным, описательным).
• Научная деятельность не выключает исследовате­лей из сферы этики.
10. ФИЛОСОФИЯ ЯЗЫКА
язык является единственным достойным всяческого вни­мания предметом исследования. Для других философ­ских направлений язык — очень важная тема.
ЯЗЫК — СИМВОЛ НАШЕЙ ЖИЗНИ
В предыдущих текстах приходилось часто обра­щаться к философии языка. Настало время обобщить полученные сведения. Энциклопедии дают самые раз­личные определения языка, их даже не сотни, а тыся­чи. Язык — это знаковая система, используемая для целей коммуникации и познания. Структурными еди­ницами языка являются слова и предложения, состав­ленные из них тексты. Каждое слово, каждое пред­ложение, каждый текст всегда на что-то указывает, т.е. является знаком, причем чаще всего довольно сложным. Сложный знак — это символ. Язык — это символ всей нашей жизни, нет ничего в нашей жизни, что мог­ло бы упрятаться от языка.
Жизненаполненность языка удивляет и даже пора­жает. Кажется, язык умеет все: греметь, тарахтеть, неж­ничать, ценить, посмеиваться, улыбаться и смеяться. Вот уж действительно, язык — символ нашей жизни, результат постоянно возобновляющегося творчества как народа в целом, так и каждого человека. Считает­ся, что сейчас на земном шаре свыше 2500 различных естественных языков, т.е. языков, возникших в про­цессе общения наций, народов, социальных групп лю­дей. А число искусственных языков (языков матема­тики, логики, программирования) вообще трудно
сосчитать.
Для современной философии язык — одна из важ­нейших тематик. В рамках аналитической философии
218
ФИЛОСОФИЯ ИМЕНИ
Философы античности и средневековья уделяли в языке основное внимание имени как слову, обозна­чающему отдельный предмет. Сократ и Платон счи­тали, что имя установлено не произвольно, «не так, как нам заблагорассудится», а по природе. Но что значит «по природе»? Для Платона имя подражает прежде все­го сущности. Первоначально даже по своему звучанию слова были похожи на предметы, т.е. на свои значения. Но затем от исходных слов было образовано столько но­вых слов, что теперь уже нельзя усмотреть внутреннюю связь между звуком и значением. Связь слова с пред­метом закрепляется общественной традицией. Демокрит считал язык формой общественного договора.
Для нас важно, что интерпретация языка в антич­ности ведется согласно содержанию философии. Сло­ва выражают сущность (сущность — это идея Плато­на или форма Аристотеля).
Переходя к средневековью, мы вправе ожидать, что слово будет связано с Богом. Так и есть. Евангелие от Иоанна начинается словами: «В начале было Сло­во, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога». Язык оказывается символом боже­ственного мироздания, смысл едва ли не любого сло­ва надо искать в толковании Библии.
Когда же разгорелся спор между реалистами, номи­налистами и концептуалистами, то слова стали пони-
219
маться как выражения идей, (реализм), как обозначе­ние предметов как таковых (номинализм), как обозна­чение составленных в уме понятий (концептуализм).
В рамках философии имени очень важно сопоста­вить имя и его значение, предмет. В этом отношении нам представляются заслуживающими особого внима­ния следующие суждения А.Ф. Лосева, который был яр­ким пропагандистом философии имени в XX веке: «Человек, для которого нет имени, для которого имя только простой звук, а не сами предметы в их смыс­ловой явленности, этот человек глух и нем, и живет он в глухонемой действительности. Если слово не дейст­венно и имя не реально, не есть фактор самой дейст­вительности, наконец, не есть сама социальная (в ши­рочайшем смысле этого понятия) действительность, тогда существуют только тьма и безумие, и копошат­ся в этой тьме только такие же темные и безумные, глу­хонемые чудовища. Однако мир не таков. И вот рас­смотреть его как имя я и дерзаю в этой книге («Философия имени» — название книги А.Ф. Лосе­ва, — В.К.). Итак, согласно философии имени, мир рас­сматривается как имя; имя — символ мира. Фило­софия имени весьма характерна для философии античности и средних веков, а также культивируется и в наши дни.
ФИЛОСОФИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
В Новое время в соответствии с философией разум­ного человека большое внимание стали уделять соот­ношению слов и понятий; слова считались обозначени­ями мыслей (а также чувств). Множились выступления
220
за образование рациональных искусственных языков (Декарт, Лейбниц). Делались попытки изобрести еди­ный язык логики для науки, а также единый язык об­щения для людей всех национальностей. Понадобились многие годы, прежде чем эти усилия дали ощутимый результат. В 1887 г. варшавский врач Людвиг Заменгоф создал язык эсперанто (в переводе с латинского оз­начает «надеющийся»), на котором способны общать­ся ныне несколько миллионов человек.
Развитые в Новое время воззрения, интерес к на­учному пониманию истины привели к выдвижению в центр анализа предложения, а не слова. Огромное зна­чение в этой связи имели разработки аналитиков (Рас­села, Фреге, Витгенштейна, Карнапа). Законченная мысль выражается не словом, а повествовательным предложе­нием, высказыванием. К повествовательным предложе­ниям в отличие от слова применимо представление об истинности/ложности.
В философии предложения предмет понимается как то, что обладает свойствами и участвует в отноше­ниях. Свойства и отношения называются признаками. Философия предложения в систематическом виде впер­вые изложена Витгенштейном в его «Логико-философ­ском трактате».
При рассмотрении любого предложения интерес представляют два момента: 1) что соответствует пред­ложению в реальной действительности; 2) каким обра­зом связаны слова в предложении. В первом случае мы интересуемся значением и смыслом предложения, а во втором — его грамматикой, составленностью, синтак­сисом.
Рассмотрим четыре следующих предложения.
1. Стадион «Лужники» находится в Нью-Йорке.
221
2. «Лужники» в Нью-Йорке находится стадион.
3. Стадион «Лужники» находится в столице России.
4. Стадион «Лужники» находится в самом большом
городе России.
Первое предложение ложно: стадион «Лужники» на­ходится, как известно, не в Нью-Йорке, а в Москве. Так как первое предложение ложно, то оно не имеет зна­чения. Второе предложение построено не по правилам грамматики, синтаксиса, следовательно, нет оснований ставить вопрос о его значении. Третье и четвертое предложения обладают одним и тем же значением, но раз­ными смыслами. Это становится очевидным, если мы перепишем третье и четвертое предложения следующим образом.
3'. Стадион «Лужники» находится в Москве, Моск­ва — столица России.
4'. Стадион «Лужники» находится в Москве, Моск­ва — самый большой город России.
Левые части предложений 3' и 4' одинаковы, они обладают одним и тем же значением. Правые части пред­ложений различны, они выражают два смысла: в од­ном случае речь идет о том, что Москва — столица Рос­сии (так это или не так можно установить по Конституции России), в другом — утверждается, что Москва является самым большим городом России (ис­тинность этого утверждения устанавливается сравнени­ем Москвы с другими городами России, прежде всего с Санкт-Петербургом). Наука, изучающая значения и смыслы высказываний, называется семантикой. Главный вопрос семантики: что обозначает данное высказывание? Главный вопрос синтактики (она изу­чает синтаксис): построено ли высказывание правиль­но, по законам грамматики, непротиворечиво?
222
В рамках философии предложения совсем необяза­тельно ограничивать свой анализ отдельными предло­жениями. Можно рассматривать и тексты, но как составленные из предложений, которые должны быть связаны друг с другом непротиворечивым образом.
Развитие философии предложения потребовало и требует в наши дни больших усилий от философов и логиков, равно как от представителей частных наук. Внимательнейшим образом изучается теория значе­ния и смысла, законы синтаксиса применительно как к естественным, так и к техническим языкам.
Стратегической целью философии предложения является достижение максимальной ясности в понима­нии языка. Язык должен быть ясным, как условие ма­тематической задачи; нет такого математика, кото­рый бы не потребовал уточнения условия задачи при обнаружении в нем неточностей, двусмысленностей. Лю­бимая поговорка философа-аналитика (а именно в ана­литической философии стремятся к ясности высказы­ваний) звучит так: «Давайте уточним значение и смысл сказанного (написанного)».
Если бы, например, россиянин пригласил аналити­чески настроенного англичанина на концерт звезд рос­сийской эстрады, то почти наверняка последовал бы во­прос: «Скажите, пожалуйста, кого в России называют звездой эстрады?» Может быть, звездой эстрады назы­вают в России очень хорошего артиста, а возможно, все­го лишь завсегдатая московских тусовок. Англичанин желает ясности. «Кот в мешке» его не устраивает. Кстати, попробуйте разъяснить аналитику значение и смысл выражения «кот в мешке».
Итак, философия предложения — это важнейший этап в развитии философии языка, для которого харак-
223
терен обостренный интерес к семантике (теории значе­ния и смысла) и синтаксису (сочетанию слов в предло­жении). Философия предложения дополняет философию имени.
ФИЛОСОФИЯ ЦЕННОСТНЫХ УСТАНОВОК
Язык создается и используется людьми не произ­вольно, а в соответствии с их целенаправленной дея­тельностью, практикой. При этом человека интересу­ет не просто истина (как в философии предложения), представляющая ему объект таким, каким он является безотносительно к целям человека, а значение объек­та для человека. Человек вольно или невольно реали­зует ценностное отношение к миру. Это обстоятельст­во довлеет над ним постоянно и в итоге находит свое выражение в самом характере интерпретации. В этой связи за последние 3—4 десятка лет в философии язы­ка резко возросло внимание к ценно­стным установкам личности, которые содержатся в высказываниях типа:
знает верит
А помнит, что р
надеется хочет
Лет десять тому назад едва ли не каждый ученик читал строки В. Мая­ковского: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стране советской есть». Но как по­нять выражение «я знаю» (анализу которого филосо­фы-аналитики посвятили тысячи страниц)? Что имел в виду поэт, утверждая «я знаю»? Вроде бы в его строках есть даже доказательство: в стране советской живут замечательные люди, следовательно, страна станет процветающей. И все-таки, как посчитает уче­ный, в стихах Маяковского отсутствует подлинное
224
доказательство, ибо суждения поэта невозможно под­твердить и опровергнуть фактами. То, что Москва — самый большой город России, можно подтвердить фактами; знания Маяковского — это его личная цен­ностная установка, она принадлежит ему (согласно его суждениям), но не может быть обоснована четко, по-научному, доступными реальными фактами. «Я знаю» означает у Маяковского «Я верю, я полагаю, я думаю, я надеюсь, я хочу, чтобы страна советская процвета­ла».
Итак, очень часто предложение является выраже­нием ценностной установки личности, оно обладает особым прагматическим смыслом. Прагматика — это такая философия языка, которая изучает содер­жащиеся в высказываниях ценностные установки личности. Философию языка как ценностных устано­вок можно назвать одним словом — прагматика.
С ценностными установками, своими и других лю­дей, человек имеет дело на каждом шагу, всегда, ког­да в поле его действия попадают ценности. В этой свя­зи в философии языка предстоит сделать очень многое. Философы выясняют, как можно сказать о ценнос­тях, какая логика при этом используется, связаны ли между собой значение предложения и его прагматиче­ский, ценностный смысл, как на основе анализа пред­ложений с прагматическим смыслом лучше понять сами эти смыслы и т.д.
Таким образом, в философии языка наиболее зна­чимыми оказались три концепции: философия имени, философия предложения (или высказывания), филосо­фия языка как ценностных установок личности.
225
Обзор: современное философское понимание языка
Рассмотрим по порядку, как понимается язык в рамках четырех ведущих современных философских направлений: феноменологии, аналитизма, герменев­тики и постмодернизма.
• Феноменологи на первое место ставят анализ ра­боты сознания. Язык оказывается знаковым выраже­нием работы сознания. Важно, чтобы высказывания бы­ли полновесными знаками выработанных сознанием образцов, эйдосов.
• Аналитики понимают проблему иначе, чем феноменологи. Для них все богатство жизни содержится в язы­ке. Неразумно поэтому ставить вопрос о том, что имен­но выражает язык и достаточно ли полно. Все богатство сознания и практики человека изначально дано в язы­ке. Философия — это не что иное, как философия языка. Особенности современного аналитического язы­ка отчетливо просматриваются в философии позднего Витгенштейна, который отлично понимал, что так как значение слова есть его употребление, то значений у одного и того же слова может быть много. Но тем не менее он полагал, что все эти значения надо довести до стадии ясного анализа. Аналитик в понимании языка всегда стремится к ясности, такое стремление являет­ся его идеалом.
• Герменевтики также занимают своеобразную по­зицию. Подобно философам античности они сопостав­ляют сущность предметов и язык. Но если античные философы, например Платон, считали, что язык есть выражение сущности, то герменевтики понимают язык как само бытие сущности. «Язык — это универсаль­ная среда, в которой осуществляется само понимание»,—
226
подчеркивает Гадамер. Понимание есть истолкование в форме вопросов и ответов. Для герменевтика край­не важно единство внутри следующей триады: сущность мира — язык — переживание. Аналитик же рассуж­дает в другой манере: язык — его анализ — мир фак­тов (никаких сущностей).
• Постмодернисты так же, как аналитики, ставят в центр философствования язык, прежде всего текст. Но если аналитики стараются препарировать текст на­учными способами, то постмодернисты отдают при­оритет эстетике переживаний. Текст разлагается, но не произвольным образом, а так, чтобы вызывать краси­вые чувства — от удовольствия и наслаждения до бо­ли и страданий, возвышенного. Для постмодерниста язык — это универсальная среда чувственности чело­века. Философия призвана освободить эту чувственность и возвысить ее.
Как видим, в современной философии языку при­дают самостоятельное значение. Язык есть символ на­шей жизни и сама наша жизнь.
Практическое и Коммуникативное назначение языка
Язык необходим не только для познания, но и для действия. Мы привыкли считать, что практика чело­века придает подлинный смысл нашим словам, пока­зывает, что в них истинного и ложного. Но ведь справедливо и обратное соотношение: практика «запу­скается» в ход принятым решением, а на нем всегда ле­жит печать языка. В современной философии часто из­лагается такая мысль: нельзя жестко разводить язык и практику, они насквозь пронизывают друг друга. Нам,
227
например, доводилось читать о японцах буквально следующее: они много разговаривают, а потом делают и делают, как известно, хорошо. Практическая функ­ция языка состоит в обеспечении успеха практики. Одно из важнейших назначений языка — обеспе­чить успешную коммуникацию людей. Языковая коммуникация (связь) предполагает установление кон­такта между людьми, развитие способности взаимопо­нимания. Как известно, процесс языковой коммуника­ции весьма сложен. Известное стихотворение Ф.И. Тютчева знаменито не случайно — оно указыва­ет на трудности языковой коммуникации:
Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь? Языковое понимание требует согласованности язы­ка говорящего и языка слушающего. В одних случаях люди понимают друг друга с полуслова, в других — по­нимание наступает после диалога, дискуссии, взаимной
«притирки».
В качестве вывода к материалу всей главы конста­тируем: современная философия насквозь пропитана вниманием и любовью к языку.
Основные выводы
• Язык — символ всей нашей жизни.
• Философия языка содержит три наиважнейшие кон­цепции: философию имени, философию предложения, философию ценностных установок.
• Согласно философии имени, слова являются вы­ражениями сущности вещей или же простыми обо­значениями.
228
• Согласно философии предложения, истинное по­вествовательное предложение обладает значением и смыслом и построено по правилам грамматики (син­таксиса).
• Согласно философии ценностных установок, пред­ложение обладает ценностным (практическим) смыслом.
• Язык обладает практическим и коммуникативным назначением.
11. ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ
О становлении философии техники
Область философских интересов человека изменя­ется от одной эпохи к другой, с ростом значения той или иной области деятельности человека она становит­ся все более самостоятельной, начиная привлекать к себе особое внимание. Человек не может обойтись без тщательного анализа того, что доминирует в его жиз­ни. В качестве примера к сказанному выше можно указать на философию языка, рассмотренную в преды­дущей главе. Уже в античности философы придавали языку важное значение, но не наиважнейшее. Лишь в XX веке философия языка начинает занимать в философии центральное место. Нечто аналогичное происходило и с техникой. Не сразу человеческая цивилизация стала технической, случилось это где-то к XX веку. Имен­но в это время появились первые работы по философии технике, принадлежали они немецкому философу Эрн­сту Каппу и русскому инженеру Петру Климентьевичу Энгелъмейеру. Оба мыслителя отлично сознава­ли, что в новых условиях нельзя ограничиваться односторонним, узким пониманием техники. Как от­мечал Энгельмейер, необходимо «пытаться видеть в перспективе, каковы должны быть формы взаимодей­ствия между техникой и обществом». Понимание тех­ники в широкой перспективе невозможно без особой фи­лософии — философии техники, которая занимается осмыслением технической деятельности человека, ее зна­чения и перспектив.
230
Обзор: интерпретации природы техники
Рассмотрим теперь интерпретации техники про­фессиональными философами. Любое понимание тех­ники есть своеобразная интерпретация, универсаль­ного понимания техники не существует.
• Начнем, как обычно, с античности. Когда на во­прос Херефонта жрица-прорицательница Пифия в хра­ме Аполлона в Дельфах ответила: «Сократ превыше всех мудростью», и это было доведено до Сократа, то тот, как бы проверяя жрицу, пошел смотреть на работу ре­месленников. Убедившись, что ремесленники превос­ходят его в конкретном знании, Сократ, однако, отме­тил свое преимущество в отвлеченном знании, т.е. в знании общего, идей. Аристотель придерживался так­же точки зрения Сократа: «наставники более мудры не благодаря умению действовать, а потому что они об­ладают отвлеченным знанием и знают причины». Для греков технэ (искусство, умение) ниже мудрости и ключом для понимания его, технэ, является знание общего.
• В средние века техника считается отблеском бо­жественного творчества, с чем ее и сопоставляют. Тех­ника по-прежнему сохраняет вторичное значение.
• В Новое время человек видит в технике преиму­щественно силу своего собственного разума и своих ин­женерных способностей. Техника выступает как пря­мое продолжение науки и желания человека господствовать над природой. Техника сама приобре­тает характер силы, господствующей над человеком. Маркс приходит к выводу, что самым изначальным ба­зисом общества оказываются производительные, силы, средства производства, а это — техника.
231
• Особый интерес представляет для нас интерпре­тация техники в XX веке — ведь только в то время фи­лософия техники стала самостоятельной философской
дисциплиной.
Испанский философ Ортега-и-Гассет указывал в связи с анализом техники на двойственность челове­ка — он отличен от природы и вместе с тем посредст­вом техники он с ней сливается.
Вот здесь-то и скрыта одна из проблем: человеку надо опасаться того, что он «потеряется» в технике, забудет о себе. Эту важную мысль очень ясно формулировал Карл Ясперс: «...техника двойственна... Поскольку техника сама не ставит перед собой целей, она находится по ту сторону добра и зла или предшествует им. Она может служить во благо или во зло людям. Она сама по себе нейтральна и противостоит тому и другому. Именно по­этому ее следует направлять».
Итак, и Ортега-и-Гассет и Ясперс считают, что со­держание технике придает сам человек. Вопрос в том, какое именно содержание человек придает технике, не го­товит ли он сам себе катастрофу?
• Лидер феноменологов Гуссерль считал, что чело­век придает технике негативное содержание. Происхо­дит это следующим образом: богатый жизненный мир человека переводится в научные понятия, затем на основе этих понятий создают технику. В итоге забыва­ют о жизненном мире человека. Так развивается кри­зис человека и его науки, и его техники. Есть ли вы­ход из этого затруднительного положения? Да, наверно, есть, но для этого и наука, и техника должны сотворяться как полноценные знаки жизненного мира чело­века. Техника — это обычно бедный знак нашей жиз­ни, его следует наполнить этой жизнью. Для этого
232
нужна хорошая, по Гуссерлю, феноменологическая философия.
• Лидер герменевтиков Хайдеггер не меньше Гус­серля недоволен современным состоянием техники. Он считал, что человек, создав технику, поставив ее пе­ред собой, не удосужился продумать вопрос о ее при­роде. Между тем «сущность техники вовсе не есть что-то техническое...». Хайдеггер предлагает вновь и вновь возвращаться к углубленному анализу природы техни­ки. Его мечта состоит в том, чтобы техника была срод­ни искусству. Человек использует в искусстве при­родные материалы, но таким образом, что именно истинно человеческое определяет лицо искусства.
• Философы-аналитики обычно рассматривают тех­нику не саму по себе, а в цепочке: наука—логика—язык— техника—техническая рациональность—информаци­онная интерпретация. Это означает, что техника рассматривается как прямое продолжение той рацио­нальности, которая заключена в науке, логике, языке. Сама эта рациональность понимается в русле информа­ционных наук. Философы-аналитики смотрят на буду­щее техники намного более оптимистично, чем фено­менологи и герменевты.
• Из русских философов конца XX века интересный подход к пониманию техники разработал Г.П.Щедровицкий. Суть развиваемой им философии он называл мыследеятельностью. Это означало, что сначала нуж­но выработать правильную мысль (что достигается в процессе проведения многодневных семинаров), а за­тем разработать, причем непременно, программу дей­ствий. Щедровицкий был единственным, кто прямо и без обиняков заявлял, что современная философия долж­на быть организована так же, как технические науки.
233
В таком случае она действительно приобретает прак­тический характер.
• Итак, все философы техники едины в одном: тех­ника есть знак самого человека, но далеко не всегда удачный знак. В философии все видят ключ к гармо­нии техники и человека. Человек не должен в техни­ке забывать самого себя. Будь человеком, и никакая тех­ника тебе не страшна.
Техника и Этика
Из сказанного можно сделать вывод: ни в коем случае нельзя допустить, чтобы техника лишила нас ста­туса человека. Как этого добиться? Что значит быть че­ловеком в технической цивилизации? Самый интерес­ный, с нашей точки зрения, ответ на эти вопросы заключается в требовании быть человеком мораль­ным. В конце XX века требование быть моральным оз­начает быть ответственным. Этика ответственности — это ключ к разрешению различного рода кризисов, связанных с бесконтрольным развитием техники. Че­ловек может сделать больше, чем он имеет на то мо­ральное право. В этой связи и возникает потребность в особой этике, ориентированной на содержание техни­ческой деятельности человека.
Напомним читателю, что этика ответственности требует тщательной моральной интерпретации реше­ний и действий, предпринимаемых человеком. Это — изначальная ориентация на добро, на диалог с другими людьми, в котором каждому надлежит занять достой­ное место. Техника является средством для достиже­ния добра. А природа добра определяется в процессе ин-
234
терпретации. Строго говоря, здесь нет и не может быть окончательных решений, кроме одного: стремись к максимальной ответственности. Вместе с тем, как свидетельствуют многочисленные декларации, коммю­нике конференций ученых и специалистов в области тех­ники, собраний сообществ технических работников, многие ценности приобрели характер устойчивых мо­ральных норм.
Обычно отмечается, что частные, локальные инте­ресы не могут иметь преимущества перед всеобщими требованиями людей, их стремлением к справедливо­сти, счастью, свободе, безопасности, экологическому со­вершенству и здоровью. Ни один из аспектов техники не является морально нейтральным. Недопустимо де­лать человека придатком машины. Каждая техничес­кая новация должна пройти проверку на предмет то­го, действительно ли она способствует развитию человека как творческой ответственной личности.
Каков заслуживающий одобрения моральный облик техника, инженера? Он — рационалист, обладает на­бором технических навыков и умений, имеет склонность к изобретательской деятельности, настойчив, скрупу­лезен, трудолюбив, бдителен, предан своему делу, ис­кренен, правдив.
Интересно, что в различного рода моральных кодек­сах инженеров и техников приоритет отдается базис­ным ценностям: честности, справедливости, счастью и сво­боде. На последующее место ставятся профессиональные добродетели: солидарность с коллегами, аккуратность и тщательность в работе. Порой утверждается, что до­статочно, если мораль инженера базируется на Нагор­ной проповеди Христа.
235
Итак, техническая деятельность человека не явля­ется нейтральной в этическом отношении. Мораль­ным идеалом технической деятельности человека яв­ляется этика ответственности.
Техника — это символ этики человека, как ее чи­стоты, так и нечистоплотности.
О пользе моральных кодексов
Два десятка лет тому назад в России невозможно было найти учебное заведение или учреждение, в ко­тором бы на видном месте не красовался так называ­емый «Моральный кодекс строителя коммунизма». Кодекс предписывал любить свою социалистическую Ро­дину, беречь социалистическую собственность, быть че­стным и т.д. Этот кодекс был принят далеко не всеми гражданами России, некоторые его осмеивали, шуткам и анекдотам не было конца. Возможно, во многом из-за этого кодекса в российском народе возникло изве­стное предубеждение ко всяким моральным кодексам.
А между тем на Западе моральные кодексы распро­странены очень широко. Разумеется, нельзя исключить ситуации, когда моральные кодексы не отражают прак­тические потребности и действительные устремления людей. Не в меньшей степени бесспорно также, что во многих случаях моральные кодексы не навязываются людям извне, а являются результатом работы, прове­денной сотрудниками фирмы или членами научного, тех­нического или какого-либо другого сообщества.
Нет абсолютно ничего зазорного в подписании мо­рального кодекса, содержащего те ценности, искренним приверженцем которых является подписант. Думает-
236
ся, будущему медику клятва Гиппократа отнюдь не по­вредит.
Человек — существо моральное, этим следует гордиться.
основные выводы
• Техника как совокупность технических устройств есть знак всей деятельности человека, его ценностей.
• В технике человек часто вредит себе, он забыва­ет себя.
• Человек как существо, вырабатывающее цели и ценности, не может быть замещен техникой. Техни­кой может быть замещен человек, выполняющий функ­цию технического устройства.
• Техническая деятельность человека не нейтраль­на в этическом отношении, она не может избежать кризиса в случае отказа от этики ответственности.
12. ФИЛОСОФИЯ ПРИРОДЫ
Что такое природа?
Запишем слово «природа» следующим образом: «при-рода». Природа — это то, что находится приро­де человеческом, то, из чего рождается сам человек. Осо­бенности, которые присущи исключительно человеку (и обществу), в природу не входят. Человек природен в силу своего физико-биологического содержания. Он надприроден постольку, поскольку вырабатывает слож­ные формы психической и социальной жизни. Во вза­имоотношении с природой человек реализует две свои уникальные способности. Он изменяет природу и сим­волизирует себя в ней, «записывает» себя в нее (маг­нитная плата компьютера содержит «записанную» на нее человеком информацию, скульптура свидетельст­вует об эстетических ценностях ее создателя).
Весьма близки по своему значению термины «при­рода» и «материя». Материя — это объективная реаль­ность. Материя в отличие от природы не содержит психические явления мира животных, в остальном природа и материя совпадают.
Итак, природа — это совокупность естественных условий существования человека и общества.
Обзор: исторические формы отношения человека к природе
• Античная философия космоцентрична, космос по­нимается как неразделенность природы и человека. Гре-
238
ческие философы не противопоставляют природу чело­веку. Благая жизнь мыслится не иначе, как в согла­сии и гармонии с природой.
• Средневековая христианская философия пони­мает природу как последнее звено лестницы, которая ведет вниз, от Бога к человеку и от человека к приро­де. Человек, развивая свои духовные силы, стремится к возвышению над природой. Иногда дело доходит до умерщвления плоти. В глобальном масштабе человек средневековья не меньше, чем человек античности, подчинен природным закономерностям и ритмам.
• В Новое время природа впервые становится объ­ектом тщательного научного анализа и вместе с тем по­прищем активной практической деятельности челове­ка, масштабы которой в силу успехов капитализма постоянно нарастают. Природа понимается как объект приложения сил человека в соответствии с данными ес­тественных наук, физики, химии, биологии.
• В XX веке (20-е годы) на фоне превращения де­ятельности человека в планетарную силу, которая не только созидает, но и разрушает, русским мыслителем ЕМ. Вернадским и французскими философами Т. де Шарденом и Е. Ле-Руа вырабатывается концепция ноосфе­ры. Ноосфера — это область господства разума. Име­ется в виду, что к XX веку единство природы и человека достигло нового качественного уровня. Те­перь человек должен руководить ходом природных процессов. И делать это следует на основе разума. Ве­ра в силу разума объединяет философов ноосферы с философами Нового времени.
Из четырех ведущих философских направлений наших дней — феноменологии, герменевтики, анали­тической философии и постмодернизма — тема приро-
239
ды занимает достойное место только в аналитической философии и герменевтике.
В аналитической философии стремятся реализовать научный, а также научно-технический подход к при­роде. Ее содержание интерпретируется на основе дан­ных естественных наук. Природа — это то, что описы­вается совокупностью естественных наук. При этом надо иметь в виду, что в XX веке по сравнению с Но­вым временем в естественных науках достигнуты впе­чатляющие успехи.
Герменевтики рассматривают природу как вклю­ченную в бытие-в-мире человека. Человек находится в мире, поэтому ему предстоит понять природу, что он делает посредством умеренной, а не хищнической прак­тической деятельности. Надо, мол, понять зов самой при­роды.
Наш краткий исторический обзор показывает, что человек всегда находился и находится в некотором соотношении с природой, которое он определенным образом интерпретирует. Человек изначально нахо­дится в условиях, когда в силу самого факта своего су­ществования он постоянно вынужден проверять при­роду на «человечность». С этой целью он использует все доступные ему средства, в том числе и философию.
О природе толкуется не только в так называемых естественных науках, к которым относят физику, хи­мию, геологию, биологию, но и в философии.
Синергетика - наука о сложном
В конце XX века все большее развитие получает си­нергетика — наука о сложном, о том, как в хаосе ус-
240
танавливается определенный порядок, который, одна­ко, рано или поздно разрушается. Интересно, что как в установлении, так и в разрушении порядка огромную роль играют маленькие воздействия (флуктуации). Бла­годаря этим воздействиям система в одних случаях приобретает упорядоченность, в других эта упорядочен­ность, исчерпав себя, разрушается, при этом система по­падает в состояние неустойчивости. Смена режимов ус­тойчивости и неустойчивости происходит в системах, где есть подвод вещества, энергии и информации. До раз­вития синергетики наука рассматривала отдельно ха­ос и порядок, причем основное внимание уделялось именно порядку, ибо его можно описать относительно простыми математическими уравнениями. Синергети­ка выявляет пути зарождения в хаосе порядка, его поддержания и распада.
Представьте себе нагрев воды в кастрюле. За счет подвода энергии вода начинает нагреваться, появля­ются пузырьки воздуха в воде. А возникают они на случайных местах, в силу случайностей. Но если пу­зырек образовался, то в уже достаточно нагретой во­де он увеличивается в размерах и поднимается к по­верхности воды, где лопается. При нагревании воды хаотичность движения ее молекул возрастает, но именно в этом хаосе устанавливается порядок, развивается история капель, наполненных водяными парами.
Нечто аналогичное происходит в товарно-денежных отношениях. Здесь хаос — это рынок. Одни продают, другие покупают, при этом разброс чувств, мнений огромен. Но в хаосе рынка устанавливаются определен­ные закономерные отношения, которые изучает эконо­мика как наука.
241
Сложной системой с хаосом и порядком является любой естественный язык. Филологи хорошо знают, что грамматические закономерности возникают случай­ным образом, одни случайности «вымирают», а другие, наоборот, приобретают все новых сторонников. Язык — это шум, хаос, в котором есть порядок.
Исходя из успехов синергетики ученые объясняют возникновение и развитие упорядоченных систем пе­рестройкой хаоса. Все возникает из хаоса. Посколь­ку система «забывает» свои прошлые состояния, то не­известно, что было до хаоса и в принципе это невозможно узнать.
Как все было? Был Большой взрыв
Откуда все взялось — звезды, планеты, жизнь, со­общества людей? Современные ученые отвечают на этот вопрос следующим образом.
Где-то 15 млрд лет назад вакуум оказался в неус­тойчивом состоянии. Произошел Большой взрыв, ва­куум разогрелся до 1019 градусов Кельвина. При такой гигантской температуре не могли существовать совре­менные молекулы и элементарные частицы. Взорвав­шийся вакуум стал расширяться и вследствие этого ох­лаждаться.
Уже в первую секунду произошло очень много яв­лений, в частности появилось вещество, началось об­разование химических элементов. Позднее возникли звез­ды и планеты. Биологическая эволюция началась на нашей планете около 4 млрд лет назад. Примитивный человек возник несколько миллионов лет тому назад. Лишь последние 100 тыс. лет наши предки стали спо­собны к членораздельной речи, мышлению, широкому
242
использованию орудий труда. Возраст цивилизации составляет всего около 20 тыс. лет.
Не Бог, а случайности, утверждает современная наука, привели к образованию тех упорядоченностей, от законов физики до наших ценностей, которые вы­зывают столь большое удивление своей закономерно­стью.
Интересно, что возникновение жизни могло бы не состояться, если бы мир оказался пусть даже в весьма незначительной степени другим. Крайне специфичес­кие условия обеспечили возможность появления жиз­ни и ее последующую эволюцию.
Природа такова, что она обладала и обладает возможностью порождать живые организмы и чело­века.
Уровни организации природы
Природа бывает неживой и живой. Уровни органи­зации неживой природы: вакуум, элементарные части­цы, атомы, молекулы, макротела, планеты, звезды, га­лактики, системы галактик, метагалактика (часть Вселенной, доступная современным астрономическим методам исследования). Уровни организации живой природы: доклеточный уровень (нуклеиновые кислоты, белки), клетки, многоклеточные организмы, популя­ции (особи одного вида), биоценозы (совокупность все­го живого на данном участке суши или водоема).
Уровни организации природы, как правило, нахо­дятся в определенной соподчинительной связи друг с другом. Более простой уровень составляет фундамент более сложного уровня. Все макротела состоят из молекул, сложные организмы содержат клетки и т.д.
243
Для всякого сложного уровня организации материи справедливы две вещи: 1) законы простого уровня ор­ганизации материи не отменяются, они продолжают существовать; 2) на законы фундамента надстраи­ваются новые законы. Так, в организме человека ато­мы следуют законам физики и химии, клетки же и ор­ганы подвержены биологическим закономерностям.
Пространство и Время
В мире природы важнейшее значение имеют про­странственные и временные характеристики объек­тов. Совокупность длин, площадей, объемов, соотноше­ний типа «слева», «справа», «ниже», «выше», «под углом» называется пространством. Совокупность длительно­стей и соотношений типа «раньше», «одновременно», «позднее» называется временем. Пространство харак­теризует сосуществование явлений, а время — их
сменяемость.
В современной физике не считают, что пустота су­ществует. То, что раньше считали пустотой, в действи­тельности оказалось определенной физической средой, вакуумом. Мы вспомнили о пустоте в связи с простран­ством, которое не есть ни пустота (ибо она не сущест­вует), ни вакуум (вакуум — это среда, обладающая про­странственными характеристиками).
В наши дни невозможно обосновать данными науки устаревшее представление, согласно которому простран­ство и время существуют сами по себе, вне объектов. После открытий в физике А. Эйнштейна стало особен­но очевидным, что пространственные и временные ха­рактеристики зависят от тех процессов, проявлениями которых они являются. Например, длина предмета
244
определяется тем, в какой системе она измеряется. Допустим, рост молодого человека 180 см. Для пасса­жира ракеты, проносящейся мимо Земли со скоро­стью, сравнимой со скоростью света, его рост в зави­симости от скорости ракеты может оказаться равным и 150 и 25 см.
Другой пример. На Земле родились двое близнецов. До 20 лет они не разлучались и всегда вместе отмеча­ли свой день рождения. На 21-м году жизни один из близнецов отправился в космическое путешествие на аппарате, который движется со скоростью, сравнимой со скоростью света. На Земле по календарю проходит 70 лет. Тот из близнецов, который остался на Земле, стал глубоким стариком, он отмечает свое 90-летие. На вопрос, что стало с его братом, старик отвечает: «Мы ждем его с минуты на минуту, корабль возвращается, моему брату всего-то 50 лет». Описанная ситуация фантастична в том смысле, что пока люди летают на ракетах, скорости которых «черепашьи» в сравнении со скоростью света в вакууме, равной 300 тыс. км в се­кунду. Но с точки зрения физика, работающего на ус­корителе элементарных частиц, ситуация с близнеца­ми крайне правдоподобна. Дело в том, что на элементарных частицах проверена правомерность тех формул, которые описывают «замедление» времени. Свой­ства физического пространства и времени изучаются в фи­зике. Время одномерно (в формулах оно обозначается одной переменной t) и необратимо (его нельзя повер­нуть вспять). Пространство трехмерно (в формулах для его обозначения используются три переменные х, у, z). Описанные нами свойства физического простран­ства и времени характерны для макромира — мира объ­ектов, обладающих масштабностью человеческого те-
245
ла. В микромире пространство и время обладают дру­гими характеристиками, например пространство может быть девятимерным.
Обратимся теперь к биологическим явлениям. Здесь физическое пространство и время приобретают допол­нительно к физической биологическую значимость. Поясним ситуацию примером.
Представьте себе старика 80 лет, который вел здо­ровый образ жизни, но состарился в силу естественных причин. Молодой 20-летний парень, употребляющий ал­коголь и наркотики, сумел довести свою печень точно до такого же состояния, как у старика. Физический воз­раст печени старика и парня различный — 80 и 20 лет соответственно, а их так называемый биологический воз­раст одинаков, он определяется теми изменениями, которые произошли в печени того и другого. Врач должен оценить эти изменения посредством количествен­ных данных, они-то и зададут величину биологическо­го возраста (в данном случае печени). Биологический возраст человека обычно задают степенью вероятнос­ти его смерти.
Ясно, что для нас, людей, пространственно-вре­менная определенность мира имеет огромнейшее зна­чение. Причем по достаточно простой причине наши про­странственные и временные ресурсы ограничены. Особенно неприятно, что человек — существо смертное. В этих условиях человек стремится выиграть время и про­странство, сделать максимально эффективным исполь­зование каждой единицы времени и пространства.
Выиграть время и пространство — значит добить­ся совершенства в жизни.
246
Природа и Ответственность человека: экологическая, биологическая, медицинская этика
Для современности характерно стремление вернуть единство человека и природы. Не опасаясь впасть в преувеличение, можно сказать, что философия XX ве­ка решительно покинула характерное для Нового вре­мени противопоставление субъекта и объекта, челове­ка и природы. Природа стала пониматься как дом, в котором живет человек. Экология в дословном пере­воде с греческого означает наука о доме.
Увы, развитие экологии происходит под постоян­ный аккомпанемент грозящих человеку экологических катастроф, связанных с загрязнением среды, дефици­том ресурсов, перенаселением, разрушением системы «человечество — природа».
Умудрившееся попасть в экологический кризис че­ловечество не знает четких путей выхода из него. Не­смотря на реализацию программ по развитию безотход­ных производств, усовершенствованию экологического законодательства экологический кризис продолжается. Становится все более очевидным, что главная экологи­ческая проблема заключена не в природе, а в ценност­но-этических представлениях человека и общества.
Казавшиеся столь незыблемыми принципы гуманиз­ма должны соотноситься не только с человеком, но и с природой. В таком случае гуманизм теряет свое прежнее содержание и становится экогуманизмом. Любовь человека, эгоистически направленная только на него самого, привела в конечном счете к экокризису. Экогуманизм в отличие от традиционного гума­низма видит в природе бытие человека. Именно поэто­му человек вынужден относиться к ней так же бережно,
247
как к самому себе. Природа ценна для меня, тебя, нас, для нынешних и будущих социальных систем.
Нельзя забывать о том, что природа в соответствии с синергетическими представлениями может отреаги­ровать взрывом на незначительное воздействие на нее человека. Маленький кровопийца-комар надоел всем, но его полное уничтожение обернулось бы для челове­ка катастрофой, ибо в биосфере Земли он занимает предостойнейшее место.
Перед человеком стоит очень трудная задача — обеспечить совместную эволюцию общества и природы. Но для этого необходима, как отмечает академик Н.Н. Моисеев (на наш взгляд, это справедливо), обнов­ленная нравственность. Эта новая нравственность пред­ставляет собой, по мнению многих, конкретизацию этики ответственности применительно к природе. От­носясь ответственно к природе, человечество тем самым относится ответственно к самому себе.
У экологической этики обширнейшее поле про­блем: от экспертизы строительства нефтепроводов и атомных электростанций до заботы об одиноком де­реве, которое стремится срубить владелец престижно­го коттеджа. Столь же многогранны проблемы биоэти­ки, обсуждающей отношения человека с живой природой. В токийском зоопарке поставлен памят­ник умирающим в неволе животным. Но всегда ли че­ловек сознает свою вину перед животными? Кстати, в США издана пятитомная (!) энциклопедия по биоэти­ке. Объем энциклопедии показывает, сколь внима­тельно относятся американские ученые к проблемам
биоэтики.
Особое внимание привлекают вопросы медицин­ской этики, среди них отношение врача к пациентам,
248
умирающим, дефективным новорожденным, дебилам, проблема эвтаназии (убийства из милосердия).
Имеет ли человек право на смерть, право на аборт? Однозначных ответов на эти вопросы не существует. Здесь требуется очень детальный, кропотливый анализ, рав­но как и в случаях с клонированием — размножени­ем животных и людей бесполым образом (особь выра­щивается из биоклеточного материала донора, в итоге она вырастает в биологическом отношении идентичной своему донору). Если одни высказываются за клонирование, то другие против. Дискуссия, кажется, еще только начинается.
Отметим, в качестве вывода главную мысль: эти­ка ответственности предполагает тщательный фи­лософский анализ, сопоставление различных точек зре­ния, учет необходимых и случайных связей. Интересы человека должны быть защищены всесторонне. Чело­век существует не сам по себе, а посредством приро­ды. Экогуманизм — это ответственность.
Основные выводы
• Человек находится в определенных отношениях с природой, которые он понимает в соответствии со своей философией.
• Природные системы существуют в соответствии с за­конами синергетики, описывающими соотношение ха­оса и порядка.
• Выиграть время и пространство, значит добиться совершенства в жизни.
• Экогуманизм — это ответственность.
249

Приложение 1. Курс Философии в таблицах
Таблица 1. Четыре эпохи в философии
№ п/пИсторическая эпоха философииОсновной философский интерес
1Античность VI в. до н.э.— III в. н.э.Космос
2Средние века IV— XIV вв.Бог
3Новое время XV— XIX вв.Человек и общество
4Новейшее время XX в.Язык

Таблица 2. Античная философия
ЭтапОсновной философский интерес
НатурфилософияМатериальная субстанция (Фалес, Герак­лит и др.) Атомы + пустота (Левкипп, Демокрит и др.)
Числа (Пифагор и др.)
Интеллекту­ализм
Идеи (Сократ, особенно Платон и др.)
Форма (Аристотель и др.)
Эллинисти­ческая фило­софияСамодостаточность человека (киники)
Счастье человека как наслаждение (эпикурейцы)
Человек и его космическая судьба (стоики)
Мудрое молчание (скептики)
НеоплатонизмИерархия: Единое — Благо — Мировой
Ум — Мировая
Душа — Материя

Таблица 3. Средневековая философия
ЭтапОсновные идеиОсновной интерес
Философствование в вереЛюби Бога, и тогда делай, что хочешьМонотеизм
Теоцентризм
Воля как сущность личностиКреационум
(Августин)Вера в Бога
Свобода как черта воли (а не разума)Любовь к Богу
Надежда на спасение
Добрая воля
Гармонизация веры и разумаВера ведет разум, разум подкрепляет веруСовесть
Духовность человека
Символизм
(Фома Аквинский)Философия — это введение к религии
Свобода человека как разумная воля движения к совершенству Бога

Примечание. В таблице в соответствии с избранной круп­номасштабной классификацией философии Нового времени не конкретизируется рубрика «Авторы основных философских концепций» применительно к эпохе Возрождения. Безуслов­но, такие возрожденческие философы, как Николай Кузанский, Марсилио Фичино, Джордано Бруно, заслуживают са­мых лестных оценок. Вместе с тем следует признать, что даже лучшим философам эпохи Возрождения не удалось создать концепции, сравнимые по своей масштабности с творениями Декарта, Локка, Канта.
Таблица 4. Философия Нового времени
ЭтапАвторы философских концепцийОсновной интерес
XV-XVI вв. Гуманизм Эстетическое отношение к действительности
XVII в.ДекартЯсные идеи и дедуктивные по­строения теории
ЛоккТеория познания: сенсуализм
XVIII в.КантАприорные принципы и их во­площение в науке и морали
XIX в.ГегельУниверсальная системная фило­софия идей
МарксКонцепция общественного руда, критика капитализма
НицшеКритика «разумных» ценностей

Таблица 5. Философия XX века
Главное философское направ­лениеГлавный философский интерес
Феноменология«Работа» сознания с феноменами
ГерменевтикаБытие человека в мире, поиск сущего
Аналитическая философияЛогический анализ языка, употребле­ние языка
ПостмодернизмДеконструкция принятых в обществе правил поведения и ценностей; плю­рализм

Таблица 6. Философия о человеке
Истори­ческая эпо­ха филосо­фииЧто такое человек?
АнтичностьМикрокосм (Душа + тело )
Душа есть проявление идеи (Платон)
Душа — это форма человека (Аристотель)
Средние векаДуховность + душа + тело; духовность есть связь человека с Богом посредством веры, любви, надежды, совести.
Новое вре­мяСущество разумное и действующее по зако­нам разума (Локк, Кант).
Проявление общественных отношений (Маркс).

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign