LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 21
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ускользающим "Что" все дозволено. В
какую сторону оно ускользнет и в
каком направлении к нему нужно
двигаться, определяют не методы, а
люди. Претензия - найти и указать
этот путь логически - привела к
"деградации философии науки..."10.
Доказательства и опровержения, если
для них нет оснований, смысла не
имеют. В погоне за относительной
____________________
8 Фейерабенд П. Избранные труды по
методологии науки. С. 519-523.
9 Там же. С. 147.
10 Там же. С. 472.

225

истиной допустимо все, ибо она может
быть везде.
"Против методологического
принуждения", или методология
анархиста потому и возникает, что
методология позитивиста не привела
П.Фейерабенда (и не только его) к
"сердцу мира", в "средоточие
истины"11. Эта методология
вознамерилась получить истину помимо
отношения человека к истине как к
чему-то действительно существующему.
Без этого же отношения получается не
истина, а "утешение для специалиста",
т.е. головоломки и методологические
инструкции.
Знание рождается и существует, если
люди относятся к истине как к чему-то
существующему, т.е. истина здесь
понимается не в форме отношения чело-
века к действительности, а как
отношение в самой действительности.
Стремление к истине - действительная
форма проявления истины. И этот факт
нельзя ни доказать, ни опровергнуть.
"Позитивно" понимаемая наука
наращивает знания вне зависимости от
этого факта. Знание растет, но за ним
мы не всегда можем найти стремление к
истине.

____________________
11 Гессе Г. Указ. соч. С. 343.

226

Отношение к действительности
строится на каких-то основаниях.
Например, на тех основаниях, которые
представлены в научной картине мира.
Но отношение к действительности может
складываться (и складывалось) на
основаниях, представленных также и
вненаучной картиной мира. И в том, и
в другом случае вводятся сущности,
основываясь на которых мы отличаем
истину от лжи. Есть основания -
различаем, нет оснований - не
различаем ни истину, ни ложь. Дело
здесь не в том, существует истина или
не существует, а в том, воспринимаем
мы ее или не воспринимаем.
Когда нет действительной формы
проявления истины, нужны основания,
чтобы истину отделить от лжи. И
вопрос теперь состоит в другом: на
каких основаниях мы это делаем и где
их берем. П.Фейерабенд ошибается,
если думает, что найти их можно где
угодно. Пролиферация теорий не
замещает абстракцию абсолютного
сознания, создаваемую научным
мышлением. Кроме того, люди (о других
существах нам ничего неизвестно)
стремятся к истине, а не к
плюралистической методологии. И это
стремление бытийное, а не теорети-
ческое, т.е. это тот способ, которым
могут быть люди, а не неведомые нам

227

создания природы. Конечно, сами ос-
нования могут быть (и бывают)
ложными. Причем не только тогда,
когда они произведены средствами
научного мышления. Истина же
вырастает иногда и на ложных (для
абсолютного сознания) основаниях. И в
том смысле не так уж и важно,
"подсовывает" ли нам эти основания
наука или какая-либо другая форма
общественного сознания. Важно другое.
Обоснованное (на основаниях)
отношение к действительности
осуществляется в терминах скрытого
удвоения мира, его расщепления на мир
подлинный и мир мнимый12. Люди живут
в подлунном мире эмпирических
видимостей и практически истинных
абстракций, а основания находятся в
"подлинном" мире интеллигибельных
сущностей, совершенных субстанций и
абстрактных объектов. Для того, чтобы
построить свое мышление и свою
деятельность в мире мнимостей и
кажимостей, нам нужна сообщенность с
подлинным миром. Но все ли могут за-
глянуть в подлинный мир и увидеть,
каков он на самом деле? Как мудро
заметил Аристотель, "человеку не сле-
дует искать несоразмерного ему
____________________
12 Фейерабенд П. Избранные труды по
методологии науки. С. 419-431.

228

знания"13. Мир, как он есть на самом
деле, доступен не всем людям, а
специально подготовленным, т.е.
ученым. Ученые умеют видеть
невидимое. Они сообщены с миром
универсальных сущностей и знают
основания.
XX век превращает науку в
производство знаний, которым занято
огромное число людей. "Созерцание"
твердых оснований стало массовой
профессией. Но "окно" в мир сущностей
оказалось, видимо, не таким уж и
большим, чтобы у него нашлось место
для всех желающих. Решением Ордена
игра в методологический бисер
определялась онтологией ума,
сообщенного с внутренним планом
строения вещи, а также вводились пра-
вила, выполнение которых давало право
на созерцание истины. Например,
утверждалось, что для одних и тех же
фактов существуют одни и те же
теории. Если теории разные, а факты
одни, то теории совместимы и соизме-
римы. Между ними сохраняются
отношения дедукции и редукции.
Значение терминов наблюдения
инвариантно и т.д. К миру сущностей
был оборудован один проход и этот
____________________
13 Аристотель. Соч. М., 1976. Т. 1.
С. 71.

229

проход контролировался парадигмой
позитивистской Касталии. Всякие
обходные движения запрещались. Но
если теории строятся о
прямолинейности, а прямолинейность
свойственна геометрии, но отнюдь не
жизни и природе, то теории
контрфактуальны или, как говорит
П.Фейерабенд, контриндуктивны. Такие
теории запрещается запрещать, если
даже они несовместимы. Иными словами,
все дозволено, и с миром сущностей
сообщены не только ученые, но и
колдуны. П.Фейерабенду особенно
дорого то обстоятельство, что каждый
из них заглядывает в этот мир на свой
манер и видит свою истину. Все, что
дозволено теории, дозволено мифу и
натуральной магии, церкви и
экстрасенсам. Все дозволено, но не
всем. Если всем, то не все дозволено.
Скрытое удвоение мира
(П.Фейерабендом) становится явным.
Описательно-предписательная двусмыс-
ленность методологии Т.Куна
дополняется двусмысленностью
методологии веселого дадаиста.
Т.Кун отделяет ученого от колдуна и
противопоставляет соизмеримые теории
мифам. П.Фейерабенд выдвигает идею
несовместимости научных теорий и со-
вместимости теории и мифа, ученого и
представителей натуральной магии. В

230

одном случае сужается круг людей,
знающих истину, до одной
универсальной теории и ее поверенных,
в другом - он расширяется так, что в
него попадают представители
оккультных наук. В первом случае
выдвигается идея парадигмы и ее
смены, во втором - обосновывается
перманентная пролиферация теорий. В
чем здесь дело? Как это ни странно,
но суть дела может быть выражена
довольно просто, если мы поймем, что
Фейерабенд - это вовсе и не
Фейерабенд, а Секст Эмпирик. Имена
разные, а феномен один и тот же:
скептицизм и сопряженный с ним
нигилизм. Скептицизм порождает и
воспроизводит философское понимание
того, что все наше познание основано
в общем-то на довольно зыбких
основаниях, т.е. на том, что нельзя
ни доказать, ни опровергнуть. Скепсис
Секста Эмпирика метафизичен, скепсис
П. Фейерабенда - политизирован.
Координированность идей Фейерабенда и
Секста Эмпирика требует, однако,
особого исследования.
"Я пытался показать, - пишет
П.Фейерабенд, - что разум... не
годится для науки"14. Наука не
____________________
14 Фейерабенд П. Избранные труды по
методологии науки. С. 477.

231

священна, а "тупоумное применение
"рациональных процедур"... вообще
ничего не дает". Существуют различные
способы производства знания. Наука
лишь один из них и не обязательно
лучший. Мы не думаем, что кто-нибудь
всерьез будет оспаривать эти (как и
многие другие) слова П.Фейерабенда.
Анархизм П.Фейерабенда и его
заявления, шокирующие позитивистски
настроенного обывателя, - это всего
лишь "грубая" рыночная упаковка для
чрезвычайно "тонких" вещей, которые
едва ли выражаются лозунгами типа
"делай, что хочешь". Ведь каждый
знает, что он может, а что - не
может. И ничего с этим не поделаешь.
Мы вряд ли ошибемся, если скажем, что
позитивную часть анархистской теории
познания (утонувшую в критических
пассажах) П.Фейерабенд обозначает
довольно скромно и отстраненно: "...
Галилей изобрел опыт, содержащий
метафизические составные части"15.
Галилей изобрел, а Фейерабенд увидел
метафизические части опыта, т.е. те
части, существованием которых мы обя-
заны Игре в бисер.
Наука имеет дело с предметами
опыта. Это обстоятельство запрещает
____________________
15 Фейерабенд П. Избранные труды по
методологии науки. С. 477.

232

ученым "заглядывать" в мир тран-
сцендентных сущностей. Но это же
обстоятельство не запрещает того,
чтобы опыт сознательной жизни реаль-
ных людей эксплицировался и
организовывался в трансцендентных
терминах. В каком-то смысле
сознательная жизнь людей зависит от
опыта, от того, извлечен он или нет,
явлен или не явлен. Но неявленного
опыта не бывает, т.е. если опыт
извлечен, то это и есть опыт. И по-
этому он явлен. Если нет, то нет и
опыта, и нет зависимости сознания от
опыта (при условии, конечно, что со-
знательная жизнь есть нечто большее,
чем жизнь, с извлеченным опытом из
этой жизни). П.Фейерабенд возрождает
философское понимание опыта и
сознания, утраченное методологами-
позитивистами. И тем самым показывает
бессмысленность формулируемой Орденом
позитивистов проблемы связей терминов
наблюдения и теоретических терминов,
фактов и законов и т.д.
Внеопытное сознание (а встречается
оно, по замечанию Гегеля, не только
среди методологов, но и среди
торговок на базаре) удваивает мир. В
ситуации же удвоения каждый волен
превратить себя либо в колдуна, либо
в ученого. Правда, чтобы быть
мистиком, нужна особая одаренность.

233

Для того, чтобы стать ученым, нужна
специальная (академическая)
подготовленность к восприятию
"второго" мира, т.е. к умозрению
внеопытных сущностей.
Однажды люди извлекли опыт из своей
сознательной жизни, и в мире
появились "демоны". Т.е. они
"сделали" демона и этим демоном
вытянули опыт. "Демоны" и "ведьмы"
существуют не потому, что их изобрели
мистики, развлекаясь Игрой в бисер, а
потому, что у людей появился опыт. И
этот опыт (не знания, которые в нем
содержались, а опыт) иным образом
получить нельзя. Доопытных "демонов"
не существует. В другом опыте -
другие "демоны", т.е. то, вокруг чего
откристаллизовываются наблюдения и
размышления людей.
"Позитивно" настроенный методолог
непременно начнет искать в природе
нечто такое, чему бы соответствовали
демоны, а также, используя метод
критического рационализма,
исследовать вопрос о том: подтвер-
ждаются они опытом или нет, отражают
ли существенные связи и отношения или
не отражают. Но дело в том, что все
эти вопросы (и П.Фейерабенд это
прекрасно понимает) бессмысленны,
хотя бы потому что они внеисторичны.


234

Люди живут, а не отражают. Они
создают формы своей жизни, решая в
том числе и проблемы своего со-
вместного существования (мы надеемся,
что эти проблемы и сегодня решены
далеко не всеми). Миф "соединял людей
в племя и наполнял смыслом их
жизнь"16. Методолог же, т.е.
специалист по рациональной
реконструкции, пытается установить:
истинным смыслом наполнилась их жизнь
или не истинным.
"Метафизическое" ядро опыта
устанавливалось жизнью людей, а не
логическими правилами. Т.е. аб-
страктные сущности извлекались не из
опыта. Извлекался опыт. Точно так же,
как ученые индуктивно не выводят свои
законы из опыта. Они "законами"
извлекают опыт. Другое дело: повезет
или не повезет. Если повезет (а
гарантий нет, ибо методологическое
сознание так и не создало
рациональных процедур, обеспечивающих
стопроцентный успех), то законы,
формулируемые относительно природы,
будут одновременно и законами, по-
рождающими опыт, опытными законами.
Иными словами, законы мира и
законы, порождающие опыт, - это одни
____________________
16 Фейерабенд П. Избранные труды по
методологии науки. С. 138.

235

и те же законы. Конечно, мы можем
предположить, что существуют еще
какие-то другие законы природы, но
знать эти законы мы не можем. Нет
опыта. И поэтому двоящемуся миру
нужны колдуны (а иногда и ученые).
Итак, если изобретением демонов
люди извлекали опыт, то
воспроизводство этого опыта уже с
естественной необходимостью
воспроизводило в головах людей и
демонов, и демонят, т.е. условия
опыта. Конечно, никто всерьез не
пытался разгадать природу этих
существ. Ведь люди понимали не
субстанцию демонов, а этой
субстанцией понимался мир. Не зная
ничего определенного о ней, они что-
то узнавали о природе и о себе. Это
знание не только воспроизводилось, но
и расширялось, захватывая новые
области и материи. Появлялись раци-

<< Пред. стр.

страница 21
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign