LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 19
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

природу в установке на ее бес-
субъектное изображение. Если в
природе и есть какие-то свойства и
качества, которые ниоткуда не
следуют, которые необъяснимы в
объектных терминах, то они понимаются
как свойства и качества
противостоящего ему субъекта, место
которого занимает человек. И теперь
уже его свойства должны
использоваться для объяснения
природы. Но используются они в
качестве "атома" мышления физиков о
природе только в той мере, в какой
эти свойства не определены объектом.
Страсти, аффекты, психические
состояния, эмпирически протекающие
процессы мышления и деятельности
зависят от натуральных объектов. Они
не могут быть "атомом" размышления о
____________________
17 Планк М. Единство физической
картины мира. М., 1966. С. 50.

203

природе. Последним является только
самосознание наблюдателя.
Допущение этого факта позволяет
говорить уже не о природе, не о
субстанциальной связности, а о
картине мира, в которой есть нечто
абсолютное и нечто относительное.
Абсолютен, например, квант действия -
мера пространственно-временного
континуума - и скорость света, но
абсолютны они в определенной картине
мира. Отличие физических и
математических описаний становится
фундаментальной проблемой, ибо
математизированная физика редуцирует
"что" существования к объекту
существования. "Что" индивидно,
объект - универсален, и поэтому
физика, например, так и не стала ма-
тематикой. Она научилась описывать
существование природы в модусе
ускользающего в объекте "что".
К.Маркс, определяя аналогичную
ситуацию, возникшую в области
политэкономии, как "жонглирование на
канате объективного"18, приводит один
простой пример. Для того, чтобы
определить и сравнить площади всех
прямолинейных фигур, последние
рассекают на треугольники. "Самый
____________________
18 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3.
С. 257.

204

треугольник сводят к выражению,
совершенно отличному от его видимой
фигуры, - к половине произведения
основания на высоту"19. И затем
"произведение" рассматривается в
форме объекта, любое свойство
которого воспроизводимо в
контролируемых человеком условиях,
т.е. производно. Главный недостаток
такого способа мышления К.Маркс видит
в том, что внутри него "предмет",
действительность, чувственность
берется только в форме объекта, или в
форме созерцания, а не как
человеческая чувственная
деятельность, практика, не
субъективно"20. Эта формула К.Маркса
противопоставляется бессубъектному
изображению природы и человека.
Экологизация естествознания является
одной из форм становления единой
науки о человеке и природе.
Итак, всякое существование
предполагает то, что существует, т.е.
субъекта и субстанциональную
связность существования. Не предъявив
этого "что", мы ограничиваемся
бессубъектным изображением природы.

____________________
19 Там же. Т. 23. С. 45.
20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3.
С. 1.

205

Теория идеальных объектов науки
есть бессубъектное изображение
природы. Если мы хотим понять и
описать природу как объект, то мы
обязаны выделить ситуации,
детерминирующие повтор, а не
инновацию природных свойств и
качеств, оставляя без внимания все
то, что таким повтором не
предусмотрено. Если, например,
элементарная частица ведет себя то
как волна, то как корпускула, то это
не значит, что она имеет свои разные
"что", исчерпываемые в каком-либо
отношении. Однако "схватить" и
описать ее можно путем использования
различных познавательных средств. В
результате создаются различные планы
выражения одной и той же ситуации, в
каждой из которых себетождественность
элементарной частицы будет находиться
в режиме ускользания из одного плана
выражения в другой.
В квантовой физике поиски первичных
качеств связаны с решением проблем
скрытых параметров. Сама эта проблема
рассматривается чаще всего в виде
мифа. Гипотеза скрытых параметров
предполагает, что можно ввести в
начальные условия дополнительный
параметр и затем точно предсказать
результат измерения, т.е. узнать,
куда, например, попадает отдельный

206

электрон. В современной физике
дуализм описания "предполагает
существование некоторой границы,
разделяющей области классических и
квантовых явлений или ... границы
между познающим субъектом, который
существует в классическом мире... и
познаваемым им квантовомеханическим
объектом"21. Единственное, что может
сделать исследователь в такой
ситуации, - это удержать субъектность
природного содержания путем
перечисления форм ее выражения. В
результате погони за ускользающим
содержанием различные планы его
теоретического выражения
накладываются друг на друга, образуя
комплексные знания.
К такого рода знаниям относятся
биосоциальные, природно-социальные
знания и вообще все дисциплины,
возникающие на стыках наук.
Возникновение подобных дисциплин
вызвано тем, что мы работаем в
установке на бессубъектное
изображение природы, на поиск ее
исчезающего "что". Естествознание
____________________
21 Аршинов В.И. Проблема
интерпретации квантовой механики и
теорема Белла // Теоретическое и
эмпирическое в современном научном
познании. М., 1984. С. 216.

207

потому и экологизируется, что оно
вырабатывает средства, которые
позволяют ему рассматривать связи
природы и общества не в качестве
объекта, но как человеческую чув-
ственную деятельность, т.е.
субъективно.
Изменение бытийного положения
человека, подготовленного всей
предшествующей историей цивилизации и
культуры, провоцирует на
бессубъектное понимание природы,
ставит ее перед человеком в качестве
объекта. Природа, следовательно, как
бы теряет свой собственный центр,
составляя содержание вычисленного,
методически проанализированного
человеком.
Геоцентризм цивилизации и
антропоцентризм культуры отделяют
субъектность природы от природы и
"взваливают" ее на плечи человека. В
то же время изменение мироположения
человека приводит к новым способам
описания природы, в рамках которой
возникает, по словам В.И.Вернадского,
ноосфера. Человек, принявший на себя
форму безусловного субъекта и
выдвинувший себя в центр сущего,
ускользает из объектного изображения
природы. Чтобы описать связи природы
и общества, естествознанию необходимо


208

экологизироваться, т.е. научиться
описывать ноосферу.
Человек стал той инстанцией, в
которой решается вопрос не только о
том, быть или не быть Аральскому
морю, быть или не быть тому или иному
биоценозу, но и инстанцией, на уровне
которой решается вопрос о том, быть
человечеству на Земле или не быть,
быть или не быть самой жизни, самой
планете Земля. Бессубъектный образ
природы на одном полюсе и
бессубъектный образ человека на
другом создают коридор, движение по
которому обнаруживает для
человечества экологическое ничто,
пустоту в качестве истины такого
движения. И это ничто бытия человека,
к которому подошла современная
цивилизация, раскрывает себя в форме
глобальной проблематики. Решение
глобальных проблем заставляет
рассматривать экологизацию
естествознания не как внутреннее дело
науки, а как определенную тенденцию в
развитии всей нашей цивилизации.
Естествознание, отражающее этот факт,
потому и экологизируется, что оно
строит категориальный аппарат отра-
жения бытия не в плане объекта, а в
плане субъектности бытия.



209

8. Призраки рациональности

Могут ли люди "читать" мысли бога и
знать истину в последней инстанции,
постигая устройство бытия таким,
каким оно есть в себе? Самый мудрый
ответ на этот вопрос представила,
казалось бы, наука и философия науки
образца XVII столетия (заметим, что
по форме, а не по содержанию, другой
науки пока просто нет). Знать истину?
Конечно же могут, только со временем.
Правда, когда придет это время в
точности никто не знает. Да и не
нужно все это знать. Проблема состоит
совсем в другом. Как бы нам не
пропустить истинное время. Для того,
чтобы его не пропустить, нам нужно
его узнать. А для того, чтобы узнать,
нам нужно его знать вне зависимости
от того, что покажет эмпирическое
время и раскроет будущее. Узнает не
тот, кто знает, а знает тот, кто
узнает. Ведь слышит не тот, у кого
есть уши. Напротив, уши есть у того,
кто слышит. Истина основана не на
случайности знания эмпирических
свойств человека и качеств вещей, а
на бессмысленном стремлении человека
к истине. Если зашифрованным
письменам бытия придан смысл, то нет
никакой надобности в сомнениях и
поисках какого-то подлинного ключа к

210

шифру, ибо эти поиски будут протекать
за пределами смысла. Иными словами,
если бы мир был устроен так, что
взаимодействием его частей исключа-
лись смыслы, то люди не могли бы в
нем достойно существовать, т.е.
пребывать в нем в качестве мыслящих и
ответственных за свои мысли существ.
Следовательно, для того, чтобы узнать
истину, необходимо быть в состоянии
"делания себя" под знаком истины.
Собою "сделанными" люди понимают мир.
Он становится понятным и
умопостигаемым. Итак, люди "читают"
мысли бога и понимают мир, если они в
нем достойно существуют. Вот с этим
оттенком мысли XVII века нужно,
видимо, подходить и к решению
экологических проблем. Речь идет не о
том, правильно или не правильно мы
строим свои отношения с природой, а о
том, достойно или недостойно мы
существуем в мире.
Идея рациональности определяет
сегодня умонастроение людей. Она
охватывает и ассимилирует все новые и
новые сферы жизнедеятельности
человека. Рационализации подлежит
все, что не рационализировано и своей
нерационализированностью разрушает
соразмерность вещей и мыслей о вещах,
соотносительность разума и бытия.
Внутри соразмерности разума и бытия

211

бытие рассматривается как нечто
мыслеподобное и в силу этого подобия
рационально устроенное.
Какие бы законы мы не формулировали
относительно природы, они
формулируются в скрытых терминах
нашей свободы: между объектами,
полагаемыми онтологией, и онтическими
объектами устанавливается
континуальная связь значений.
Например, изменение природы, ее
очеловечивание выступало одновременно
и как продвижение человека по пути ее
обожествления. Два, казалось бы,
разных акта осуществлялись одним
шагом: одновременным движением,
скажем так, в нижней части континуума
- "очеловечивание природы" и в
верхней части - обожествление
природы.
Вот таким странным образом
строилось практическое отношение
человека к природе, внутри которого
существование мыслилось как сущность.
Существование же, положенное в
качестве сущности, не могло не по-
мыслиться в качестве существа.
"Природа как существо" (а существо не
может не быть живым) составляет изна-
чальный идеал рациональности. Если же
мы разрываем связь между объектами
онтологии и онтическими объектами и
придаем противоположным значениям

212

континуума некоторое самодостаточное
и обособленное друг от друга
содержание, то разрушается и
практическое отношение человека к
природе. Что это значит? А это зна-
чит, что очеловечивая природу, мы,
например, ее уже не обожествляем.
Причем под "обожествлением" здесь
имеется в виду не бог в обычном
смысле этого слова, а вовлечение
онтических объектов в объяснение
образа мира. Каких объектов?
Например, добра и ответственности,
красоты и совести, т.е. всего того,
что мы утратили в своем отношении к
природе и что пытается возродить
экологическая этика. В разрыве между
природой и культурой возникает
технологическое отношение человека к
природе, внутри которого сущность
полагается как существование. Но
сущность, положенная в качестве суще-
ствования, оказывается ничем иным,
как орудием, тем, что можно
использовать в качестве средства.
Природа начинает мыслиться в форме
машины. А это уже другой идеал
рациональности. Технологическое
отношение человека к природе тем и
отличается от практического, что
внутри него мы изменяем природу, ее
не обожествляя. Оно превращает
указанный разрыв в действительность.

213

Иными словами, технологическое
отношение к природе непрактично
потому, что оно строится вне
зависимости от тех способов, какими
разрешаются проблемы совместного
существования людей. Непрактичность
технологий, выражающая себя в
экологическом кризисе, заставляет нас
рационализировать систему отношений
человека к природе. Но что это
значит?
Если наука выступает сегодня в
качестве синонима рациональности, а
научно организованные технологии

<< Пред. стр.

страница 19
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign