LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Явления самим себе не представлены.
Они вне нас, но их сущности выявлены
и они у нас в руках. Внутри явлений
русалкам не спрятаться. Знающим
сущность они уже не угрожают. Явления
мы можем менять и перестраивать, не
опасаясь суда. В горизонте этих

47

возможностей и возникает
искусственное. Ведь искусственное -
это как раз и есть все то, что мы,
размещая себя в мире, успели в нем
изменить до полного выявления истины.
Выявляя сущность мира, мы
высматриваем, чтобы в нем еще
изменить и с пользой для себя
перестроить. Но мир бесконечен, а
наши действия в нем конечны. И нет у
нас полного знания всех обстоятельств
дела, всей цепочки причин и
следствий: мы не можем в основание
своих действий положить продукты
понимания бесконечно мощного ума.
Полного понимания нет, а действовать
надо, несмотря на то, что нет ничего
такого, на что бы мы могли своим
действием опереться. Мы ведь выбираем
свое существование, не ожидая, когда
прояснятся все его основания.
Горизонтностью нашего бытия
отменяется последняя и решающая
встреча с истиной. И хотя
несостоявшиеся встречи существуют,
они (как и истина) всегда существуют
чуть впереди, за горизонтом, который
столь же показывает, сколь и
скрывает. Перебором сущностей
испытывается наша судьба.
Когда красавица Пандора, испытывая
судьбу, открыла сосуд, который
открывать никак нельзя, она стала

48

свободной. Но беды и несчастия,
хранившиеся в этом сосуде,
разлетелись по всему миру. Захлопнув
крышку, Пандора оставила людям нужду,
а вместе с ней осталась и надежда на
то, что когда-нибудь им удастся
собрать все свои беды и спрятать их в
каком-нибудь надежном месте.
Создавая технику (а не создавать ее
мы не можем), люди открыли сосуд
Пандоры. В этом сосуде не было ничего
интересного. В нем хранились
"тяжелые" элементы биосферы. Биосфера
ориентирована в сторону легких
химических элементов, а техника - в
сторону тяжелых химических элементов.
Избыток этих элементов был спрятан в
подвалах биосферы. Когда атомы железа
(свинца, ртути и т.д.) разлетелись по
биосфере, люди стали говорить о
загрязнении окружающей среды и
безотходных технологиях.
Представленные самим себе вещи
оказались поставленными на постав.
Если в мире еще существуют бедные и
люди умирают от голода, то
ответственность за это несут социаль-
ные системы и политики. Но кто
отвечает за то, что в атмосфере
появились окислы серы? Кислотные
дожди - это, к сожалению, не продукт
социальных отношений. На них нет ни
рынка, ни спроса, ни предложений.

49

Уничтожение плодородного слоя земли
(например, российского чернозема)
обусловлено не метаморфозами "деньги-
товар-деньги". Плуг и трактор -
элементы цивилизации, а не социальной
системы. Для того, чтобы изменить
цивилизацию, нужны не революции, а
изобретения. Например, нужна
сверхпроводимость при комнатной
температуре. Это изобретение могло бы
породить цивилизацию, которая не
знает ни колеса, ни пробок.
В погоне за ускользающей сущностью
мы не останавливаемся перед тем, что
изменить нельзя и нельзя переделать.
Вещи предоставлены самим себе, если
они являются частями целого, к
истокам которого наша воля не
принадлежит. Внутри волевого целого
(а мы живем в искусственном мире)
существуют связи, возникающие по
законам какого-то другого целого. Эти
связи выбирать нельзя. Они
естественны. Нами не выбранные связи
- это и есть все то, что мы изменить
не можем. Только эта невозможность не
подвешенна к нашему сознанию. Она
нашим сознанием не держится. В его
содержании (скажем так) нет
"русалок", которые бы сообщили нам
эту невозможность. Другими словами,
мы что-то изменить не можем, но
меняем, ибо не знаем о том, что не

50

можем. Нет сознания. Вернее, оно у
нас есть, но вовлечено в погоню за
ускользающей сущностью мира, занято
выявлением истины мира и изменением
его явлений. Не знаем не потому, что
что-то вообще знать не можем, а
потому, что выбрали существование, с
которым что-то забываем, превращая
память в модус нашего выбирающего
бытия. Ведь память - это не только
то, что мы помним, но и условие того,
чтобы мы что-то забыли. Например,
люди забыли, что они свободны не
потому, что выбирают, а выбирают
потому, что свободны. Предвыборная
свобода возможна только в мире,
сущность которого ускользает от нас в
недоговоренности бытия. Забывая об
этом, мы попадаем в ситуацию
сказочного персонажа, перед которым
много дорог, но каждая из них ведет к
небытию.
Свобода - это необходимость
договаривания бытия человеком под
знаком ускользающей истины. Дорога
истины ведет не к раю и выгоде. Свет
истины выводит нас из тьмы небытия.
При этом свете мы видим нечто, а не
ничто. Но не потому, что оно есть.
Например, мы видим звезды не потому,
что они существуют (хотя они
существуют), и не потому, что у нас
есть глаза (хотя они у нас имеются),

51

а потому, что был синтез
человеческого в человеке и была
истина, которую люди когда-то увидели
и этим видением изменили свое бытие,
собрали его под знаком истины. Дело
не в том, что до этого у них не было
жизни. Она была, но была другой, и
звезд они не видели. Истина не
предмет. Ускользая, она оставляет нам
явления и предметы (в том числе и
звезды), на которые мы смотрим
сегодня с недоумением. Можем ли мы
пройти бесконечность, т.е. выйти
"из", чтобы прийти "в", если источник
света у нас за спиной, а перед нами
предметы-явления, которые подсовывает
наше выгадывающее мышление. Этими
явлениями оно затемняет
недоговоренность бытия, т.е. бытия,
чтобы уйти из небытия. В погоне за
истиной мы усматриваем не истину,
которая ослепляет. В этой погоне мы
высматриваем сущности, которые можно
использовать с выгодой, но по своему
усмотрению, т.е. своевольно. Сво-
евольным бытием люди расщепляют этот
мир на сущность и явление, на
полезное и бесполезное. Последова-
тельное движение к истине
превращается этими дуальностями в
движение от того, что выгодно, к
тому, что еще выгоднее, от менее
полезного к более полезному.

52

Этим движением мистифицируются
условия существования человека.
Например, сегодня мы можем вос-
произвести свою сущность, если
воспроизведем условия существования
нами сделанных предметов, т.е.
предметов, связанных друг с другом
связями замещения. Если техника
является условием замещения сил
человека силами природы, а проблемы
экологии - цена, которую мы платим за
свое техническое возвышение, то
решение экологических проблем
возможно лишь в сфере замещения и вне
этой сферы немыслимо. Мы можем, в
крайнем случае, отказаться от охоты
на бабочек, но мы не можем отказаться
от самих себя, ибо сами мы возникаем
лишь после "замещения". Для того,
чтобы в нас появилось что-то
человеческое, нам нужен уже не только
покоренный Енисей, но и покоренный
космос. Цивилизованный человек
существует замещенными содержаниями.
Но у этого существования нет
мудрости, оно не знает где нужно
остановиться.
Иными словами, выгоду выгадывающее
бытие появляется дважды: один раз как
условие нашего существования, а
другой раз - как содержание. И в этом
круге мы кружим, представленные
логике замещенных содержаний и воле

53

случая. Различие между
произвольностью и непроизвольностью
действия становится фундаментальным
онтологическим положением. Например,
действия попугая непроизвольны. Он
говорит, и в этом непроизвольном
говорении он свободен. То есть круг
разорван, и непреднамеренным
устройством тела попугай
воспроизводит нечто бесконечно
превосходящее его конечные
возможности. Понимая и выгадывая, он
перестал бы говорить, а бабочка,
координируя движение своих крыльев,
не смогла бы летать. Тем не менее ба-
бочки летают, а попугаи говорят.
Срабатывает непроизвольная мудрость
тела, то, что нельзя сделать. Ведь
бабочка - это не бумажный змей. В
первом случае мы видим конечный
результат бесконечных связей и
превращений, во втором - конечный
результат конечных связей.
Технически мир воспроизводится как
явление, непроизвольно - как индивид.
В погоне за ускользающей сущностью мы
переходим от понимания индивидности к
рационально рассчитанному
(исчисленному) явлению. Однако
бесконечность связей остается
технически неопределенной. Эта
неопределенность делает наш мир пол-
ностью определенным.

54

5. Ложное бытие. Структура проектного
сознания

В жизни людей встречаются такие
пункты, перевалив через которые они
различают "до" и "после". В пред-
положении этих перевалочных пунктов
мы склонны различать настоящую
(действительную) жизнь и ненастоящую
(недействительную). Зная признаки
подлинной жизни (а она не может не
соответствовать понятию человека), мы
можем вывести людей из ложного бытия
и привести их в истинное. Переделывая
недействительное бытие в
действительное, необходимо, конечно
же, опираться на то, что выше и
действительного, и недействительного
бытия.
Экологические проблемы - это и есть
как раз тот пункт, переваливая через
который мы построим настоящие,
истинные отношения человека к
природе. Когда закончится история
"всемирного бесчестия", тогда на-
чнется подлинная история
человеческого отношения к природе.
Каждый будет тем, кем он хотел бы
стать. Однако человек не является
центром окружающего его мира. Для
того, чтобы быть центром, ему нужны
свойства. Но человек не предмет. У
него нет свойств. Для того, чтобы

55

свойства появились, требуется
фаланга. Если всех честных людей
соорганизовать в один сериал, то, как
заметил заурядный умный человек, в
этом сериале появится бесчестие в
полном соответствии с законом
распределения страстей. Для того,
чтобы люди в фаланге пришли к одному
согласию, требуется выявить как
минимум 50 тысяч разногласий.

* * *

К слову "бытие" обычно обращаются в
крайних случаях, т.е. когда аргументы
исчерпаны и от имени бытия сказать
нечего, тогда на сцене появляется
бытие. Собственнолично. Оно (бытие)
без слов, но всегда под рукой.
Бессловесная подручность бытия
обращена к человеку, осознающему себя
в терминах технологии. Но о себе оно
говорит самим собой. И с этим
молчаливо соглашаются.
Иными словами, существует знание, к
которому мы приходим рассчитывающими
шагами нашего сознания (т.е. думая),
и есть знание, независимое от нашего
умения мыслить, т.е. умения шагами
логики ходить по сознанию. Вот эту
сторону знания можно назвать есте-
ственным светом разума или (если есть
сноровка) другим изящным словом.

56

Например, разумом истории, но лучше -
логосом жизни, а еще лучше -
трансцендентальным апостериори.
В любом случае бытие представляется
как знающее себя бытие, т.е. имеется
в виду не то, что мы о нем знаем в
специальных (и содержательных)
рассуждениях, а то, что оно само о
себе знает. Но знает о себе не в
смысле когито, а прямо наоборот.
Если, к примеру, мы видим дверь, то
знаем о том, что мы ее видим. Это
когитальное знание. Оно породило
науку и вместе с ней истину и ложь,
т.е. основания, на которых истина
отличается от лжи.
Но если мы видим дверь, но не знаем
о том, что видим, то в смысле когито
у нас нет зрения. Более того, с этой
точки зрения мы вообще ничего не
видим. У нас нет трансцендентального
аппарата, т.е. нет той ниточки, на
которой опять-таки висит наука.
Но на эту же ниточку рефлексивного
сознания подвешена идея ложного
бытия. Ведь если мы видим и знаем о
том, что видим, то это знание мы
можем скрыть за какими-то действиями
и словами. Другими словами,
рефлексивное сознание заставляет нас
искать скрытый план действий и вещей,
их внутренний смысл. Мир расцепляется
на две стороны: внешнюю и внутреннюю.

57

По внешней стороне мы не можем судить
о внутренней, о том, что она
скрывает. Для того, чтобы обойти
пропасть между внешним и внутренним и
решить проблему оснований в рамках
рефлексивного сознания, нам нужно
опереться на принцип радикального
сомнения, или (что то же самое)
выразить недоверие к тому, что
существует. Например, в отношениях
между людьми устанавливаются какие-то
ценности. Но мы не должны им
доверять, так как знаем, что ценности
могут быть и ложными, и истинными.
Постулируя истинные ценности, мы
начинаем изгонять ложное, т.е.
вступаем в область идеологических
отношений.
Недоверие к чувствам и понимание
того, что они могут быть истинными и
ложными, порождает идею воспитания
чувств. Мы требуем, чтобы наши друзья
соответствовали понятию истинного
друга, которое устанавливается
прежде, чем появятся реальные друзья.
Если окружающая нас среда не
соответствует своему понятию, т.е.
нашему представлению о том, что в ней
полезно, а что бесполезно, то нам ее
необходимо изменить, т.е. привести в

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign